Джамиль Гасанлы: Послевоенные территориальные претензии СССР к Турции или "нереальные планы" г-на С.Саргсяна

Москва, 8 августа 2011, 19:12 — REGNUM  

Часть первая. Как Сталин хотел расширить границы Армении и репатриировать всех армян мира

23 июля 2011 года президент Армении С.Саргсян на встрече с участниками V Панармянской олимпиады по армянскому языку, литературе и арменоведению, отвечая на вопрос студентов о том, какие границы будет иметь будущая Армения, будет ли возвращена Западная Армения и гора Арарат, Серж Саргсян сказал: "Это все зависит от твоего поколения. Мое поколение, думаю, выполнило возложенную на него обязанность, когда в начале 90-ых годов было необходимо защитить от врага часть нашей родины - Арцах (Нагорный Карабах - Дж.Г.), и мы смогли сделать это". Это публичное признание главы соседнего государства свидетельствует об откровенных экспансионистских намерениях Армении по отношению к Турции и является еще одним убедительным подтверждением факта оккупации Арменией Нагорного Карабаха и прилегающих семи азербайджанских районов.

Не сомневаюсь, что господину президенту известно о том, что после Второй мировой войны "отец нации" - И.В.Сталин с огромным военным потенциалом советской империи пытался перекроить юго-западные границы СССР однако это ему не удалось. Похоже, Серж Азатович, выражаясь словами одного из героев комедийного фильма Л.Гайдая "Кавказская пленница", ставит "нереальные планы" перед нынешним поколением Армении.

19 марта 1945 года Советское руководство в одностороннем порядке денонсировало советско-турецкий договор о нейтралитете от 1925 года. Спустя ровно месяц, 19 апреля 1945 года И.Сталин принял заместителя католикоса всех армян, архиепископа Геворга Чеорекчияна. С одной стороны, это было связано с предстоящими выборами католикоса, с другой - вызвано желанием придать практический характер требованиям армян и дать целевые указания их антитурецкой пропаганде. Заместитель католикоса еще 3 апреля 1945 года обратился к И.Сталину с просьбой восстановить Эчмиадзин, открыть духовные академии, вернуть Эчмиадзину библиотеку бывшей духовной академии, разрешить ему содержать типографию, возвратить ряд зданий, разрешить приезд в СССР ряду религиозных деятелей под ручательство католикоса, разрешить приглашать зарубежных епископов и глав епархий. (Беседа И.Сталина с заместителем католикоса всех армян, архиепископом Г.Чеорекчияном. 19.04.1945 г.// Государственный Архив Российской Федерации (далее - ГАРФ), ф.9401, оп.2, д.94, л.61).

О том, что прием И.Сталиным архиепископа Г.Чеорекчияна связан с предстоящими выборами католикоса, красноречиво говорят архивные документы. 4 сентября 1944 года Политбюро ЦК ВКП(б) по рекомендации НКГБ СССР приняло решение о разрешении созыва в начале 1945 года в Эчмиадзине Собора армяно-григорианской церкви, с участием представителей заграничных епархий для выборов католикоса. Выписки этого решения были посланы В.Молотову, Г.Маленкову, Л.Берия, В.Меркулову, в ЦК КП(б) Армении. (Решение Политбюро ЦК ВКП (б) "О разрешении созыва собора армяно-григорианской церкви". 04.09.1944 г.// Российский государственный архив социально-политической истории (далее - РГАСПИ), ф.17, оп.162, д.37, л.135).

Сразу после принятия И.Сталиным одного из лидеров армянской церкви, Армянский национальный совет вручил участникам конференции в Сан-Франциско (по учреждению ООН) меморандум "Дело армянского народа", где указывалось, что справедливое решение этого вопроса позволит армянским диаспорам вернуться в родные края. (Г.Ованесян - Г.Арутинову. Копии переводов двух меморандумов по армянскому вопросу. 02.08.1945 г.// Центральный государственный архив документов общественно-политических организаций Республики Армения (далее - ЦГАДОПО РА),ф.1, оп.034, д.28, л.45- 53).

Вслед за этим 7 июня народный комиссар иностранных дел В.Молотов принял в Кремле турецкого посла С.Сарпера и выдвинул перед ним ряд требований: уступить Советскому Союзу территории в Восточной Турции, разрешить строительство военной базы в Проливах, организовать совместный советско-турецкий контроль над проливами Босфор и Дарданеллы. Молотов сказал, что "у нас имеется договор 1921 года, который был заключен в других, совершенно отличающихся от нынешних условиях. Посол знает, что по этому договору мы были обижены в территориальном вопросе". В.Молотов прямо спросил: "Готова ли Турция рассмотреть эти претензии, очень важные для улучшения отношений с Советским Союзом?"( Из дневника В.Молотова. Прием посла Турецкой Республики С.Сарпера. 07.06.1945 г.// Архив внешней политики РФ (далее - АВП РФ), ф.06, оп.7, п.2, д.31, л.2- 4). Посол догадался, а В.Молотов подтвердил, что речь идет об исправлении восточной границы Турции. С.Сарпер заметил, что в Турции этот вопрос не обсуждался и сам посол не ожидал, "что для заключения договора Советский Союз выдвинет подобные условия. СССР не нуждается в территории и в нескольких тысячах жителей". К тому же, насколько он помнит, договор 1921 года не был навязан Советской России. После такого афронта со стороны С.Сарпера В.Молотов отступил и заявил, что он не считает необходимым все вопросы решать одновременно. Но раз стоит вопрос о союзном договоре, то следует рассматривать советско-турецкие отношения в широкой перспективе и все взаимные претензии решать на широкой основе. В качестве примера В.Молотов привел польский вопрос и напомнил, что в 1921 году Польша поступила несправедливо в отношении России, а нынешнее польское правительство эту ошибку исправило. В.Молотов подчеркнул: "Если территориальная сторона вопроса, которая была в советско-турецком договоре решена в ущерб Советскому Союзу, в том числе Армении и Грузии, нашла бы свое решение, то этот момент имел бы большое значение в укреплении дружественных отношений на долгие годы между Советским Союзом и Турцией". С.Сарпер с этим не согласился и отметил, что как посол он не сможет оправдать перед своим правительством такой постановки вопроса, и если начнется обсуждение договора 1921 года, то можно найти многое такое, что ущемило интересы Турции. С.Сарпер прямо заявил, что Турция не считает договор 1921 года несправедливым, и попросил Молотова не поднимать территориальные вопросы: "Мы не сможем объяснить это общественному мнению, и вера в справедливость СССР упадет. Вопрос этот не столь важен ни для СССР, ни для Армении и ни для Грузии". Из-за того, что территориальный вопрос послужит помехой успеху переговоров, Сарпер предложил перейти к обсуждению более важных вопросов, ибо как объяснить турецкой общественности, что Турция протянула руку Советскому Союзу, а он взял эту руку и, кроме того, еще несколько квадратных километров территории. (Из дневника В.Молотова. Прием посла Турецкой Республики С.Сарпера. 07.06.1945 г.// АВП РФ, ф.06, оп.7, п.2, д.31, л.5-6).

18 июня 1945 года состоялась вторая встреча между В.Молотовым и С.Сарпером. На этот раз турецкий посол взял инициативу в свои руки. Он спросил В.Молотова, согласен ли тот отложить обсуждение территориальных претензий по договору 1921 года и вопроса о создании военной базы в Проливах. Молотов ответил, что если отложить обсуждение взаимных претензий, в том числе и советских, "то отпадает и вопрос о заключении союзного договора. Однако, если турецкое правительство хочет урегулировать все претензии, то на этой основе советское правительство готово было бы пойти и на заключение союзного договора". На вопрос С.Сарпера включает ли В.Молотов в список претензий и вопросы о территориях и базе, тот ответил утвердительно. Тогда посол попросил В.Молотова вывести эти претензии за рамки обсуждений, ибо если они останутся, то на удачные переговоры шансов нет. Посол известил В.Молотова, что имеет на этот счет инструкции своего правительства, и добавил, что Турция хочет заключить с СССР договор, но, по мнению турецкого правительства, эти претензии не могут быть темой обсуждений или отправной точкой переговоров. Выслушав посла, Молотов ясно и однозначно повторил, что без этих двух пунктов союзного договора не будет. (Из дневника В.Молотова. Прием посла Турецкой Республики С.Сарпера. 18.06.1945 г.// АВП РФ, ф.06, оп.7, п.2, д.31, л.30- 31). С.Сарпер в который раз повторил, что не имеет полномочий обсуждать территориальный вопрос. Не как посол, а просто как Сарпер, он хочет сказать, что "нет предела и нет пользы от исторических изысканий всякого рода несправедливостей". Он, Сарпер, глубоко огорчен ходом своих бесед с Молотовым, он не ожидал этого. Когда он говорил в Анкаре с С.Виноградовым - послом СССР в Турции -, то думал, что Турция и Советский Союз придут к соглашению на долгие годы. (Из дневника В.Молотова. Прием посла Турецкой Республики С.Сарпера. 18.06.1945 г.// АВП РФ, ф.06, оп.7, п.2, д.31, л.32).

На встрече с турецким послом 18 августа В.Молотов не только определил размер требуемых территорий, но и официально объявил, что они войдут в состав Армянской и Грузинской советских республик. Находясь в состоянии эйфории от победы над Германией, советское руководство уже не утруждало себя изучением норм международного права и не стеснялось планировать организацию местных партийных комитетов и подбирать кандидатуры на должности в районах, подлежащих отторжению от Турции. По советским расчетам, эта акция должна была нарастить территорию Армянской ССР на 80%, а территорию Грузинской ССР - на 8%. Претензии СССР к Турции вызвали законное удивление союзников. Накануне Потсдамской конференции министр иностранных дел Великобритании А.Иден заявил В.Молотову, что никто ранее не слышал о территориальных претензиях Советского Союза к Турции. Союзники не поддержали на Потсдамской конференции СССР по вопросу о Проливах, а территориальные претензии к восточным провинциям Турции Г.Трумэн оценил как внутреннюю политику СССР и Турции, оставив ее на рассмотрение самих спорщиков. Историческая победа союзников во Второй мировой войне с лета 1945 года была выдвинута в качестве главного аргумента в обосновании "справедливости" требований Советского Союза к своим соседям. Сам Сталин ничуть не сомневался в справедливости этих требований, в первую очередь по отношению к Турции.

Чтобы избежать обвинений в экспансионизме и империализме, заслужить благодарность армянских эмигрантских организаций, ввести их в сферу своего влияния, а затем использовать в своих интересах Советское руководство хотело реализовать свои территориальные требования руками Армении и Грузии. Попутно строились планы обеспечения международной поддержки территориальным требованиям, используя для этого престиж отдельных стран и известных политических деятелей, когда-то защищавших армянские требования.

Летом 1945 года НКИД СССР направил руководству Грузинской и Армянской ССР, а также в комиссариаты иностранных дел обеих республик секретное предписание начать сбор необходимой информации о территории, национальном составе, истории и культурных памятниках восточных вилайетов Турции.

В августе 1945 года советские спецорганы заполучили подготовленный дашнакской партией "Путеводитель для наших пропагандистов", который стал важным источником изучения интересов армянского движения. Эта брошюра была немедленно переведена на русский язык и отправлена в Комиссариат государственной безопасности СССР. Основную суть брошюры составляла пропаганда идеи единой и независимой Армении, указывалось, что главной мишенью партии "Дашнакцутюн" является Турция, и вся устная и письменная пропаганда должна быть направлена против Турции во имя "освобождения" армянонаселенных земель Турции и образования независимого армянского государства. Для этого дашнакское руководство предлагало разрушить экономическую жизнь, активизировать всемирное антитурецкое движение и создать Турции помехи за рубежом, одним словом, вредить Турции всеми возможными способами. В брошюре указывалось, что в антитурецкой борьбе курдский фактор имеет особое значение. Рассматривая курдов в качестве союзников, дашнаки предлагали способствовать усилению их движения, ни в коем случае не допускать антикурдских выпадов и попадания в прессу фактов армяно-курдского сотрудничества.

В брошюре дашнакской партии указывалось, что кроме турецких территорий присоединению к Армении подлежат и "захваченные" Грузией и Азербайджаном Ахалкалаки, Лори, Нагорный Карабах и Шарур-Нахичеванские земли. Для этого рекомендовалось развернуть агитацию среди местного населения, чтобы инициатива присоединения к Армении исходила от самих жителей этих районов. Далее в брошюре рассматривались некоторые вопросы внутриармянской жизни, отношения к советской власти, размещения эмигрантов и т.п. (Перевод дашнакской брошюры "Путеводитель для наших пропагандистов". Август, 1945 г. // Архив Министерства Национальной Безопасности Азербайджанской Республики (далее - АМНБ АР), д.862, ч. IV, л.1-7).

С лета 1945 года первый секретарь ЦК КП(б) Армении Г.Арутинов забрасывает Кремль письмами и справками, в которых традиционно предает анафеме антисоветскую деятельность зарубежных дашнаков, однако его территориальные требования к Турции и к соседним союзным республикам мало чем отличались от программных целей дашнаков.

6 июля 1945 года руководство Армении обратилось к И.Сталину и В.Молотову с письмом, в котором "исторически обосновывало" территориальные претензии к Турции. Затем армянские обращения преобразовались в два потока. Первый поток строился на идее желания зарубежных армян вернуться на родину, а потому есть необходимость увеличить территорию, чтобы разместить всех репатриантов. Второй поток, первоначально направленный против Турции, затем был перенаправлен против Советского Азербайджана. Учитывая положение И.Сталина и Л.Берия в верхах государственной власти, руководство Армении и религиозные лидеры Эчмиадзина благоразумно не поднимали территориальных претензий против Грузии. В начале этого процесса и грузинское руководство не проявляло особой активности. Однако позднее положение коренным образом изменилось.

По запросу НКИД СССР в августе Армения подготовила свои территориальные требования к Турции и в форме расширенного доклада представила В.Молотову. На основании этих историко-этнографических справок 18 августа НКИД СССР подготовил уже ранее упомянутую нами справку "К советско-турецким отношениям". Второй раздел этой справки был озаглавлен "Вопрос о территории, отторгнутой Турцией от Закавказских Советских Республик". В справке отмечалось, что другим нерешенным вопросом советско-турецких отношений, настоятельно требующим своего урегулирования, является вопрос о землях Армении, "отторгнутых" Турцией после Первой мировой войны". Затем описываются события 1918 года в Закавказье, "захват" турками Баку и невозвращение ими захваченных земель после денонсации Брестского мирного договора. 16 марта 1921 года Советская Россия и Турция заключили договор, и, пользуясь тяжелым экономическим и международным положением России, Турция добилась решения территориального вопроса в свою пользу. Она отторгла от России южную часть Батумского округа, Карсскую область и Сурмалинский уезд Эриваньской губернии. Первые две территории входили в состав России с 1878 года. На основе доклада представленной Армянской ССР в справке отмечалось, что издревле это были армянские земли, но "затем они подпали под турецкое иго". В справке подчеркивается, что разговор идет об армянских землях, которые Турция, пользуясь слабостью России, захватила. НКИД СССР считал, что общая площадь "захваченных" "Турцией земель составляет 26 000 кв. км". Из них 20 500 кв. км или 80% нынешней территории Армянской ССР советское руководство обещало передать Армении. (К советско-турецким отношениям. 18.08.1945 г. // АВП РФ, ф.06, оп.7, п.47, д.762, л.13-15)

Подобная постановка вопроса стала серьезно беспокоить грузинское руководство. Первый секретарь ЦК КП(б) Грузии К.Чарквиани обсудил этот вопрос с руководством республики, и научным учреждениям было дано указание подготовить справки историко-этнографического и географического характера, доказывающие абсолютную "принадлежность" южной части Батумского округа, округов Артвин, Ардаган и Олти грузинскому народу. Обсудив этот вопрос с К.Чарквиани, нарком иностранных дел Грузии Г.Кикнадзе сперва обратился с письмом к Л.Берия, а затем в первых числах сентября 1945 года и сам отправился в Москву. Он жаловался Л.Берия, что в справке НКИД СССР Ардаганский и Олтинский округа предполагается включить в состав Армении. Г.Кикнадзе настаивал, чтобы в состав Грузинской ССР вошла территория, равная 12 760 кв. км, а в состав Армянской ССР - 13 190 кв. км. (Г.Кикнадзе - Л.Берии. 04.09.1945 г. // Архив президента Грузии (далее -АПГ), ф.14, оп.19, д.209, л.51).

Осенью 1945 года руководство Армении вновь реанимировало вопрос о репатриации армян, проживающих за рубежом. В своем письме от 27 октября 1945 года первый секретарь ЦК КП(б) Армении Г.Арутинов писал И.Сталину, что в последнее время среди зарубежных армян растут патриотические настроения, что позволяет расширить влияние Советского Союза в армянских колониях. Решение этой проблемы во многом будет зависеть от работы с общественными и религиозными объединениями за рубежом, которые сейчас находятся в сфере влияния враждебных СССР организаций. (Г.Арутинов - И.Сталину. 27.10.1945 г.// ЦГАДОПО РА, ф.1, оп.034, д.27, л.54- 56). В ноября 1945 года Г.Арутинов повторно обратился к И.Сталину и Г.Маленкову за окончательным решением вопроса о репатриации. К письму был приложен и проект решения СНК СССР, подготовленный в Ереване, о разрешении репатриации зарубежных армян. (Г.Арутинов - И.Сталину и Г.Маленкову. Ноябрь, 1945 г. // ЦГАДОПО РА, ф.1, оп.034, д.27, л.73-75.). Взяв за основу эти обращения, 21 ноября 1945 года Политбюро ЦК ВКП (б) постановило: "В связи с возвращением на родину зарубежных армян выразить согласие с предложениями ЦК КП(б) Армении и утвердить проект плана мероприятий СНК СССР по этому вопросу". (Заседание Политбюро ЦК ВКП(б). Вопрос ЦК КП (б) Армении. 21.11.1945 г. // РГАСПИ, ф.17, оп.3, д.1054, л.32).

После такого высокого партийного решения началась реализация практических шагов. Спустя шесть дней католикос всех армян Геворг VI (в миру Геворг Чеорекчиян - Дж.Г.) по указанию Кремля обратился к главам СССР, США и Великобритании с просьбой способствовать присоединению к Советской Армении земель, "насильственно отторгнутых" Турцией. В соответствии с решением Политбюро от 21 ноября СНК СССР принял решение "О мероприятиях по вопросу возвращения зарубежных армян в Советскую Армению". По представлению правительства и НКИД СССР 22 февраля в Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление, состоящее из 6 пунктов. По нему НКИД Армении было поручено оказать помощь армянам, переселяющимся из Болгарии, Греции, Ирана, Ливана, Румынии и Сирии. НКИД СССР совместно с Армянским комитетом помощи переселенцам должны были составить списки армян и одновременно пропагандировать идею возвращения в Советскую Армению. Во исполнение решения о мероприятиях по вопросу репатриации НКИД Армении было разрешено направить по два представителя в вышеперечисленные страны. Для организации работы в зарубежных советских посольствах была образована комиссия во главе с завотделом Ближнего Востока НКИД И.Самыловским в составе Г.Ованесяна (СНК Армении) и Г.Овакимяна (НКГБ СССР). Представительствам в США, Франции, Египте, Турции и Ираке была дана команда подготовиться к составлению списков армян, желающих переехать в Советскую Армению и принять советское гражданство. При этом особое внимание среди репатриантов надо было уделить трудоспособным армянам и их семьям. К тому же было решено поддержать инициативу прогресссивных армянских организаций начать сбор средств в фонд помощи переселенцам. Решение СНК СССР подписал И.Сталин. (Постановление Совнаркома СССР "О практических мероприятиях по переселению армян из заграницы в Армянскую ССР". 22.02.1946 г. // РГАСПИ, ф.17, оп.3, д.1056, л.44-46).

Принятием этого решения И.Сталин хотел продемонстрировать западным союзникам и всему миру твердость своей позиции в вопросе территориальных требований к Турции, а заодно утвердить в общественном сознании тезис, что для расселения репатриированных армян как раз и нужны земли, затребованные у Турции. Пропаганда советских спецорганов строилась на том, что территория Армянской ССР недостаточна, чтобы вместить всех желающих приехать армян. Правительственные круги Армении требовали отменить Московский и Карсский договоры 1921 года. (Договор о дружбе и братстве между РСФСР и Турцией. 16.03.1921 г.// Центральный государственный архив Азербайджанской Республики (далее - ЦГА АР), ф.28, оп.1, д.58, л.143-145; Договор о дружбе между Закавказскими республиками (Аз.ССР, Арм.ССР и ГССР) и Турцией при участии РСФСР. 13.10.1921 г.// ЦГА АР, ф.28, оп.1, д.5, л.136-141).

И советское правительство, и руководство Армении, а также подконтрольная им пресса частенько муссировали тезис, будто Турция, воспользовавшись слабостью Советов, силой навязала Московский и Карсский договоры. По их версии, в конце 1920 - начале 1921 года Турция вторглась в Закавказье, отняв у Армении округа Артвин, Ардаган и Олти, провинции Карс и Сюрмели, и все эти оккупированные земли до сих пор не возвращены Советскому Союзу, и мало того, договорами от 16 марта 1921 года и 13 октября 1921 года закреплены за Турцией, а советские республики, находясь в тяжелых условиях, желая избежать войны, пошли на территориальные уступки Турции.

2 декабря 1945 года было опубликовано решение СНК СССР о репатриации зарубежных армян в Армянскую ССР. Долгие годы работавший в руководящих партийных органах К.Брутенц в своих мемуарах "30 лет на Старой площади" отмечает: "Сталин, имевший планы "наказать" Турцию за ее явно благосклонное отношение - если не сотрудничество - к фашистской Германии в первые годы ее войны против СССР, очевидно, намеревался исправить учиненную несправедливость. В будущие "освобожденные" от Турции армянские территории, где намечалось создать два обкома партии, были даже уже назначены секретари. Например, секретарем Карсского обкома был утвержден секретарь ЦК КП Армении Кочинян". (К.Н.Брутенц. Тридцать лет на Старой площади. M., 1998, с.509).

Опубликованное 2 декабря решение СНК СССР о репатриации зарубежных армян добавило неприятностей Турции. Стало известно, что запланирован приезд 360 - 400 тысяч армян в 1946-1949 гг. в Советскую Армению из более чем десяти стран мира. Хотя в решении СНК говорилось о переселении в Советскую Армению, но всем было ясно, что речь идет о землях Восточной Турции, которых она скоро лишится. Сталин еще во время войны объяснял это тем, что скоро война с Германией завершится и СССР намерен забрать часть турецкой территории. И.Сталин твердо заявил, что на этих землях должны жить армяне.

Немедленно после этого советские консульские учреждения за рубежом приступили к работе по воодушевлению армян к репатриации. Турецкие политические круги прекрасно понимали, что эта искусственно раздутая кампания преследует лишь одну главную цель - отторгнуть от Турции восточные области. Эту уверенность разделяла и турецкая пресса. Посол США в Анкаре Э.Вильсон писал госсекретарю: "Судя по последнему заявлению, СССР хочет для осуществления своих намерений использовать живущих за рубежом и желающих переехать в Армению армян. В турецкой прессе идут сообщения о том, что советское Генконсульство ведет учет этнических армян, изъявивших желание переехать, и уже около 200 заявлений в Генконсульство поступило. Генеральный секретарь Министерства иностранных дел сообщил мне, что, по его сведениям, число обратившихся более 200 и что советское Генконсульство "привлекает" армян для отправки в Советскую Армению. Весьма вероятно, что в планы Советов входит наводнить Армянскую ССР большой массой армян, которые, не найдя возможности расселиться, станут требовать присоединения восточных вилайетов Турции". Э.Вильсон предлагал Госдепартаменту через свои посольства во Франции, Сирии, Ливане, Египте и других странах, где проживают армяне, контролировать ситуацию и вести точный учет количества переселяющихся лиц. Через день Государственный департамент дал такое распоряжение американским посольствам в Европе и на Ближнем Востоке. В инструктивной телеграмме говорилось, что Армения не в состоянии расселить всех желающих, а потому искусственно созданная проблема может усилить советские требования по поводу восточных вилайетов Турции. В телеграмме содержалась просьба к дипломатическим учреждениям США регулярно докладывать о количестве и составе отправляющихся в СССР армянских семей. (The Ambassador in Turkey (Wilson) to the Secretary of State. 19.12.1945 // FRUS, 1945, Vol. VIII, P.1284-1285).

После того как в феврале 1946 года был принят план практических мероприятий СНК по репатриации зарубежных армян в Советскую Армению, выяснилось, что работа ведется не по плану. Пропагандистская кампания не соответствовала реальному положению дел. 22 мая 1947 года секретарь ЦК КП(б) Армении Г.Арутинов докладывал Сталину, что число прибывших зарубежных армян составило 50 945, из которых трудоспособными являются 20 900. Они обеспечены работой на промышленных и строительных объектах, в колхозах и совхозах. Здесь же Г.Арутинов сообщал, что растет число передумавших и желающих вернуться обратно, что в разное время 21 репатриант нелегально пересек границу и ушел в Турцию. Еще 110 репатриантов арестованы за нарушение режима границы. Г.Арутинов докладывал, что число желающих покинуть Армению достигает 300. На допросах задержанные лица свое желание уехать из Советского Союза мотивируют обычно экономическим положением. Около 600- 700 человек занялись спекуляцией на рынках. ЦК КП(б) Армении и Совет министров Армянской ССР наметили мероприятия по усилению пограничного режима для предотвращения переходов границы. В числе этих мероприятий производится переселение в глубинные районы республики репатриантов, осевших в селах, расположенных на линии государственной границы. Высказывающие реэмиграционные настроения из пограничных районов и города Ленинакана выселяются в глубинные районы. Решено в дальнейшем не заселять прибывающих армян в селах, расположенных в 5-километровой пограничной зоне. Совместно с Министерством внутренних дел Союза ССР намечены мероприятия по увеличению количества пограничных застав и постов, а также личного состава погранвойск. (См: Г.Арутинов - И.Сталину. 22.05.1947 г.// ЦГАДОПО РА, ф.1, оп.27, д.47, л.53-55).

На Всемирном конгрессе армян в апреле-мае 1947 года в Нью-Йорке были сделаны попытки вдохнуть жизнь в репатриацию. Этот конгресс стал самым крупным мероприятием по инициированию "армянского вопроса" во второй половине 40-х годов. В работе конгресса участвовали 715 представителей из 22 стран от 70 армянских обществ, в том числе 31 церковной епархии. 12 мая депутация видных армянских деятелей посетила заместителя госсекретаря США Д.Ачесона с просьбой включить армянские территориальные требования к Турции в повестку дня сессии ООН. Кроме того, армяне вручили Д.Ачесону письмо с просьбой к Госдепартаменту выступить с защитой идеи "передачи армянскому народу армянских земель, отнятых Турцией". Советский генеральный консул в Нью-Йорке Ю.Ломакин информировал об этой встрече В.Молотова: ознакомившись с письмом армян, Д.Ачесон спросил, что собираются армяне делать с этой землей, не хотят ли они создать независимое армянское государство под эгидой ООН? В ответ на это епископ Нерсоян ответил, что армяне желают передать эти земли Советской Армении. Ломакин отмечает, что Ачесон растерялся и изумленно спросил, не стали ли все армяне коммунистами, если все собираются переехать в СССР. Затем Д.Ачесон заявил, что Госдепартамент не может поддержать подобную просьбу, ибо это будет самоубийственно для внешней политики США. (Ю.Ломакин - В.Молотову. 1947 г. // Центральный государственный архив новейшей истории Армении (далее - ЦГАНИА), ф.326, оп.1, д.156, л.73-74).

В октябре-ноябре 1947 года партия дашнаков провела в Каире четырнадцатый конгресс, на котором обсудила отношение партии к Турции, СССР и другим странам, ко II Интернационалу, к курдскому вопросу и армянскому вопросу, а также к проблеме репатриации. Конгресс принял "Директивы о политической платформе" партии "Дашнакцутюн". В разделе "Наша позиция по отношению к Турции" призывалось "продолжать борьбу против Турции во всех областях, пока она не признает права армянского народа. В интересах успеха борьбы против Турции установить сотрудничество с заинтересованными в этой борьбе народами Ближнего Востока".

Заслушав доклады по вопросу репатриации, конгресс дашнаков пришел к следующему: 1. "Дашнакцутюн" рассматривает репатриацию как важное и положительное дело. 2. Но замечая, что репатриация связана с необходимостью успешного разрешения других сторон армянского вопроса. 3. Что массовая репатриация, в частности, связана с освобождением армянских земель и расширением границ Армении. 4. Что репатриация, как показали события последних двух лет, используется, с одной стороны, для борьбы с дашнаками и, с другой стороны, в целях разрушения армянских колоний. 5. Что вместо того, чтобы проводить репатриацию в колониях, обреченных, необеспеченных и разложенных, она проводится в организованных колониях с целью их разрушения как в материальном, так и в культурном отношении.

Конгресс постановляет: а) подвергать строгой критике предпринятые шаги; б) предупредить наших товарищей и сочувствующих и не поощрять народ в вопросе репатриации; в) в нынешних условиях выступать против массовой репатриации из организованных и обеспеченных колоний. (С.Огольцов - С.Емельянову. Январь, 1948 г.// Архив Министерства национальной безопасности Азербайджанской Республики( далее - АМНБ АР), д.164, л.20-22).

Во второй половине 40-х годов советское руководство цепко держалось за тему репатриации армян. Однако к концу 40-х годов поток репатриантов стал ослабевать, и это уже стало беспокоить советские органы. Они это связывали с усилением дашнакской антирепатриационной пропаганды. Начальник Советского информбюро при Совете министров СССР Б.Пономарев писал секретарю ЦК ВКП(б) М.Суслову: "За последнее время реакционные круги зарубежных армянских колоний и особенно партия "Дашнакцутюн" ведут разнузданную кампанию против репатриации армян на родину и распространяют клевету об устройстве репатриантов, приехавших в Советскую Армению.

7 августа 1948 года Политбюро ЦК ВКП(б) вновь обсудило вопрос "О репатриации зарубежных армян в Армянскую ССР". По ходу обсуждения выяснилось, что из многочисленных колоний Франции прибыло не более 2 тысяч армян, из Сирии и Ливана - 3500, из США - 750 армян. Политбюро рекомендовало продолжать процесс репатриации в соответствии с постановлением Совмина от 10 декабря 1947 года. (Решение Политбюро ЦК ВКП(б). О репатриации зарубежных армян в Армянскую ССР. 07.08.1948 г. // РГАСПИ, ф.17, оп.3, д.1072, л.11). Но тон обсуждений показывал, что интерес к репатриации уже стал спадать. Было видно, что план репатриации на 1948 год выполнен не будет. Провал попыток аннексии турецких земель снизил интерес к репатриации, и, учитывая грядущие трудности, ЦК КП(б) Армении 24 августа принял решение сократить план репатриации на 1948 год, а в 1949 году вообще репатриацию прекратить. (Решение бюро ЦК КП(б) Армении. О сокращении плана репатриации на 1948 г. 24.08.1948 г. // ЦГАДОПО РА, ф.1, оп.28, д.49, л.147).

Продолжение следует

См.подробно: Дж.Гасанлы. СССР - ТУРЦИЯ: от нейтралитета к холодной войне. 1939-1953. M., 2008; J.Hasanli. Stalin and the Turkish Crisis of the Cold War, 1945-1953. The Harvard Cold War Studies Book Series. Lanham: Rowman & Littlefield, 2011; C.Hasanlı. Türk - Sovyet İlişkileri. 1939-1953. Bilgi Yayınevi. Ankara, 2011.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.