Александр Малнач: Парламентские выборы в Латвии. Кто кого?

Рига, 4 августа 2011, 13:35 — REGNUM  

Мой соотечественник и в некотором роде коллега Александр Гапоненко избавил меня от необходимости повторять очевидное. В своей статье "Латвийский Сейм распущен. Что дальше?" он не только анализирует латвийскую "шахматную партию" от 23 июля, где "игроками" оказались, по его наблюдениям, Белый дом, скандинавские банки, Москва и отечественные олигархи, но и "предугадывает" исход следующего раунда, намеченного на 17 сентября. Вот только рассматриваемых комбинаций у него маловато. Почему-то только две.

Увы, теоретические построения Гапоненко проникнуты не любовью к шахматной игре, а пристрастием к определенной группе игроков. Точнее, к двум группам. Так, например, латвийские "условно говоря олигархи" - мэр Вентспилса Айвар Лембергс (Союз зеленых и крестьян), Андрис Шкеле (Народная партия) и Айнар Шлесерс (ЛПП/"Латвийский путь") - по мнению Гапоненко, "пытались защищать интересы местных предпринимателей, искали деловые контакты на Востоке и негативно относились к попыткам местной бюрократии дешево продать остатки государственной собственности международным компаниям". Между тем латвийцам эти политики-предприниматели известны как пламенные "прихватизаторы" общенародной собственности и великие махинаторы по части использования служебного положения в целях личного обогащения. Стоит вспомнить о пересохшем по вине Лембергса нефтепроводе на Вентспилс, о перепроданных иностранцам по лимонадной цене предприятиях пищевой промышленности, входивших в "империю Шкеле", о том, как Шлесерс привел на латвийский рынок скандинавские торговые сети, которые придушили местных торговцев, и о попавших при его посредничестве в лапы Бертольда Флика акциях национальной авиакомпании airBaltic с последующим изменением акционерного договора в пользу Флика, - и миф о добрых и патриотичных олигархах рассеется как утренний туман. Слухи о провосточной политике олигархов также сильно преувеличены, хотя, конечно, "диалог" с Москвой (в силу элементарной психологической совместимости и за счет интересов российских соотечественников) у них получался лучше, чем у отмороженных "репшистов" и "тевземцев". В действительности национальный бизнес за ними не стоит. Я бы даже сказал, что он от них отшатнулся еще до выборов 2010 года, чем в немалой степени и объясняется их неудовлетворительный исход для объединения Шкеле и Шлесерса ("За хорошую Латвию!").

Другим протеже Гапоненко я еще займусь, а сейчас поговорим о "Единстве", которое мой соотечественник и в некотором роде коллега справедливо называет силой, отстаивающей интересы народившейся за 20 лет "независимости" бюрократии - наименее патриотично и потому весьма националистически настроенной группировки. Несомненно и то, что возглавляемое "Единством" правительство действует в интересах скандинавских банков и международных кредиторов, рекомендации которых принимает к исполнению с покорностью Авраама, несущего на заклание Исаака.

Голос Америки

Проскандинавская политика премьера Валдиса Домбровскиса ("Единство") и попытки олигархов вести провосточную политику совершенно не устраивали американцев, которые решили "коренным образом сменить состав правящей коалиции", запустив "в стан латвийской бюрократии" троянского коня, доверху набитого Затлерсом, утверждает Гапоненко. То что решение о роспуске Сейма было принято тогда еще главой государства Латвии Валдисом Затлерсом в непосредственной близости от Барака Обамы, который временно из Вашингтона переместился в Варшаву, не могло не обратить на себя внимания наблюдателей, хотя для такого покладистого человека, как теперь уже экс-президент, хватило бы и телефонограммы. А недоношенная Партия реформ Затлерса (ПРЗ), как известно, появилась на свет в результате хирургического вмешательства 23 июля - в день референдума, прикончившего недолгую жизнь Х Сейма.

Но на такую ли уж коренную смену правящей коалиции рассчитывают американцы? В этой игре они преследуют цель добить местных князьков-олигархов, которых в свое время не удалось вытеснить из политики "Новому времени", отвергнувшему теоретически возможный, но практически неосуществимый союз с опирающимися на "русские" голоса ЗаПЧЕЛ и "Центром согласия". По той же причине вынуждено пасовать перед тремя джентльменами "Единство". Искреннее презрение к русским и нежелание делиться с ними бенефициями от власти неизменно перевешивало в лидерах "Единства" их декларативную готовность бороться с коррупцией.

О необходимости допущения представителей национальных меньшинств к власти Вашингтон твердит своим подопечным, как минимум, с 2005 года. Будучи с визитом в Риге, достопочтенный Джордж Буш-младший заявил это публично и недвусмысленно. И с руководством "Центра согласия" Вашингтон работает. Председатель "согласистов" Нил Ушаков у американцев на хорошем счету. Только все было тщетно.

Невдомек американцам, какие бастионы оберегает латышская политическая элита, для которой национальное доминирование - и цель и средство. Вот и понадобился им для связки слов в предложении покладистый, незлобивый Затлерс, который, в принципе, может оказаться посредником между "Единством" и "Центром согласия". Отсюда и "отсутствие националистических лозунгов", чем ПРЗ "приятно удивила" Бориса Цилевича (ЦС), и недвусмысленное позиционирование партии Затлерса как силы межэтнической. "С первого дня существования мы утверждали, что разделение на латышские и русские партии мешает. Мы убрали этот вопрос с повестки дня навсегда, и наша партия ориентируется на людей любых национальностей - мы реализуем программу, а не делим жителей по этническому признаку", - заявил Затлерс (Diena, 29 июля). И некто Виктор Макаров, неопределенной ориентации, но весьма близкий к "Центру согласия" политолог, совсем не случайно вошел в правление новой партии.

Когда Затлерс безапелляционно заявил, что ПРЗ не станет сотрудничать с партиями олигархов и, что он будто бы отказался от вступления в "Единство" из-за сотрудничества последнего с Союзом зеленых и крестьян (СЗК), т.е. с Лембергсом, покоробило многих. В адрес "согласистов" подобной критики со стороны экс-президента не поступило, хотя те и с СЗК сотрудничали, и против обыска в доме у Шлесерса (формальный предлог для роспуска Затлерсом Сейма) голосовали.

ЦС не был замечен в коррупционных скандалах, пишет Гапоненко. То-то и оно, что "не был замечен", т.е. находящееся под контролем американцев Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК) пока не проводило направленных против политиков из "Центра согласия" показательных карательных акций. Но это не недоработка, БПБК, как сказал бы Феликс Эдмундович, и тем более не свидетельство чистоты рук и помыслов "согласистов", а всего лишь временный мораторий, соблюдаемый антикоррупционным ведомством с чьего-то ведома.

Вот и сопредседатель объединения "Все - Латвии!"-ТБ/ДННЛ Роберт Зиле (этот беду за версту чует), забил тревогу. "Создавая отдельную партию, Затлерс раскалывает тот же электорат, увеличивая шансы на победу "Центра согласия". Премьера выдвигает победитель, и затем создается коалиция с ЦС, а не латышскими партиями", - сказал Зиле. И тут же добавил: "У нас есть один четкий принцип - мы не только не пойдем с ЦС, но и сделаем все, чтобы в нашей демократической системе ЦС не вошел в правительство" (Neatkarīgā Rīta avīze, 19 июля). И, за вычетом "нашей демократической системы", Зиле можно верить: сказал - сделал. Накануне выборов в Х Сейм Зиле также предсказывал возможность коалиции в составе "Единства" и ЦС, обещал не допустить такого развития событий и не допустил.

"Не лiзе"

Можно согласиться с прогнозами Зиле и Гапоненко касательно резкого увеличения представительства (в 1,5-2 раза) ВЛ-ТБ/ДННЛ в новом парламенте. А вот расчеты Гапоненко и американцев на успешный старт 17 сентября "Центра согласия" и вхождение последнего в правящую коалицию вместе с ПРЗ и "Единством" могут не оправдаться.

Гапоненко сулит "согласистам" 35 мандатов. Не верю! Но допустим, что это так. Тем хуже для "согласистов". Чем больше фракция "Центра согласия" в Сейме, тем труднее ей протиснуться во власть, не разрушая сложившийся в латвийской политике хрупкий баланс интересов. Наше политическое поле вкривь и вкось исчеркано "красными линиями", исписано всевозможными каракулями, имеющими магическую силу. Из Вашингтона их разглядеть трудно, но над местными политиками они довлеют безусловно.

Предлагать крупнейшей фракции (35 мест по Гапоненко!) парламента роль младшего партнера, ставить ей жесткие условия? Пробовали, не получилось. Предоставлять ей возможность сформировать правительство? Закон этого не требует от президента. Не даст. Да, и не сформирует ЦС коалицию во главе с премьером-"согласистом" (хоть бы и с самим Ушаковым!), если президент все же даст (именно поэтому может дать). Равноправие? Нету такого слова в латвийском политическом лексиконе. Равноправие - это радикализм, это, простите, Рижская губерния-с. Нет, лучше смерть! Выходит, чем компактнее будет у "Центра согласия" фракция в XI Сейме, тем легче ей будет вписаться в архитектуру правящей коалиции, не разрушая сложившейся архитектоники и с прежними доминантами. Но именно этого и боится сам "Центр согласия". И этого тоже не понять американцам.

"Согласистам" на самом деле выгоднее быть доброкачественной оппозиционной опухолью, чем опухолью коалиционной и злокачественной. В качестве доброкачественной оппозиции "Центр согласия" потенциально может перерасти в злокачественную правящую партию. Но чем скорее с ЦС произойдет эта метаморфоза, тем скорее он окажется кандидатом на удаление в глазах электората. Решить проблемы страны, выполнить свои предвыборные обещания ("Все будет хорошо!") "Центр согласия" не сможет. Уже не смог. А разочарование избирателей для него может обернуться крахом.

Выход Латвии из глубокого экономического кризиса начинается там, где она в него угодила, разделив общество на граждан и неграждан, подвергнув остракизму русский язык и образование на русском языке. А "Центр согласия" устами своих лидеров призывает на три года прекратить любые разговоры на национальные и исторические темы. Это и неверно, и глупо, если, конечно, не направлено на срыв возможного партнерства в рамках лелеемой Гапоненко и американцами коалиции ПРЗ, "Единства" и ЦС.

Президент Андрис Берзиньш, от которого в немалой степени зависит конфигурация будущего правительства, утверждает, что Латвии следует строго соблюдать договоренности с международными кредиторами и стремиться к введению евро с 1 января 2014 года. На этом стоит действующее правительство во главе с "Единством" и против этого никогда не рискнет пойти Затлерс, а председатель парламентской фракции ЦС Янис Урбанович кричит: "Давайте отложим введение евро и договоримся о рассрочке платежей по займу!". Это верно, конечно, но не в рамках надуманного Гапоненко и американцами триумвирата. Не похоже, чтобы Урбанович и Ушаков реально собирались во власть, в зону для них заведомо некомфортную, чреватую политической кастрацией. Похоже, место у входа, но снаружи, а не внутри, их куда больше устраивает.

Не следует сбрасывать со счетов и фактор ВЛ-ТБ/ДННЛ. Другой сопредседатель этого объединения Райвис Дзинтарс столь рьяно расправился с Янисом Иесалниексом, неосторожно посочувствовавшим норвежскому террористу, не потому что возлюбил мультикультурализм и думать забыл о "Латвии для латышей", а для того, чтобы не подвести совою партию под определение экстремистской, что означало бы для нее политическую вышку. Дзинтарс врет, врет, да знает меру. Он своей "латышскостью" торговать научился. Знает, когда и где приспустить цену. Вариант правящей коалиции в составе ПРЗ, "Единства", и ВЛ-ТБ/ДННЛ мне представляется весьма реальным. Латышские русских всегда бивали, сказал бы в этой связи полководец Суворов.

ЗаПЧЕЛ в засаде

Отсечь коричневых от исполнительной власти может присутствие в парламенте более радикальной, чем "Центр согласия" русской партии, каковой является "За права человека в единой Латвии" (ЗаПЧЕЛ). "Пчелы" нейтрализуют "висулатвияйцев", а компактный, потерявший лишний вес "Центр согласия" (часть его голосов отойдет ЗаПЧЕЛ, Партии Затлерса и СЗК) сделается более приемлемым и сговорчивым партнером для переговоров с ПРЗ и "Единством". Недреманное око ЗаПЧЕЛ в вопросах прав русскоязычного населения, как показала недолгая история Х Сейма, в парламенте необходимо. Без сторожа наш брат-"согласист" очень быстро опускается на дно соглашательства.

Сценарий не безупречный, отдающий политическим мечтательством и, как у нас принято говорить, заказом. Но не более, чем построения моего соотечественника и в некотором роде коллеги.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.