Жизнь и смерть инженерной жемчужины Литовской ССР

Вильнюс, 3 августа 2011, 17:02 — REGNUM  Ныне, пожалуй, лишь по строгой геометрии этого квартала в центре Вильнюса, ограниченного улицами Швитригайлос - Витяне - Наугардуко - Шевченко, да по монументальности зданий, все еще напоминающих промышленные корпуса, можно догадаться: когда-то здесь был крупный завод. Сегодняшний квартал банков, гостиниц, ночных клубов, учебных заведений, магазинов и офисов - это прежде знаменитые "пятерки": почтовый ящик "555", впоследствии получивший такое название (до определенного времени каждое оборонное предприятие СССР не имело открытого официального названия, а в документах называлось по почтовому ящику, в данном случае он был 555). Производственное объединение "Вильнюсский завод радиоизмерительных приборов имени 60-летия Октября" включало в себя собственно завод (сокращенно - ВЗРИП им. 60-летия Октября), НИИ радиоизмерительных приборов (ВНИИРИП) и филиал в Калининграде. Основная продукция - СВЧ-электроника для нужд оборонной промышленности и народного хозяйства. ПО замыкалось "на Москву" - на 1-е Главное управление Министерства электронной промышленности СССР, куда входили все союзные предприятия СВЧ-электроники.

Не совсем верно говорить, что "пятерки" - градообразующее предприятие, поскольку в те годы в литовской столице работало 19 крупных заводов и фабрик. Тем не менее, ВЗРИП и в этом внушительном списке стоял особняком.

Во-первых, здесь была самая большая партийная организация в городе. Во-вторых, многолетний директор завода Октябрь Осипович Бурденко являлся человеком, без участия которого мало что происходило не только в Вильнюсе, но и в Литве. Начиная с очередного съезда местной Компартии и заканчивая организацией детских соревнований по хоккею на льду между домоуправлениями города. Говоря сегодняшним языком, Октябрь Бурденко был олигархом того времени, но с партийным билетом у сердца. Бурденко на заводе был царь, бог и воинский начальник. Недаром многолетний, ныне покойный, руководитель Гражданской обороны ВЗРИП Виктор Вороненко родил такую шутку: Вильнюсский завод радиоизмерительных приборов имени Октября.

Именно при Бурденко завод стал греметь на весь СССР. Директора, кстати, фронтового разведчика, наградили всеми орденами, какими только можно.

В-третьих, ВЗРИП - это как своеобразный городской знак качества, означавший, что здесь - все самое лучшее. Больше, чем на других предприятиях, орденоносцев. Лучшие конструкторы, технологи, фрезеровщики и штамповщики. Высокие зарплаты и премии не только по итогам кварталов, но и месяцев. ВЗРИП - это лучшее режимное предприятие и лучшая колонна демонстрантов 1 мая и 7 ноября. Лучший духовой оркестр. Лучшая самодеятельность. Лучшие спортсмены. Лучшие ясли, детсады и пионерские лагеря в самых лучших уголках Литвы. Лучшая столовая для рабочих. Кстати, попасть в столовую "Восток" было не просто, хотя после обеденного перерыва на заводе она работала в режиме обычной городской. Весь Вильнюс знал: в "Востоке" кормят сытно и недорого. Поэтому каждый мало-мальски уважающий себя чиновник стремился заиметь в этой столовке блат, чтобы не терять времени в очереди. Т.е. вовсю проявляли свои способности, чтобы в условиях всеобщего дефицита получить что-то из-под прилавка.

В заводском клубе "Заря" по личному приглашению директора завода побывала вся артистическая элита СССР. В 1976 году Владимир Высоцкий с заводской сцены читал свои стихи и пел песни.

Можно утверждать, что в известном смысле ВЗРИП был градообразующим предприятием. А примерно с начала восьмидесятых годов стал даже "регионообразующим".

Автор этих строк отыскал Мечислава Войшвилу, работавшего в те годы на "пятерках" водителем пассажирского автобуса. Каждое утро в 5 часов Мечислав выводил из заводского гаража "Ikarus" и отправлялся в белорусские Ошмяны, расположенные в 50 километрах от Вильнюса. В 05.45 забирал с площади у костела рабочих и уже в 06.30 вновь был на территории завода. После окончания смены все повторялось в обратном порядке.

По словам Войшвилы, которого до сих пор в Ошмянах зовут по-уличному -Мечка, заводские водители ежедневно привозили рабочих из Островца, Гудогай, Сморгони, Михалишек и других белорусских местечек. То есть, отовсюду, где их только можно было найти. "Олигарх" Бурденко давал работу примерно 12 тысячам человек не только собственно на производстве и в НИИ, но и на предприятиях быта, в сфере обслуживания.

Не станем рассказывать, что именно выпускал завод для нужд Вооруженных сил, в первую очередь - для подводного флота. Наверное, эти приборы и по сей день исправно служат на своих боевых постах. Чтобы лучше представить, насколько высококачественной была продукция "пятерок", сошлюсь на случай, рассказанный столяром-станочником 7 разряда Йонасом Швядасом.

Как и на любом оборонном предприятии, на ВЗРИПе продукцию принимали военспецы - представители так называемой "военприемки": специальной приемной комиссии министерства обороны. Как-то завод выполнял особый заказ ВМФ, для которого потребовалась герметичная деревянная упаковка. Заводские столяры изготовили 150 деревянных ящиков. Точность обработки деталей - 0,1 мм. Как не старалась "военприемка" утопить их в бассейне, упаковка воду не принимала.

Впрочем, мастерами и качеством славилась не только заводская столярка, но и самый большой в Вильнюсе гальванический цех, работавший с драгоценными и редкими металлами. Слава штамповщика Анатолия Медведка из 10-го цеха и вовсе гремела на всю Литву. Одним словом, было все. Но времена изменились. В 1991 году Литва восстановила независимость. Октябрь Бурденко вынужден был уехать в Бостон, где и ушел в мир иной в возрасте 84 лет. У заводского руля встал бывший зам Октября Осиповича Миндаугас Жвирблис. Цеха превратились в закрытые акционерные общества и стали работать на коммерческой основе. Пока склады ломились от материалов и запчастей, завод еще дышал, хотя и не работал на "оборонку". Склады таяли, ЗАО банкротились или сидели без заказов. Администрация стала потихоньку сдавать в аренду и продавать пустые или ненужные помещения. Дело шло к закономерному концу.

В 1998 году совет кредиторов назначил администратором агонизирующего предприятия Саулюса Бернотавичюса, бывшего снабженца с меховой фабрики имени Витаса. Свой человек быстро распродал все, что можно. Именно при нем в прямом смысле за копейки ушли с молотка здания, образующие периметр территории, а затем и внутренние постройки вплоть до котельной. Завод умер. Конечно, в своем традиционном виде и с традиционным профилем это предприятие независимой Литве вроде как и ни к чему.

Но разве не нужны были уникальные наработки, необычные технологии? Разогнали 99% рабочих и инженеров с уникальным опытом.

Сегодня Литва гордится своими разработками лазеров и лазерной техники, являясь едва ли не европейским лидером. Но эти достижения выросли именно на развалинах ВЗРИП благодаря тому 1% фанатов, которые не опустили рук. Например, таких, как Владимир Цурко, сумевший выжить и наладить новое производство.

В любом случае, рентабельней было вовремя перепрофилировать сложное производство. Это был бы действительно государственный, стратегически верный подход. Наверное, по-рыночному точный. К сожалению, ВЗРИП сознательно привели к банкротству, за бесценок продали своим, которые позже за миллионы долларов перепродали недвижимость в центре европейской столицы. Впрочем, пример не единичен и не только в Литве такое происходило.

Но именно Литва потеряла уникальное производство, брэнд, кадры, которые "олигарх" Бурденко собирал по всему СССР, технологии, рабочие места и так далее со всеми вытекающими.

Но есть на печальном фоне и отрадный факт: фамилию последнего администратора ВЗРИП Бернотавичюса бывшие рабочие и служащие "пятерок" едва вспомнили, а фамилию директора Бурденко никто из них не забыл.

Этим материалом ИА REGNUM начинает регулярный цикл статей о судьбе советских предприятий в Литве. Какие-то из них были уничтожены, какие-то сумели перепрофилироваться, а некоторые даже сохранили производство. С периодичностью раз в месяц мы будем рассказывать об объектах, которые раньше были всесоюзного значения и продукция которых уже независимой Литве могла приносить миллиардные прибыли, однако в условиях молодой демократии производство просто исчезло.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.03.17
Нефть дешевеет, бензин дорожает. Странно? Отнюдь!
NB!
24.03.17
Турецкий интерес и американские гарантии в Сирии
NB!
24.03.17
Кто осуществлял политическое прикрытие белорусского Майдана?
NB!
24.03.17
Пока Трамп отвлекся, Маккейн увлекся: ястребиные обещания буйного сенатора
NB!
24.03.17
В Сенат США внесён законопроект о новых санкциях против Ирана
NB!
24.03.17
Югославия-99. Как США разжигали Балканский конфликт
NB!
24.03.17
Марин Ле Пен встретится с руководством Госдумы
NB!
23.03.17
К взорвавшимся на Украине складам подтянуты танки
NB!
23.03.17
«Зенит» не будет играть на Крестовском, но Смольный это уже не волнует
NB!
23.03.17
Порошенко просит помощи у НАТО для разминирования склада в Балаклее
NB!
23.03.17
Британские СМИ: Кремль нанимает киллеров
NB!
23.03.17
«Террористам теперь не нужны бомбы – автомобилей и ножей достаточно»
NB!
23.03.17
Марш Waffen SS в Риге: вчера с Гитлером, сегодня — с НАТО
NB!
23.03.17
Ошибка специалистов НАСА обнаружена школьником из Британии
NB!
23.03.17
Россия — 2018: новый плебисцит и новый консенсус о будущем страны
NB!
23.03.17
Фареры: мир с сепаратистами
NB!
23.03.17
Военный Донбасс: окраины Луганска под обстрелом, Монсон взял в руки ПК
NB!
23.03.17
«Первый канал» отказался от предложения EBU
NB!
23.03.17
«ВостокУголь» установит на Диксоне новый памятник героям обороны Таймыра
NB!
23.03.17
Новороссия обретает признаки государства
NB!
23.03.17
Каддафи вернется в Ливию?
NB!
23.03.17
«Евробратство»: Молдавия уверяет Румынию, что не смотрит в сторону России