Зардушт Ализаде: "На оба дома, армянский и азербайджанский, чума конфликта пришла не без помощи имперского центра"

Москва, 3 августа 2011, 11:50 — REGNUM  

На страницах ИА REGNUM продолжается полемика о событиях истории Карабаха, как новейшей, так и давней. После цикла статей Станислава Тарасова, последовала серия статей профессора, доктора исторических наук Джамиля Гасанлы. 30 июля 2011 г. ИА REGNUM опубликовало заключительную статью Джамиля Гасанлы "Присоединение Карабахского ханства к Российской империи: Исторические реалии и мифы". В ответ на эту статью, 2 августа на страницах ИА REGNUM была представлена статья Василия Каширина "Как и за что был убит правитель Карабахского ханства Ибрагим Халил-хан Джеваншир?" Реакцией на последнюю статью стало письмо в редакцию ИА REGNUM азербайджанского политолога Зардушта Ализаде, которое публикуется без изменений:

Василий, вы не туда смотрите!

Обязанностью историков является объективное исследование и беспристрастный анализ исторических документов и доведение до сведения читателей своих трудов. Насчет ожидаемой от историков беспристрастности у меня возникли вопросы к г-ну Василию Каширину, автору статьи "Как и за что был убит правитель Карабахского ханства Ибрагим Халил-хан Джеваншир?" С одной стороны спасибо автору, что он знакомит читателей с архивными документами Российской империи, особенно с документами из архивов частей и соединений императорской армии. Но, с другой стороны, в его статье мне непонятна человеческая позиция автора, нескрываемая, бьющая через край "личная неприязнь" не только против живых азербайджанских историков, но и против даже давно, 200 лет тому назад убитых близ Шуши, людей. Положим, историк Джамиль Гасанлы высказал мысль, которая не понравилась г-ну Каширину, но является ли это достаточным основанием для того, чтобы оценить статью маститого азербайджанского историка как "классический антиколониальный и антиармянский всхлип"? В чем, в каких российских архивных документах и статистических данных, на которые опирается доктор Гасанлы, г-н Каширин увидел основу или повод для "антиколониального всхлипа"? И должен ли азербайджанский историк освещать историю с "проколониальным всхлипом", как это делает г-н Каширин? И вообще, есть ли некий канон, как должен освещать историк, будь то азербайджанский, или русский, кровавое событие близ Шуши в 1806 году? Доктор Гасанлы (темой его статьи не была история убийства ханской семьи, он просто упомянул об этом событии как ординарном факте общего фона) пишет, что "...начальник гарнизона крепости майор Лисаневич, остерегаясь неожиданных действий Карабахского хана, перебил всю семью Ибрагим Халил-хана, за исключением одного сына - Мехти кули-ага". Прочитав данное нейтрально-констатационное предложение, бдительный г-н Каширин испытывает тревогу. А как же, вдруг "...из этого непосвященный читатель может сделать вывод, что русский военачальник просто из каких-то абстрактных опасений совершил бессудное убийство законного правителя Карабахского ханства, признавшего власть России над собой".

Я считаю себя непосвященным читателем. Тем не менее, как мне представляется, я обладаю здравым смыслом и способностью анализировать события и тексты. Я читаю статьи ученых историков (гг. Гасанлы и Каширина) и делаю выводы. Осмелюсь изложить эти выводы вниманию других таких же, как я, непосвященных читателей:

1.

Ибрагим Халил-хан Джеваншир, типичный средневековый феодальный правитель, стремящийся любой ценой сохранить и закрепить свою власть над Карабахом в неспокойный период русско-персидских войн, колебался в выборе сюзерена между персидскими Каджарами и российскими Романовыми. Он выбрал Романовых и подписал "Трактат...", по которому взял на себя множество обязательств, но сохранил власть над своим ханством и подданными, получив от императора воинское звание генерал-лейтенанта русской армии. По трактату он согласился на размещение в крепости Шуша гарнизона, командиром которого был майор Лисаневич Д.Т, "отпрыск бедной воронежской дворянской семьи".

2.

О суровых нравах и культуре офицеров из бедных дворянских семей начала позапрошлого века нам известно из русской классической литературы. Избегая по возможности вызвать гнев г-на Каширина, подрядившегося "защищать честь и доброе имя солдат и командиров русской армии", смею напомнить, что в своей статье он глухо сообщает о трениях между ханом, новоиспеченным генерал-лейтенантом русской армии, и майором-комендантом. Зная нравы и поведение офицеров не только русской, но и любой из колонизирующих новые территории имперских армий (английской, французской, немецкой, оттоманской или американской, какая разница?), можно легко понять недовольство наивного хана, поверившего договору и своему пышному воинскому званию, но столкнувшегося с хозяйским поведением майора, для которого что хан, что нехан, все туземцы одинаково были подневольные басурмане. Не имея военной силы против 500 солдат майора, но, чтобы и дальше не позориться перед подданными, Ибрагим хан выходит за крепостную стену и разбивает шатер в отдалении для своей семьи и челяди (кроме Шуши, там в округе никакого "крепостца" нет, я хорошо знаю местность, если бы был "крепостец", способный приютить хана, его семью и немалочисленную челядь, то руины хотя бы остались).

3.

Сие наглое поведение генерал-лейтенанта вызывает негодование майора Лисаневича, который требует от него немедленно прекратить неподчинение и вернуться в крепость. Генерал-лейтенант Ибрагим хан еще не знает всех тонкостей такого понятия, как честь и доброе имя русской армии, и не подчиняется майору. Тогда майор берет с собой сотню солдат, и напав на лагерь генерал-лейтенанта русской армии Ибрагим хана Джеваншира, убивает его самого и полностью уничтожает всю его семью, включая малолетних детей (последних, надо полагать, в целях защиты чести и доброго имени). Ничего нового и необычного в этой истории нет и быть не может. Она типичная - колонизаторы и новая власть всегда физически уничтожали опасных, непокорных и ненадежных прежних правителей. Вспомните нашумевшие истории расстрела императора Мексики Максимилиана, или расстрела семьи русского царя Николая Романова, или уничтожение афганского лидера Амина, или казнь Саддама. Публицисты, монархисты, националисты и баасисты пусть метут молнии, проклинают или восхваляют, это их хлеб и увлечение, но историк обязан прежде всего сообщать и анализировать. На какой исторический факт или человеческую логику опирался историк Каширин, ставя в вину историку Гасанлы зловредное намерение внушить читателю мысль о "бессудной расправе" над семьей хана? Что, суд над ханом был? Была расправа, но суда не было. Я лично удивился, если бы майор Лисаневич устроил подобие суда над генерал-лейтенантом Ибрагим ханом. Это было бы нарушением не только юридических норм, но и отрицанием всех основ устройства жизни Российской империи. Более того, зная писаные и неписаные законы империй (советской в том числе), я уверен, что устное указание командования о физическом устранении Карабахского хана он получил уже при назначении на должность коменданта Шуши. Слишком мелкий чин майор, чтобы самолично принимать решение об уничтожении генерал-лейтенанта и хана Карабаха. Уничтожение хана отвечало политическим интересам Российской империи, иначе майор потерял бы не только погоны, но и голову. И то, что дальнейшее расследование не нашло его вины в содеянном, и успешный его карьерный рост косвенно подтверждают это предположение неискушенного в истории, но знающего русскую и советскую реальность читателя. Так что теряет убедительность и пассаж г-на Каширина о том, что "В азербайджанской исторической публицистике вообще можно найти целый пласт кликушества на тему этого мнимого злодейского "военного преступления" русских против Карабахского ханского дома". Преступление было, достаточно упомянуть полное уничтожение всех обитателей лагерного поселения хана, включая младых детей. Если возмущение жестокой раправой над беспомощными женщинами и детьми "кликушество", может, пора перестать "кликушествовать" по поводу "сожженных и разоренных" деревень и городов? Дабы не бросать тень на честь и доброе имя солдат и офицеров оккупационной армии?

Г-н Каширин считает, что русский офицер майор Лисаневич имел все основания для применения силы против изменника хана. Что ж, хан изменил положениям "Трактата.." за что был уничтожен со всей своей семьей. А как же другая сторона, подписавшая договора с азербайджанскими ханами? Показала ли она пример чести и верности этим диким азиатам? Увы, Российская империя после укрепления своей власти вероломно перечеркнула свои обязательства и просто упразднила эти ханства, преобразовав их в заурядные российские губернии.

Должен сообщить г-ну Каширину, что его обобщения неверны, не вся азербайджанская современная историография сводится к антиколониальному содержанию. Признается и изучается позитивное влияние России на процесс вестернизации страны, создание промышленности, развитие культуры и просвещения. Естественно, никто сейчас не пишет о "добровольном вхождении Азербайджана в состав России", что, конечно же, трудно не считать "антиколониальным всхлипом".

Приглашаю вернуться из седой старины в наши дни.

Дабы последовательно защитить честь и доброе имя солдат и офицеров русской армии (в их число, несомненно, входит и Пашка-Мерседес, и целая плеяда генералов-владельцев особняков района Рублевки), предлагаю вспомнить, как эта армия выполняла возложенные на нее Конституцией обязанности по защите жизни и безопасности граждан в 1980-1990-х годах. Что она творила в Армении, в Азербайджане, в Прибалтике, затем, как она обстреливала Белый Дом в Москве, как утюжила Грозный... Как совсем недавно доблестно воевала против бывшего братского грузинского народа.

Ваш покорный слуга - бывший офицер Советской Армии, служил в Египте, в группе военных советников войск ПВО во время войны. Мне посчастливилось служить с русскими офицерами, которыми может гордиться любая армия мира, любой народ мира. Но были и такие офицеры (увы, совсем в немалом числе), которые были недостойны носить это звание, не имели понятия о чести и добром имени, готовы были на любой неблаговидный поступок во имя карьеры, или же по причине рядовой трусости. А приказания из самого верха приходили самые разные, и честные, и нечестные. Да что я говорю, достаточно прочитать великую русскую прозу поколения лейтенантов Великой отечественной, и тогда станет ясной зряшность "всхлипа" патриотизма г-на Каширина.

Мне не понять, из каких таких оснований питается высокомерие г-на Каширского (насколько я понимаю, он не Конрад и не Рыбаков), когда он пишет о южнокавказцах. Приведу цитату: "Русскому историку не стоит лишний раз вмешиваться в вендетту двух закавказских народов, чтобы на своем профессиональном поле не уподобляться благородному Меркуцио, который встрял между сражающимися Монтекки и Капулетти и с горькой мукой воскликнул потом: "Чума на оба ваши дома!" Согласен с его мыслью, на оба дома, армянский и азербайджанский, чума в виде этно-территориального конфликта, не без помощи имперского центра, уже пришла с 1988-го года и продолжает свирепствовать более 23 лет. Тот "Меркуцио", который с самого начала встрял в конфликт, разжигал и умело продолжает разжигать его, трудно назвать благородным, хотя он и тщится этот образ навязать. Но, знаете, народы здорово изменились со времен "Трактата...", и очень трудно заставить их поверить в то, что рука, планомерно бьющая обе стороны из-за кулис, принадлежит "благородному Меркуцио". Почему-то на ум публике приходит другой персонаж Шекспира - Яго.

Наконец, прекрасно зная дурную привычку идентифицировать любую критику государственных институтов или деятелей России (в том числе и добровольных защитников императорской армии) с русофобией, спешу заверить, что источником моего негативного отношения к свинцовым мерзостям царизма является великая русская литература, источником неприятия советской действительности - почти полувековой собственный опыт советского гражданина. Свои понятия чести и доброго имени я черпал, прежде всего, из жизни и творчества любимых мной русских писателей, в том числе и бывших офицеров русской армии, которые с открытым забралом боролись против тех основ имперской жизни, которую нынче стало так модно и выгодно защищать. Они, эти возвышенные люди, не принимавшие бесчеловечные основы имперского жизнеустройства, были и есть самое светлое и честное, что дала Россия миру. Их любят, почитают и учатся у них все те, кому дороги понятия чести и доброго имени.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.