Джамиль Гасанлы: Присоединение Карабахского ханства к Российской империи: Исторические реалии и мифы

Москва, 30 июля 2011, 12:33 — REGNUM  

После Казанской встречи лидеров трех стран - России, Азербайджана и Армении - на страницах различных СМИ стали активно появляться материалы по истории Нагорного Карабаха. В них, как правило, грубо искажается история Нагорного Карабаха как советского периода, так и периода присоединения его к Российской империи в первой половине XIX века. Искажение, а порой грубая фальсификация истории реальных событий историками-профессионалами вызывает глубокое сожаление. Кому выгодно перетолковывание реальных событий и создание выдуманной истории с целью подогнать её под сегодняшнюю политическую конъюнктуру, когда есть правдивая история, которая нашла своё отражение в многочисленных документах, скрупулезно подготовленных российскими государственными чиновниками, в переписках военной и дипломатической служб России, которые надлежащим образом и в хорошем состоянии хранятся в архивах России? Наверное, история является единственным носителем общественных отношений, когда даже после грубого ее изнасилования она не перестает сохранять свою девственность.

В предыдущей своей статье "Нагорный Карабах: старые заблуждения в новой интерпретации" (ИА REGNUM, 25, 26, 27 июля сего года) на основе многочисленных архивных документов я попытался максимально объективно воссоздать реальные события в первые годы советской власти в Закавказье, которые предшествовали появлению в границах Азербайджанской ССР Нагорно-Карабахской Автономной Области. Оставаясь верным для историка-исследователя принципу историзма, в настоящей статье я излагаю объективную картину присоединения Карабахского ханства к Российской империи.

* * *

С приходом России в Карабах в начале XIX века здесь возникла новая политическая ситуация. Политика России, направленная на создание социально-этнической опоры в лице армян привела к усилению христианского элемента в Карабахе. Суть споров, наблюдаемых сегодня, своими корнями уходит именно в те времена. Окончательно завоевав Грузию в 1801 году, Россия вышла к границам Азербайджана. Командующий русскими войсками на Кавказе генерал П.Д.Цицианов в марте 1803 года взял в осаду Гянджу - самый крупный из городов Азербайджана. Сломив ожесточенное сопротивление населения во главе с Джавад-ханом, 3 января 1804 года русские войска вошли в город. Для того, чтобы закрепиться в Закавказье Цицианову нужно было любым путем завладеть считавшимися наиболее сильными в этом регионе Карабахским, Шекинским и Ширванскими ханствами. Во время долгих переговоров Цицианов угрожал этим ханствам, требовал учесть плачевный опыт Гянджи и, учитывая военную мощь России, без сопротивления принять ее покровительство. При этом Цицианов прекрасно понимал, что задевает интересы Ирана в регионе и поэтому не очень подгонял события. Сверх того, ему приходилось учитывать и немалый военный потенциал мусульманских ханств.

Устав постоянно находиться "между молотом и наковальней" (Россией на Севере и Ираном - на Юге), правитель Карабаха Ибрагим Халил-хан в 1805 году решился заключить с Россией "Клятвенное обещание" - договор, который фактически стал первым юридическим документом на пути присоединения Карабаха к России. Трактат между Карабахским ханством и Российской Империей о переходе ханства под власть России был подписан 14 мая 1805 г. в военном лагере Кюрекчай, и поэтому вошел в историю под названием "Кюрекчайский договор". Документ состоял из 11 статей (артикулов) и давал откровенно односторонние преимущества России. Отныне Карабахское ханство переходило под покровительство России и отказывалось от каких-либо самостоятельных международных связей с третьими странами. Более того, особо отмечалось, что Карабахское ханство теряет право самостоятельного общения с соседними ханствами. К тому же Карабахский хан был обязан ежегодно вносить в казну России очень большую по тем временам сумму - 8.000 червонцев (24.000 русских рублей), а также оплачивать расходы по содержанию своего внука, находившегося в Тифлисе, в резиденции главнокомандующего в качестве заложника. Одним из тяжелейших условий договора было согласие на размещение в Шушинской крепости 500 русских солдат с пушками.

Единственной статьей Кюрекчайского договора, которую можно трактовать в пользу Ибрагим Халил-хана, было обязательство России не вмешиваться во внутренние дела ханства. Интересно отметить, что немедленно после подписания договора Ибрагим Халил-хану указом Александра I от 8 июля 1805 года присвоили генеральский чин, и с той поры в качестве генерал-лейтенанта он был вынужден подчиняться главнокомандующему русскими войсками на Кавказе. Этот договор, являясь полноценным дипломатическим документом, свидетельствует: Карабахское ханство вошло под протекторат России именно как мусульманское государство (Трактат между Карабахским ханом и Российской империей о переходе ханства под власть России от 14 мая 1805 года // Государственный Исторический Архив АР, ф.130, д.14, лл.245-248; Акты Кавказской Археографической Комиссии. Архив Главного Управления Наместника Кавказа. Том II. Издан под редакциею председателя комиссии А.Д.Берже. Тифлис, 1868, с.705)

Захват стратегически важного Карабахского ханства на деле означал начало полного покорения всех ханств северного Азербайджана. Нагорная часть этого ханства позволяла реально контролировать все западные области Азербайджана. Дальнейшие действия уже не составляли для России большой проблемы. К тому же, по-разному представляя себе исторические судьбы народа, ханы не смогли создать единый союз. По достоинству оценив значение присоединения Карабаха к России, князь П.Д.Цицианов после заключения Кюрекчайского договора 22 мая 1805 года сообщил русскому императору, что Карабах по своему географическому положению - ворота Азербайджана, и Карабах сближает Грузию с Баку, захват которого предполагается осенью (Акты Кавказской Археографической Комиссии. Архив Главного Управления Наместника Кавказа. Том II, с.698)

Азербайджанские ханы заинтересованно следили за ходом первой Русско-иранской войны (1804-1813 гг.). Они, с одной стороны, хотя и желали победы южного соседа, в то же время боялись его, не переставая рассчитывать, что по итогам войны удастся увеличить свою самостоятельность. В свою очередь, и русская армия не сильно доверяла местным мусульманам. В 1806 году, когда Иран предпринял наступление на Шушу, начальник гарнизона крепости майор Лисаневич, остерегаясь неожиданных действий Карабахского хана, перебил всю семью Ибрагим Халил-хана, за исключением одного сына - Мехти Кули-аги. Это происшествие только подтвердило символичность вручения карабахскому хану звания генерал-лейтенанта русских войск. Вместе с тем, расправившись с Ибрагим Халил-ханом, Россия не изменила статус его ханства. Мехти Кули-ага рескриптом императора Александра I от 10 сентября 1806 года был назначен правителем Карабаха взамен своего отца. В высочайшей грамоте, подписанной императором в сентябре 1806 года, было сказано:

"Высочайшая грамота генерал-майора Мехти Кули-аге, от сентября 1806 года. Нашему любезно-верноподданному ген.-м., Карабагской земли наследнику Мехти-Кули-аге Наша Императорская милость и благоволение. Высочайшею Нашею грамотою, данною в прошлом 1805 году, удостоив вас и всех Карабахской земли жителей всемилостивейшее принять в число Наших верноподданных и за благо принять все условия, какие для пользы народа и дому нашего покойным отцом вашим с Нашим ген.-от.-инф. кн. Цициановым на вечные времена постановлены, Мы с прискорбием услышали происшествия, за коими последовала смерть отца Вашего Ибрагим-хана. Ныне же, зная, что вы не токмо пребывали тверды в обязанностях ваших к Нашему Императорскому престолу, но сверх того по особенному вашему к Нам усердию оказали многие услуги Нашим войскам, - в вознаграждение сих достохвальных опытов вашей верности утверждаем вас ханом Шушинским и Карабагским, позволяя вам владеть сею землею под верховным Нашим покровительством, державою и защитою Российской Империи, коей в верности подданства и в признании единственной Нашей над собою власти торжественно обязаны вы учинить присягу. Все обязанности ханства Карабагского, права и преимущества оному дарованные, какие письменно постановлены и к той грамоте от слова до слова приложены, Всемилостивейше ныне подтверждаем как вам, так будущим по вас преемникам. За сим поручая вам управлять Карабагским народом с кротостью и правосудием, уверены Мы, что вы и наследники ваши в преданности своей к Нашему Императорскому престолу и в точном выполнении своих обязанностей пребудете непоколебимы, как долг верного подданства того от вас требует. В сем уповании и в залог Монаршей Нашей к вам и народу Карабагскому милости дана сия Императорская Наша грамота, за собственноручным Нашим подписанием и с приложением Государственной печати. Подписано: Александр" (Высочайшая грамота генерал-майора Мехти Кули ага от сентября 1806 года // Акты Кавказской Археографической Комиссии. Архив Главного Управления Наместника Кавказа. Том III. Издан под редакциею председателя комиссии А.Д.Берже. Тифлис, 1868, с.336-337)

В знак управления ханством император Александр I вручил Мехти Кули-аге знамя и саблю, инкрустированную драгоценными камнями. Как в Кюрекчайском договоре, так и в его юридическом продолжении - указе императора от 1806 года о назначении Мехти Кули-аги правителем Карабаха, везде, где речь идет о постепенно оккупируемом Карабахе, его территории - нагорной и низменной - всюду фигурируют правители из рода Джаванширов, а всем слоям населения вменяется беспрекословно подчиниться Мехти Кули-аге. Новый хан был раздираем ненавистью к иранцам и недоверием к русским, перебившим его семью. Но провозглашение ханом накладывало на него некоторые обязательства и осторожность. В конечном итоге антииранские настроения взяли верх.

Победа над Наполеоном ужесточила Восточную политику России. Назначенный в 1816 году губернатором Кавказа генерал А.П.Ермолов с первых дней не доверял мусульманскому народу, видя в нем потенциального врага. По этой причине он выискивал возможности для формальной ликвидации ханств, в любой момент могущих стать ядром движения за независимость. Представитель Ермолова в Северном Азербайджане армянин генерал В.Г.Мадатов активно помогал ему в этом. Медленно, но верно они осуществляли свой план. В 1819 году ликвидировали Шекинское ханство. Не выдержав русского давления, Мехти Кули-хан бежал в Иран, а Карабахское ханство превратилось в российскую провинцию. А.Грибоедов писал, что тогда же вместе с ханом ушли в Иран три тысячи мусульманских семей. За два года до этого последний ширванский хан Мустафа-хан бежал в Иран. Наперекор тому, что было записано в статьях соответствующих договоров, процесс ликвидации ханств подошел к своему логическому концу.

В 1826 году началась вторая Русско-иранская война. И вновь основные события развернулись в Карабахе. Иранские войска 48 дней держали Шушу в осаде, но взять город не смогли. 10 февраля 1828 года в местечке Туркменчай близ Тебриза воюющие стороны заключили новый мирный договор, по которому, как и все ханства Северного Азербайджана, Карабах, а также Нахчыванское и Иреванское ханства окончательно вошли в состав Российской империи.

Есть немало интересных моментов в процессе присоединения Южного Кавказа к России. В последнее время ряд армянских и русских историков, а также некоторые политические круги утверждают, что Карабах присоединился к России как армянская область. Некоторые современные русские и армянские ученые настаивают, что в течение всего XVIII века армянское население Карабаха составляло 97% всего населения этого региона (См: В.А.Захаров, С.Т.Саркисян. Азербайджано-Карабахский конфликт: истоки и современность // Майендорфская декларация 2 ноября 2008 года и ситуация вокруг Нагорного Карабаха. Сборник статей. Москва, 2008, с.230). В таком случае возникает вопрос: если это действительно так, почему же в середине XVIII века в Карабахе возникло не армянское государство, а Карабахское ханство, возглавляемое представителями знаменитого тюркского племени Джаванширов? Ведь в истории нет тому аналогий, чтоб три процента населения могли построить свою государственность над девяносто семью процентами остального населения.

Однако внимательное изучение международных юридических документов того периода выдвигает интересные вопросы по поводу формы вхождения в состав России не только Карабаха, но и самой Армении. Так, Грузия по Георгиевскому трактату 1801 года, а Азербайджанские ханства по Гюлюстанскому (1813 года) и Туркменчайскому (1828 года) договорам вошли в состав России. Возникает резонный вопрос: а по какому договору, соглашению или трактату в состав России вошли Армения и территории, к которым она выдвигает претензии? Очень легкий ответ на этот вопрос нашли известные армянские историки. Не соблюдая научную этику и исторические доказательства, а главное - не стесняясь давно установленной исторической правды, они пишут: "По Гюлистанскому договору 1813 года, завершившему русско-персидскую войну 1804-1813 гг., вместе с другими северо-восточными провинциями Восточной Армении (Лори-Памбакским, Шамшадинским, Зангезурским, Кафанским и Шорагельским уездами) к России перешли также Гянджинское и Карабахское ханства...По Туркменчайскому договору (февраль 1828 г.), завершившему вторую русско-персидскую войну (1826-1828 гг.), к России перешли Ереванское и Нахичеванское ханства и Ордубадский уезд. Тем самым было завершено окончательное присоединение всех восточноармянских земель к России" (Нагорный Карабах: историческая справка. Ереван, 1988, с.14-15).

В подтверждение своей фальсификации они ссылаются на сборник документов, опубликованный Г.Юзефовичем в Петербурге в 1869 году (Договоры России с Востоком, политические и торговые. Собирал и издал Т.Юзефович. СПб, 1869, с.208-214). Хотя прекрасно знают, что ни в Гюлистанском, ни в Туркменчайском договорах, опубликованных в сборнике Юзефовича, ни о каких армянских землях, ни восточных, ни западных, а также христианских землях и речи нет. Здесь говорится только о мусульманских ханствах, их территориях на момент присоединении к России. Абсолютное большинство населения названного здесь Иреванского ханства составляли мусульмане и это отражено в русских источниках. Ведь в 1828 году, когда в пределах Иреванского и Нахичеванского ханств была создана "Армянская область", ¾ ее населения составляли мусульмане. Это подтверждает письмо генерала Паскевича начальнику Генерального штаба, в котором содержится недовольство действиями назначенного в 1827 году начальником "временного управления" Иреваном генерала Красовского и члена этого управления архиепископа Нерсеса. Паскевич упрекал Красовского в представлении Нерсесу неограниченного влияния на все дела, и во вредном покровительстве армянам, тогда как "¾ населения области составляют магометане" (В.А.Потто. Кавказская война. Персидская война 1826-1828 гг. Том 3, Ставрополь, 1993, с.594-595).

Потеря ханствами своих статусов означала превращение Карабаха в колонию и процесс этот длился десятилетия. За это время административное деление Закавказья неоднократно менялось и окончательно сформировалось ко второй половине XIX века. После ликвидации ханств, в Северном Азербайджане была введена комендантская система управления. Весь Карабах с центром в Шуше был включен в Военно-мусульманский округ. Но подобное распределение совершенно не соотносилось с этнографическими, историческими, религиозными и бытовыми особенностями местного населения. В Карабахе это проявилось особенно резко. Демография постепенно превращалась в инструмент политики. На заре армянского переселения в эти края, 19 июля 1811 года в документе, подготовленном для министерства внутренних дел России, указывается, что в Карабахской области проживают 12 тысяч семей, из которых 2.500 были армянскими, а остальные были приверженцами религии Мухаммеда (Присоединение Восточной Армении к России. Ереван, 1972, с.560-561). В 1823 году российская администрация подготовила "Описание Карабахской провинции", отразившее в себе статистические сведения о населении этого края и его этнорелигиозный состав. Судя по статистическим данным, подготовленным русскими учреждениями и помещенным в этот ценный источник, в Карабахской области в те времена было 600 селений, из которых 450 были мусульманскими и только 150 зарегистрированы как армянские (Описание Карабахской провинции, составленное в 1823 году, по распоряжению главноуправляющего в Грузии Ермолова, действительным статским советником Могилевским и полковником Ермоловым 2-м. Тифлис, 1866, 415 с.) Судя по этому достойному доверия источнику, в 1823 году в Карабахской области проживали 20.095 семей, из которых 15.729 были семьями мусульман и только 4.366 (21,7%) семьями армян.

Действительное состояние дел в Карабахе правдиво описано в трудах русских исследователей ХIХ в. и в официальных публикациях, освещающих государственную политику (Гражданское Управление Закавказьем от присоединения Грузии до наместничества Великого Князя Михаила Николаевича. Исторический очерк. Составитель по поручению Военно-Исторического отдела В.Н.Иваненко. Тифлис, 1901, 525 с.; В.А.Потто. Кавказская война. Персидская война 1826-1828 гг. Том 3, Тифлис, 1901; Н.И.Шавров. Новая угроза русскому делу в Закавказье: предстоящая распродажа Мугани инородцам. СПб., 1911)

По переписи 1832 года число семей в Карабахе достигло 20.456, а число армянских семей за те же десять лет возросло до 31,6%. (Гражданское Управление Закавказьем от присоединения Грузии до наместничества Великого Князя Михаила Николаевича. Исторический очерк, с.146). В Шуше, считающейся центром Карабаха, в 1823 году из 1532 семей - 1111 были мусульманскими (72,5%), 421 семья была армянской (27,5%), но уже к 1832 году за счет армянских переселенцев этот показатель достиг 44,9%. Русский военный историк В.Потто отмечает, что первое большое переселение армян в Карабах состоялось в 1828 году. Он пишет, что 16 марта 1828 года из Персии в Иреванскую область выехали 40 тысяч армянских семей. Однако из-за нехватки хлеба 5 тысяч семей - первая группа переселенцев - вынуждена была долгое время ждать на берегу Аракса, а в конечном итоге была направлена в Карабах. (В.А.Потто. Кавказская война. Персидская война 1826-1828 гг. Том 3, Ставрополь, 1993, с.591).

О движении армян из Ирана в сторону Карабаха интересные сведения дает русский писатель С.Н.Глинка. Политический характер переселения иранских армян в только что захваченные Россией мусульманские земли хорошо виден в обращении к персидским армянам активного участника переселения Г.Лазарева: "Христиане! По дошедшим до меня достоверным слухам неблагонамеренные люди стараются распространить не только нелепые и лживые вести, но даже вселить страх в просивших дозволение переселиться в благословенную Россию, и тем отвратить желание сердец их. В отвращение сего и по доверенности ко мне армянского народа, по долгу обязанности, возложенной на меня Главнокомандующим нашим, объявляю вам, что великодушный Монарх Российский дает желающим переселиться в надежное, спокойное и счастливое убежище в Его государстве. В Эривани, Нахичевани и Карабахе, где сами изберете, получите вы в изобилии хлебородную землю, отчасти засеянную, коей десятая только часть обрабатывается в пользу Казны. Вы освобождаетесь в продолжении шести лет от всяких податей и для беднейших из вас подана будет помощь. Те, кои имеют здесь недвижимость, отправив семейства свои, могут оставить по себе поверенных для продажи оной, срок коей определен по Туркманчайскому трактату до пяти лет; Вы оставите Родину, любезную для всякого; но одна мысль о земле Христианской должна приводить вас в восторг. Рассыпанные по областям Персидским, христиане увидят соединение свое, и можете ли вы знать, чем Великий Монарх России наградит преданность вашу? Поспешайте! Время дорого. Жертвуя малым и на малое время, получите все и навсегда" (С.Н.Глинка. Описание переселения армян Аддербиджанских в пределы России. М., 1831, с.107-111). С.Н.Глинка пишет: "Армяне из различных селений, смежных Туркменчаю, двинулись в Карабах" (Там же, с.48). По его сведениям, "в три с половиной месяца более 8.000 семейств перешли за Аракс" (Там же, с.92). Весной 1828 года, когда поток армян двигался к Аразу, поступило поручение Паскевича самых бедных расселить в Карабахе, и это нашло отражение в русской литературе того времени (Там же, с.90-91). Вот так в 1832 армяне составили 31,6% населения Карабаха, а сохранявшие большинство мусульмане - 68,4% (Обозрение Российских владений за Кавказом в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях. Тифлис, 1836, с.267).

С 1828 года переселение армян в мусульманские провинции Южного Кавказа, в том числе в Карабах, регулировалось статьей XV Туркменчайского договора. (Полное собрание законов Российской Империи. Т.III, СПб., 1830, с.130). Указом Императора Николая I 21 марта 1828 года на землях бывших Иреванского и Нахичеванского ханств была создана "Армянская область": "Силою трактата, с Персией заключенного, присоединение к России от Персии ханство во всех делах именовать отныне областью Армянскою и включить оную в титул наш" (Полное собрание законов Российской Империи. Т.III, СПб., 1830, с.272-273). Русский генерал и грузинский князь А.Чавчавадзе был назначен главой "Армянской области" (Акты Кавказской Археографической Комиссии. Архив Главного Управления Наместника Кавказа. Том VII. Издан под редакциею председателя комиссии А.Д.Берже. Тифлис, 1878, с.487).

Во втором томе исторического романа-хроники времен Екатерины II "Фаворит" известного автора исторических романов В.Пикуля, имеется интересный эпизод беседы графа Г.Потемкина с Екатериной II:

"Потемкин сообщил ей, что вызвал Суворова:

- Велю протопопу кронштадтскому мирить его с женою. А потом совещание будет. Я да Суворов! Еще и армяне - Лазарев с Аргутинским. Станем судить о делах ихних. Армяне, люди шустрые, уже и столицу себе облюбовали - Эривань.

- Что толку от столицы, если и страны нет?

- Сейчас нет, после нас будет, - отвечал Потемкин..."

Заметим, что, создавая свои исторические произведения, В.Пикуль скрупулезно работал в архивах и строго ориентировался на исторические документы. В момент образования этой области 75% ее населения составляли мусульмане. Если в период российского завоевания в Иреванской области проживали 49.875 мусульман и 20.073 армянина, то немедленно после образования "Армянской области" из соседних стран сюда переселили 45.200 армян (Обозрение Российских владений за Кавказом в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях. Тифлис, 1836, с.229). В Нахчыванской области сложилась схожая ситуация. К моменту завершения русской оккупации в Нахчыване проживали 17.138 мусульман, 2.690 армян. С ликвидацией ханства, в короткий промежуток времени сюда переехали 10.670 армян. Аналогично и в Ордубадскую часть Нахчывана, где первоначально проживали 7.247 мусульман и 2.388 армян, для изменения соотношения между ними переселили 1.340 армян (Там же. с.229).

Русский исследователь Н.И.Шавров в 1911 году издал книгу, в которой, опираясь на документы, отмечал, что в 1828-1830 годах в Закавказье переселились 40 тысяч армян из Ирана и 84.600 армян из Турции, и их расселили в Елизаветпольской и Иреванской губерниях, где до того численность армян была почти равна нулю. Н.Шавров писал, что "из 1 млн. 300 тысяч армян, проживающих в Закавказье, более миллиона являются переселенцами. Их сюда переселили мы" (Н.И.Шавров. Новая угроза русскому делу в Закавказье: предстоящая распродажа Мугани инородцам. СПб., 1911, с.59-60).

Видимо, чрезвычайно было сильно желание полностью христианизировать Закавказье. Но своеобразие обстановки побуждало русских действовать осторожно, а русский посол в Персии А.С.Грибоедов писал: "Мы... немало рассуждали о внушениях, которые должно делать мусульманам, чтобы помирить их с нынешним их отягощением, которое не будет долговременно, и искоренить из них опасение насчет того, что армяне завладеют навсегда землями, куда их на первый раз пустили" (А.С.Грибоедов. Сочинения в двух томах. Т.2. М., 1971, с.340-341). Опасения азербайджанцев оправдались. Армяне освоились на азербайджанских землях и, немного погодя, стали проявлять враждебность к хозяевам этой земли. Справедливо заметил И.Чавчавадзе, обращаясь к армянам, нашедшим приют в Грузии: "Многим ли мы владели или малым, но дали вам убежище, приютили вас и побратались с вами. Не обращайтесь же с нами, у нас же дома, как враги!" (И.Чавчавадзе. Армянские учения и вопиющие камни. Тифлис, 1902, с.123).

В течение всего XX века, а особенно последних двух десятилетий Азербайджан и азербайджанский народ испытывал и испытывает боль и страдания за свое "гостеприимство" в отношении армян, о котором так метко предсказывали А.Грибоедов и И.Чавчавадзе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.