Эксперт: В Казахстане сложилась питательная среда для социальной "обиды"

Астана, 27 Июля 2011, 00:01 — REGNUM  

Социальный бунт на западе Казахстана можно было если не предотвратить, то во всяком случае, предупредить, - если бы официальные профессиональные союзы провели соответствующую работу загодя. Однако этого не произошло - и социальная масса региона не только открыла сезон забастовок, но и начала стремительно политизироваться, объединяясь в профсоюзы с неясными целями и задачами. Лидер Конфедерации труда Мурат Машкенов уверен: бунта надо было постараться избежать - но теперь, после того, как он случился, необходимо коренным образом пересмотреть существующую систему трудовых отношений, заставив казахстанское трудовое законодательство работать.

ИА REGNUM: Социальные бунты в стране имеют ярко выраженные признаки трудовых споров. Что, на ваш взгляд, происходит в стране? Почему самые благополучные регионы Казахстана находятся на грани социального взрыва?

Самое главное - это рухнувшие информационные барьеры. Все наемные сотрудники в Казахстане прекрасно осведомлены о событиях арабской весны, они получили возможность не только видеть, как это происходит за рубежом, но и обсуждать, сравнивать. Но самое главное, они начали осознавать свое положение и на фоне сравнения бедственного положения одних и вопиющего благосостояния других - в данном случае, олигархических групп, они делают выводы. Они видят социальную несправедливость и получили возможность оценить разницу между бедными в Казахстане и богатыми. Вы вспомните, многие философы говорили - народ никогда не обижается на строгость и жестокость, но всегда обижается на несправедливость. А в нашей стране как раз и сложилась питательная среда для большой обиды.

ИА REGNUM: Какую роль в ситуации играют профсоюзы?

Если позволите, я продолжу перечислять признаки проблем. Налицо огромное расслоение по уровню доходов людей наемного труда. Это заметно и по отраслям. Это видно и по социальным группам. Люди начинают задумываться о том, что они собой представляют. Это первое. Социальная несправедливость и разница в доходах - это одна из основных причин. Второе я для себя уже давно определил. Это то, что сегодня я называю неготовностью или несовершенством существующей системы социального партнерства, которая сложилась не только в Казахстане, но и почти во всех республиках бывшего СССР. Я со стопроцентной гарантией могу сказать, что похожие события назревают или уже происходят в других республиках. Мы все вышли из одной шинели и далеко друг от друга не ушли.

ИА REGNUM: Вы имеете в виду конфликт между наемными работниками и работодателями?

Это только два социальных партнера, которые непосредственно работают друг с другом в сфере трудовых отношений. Один нанимает, гарантирует размеры оплаты и создает определенные условия труда. Второй выполняет свои функции в соответствии с заключенным трудовым договором. На данный момент в Казахстане сложилась уникальная ситуация. По данным статистики на март 2011 года среднемесячная заработная плата по региону самая высокая в Мангыстауской области. Это, грубо, 181 тысяча тенге (1 USD = 145,6 KZT - ИА REGNUM). Второе место по этому показателю у Атырауской области. Третье, это 173 тысячи - в Астане. И четвертое - в Алма-Ате. Про другие регионы говорить не приходится, потому что самыми дотационными и убыточными являются Северо-Казахстанская, Кзыл-ординская, Южно-Казахстанская, Джамбульская и прочие области. Так вот, зарплата в 181 тысячу вроде бы хорошая, более тысячи долларов. Но именно в Мангыстауской области мы видим наибольшее количество конфликтов, коллективных споров, которые вылились в открытую форму. Это - Каражанбасмунай, Жана-Озень и ряд других нефтепромыслов, которые открыто бастуют. Уже есть жертвы, пострадавшие и их число будет расти. Почему это происходит? Одну причину я назвал - расслоение по социальным слоям, по уровню доходов.

ИА REGNUM: Ну, как раз это - очевидные причины...

Еще можно назвать нарушение принципа социальной справедливости по оплате труда между отечественными работниками и иностранными специалистами. На всех нефтепромыслах, особенно с участием иностранного капитала - работают китайцы, итальянцы, американцы, кто угодно. И именно здесь мы видим явную дискриминацию по оплате труда работников, выполняющих одну и ту же работу, но одни являются гражданами Казахстана, а другие гражданами иностранной державы. Скрадывается парадоксальная ситуация. Работодатели труд своих соотечественников ценят больше, чем наши - своих соотечественников. Тут и интернета не надо, и газет читать не надо. Они вместе работают, выполняют одну и ту же функцию, и видят, приходя в кассу за зарплатой, что иностранец получает в разы больше за ту же работу. Мы только говорим про коммерческую тайну. Но "цыганская почта" лучше всякой прессы доведет до всех эту информацию. Люди все знают. Но мало того, что иностранцы получают зарплату в разы выше, они же и живут в совершенно других условиях. Иностранные специалисты живут в шикарных благоустроенных вагончиках, а то и офисных помещениях, капитальных общежитиях и гостиницах. Наши рабочие - живут в скотских условиях. Вот вам уже две составляющих: оплата труда и условия труда. Два момента, которые на сегодняшний день являются основным детонатором всего недовольства, которое происходит на западе страны.

ИА REGNUM: Насколько возможна политизация социальной энергии? Очевидно, что есть сила общественная, сила социальная, которая не просто будоражит общество, а выходит на акции протеста, эта сила может быть использована и в политических целях.

Она уже используется. Всем известно, что в Казахстане образовано социалистическое движение Казахстана, которое возглавил Айнур Курманов. Вместе с ним действует "ипотечный" лидер Есенбек Уктешбаев. Он уже стал председателем созданного в ноябре прошлого года нового профсоюза, в который вошли представители разных отраслей - от нефтяников и работников горнорудной промышленности до работников бюджетной сферы. Созданная организация стала следствием бездеятельности официальных профсоюзов, но при этом, акцентирую внимание - в нее вошли представители разных отраслей. Это разве хорошо? Я не хочу их критиковать, но профессионалы четко знают, что такое отраслевой профсоюз: это организация, учитывающая специфику своей отрасли. А они объединили всех недовольных существующим положением дел в сфере трудовых отношений. Но что удивительно, Айнура Курманова трудно назвать профсоюзным лидером. Он когда-то работал в Уральске слесарем, но с ранних лет сильно политизировался и в итоге стал марксистом, членом Социального сопротивления. Это политическая организация. Одна из главных идеологических мыслей организации - национализация незаконно приватизированных олигархами недр страны. Другая - пересмотр всех сложившихся социально-трудовых отношений в стране. То есть, по факту, под знаменами марксизма организация уже начала свой ход в Казахстане.

ИА REGNUM: Чуть конкретнее, пожалуйста...

Тут все просто. Первый шаг - народные бунты спровоцировали появление новых профсоюзов по местам. Следующий шаг - создание единого профсоюза. И третий шаг - политическая организация заявила о создании социалистического движения Казахстана. То есть, по сути, у нас появилась сила, которая имеет своей целью коренную реставрацию трудовых отношений в Казахстане. Причем, я точно знаю, что созданная организация имеет офис в Москве и штаб, похоже, в Лондоне. То есть, структурированная организация, имеющая разветвленную сеть, обозначила свою позицию крайне четко. Это что значит? Это значит, что трудовые отношения в Казахстане начинают переходить в политическую плоскость. А что является главной целью любой политической партии, какой бы она ни была? Мы все прекрасно знаем - достижение власти. И теперь, Айнур Курманов, объединивший крайне беспокойную массу, создав социалистическое движение, вошел в политический блок "Народовластие" (также в него вошли финансируемые, по некоторым данным, бывшим банкиром Мухтаром Аблязовым партии - незарегистрированная "Алга!" и Коммунистическая партия Казахстана - ИА REGNUM)

ИА REGNUM: То есть создана теневая политическая структура?

Сложно сказать, насколько она теневая. Важно, что с идеями Курманова согласен даже видный экономист Ураз Джандосов, выступивший за пересмотр контрактов и переход под контроль государства ключевых недр республики. Ведь вдумайтесь, все недавние марши протеста говорят о том, что народ обеспокоен влиянием того же Китая. Наши люди в китайских компаниях оказались даже не на вторых ролях, а на месте слуг, обеспечивающих неуемные аппетиты иностранного капитала!

ИА REGNUM: Как вы считаете, политизация социальной энергии это хорошо или плохо?

Ну, если с точки зрения моей гражданской позиции - политизация таких процессов будет присутствовать всегда. Если ты не занимаешься политикой, она займется тобой. Даже выполняя свои прямые обязанности, профсоюзы, так или иначе, сталкиваются с действиями государственных органов или общественных объединений. Это политика чистой воды, которую вершат руководители самого разного уровня.

Другой вопрос, что есть проблема соизмеримости ситуации, возникшей в свете трудовых отношений с резкой политизацией. Вот в этом контексте я сторонник социального диалога. Мирного решения этих проблем. Хрупкое равновесие в Казахстане надо беречь, мы еще не настолько крепко стоим на ногах, чтобы нарушение баланса завтра не аукнулось нам киргизским синдромом. Речь ведь идет всего лишь о недоработке официальных профсоюзов! Если человек не находит мирного удовлетворения своих возросших потребностей, он начинает искать более агрессивный выход своему недовольству. Если человек не может удовлетворить потребности своей семьи - все остальное: партии, профсоюзы, движения - для него будет вторичным. Поэтому политика начинается с каждого гражданина страны. Что следует из сказанного? В Казахстане попросту несовершенна система социального партнерства, сегодня давшая сбой. Об этом говорят все события, происходящие в регионах Казахстана - система социальной защиты не работает. Каждый год мы подписываем коллективные договора, отраслевые соглашения, генеральные соглашения на уровне правительства Казахстана. Но это все в большей степени "показуха". У нас масса законов, защищающих трудовые права. Это положения Конституции, гражданского кодекса, это закон о профсоюзах, закон об общественных объединениях, закон о некоммерческих организациях. То есть, у нас есть правовая база, чтобы официальные профсоюзы могли нормально работать.

ИА REGNUM: Но в Казахстане совершенно не работает законодательная база.

Да! Законы несовершенны, так как, видимо, придуманы теми, кто не ходит по земле, не понимает, что происходит сегодня. Почему это произошло? Мы оказались не адаптированы, после развала Союза, к новым условиям рынка. И сегодня в Казахстане разрушена эта система. Почему я ее называю разрушенной? Мы на бумаге создали систему социального партнерства, на бумаге закрепили положения трудового кодекса Казахстана, в других законах, которые я назвал. Но она не работает, потому что стороны социального диалога не признают друг друга равными. Особенно профсоюзы. У нас всегда среди равных кто-то равнее. И получается, что на переговорах на уровне коллективного договора, представитель профсоюза всегда слабая сторона. В руках представителей работодателя ресурсы, власть и т.д. Почему представители профсоюза не могут быть равноправной стороной этого диалога? Потому что мы не отошли от старой, совковой модели построения отношений профсоюза. Сегодня председатель профсоюзных организаций, как правило, не освобожден от основной работы. Как можно защищать своих коллег, товарищей по работу, если ты хлебаешь щи из этого же котла? Ты получаешь зарплату у этого работодателя и тут же становишься защитником своих же товарищей перед тем, от кого ты зависим по зарплате. Постулат, который поддерживают многие недалекие от профсоюзов умники, говорящие, что первичная организация - основа, он уже себя потерял. На предприятии кто-то должен выполнять функции профсоюзного организатора. Выводить профсоюзы из коллективов. То есть лидеры профсоюзов должны быть независимы от работодателя. Эта модель работает на протяжении уже двух веков. Создается организация по инициативе работающих, но она не функционирует в рамках предприятия, а работает за его пределами. Нигде не существует понятия отчисления взносов через бухгалтерию предприятия. Зарплата начисляется на предприятии, а удержание взносов и перечисление организации, которая нужна тебе, а не работодателю, происходит через банки добровольно. Либо из собственного кармана самим работником. Тогда профсоюзы обладают независимым от работодателя бюджетом. Независимость бюджетная, финансовая, является ахиллесовой пятой всех профсоюзов. Поэтому если бы профсоюзы получали деньги независимо от работодателя, от самих членов профсоюза, и были бы консолидированы, ситуация бы сразу изменилась.

ИА REGNUM: Но это системная профсоюзная проблема. Решать ее должны были профлидеры.

Это системная проблема общества. Проблема в том, что сегодня работа слабо осуществляется и самими профсоюзниками, и государство не заинтересовано в том, чтобы была какая-то реальная сила, которая со временем превратилась бы в политическую. Незаинтересованность в том, чтобы иметь достойного оппонента приводит к тому, что люди замалчивают куцую роль профсоюзов, а государственные чиновники тем более. Получается, что на предприятиях равенства нет. А если взять на уровне регионов, отраслей и трехсторонних комиссии на уровне правительства, то представители власти в любом случае имеют приоритет перед профсоюзными работниками. Почему? Дело в том, что, начиная с 91-го года, с момента обретения независимости Казахстана профсоюзы у нас стали изгоями. Они реально никем не признаются, хотя мы ратифицировали все основополагающие конвенции МОТ, мы присоединились к международно-правовым актам, которые заявляют о признании социального партнерства основополагающим инструментом регулирования всех трудовых отношений. Но в реальности мы не видим практической пользы от этого социального партнерства.

ИА REGNUM: Ну, это общие слова...

Нет. Давайте я приведу пример. Вот сегодня нефтяники Каражанбаса говорят - пересмотрите районные коэффициенты. Но это вопрос не плоскости митинга, не плоскости баррикад. Нужно было кому-то прийти и разъяснить, что такое зарплата, и какова ее структура. Зарплата состоит из основной части и переменной. Переменная - это как раз премии, надбавки за сложность, за условия труда. И прочее, и прочее. Районный коэффициент не является основной зарплатой. Он доплачивается работодателем в процессе переговоров, когда представители рабочих садятся с работодателем и договариваются. Вот, по основной работе платят столько-то. Но я работаю в Каражанбасе, а не в офисе в Астане или Алма-Ате. Условия природные такие-то. В советское время районные коэффициенты имели законодательную основу. Они были установлены по каждому региону и платились в соответствии с постановлением Совета министров. Сегодня в трудовом кодексе этого понятия практически нет. Все отдано на откуп коллективному договору, который нужно реально грамотно защитить, а потом, подписав и получив его, зарегистрировав в соответствующем территориальном органе минюста, работать согласно его букве. А не выполняется - в суд подавать. А у нас за стол переговоров при заключении коллективных договоров садятся юридически неграмотные представители и наемных работников и, зачастую, некомпетентные представители работодателя. В результате мы порождаем массу неработающих документов, фактически безграмотных. Проблема профсоюзов не только в этой неорганизованности, но еще и в том, что профсоюзы не являются равноправными участниками социального диалога. Сегодня профсоюзники проигрывают во всех смыслах. То, что он не освобожден от работы - он реально не выполняет свои функции. Второе - он не профессионал. Разве можно возлагать функции председателя профкома на буровика или слесаря, который кроме своей работы больше ничего не знает? XXI век, век высоких технологий, требует прихода в профсоюзы асов. Профессионалов из области права, экономики, финансов, менеджмента и т.д. Людей, которые могли бы сесть и доказать. В коротких штанишках профкомов делать в профсоюзах нечего. Если бы такие грамотные специалисты были бы в Каражанбасе и том же Жана Озене, если бы они разъяснили грамотно, никаких скандалов бы не было.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
20.01.17
Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ в Тартусе
NB!
20.01.17
Ученые Петербурга ответят на варварство боевиков моделью древней Пальмиры
NB!
20.01.17
Лукашенко ищет альтернативу российской нефти: начало конца энергодружбе?
NB!
20.01.17
Нефть: «Белоруссия пытается показать России, что у нее еще есть козыри»
NB!
20.01.17
Мэр Харькова отказался менять название проспекта Героев Сталинграда
NB!
20.01.17
Союз России, Ирана и Турции испытывается на прочность
NB!
20.01.17
Убранству железнодорожного вокзала Волгограда вернут первозданный вид
NB!
20.01.17
Да это просто капризный шоу-мэн: Новый скандал вокруг главы «Укрзализныци»
NB!
20.01.17
Перевод посольства США в Иерусалим — глобальный катаклизм
NB!
20.01.17
По-братски: Володин призвал Жириновского осторожно говорить о народах РФ
NB!
20.01.17
Минск «не услышал» Россию и Лаврова: блогера Лапшина выдают Баку
NB!
20.01.17
Кто-то верит, что «стратегическим партнёром» Японии будет Россия, а не США?
NB!
20.01.17
Путин подарил Шаймиеву карту Тартарии: в Татарии ищут «смыслы»
NB!
20.01.17
Лукашенко «о поведении России» с нефтью: «Катастрофы нет»
NB!
20.01.17
КНБ Казахстана теперь может блокировать соцсети без решения суда
NB!
20.01.17
СМИ: Калужские чиновники поселили сирот в квартирах, в которых нельзя жить
NB!
20.01.17
Госдума ратифицировала соглашение по «Турецкому потоку»
NB!
20.01.17
Шотландия вновь будет добиваться независимости
NB!
20.01.17
Секрет политического величия Лукашенко: транзитные игры вокруг Белоруссии
NB!
20.01.17
Почему архив ЦРУ в открытом доступе появился именно сейчас
NB!
20.01.17
Чубайс о Давосе: «Ощущение ужаса от глобальной политической катастрофы»
NB!
20.01.17
История основания монастыря, предтечи города Северодвинска