Джамиль Гасанлы: Нагорный Карабах: старые заблуждения в новой интерпретации. Часть вторая

Москва, 26 июля 2011, 16:59 — REGNUM  

Почему Кавбюро ЦК РКП(б) хотело решить Карабахский вопрос "совершенно секретно"

Установление советской власти в Армении 29 ноября 1920 года создало коммунистам выгодные условия вновь выдвинуть Карабахскую проблему на повестку дня. В связи с провозглашением советской власти в Армении 30 ноября председатель Азревкома Нариман Нариманов и нарком иностранных дел Мирза Давуд Гусейнов направили приветственную телеграмму Армянскому революционному комитету. Между текстом этой телеграммы и решением совместного заседания Политбюро и Оргбюро ЦК АКП (б) от 30 ноября была серьезная разница. Целый ряд противоречивых моментов содержался также и между известным выступлением председателя Азревкома Н.Нариманова на торжественном заседании Бакинского Совета по поводу установления советской власти в Армении и Декларацией, зачитанной им 1 декабря 1920 года. В декларации говорилось: "Советский Азербайджан, идя навстречу борьбе братского армянского трудового народа против власти дашнаков, проливающих и проливавших невинную кровь наших лучших товарищей коммунистов в пределах Армении и Зангезура, объявляет, что отныне никакие территориальные вопросы не могут стать причиной взаимного кровопускания двух вековых соседних народов: армян и мусульман; территория Зангезурского и Нахичеванского уездов неразрывная часть Советской Армении; трудовому крестьянству Нагорного Карабаха предоставляется полное право самоопределения, все военные действия в пределах Зангезура приостанавливаются, а войска Советского Азербайджана выводятся" (Коммунист, 1920, 2 декабря).

Следует сразу же отметить, что текст Декларации от 1 декабря противоречит решениям, принятым ЦК АКП (б) 4 и 30 ноября. Потому, что на заседании Политбюро ЦК АКП (б) 4 ноября 1920 года, когда в присутствии И.Сталина и Г.Орджоникидзе обсуждалась соответствующая статья проекта Российско-Армянского договора, было решено, что "статья с предложением о передаче Нахичевани и Зангезура Армении не выгодна ни с политической, ни стратегической стороны". Однако, в противовес этому решению, в связи с победой советской власти в Армении на заседании ЦК АКП (б) от 30 ноября было принято решение о передаче Зангезура Армении, а вопрос о Нахичевани совершенно не затрагивался. Видимо, именно поэтому Б.В.Легран 2 декабря из трех отмеченных территорий только о вхождении Зангезура в состав Армении говорит как о признанном Советской Россией факте. (Радиограмма Б.Леграна Г.Орджоникидзе. 02.12.1920 г. // Российский государственный архив социально-политической истории (далее - РГАСПИ), ф.85, оп.14, д.33, л.16). Однако в озвученной Н.Наримановым 1 декабря Декларации наряду с Зангезуром также значится и Нахичевань как переданные Армении территории. Профессор Гумбольдтского Университета Йорг Баберовский утверждает, что еще летом 1920 года под нажимом Орджоникидзе Нариманов был вынужден обещать уступку Армении Зангезура, Карабаха и Нахичевани. (Йорг Баберовски. Враг есть везде. Сталинизм на Кавказе. М., 2010, с.237).

Текст Декларации, опубликованной в бакинской прессе, был искажен Орджоникидзе еще до того, как попал на страницы газет. 1 декабря в шифрованной телеграмме Б.Леграну и Г.Чичерину он писал: "Азербайджан уже откликнулся и передал Советской Армении Нахичевань, Зангезур и Нагорный Карабах" (Шифрованная телеграмма Г.Орджоникидзе Леграну и Чичерину. 01.12.1920 // РГАСПИ, ф.85, оп.14, д.33, л.12). Подобное же сообщение он послал 2 декабря В.И.Ленину и И.В.Сталину. В нем говорилось: "Азербайджан вчера уже декларировал в пользу Советской Армении передачу Нахичевани, Зангезура и Нагорного Карабаха" (Сообщение Г.Орджоникидзе В.Ленину и И.Сталину. 02.12.1920 г. // РГАСПИ, ф.85, оп.14, д.33, л.20). 4 декабря эта "радостная" новость по инициативе И.Сталина была опубликована в "Правде" и на основе этой искаженной телеграммы Г.Орджоникидзе в тот же день на страницах той же газеты была опубликована статья И.Сталина в связи с провозглашением советской власти в Армении. Потом данная статья вошла в IV том сочинений И.Сталина, на который в наши дни часто ссылаются (Правда, 1920, 4 декабря). Возникает вопрос: был ли Г.Орджоникидзе досконально в курсе дела, или умышленно допустил эту ошибку? После установления советской власти в Дилижане Г.Орджоникидзе имел беседу по прямому проводу с Амаяком Назаретяном, в которой, ссылаясь на Декларацию Н.Нариманова, в частности, сказал следующее: "Сегодня в Баку было торжественное заседание Совета, на котором Нариманов прочел Декларацию азербайджанского правительства с указанием, что нет больше границ между Советской Арменией и Азербайджаном, с сегодняшнего дня территория Зангезурского и Нахичеванского уездов стала неделимой частью Советской Армении, армянам Нагорного Карабаха предоставляется право самоопределиться. Богатство Азербайджана - нефть и керосин - является достоянием обеих союзных республик". В сильном возбуждении от этой информации А.М.Назаретян воскликнул: "Браво, азербайджанцы!" - кричать в прессе начнем (Разговор А.М.Назаретяна и Г.К.Орджоникидзе по прямому проводу. 01.12. 1920 г. // РГАСПИ, ф.85, оп.14, д.37, л.1).

Вот так Декларация председателя Азревкома Н.Нариманова от 1 декабря 1920 года претерпела "легкое" исправление со стороны большевиков. В издающихся в Баку газетах "Коммунист" (02.12.1920) и "Бакинский рабочий" (03.12.1920) шла речь о предоставлении трудящимся крестьянам Нагорного Карабаха "права на самоопределение", а в издающейся в Армении газете "Коммунист" (07.12.1920) речь шла о "признании Нагорного Карабаха составной частью Армянской Социалистической Республики". Такая грубая фальсификация текста Декларации сильно возмутила Н.Нариманова. При обсуждении Карабахского вопроса на заседании Кавбюро ЦК РКП(б) он поручил наркому иностранных дел М.Д.Гусейнову, находившемуся в Тифлисе в июне 1921 года, довести до сведения Кавказского Бюро его мнение о Нагорном Карабахе. (К истории образования Нагорно-Карабахской Автономной Области Азербайджанской ССР. Документы и материалы. Баку, 1989, с.89).

В целом, возникает такой вопрос: видели ли в Армении и в России истинный текст Декларации? Ведь кроме слов и переписки Г.Орджоникидзе была еще телеграмма с текстом Декларации, направленная в Армревком за подписью Н.Нариманова и М.Д.Гусейнова. Именно на основе этого документа член Армревкома Асканаз Мравян сообщил армянскому представителю в Москве Сааку Тер-Габриеляну, что Азербайджан объявил о присоединении Зангезура и Нахичевани и о референдуме в Нагорном Карабахе (От члена Армянского Революционного Комитета (А.Мравяна) представителю Советской Армении в России Тер-Габриеляну. 04.01.1921 г.// Архив Внешней Политики Российской Федерации (далее - АВП РФ), ф.04, оп.39, папка 232, д.53001, л.14). И даже позднее, в изданном в 1957 году в Ереване сборнике документов "Великая Октябрьская социалистическая революция и победа Советской власти в Армении" опубликован правильный текст Декларации, хранящейся в Центральном Государственном Архиве Армении. (Великая Октябрьская социалистическая революция и победа Советской власти в Армении. Ереван, 1957, с.437-438). Тем не менее, с середины 1980-х годов армянские авторы, а в последнее время и российские политологи предпочитают обращаться не к оригиналу текста, а его "исправленному" варианту. К сожалению, эта операция с карабахскими документами не первая, и не последняя.

Почему же вообще в Декларации Н.Нариманова прозвучала идея передачи Зангезура Армении? На самом деле эта идея пришла из Москвы, из Политбюро ЦК РКП(б). Инициатором этой декларации был Г.Орджоникидзе. А почему Г.Орджоникидзе, признававший до этого принадлежность Зангезура Азербайджану, вдруг отвернулся от своих убеждений? Дело в том, что путем передачи Зангезура Армении он хотел вбить клин между Азербайджаном и Турцией, чтобы в будущем свести на нет угрозы со стороны Турции Азербайджану. Находясь на пути из Баку в Москву, 23 ноября 1920 года И.Сталин из Ростова-на-Дону по прямому проводу передает В.Ленину о том, что по информации Орджоникидзе теперь основная опасность заключается в стремлении турок к наличию общей границы с Азербайджаном. В связи с этим Орджоникидзе предлагает помешать замыслам турок путем передачи Зангезура Армении (Разговор И.Сталина по прямому проводу с В.Лениным. 23.11.1920 г. // АВП РФ, ф.04, оп.39, папка 232, д.52987, л.47). Именно поэтому турки рассматривали договор между Советской Россией и дашнакской Арменией, а также дружеские отношения между этими странами после советизации последней как щит на пути Турции к мусульманским народам Кавказа (Письмо Б.Леграна Г.Чичерину. 22.12.1920 г. // РГАСПИ, ф.5, оп.1, д.212733, л.5).

Однако еще 4 ноября 1920 года, в дни известной поездки И.Сталина на Кавказ, состоялось совместное заседание ЦК АКП (б) и Кавбюро ЦК РКП (б), на котором был заслушан доклад Б.Леграна о положении дел в Армении и принято соответствующее решение. В пункте "б" этого документа, касающегося обсуждаемого договора между Россией и Арменией, отмечалось: "Одновременно сообщить мнение Политбюро, что предложенный в договоре пункт о передаче Армении Нахичевани и Зангезура (предложенный Москвой - Дж.Г.) не выгоден ни в политическом, ни в стратегическом отношении и может быть произведен лишь в крайнем случае". В пункте "г" Н.Нариманову поручалось составить обоснование мнения Политбюро о Нахичевани и Зангезуре (Протокол №4 совместного заседания ЦК АКП (б) и Кавбюро. 04.11.1920 г. // Архив политических документов при Управделами президента Азербайджанской Республики (далее - АПД УДП АР), ф.1, оп.1, д.22, л.20).

Как видим, в это время Нагорно-Карабахской проблемы вообще не существовало, а потому она и не обсуждалась. 20 ноября 1920 года в Эривань прибыла дипломатическая миссия Советской России. Одним из первых шагов миссии было отслеживание хода переговоров между Турцией и Арменией в Гюмри, а также задача разобраться в территориальных претензиях Армении к Азербайджану и Грузии. Нарком иностранных дел РСФСР Г.Чичерин получил информацию о том, что "сейчас существование армянского народа зависит не столько от военной силы, сколько от дипломатии. Нужно отказаться от партийного романтизма и вооружиться суровым реализмом". Что же касается армянских претензий на Карабах, то дипломатическая миссия напоминала Чичерину: "В Батуме Качазнуни и Хатисян ведя переговоры с турками (имеется в виду мирная конференция в Батуме в мае-июне 1918 году - Дж. Г.) согласились Карабах отдать Азербайджану" (Наркому иностранных дел Чичерина от диппредставительства Советской России в Иреване. Ноябрь, 1920 г. // ГА АР, ф.28, оп.1, д.38, л.15).

Несмотря на провозглашение декларации Азревкома Н.Наримановым 1 декабря 1920 года Нахичевань, а также Карабах с его низменной и нагорной частями продолжали оставаться в составе Азербайджана. Однако после подписания Московского договора между Советской Россией и кемалистской Турцией 16 марта 1921 года, по которому Нахичеванская область образовала автономную территорию под протекторатом Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората третьему государству, вопрос касательно нагорной части Карабаха вновь выдвинулся на первое место повестки дня в отношениях Азербайджана и Армении.

3 июня 1921 года состоялось заседание Кавказского Бюро ЦК РКП (б) при участии членов Бюро Орджоникидзе, Махарадзе, Нариманова, Мясникова, Орахелашвили, Назаретьяна, Фигатнера и кандидата в члены Бюро секретаря ЦК Азербайджанского КП(б) Каминского, а также члена ЦК КП(б) Грузии Элиавы. На вечернем заседании пленума в повестке дня было три вопроса: 1) Азербайджанский вопрос; 2) Зангезурский вопрос; 3) О кочевниках. Решения по первому и третьему вопросам отражены в протоколе №6, однако по второму вопросу вместо решения имеется запись "см. приложение к протоколу" (Протокол №6 вечернего заседания Пленума Кавбюро ЦК РКП (б). 03.06.1921 // РГАСПИ, ф.64, оп.1, д.1, л.76 об.). Здесь, как говорится, и кроется корень зла. Во-первых, решение Кавбюро ЦК РКП(б) по Зангезурскому вопросу, состоявшее из 7 пунктов, было принято с грифом "совершенно секретно", хотя протокол №6 целиком такого грифа не имеет. Во-вторых, из 7 пунктов этого секретного решения только 6 касаются Зангезура, а пункт пятый имеет отношение исключительно к Нагорному Карабаху, и в нем записано следующее: "Указать в декларации Армянского правительства о принадлежности Нагорного Карабаха Армении" (Приложение к протоколу №6 вечернего заседания Пленума Кавбюро ЦК РКП (б). 03.06.1921 // РГАСПИ, ф.64, оп.1, д.1, л.77). То есть в "совершенно секретной" форме Армении было поручено выступить с правительственной декларацией, где указать принадлежность Нагорного Карабаха Армении.

После подобного решения, 12 июня Совет Народных Комиссаров Армении издал Декрет о присоединении нагорной части Карабаха к Армении. В нем было записано: "На основе декларации Революционного Комитета Социалистической Советской Республики Азербайджана и договоренности между социалистическими республиками Армении и Азербайджана, провозглашается, что отныне Нагорный Карабах является неотъемлемой частью Социалистической Советской Республики Армении" (Бакинский рабочий, 1921, 22 июня). Этот декрет, подписанный 12 июня А. Мясниковым (Мартуни) и М.Карабекяном, был 15 июня обсужден в ЦК КП(б) Армении, после чего было принято решение о его публикации. Там было сказано: "Опубликовать декрет о присоединении Нагорного Карабаха к Советской Армении". На том же заседании пятым пунктом стоял вопрос "О направлении представителя в Карабах". В решении было записано: "Тов. Мравяна и с ним Пирумова, Акопа Иоанисяна, Тер-Симоняна и группу других товарищей направить в Карабах" (Протокол №8 заседания ЦК КП Армении. 15.06.1921 // РГАСПИ, ф.64, оп.1, д.105, л.11 об.). В соответствии с этим решением, только 19 июня, то есть спустя целую неделю, Армянский Революционный Комитет опубликовал в прессе правительственный декрет. Асканаз Мравян был утвержден чрезвычайным поверенным в Нагорном Карабахе.

Знакомство с текстом декрета СНК Армении от 12 июня выявляет интересные моменты: вопреки тому, что было записано в декрете, ни в декларации Азревкома ничего не говорилось о передаче Нагорного Карабаха Армении, ни между республиками не было оформлено какое-либо юридически значимое соглашение. Видимо, авторы декрета вдохновились "совершенно секретным" решением по "Зангезурскому вопросу", принятым Кавбюро ЦК РКП(б) при председательстве Г.Орджоникидзе и секретарстве Я.Фигатнера от 3 июня 1921 года. И почему-то решение Кавбюро ЦК РКП(б) от 3 июня не упоминается в декрете от 12 июня. Этому, во-первых, мешал гриф "Совершенно секретно", а, во-вторых, Кавбюро ЦК РКП(б) не имело полномочий принимать подобное решение.

В действительности, правительство Армении сделало первый шаг в направлении присоединения Нагорного Карабаха к Армении сразу после Московского договора 1921 года. Тогда в правительственных кругах был подготовлен документ из шести пунктов, озаглавленный "Основные положения по вопросу о присоединении Нагорного Карабаха к Республике Армения". В нем указывалось, что Нагорный Карабах отделен от низменного Карабаха естественной границей в виде невысокой горной гряды. Несомненно, армяне "позаботились" и об этой горной гряде, мотивируя ее "присовокупление" к Нагорному Карабаху по двум причинам: во-первых, эта зона якобы находится в пользовании армянского населения; во-вторых, в горной полосе не так много земель, пригодных под посевы, а эта полоса единственно способна более или менее обеспечить проживающее здесь население хлебом. Самое интересное место в документе - это пятая статья, в которой указано: "С переходом Нагорного Карабаха к Республике Армении, естественно должен к ней перейти и так называемый Курдистан, занимающий узкую горную полосу между Карабахом и Зангезуром. Но в силу специфического положения этого района и существования еще националистических тенденций в населении возможны некоторые осложнения в этом вопросе. Полагая, что для устранения последних необходимо руководствоваться следующими положениями. Район этот расположен выше сев. Шуша-Герюсинского шоссе и состоит из шести сельских обществ - всего 27 тысяч населения. Из этого района можно создать особый кантон под управлением Республики Армения или, в крайнем случае, под протекторатом Азербайджана". В шестой, заключительной статье документа совершенно четко раскрыто намерение армянского правительства. В ней записано, что "южнее Курдистана по долине Аккары расположены Каладарасинская и Джамиллинское общества, большей частью населенные армянами. Это та полоса, через которую проходит шоссе и Нагорный Карабах может быть соединен лишь этим путем с Зангезуром для создания единой административной единицы и единого управления. Без этого соединения не имеет смысл присоединять Нагорный Карабах к Республике Армении" (Основные положения по вопросу о присоединении Нагорного Карабаха к Республике Армении. 1921// РГАСПИ, ф.64, оп.1, д.137, л.7-7 об.). Исходя из этих соображений, без всяких юридических обоснований Армянское правительство в мае 1921 года в одностороннем порядке приняло решение о присоединении Нагорного Карабаха к Армении. Пленум ЦК КП(б) Армении 23 мая 1921 года назначил Акопа Иоанисяна уполномоченным Армении в Нагорном Карабахе. Выслушав доклад Пирумова о заявлении Зангезурской комиссии, приняли следующее решение: "Воздержаться от вручения ноты Азербайджану пока вопрос о Нагорном Карабахе не будет прояснен на предстоящем пленуме Кавказского бюро РКП (б)" (Протокол №4 заседания ЦК КП Армении. 23.05.1921 // РГАСПИ, ф.64, оп.1, д.105, л.5 об.). Как видим, уже в мае Армения стала предпринимать практические шаги по присоединению Нагорного Карабаха, к тому же она была информирована о предстоящем обсуждении вопроса о Нагорном Карабахе на июньском пленуме Кавбюро ЦК РКП (б).

С чем же были связаны столь поспешные и юридически незаконные действия по передаче Нагорного Карабаха Армении, какова подоплека действий армянского руководства и Кавбюро ЦК РКП (б) в мае-июне 1921 года? Дело в том, что на 15 июня в Тифлисе были назначены обсуждения в комиссии по урегулированию пограничных вопросов между Закавказскими республиками. 2 мая 1921 года на пленуме Кавбюро ЦК РКП(б) для уточнения внутренних границ Закавказских республик была создана комиссия из представителей трех республик во главе с С.Кировым (Протокол №2 заседания Кавбюро ЦК РКП (б). 02.05.1921 // РГАСПИ, ф.64, оп.1, д.1, л.57). Поэтому Кавбюро ЦК РКП(б) своим решением от 3 июня, а армянское правительство декретом от 12 июня о включении Нагорного Карабаха в состав Армении хотели накануне Тифлисских обсуждений поставить Азербайджан перед свершившимся фактом.

26 июня на заседании Азербайджанского Совнаркома состоялось обсуждение доклада А.Караева о его поездке в Нагорный Карабах и Нахичевань. Было признано целесообразным изучить претензии Армении на Нагорный Карабах и подготовить обширный доклад для СНК, для чего и создали группу из трех человек - Шахтахтинского, Везирова и Алиева. Пришли к согласию, что следует отменить полномочия, данные Мравяну армянским правительством, пока не будет завершена работа этой группы, и поставить об этом в известность Г.Орджоникидзе, председателя Армревкома Мясникова, военно-морского комиссара Азербайджана Караева и самого Мравяна (Протокол заседания СНК Азербайджана. 26.06.1921 // ГА АР, ф.411, оп.1, д.12, л.1). Следуя этому решению, 27 июня Н.Нариманов телеграфом сообщил Орджоникидзе и Мясникову, что единоличное решение проблемы Нагорного Карабаха Армревкомом и появление в Нагорном Карабахе Мравяна в качестве чрезвычайного уполномоченного Армении Совнарком Азербайджана единогласно считает невиданной политической и тактической ошибкой. Также была выражена просьба немедленно отозвать Мравяна (Телеграмма Н.Нариманова Г.Орджоникидзе и А.Мясникову (копия А.Мравяну и А.Караеву). 28.06.1921 // РГАСПИ, ф.85, оп.13, д.98).

27 июня состоялось совместное заседание Политического и Организационного Бюро ЦК АКП(б). По результатам обсуждения вопроса "О границах между Азербайджаном и Арменией" Политбюро и Оргбюро сочли неправомерной постановку вопроса о Нагорном Карабахе А.Бекзадяном, учитывая бесспорное экономическое тяготение Нагорного Карабаха к Азербайджану; предложение о разделе мест проживания армянского и азербайджанского населения между Арменией и Азербайджаном соответственно не может быть принято с точки зрения административной и экономической целесообразности; единственное решение вопроса видится, как это сказано в декларации Нариманова, в привлечении армянского и мусульманского населения в деревнях к широкому советскому строительству; дальнейшие обсуждения этого вопроса должны оставаться открытыми до получения информации из Тифлиса. Н.Нариманов дал указание это решение Политбюро и Оргбюро сообщить в Тифлис (Протокол №20 заседания Политбюро и Оргбюро ЦК АКП (б). 27.06.1921 // АПД УДП АР, ф.1, оп.74, д.1231, л.64). Заседание еще продолжалось, а А.Ширвани уже доложил это решение М.Д.Гусейнову в Тифлис. Он также добавил: "Совнарком также присоединяется к этому постановлению. Тов. Нариманов просил передать, что вопрос должен быть решен только в этой плоскости, иначе Совнарком слагает с себя ответственность, ибо если Советская Армения этим актом желает произвести известное впечатление на дашнаков и беспартийную массу Армении, то не надо забывать про то обстоятельство, что тем самым мы восстанавливаем в Азербайджане такие же антисоветские группы, как дашнаки". В это время к телефону подошел Нариманов и продолжил разговор с М.Д.Гусейновым: "Скажите, что это мнение Полит и Оргбюро. Если они ссылаются на мою декларацию, то в декларации буквально сказано следующее: "Нагорному Карабаху предоставляется право свободного самоопределения". После этого Н.Нариманов сообщил, что "сегодня послана телеграмма на Ваше имя, копия Серго, Мясникову и Караеву об отзыве из Карабаха тов. Мравяна". Н.Нариманов попросил М.Д.Гусейнова передать Орджоникидзе, что "наши товарищи армяне исключительно думают о территории, но не о благополучии беднейшего населения армян и мусульман и укреплении революции" (Разговор А.Г.Ширвани и Н.Нариманова по прямому проводу с М.Д.Гусейновым. 27.06.1921 // РГАСПИ, ф.64, оп.1, д.215, л.14).

Кто же давал повод армянам ссылаться на азербайджанское политическое руководство? Дальнейший ход событий показал, что "анонимное" согласие от имени Азербайджана армянам давали лица, сконцентрировавшие в руках реальную власть на Кавказе - Г.Орджоникидзе и С.Киров. Они искали пути передачи Карабаха армянам, а озвученную А.Бекзадяном в те дни идею раздела Карабаха по национально-этническому признаку представили Н.Нариманову в телеграмме от 26 июня: "Если интересуешься нашим мнением, то оно следующее: в интересах окончательного разрешения всех трений и установления истинно дружественных отношений при решении вопроса о горном Карабахе необходимо руководствоваться таким принципом: ни одно армянское село не должно быть присоединено к Азербайджану, равно как и ни одно мусульманское село нельзя присоединять к Армении" (Телеграмма Г.Орджоникидзе и С.Кирова Н.Нариманову. 26.06.1921 // РГАСПИ, ф.85, оп.18, д.229, л.1-2).

Получив указания Н.Нариманова, М.Д.Гусейнов в тот же день, 27 июня передал вопрос на обсуждение Кавбюро, которое решило: "Созвать экстренный Пленум Кавбюро ЦК РКП и послать тт. Нариманову и Мясникову следующую телеграмму: "Президиум Кавбюро ЦК РКП предлагает с получением сего немедленно выехать на экстренное заседание Пленума Кавбюро. В порядке дня вопрос о размежевании республик. В Тифлисе находятся 6 членов Кавбюро. В случае Вашего неприбытия решение находящихся в Тифлисе 6 членов Кавбюро будет считаться обязательным. Поэтому настаиваем на Вашем немедленном прибытии" (Протокол №5 заседания Президиума Кавбюро ЦК РКП. 27.06.1921 // РГАСПИ, ф.64, оп.1, д.2, л.73).

28 июня состоялось новое заседание СНК под председательством Н.Нариманова. Была обсуждена и отвергнута декларация А.Мясникова, провозглашавшая Нагорный Карабах частью Армянской Советской Социалистической Республики. На этом же заседании окончательно был поставлен вопрос об отзыве чрезвычайного представителя Армении в Нагорном Карабахе А.Мравяна. После этого решения Н.Нариманов отбыл в Тифлис на пленум Кавбюро ЦК РКП(б), который был намечен на 4 июля 1921 года.

Продолжение следует

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
01.05.17
Украина против «Газпрома»: крючкотворство и фантастические претензии
NB!
01.05.17
Анимэ в поисках ответов на проклятые вопросы
NB!
01.05.17
Художник, создавший символы свободы и неизбежности борьбы за нее
NB!
01.05.17
Комедия для перенапрягшегося мозга: без претензий и намеков на смысл
NB!
01.05.17
Будущее: Человек модульного типа и одноразового использования
NB!
01.05.17
Разводка Японии и Южной Кореи: в чем взаимный интерес США и Китая
NB!
01.05.17
Повлияют ли рейтинги губернаторов на итоги президентских выборов?
NB!
01.05.17
Молдавия: 39% — за ЕС, 40% — за ЕАЭС, 61% — за Путина
NB!
30.04.17
Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего III
NB!
30.04.17
Дети говорят о войне: акция памяти на Ставрополье — фоторепортаж
NB!
30.04.17
Дружба США и Китая: пугающая реальность или сиюминутная конъюнктура?
NB!
30.04.17
Изнасилованная Окинава
NB!
30.04.17
Неделя в НХЛ: полуфинал Кубка Стэнли — в самом разгаре
NB!
30.04.17
«Спартак» второй раз в сезоне обыграл ЦСКА
NB!
30.04.17
Как Данияр Акишев управляет Национальным банком Казахстана
NB!
30.04.17
Украина готовится к авиационной атаке на Донбасс
NB!
30.04.17
Выборы в Иране: Джахангири в президенты, Рухани в рахбары?
NB!
30.04.17
Столичная «кошмарная демонстрация обрубков»: инвалиды требуют войны
NB!
30.04.17
Ватикан напоминает Баку: Азербайджан – древняя страна христианства
NB!
30.04.17
«Жизнь Чернышевского». Вторая серия
NB!
30.04.17
Апология Германии: преступление, позор, покаяние
NB!
30.04.17
Тони Блэр: Тереза Мэй скрывает реальные последствия Brexit