Гия Абдаладзе: "Моя карьера как фоторепортера закончилась" (Грузия)

Тбилиси, 25 июля 2011, 11:13 — REGNUM  Грузинский фоторепортер Гия (Георгий) Абдаладзе заявляет, что после всего случившегося его карьера как фоторепортера закончена и отныне он сможет фотографировать и снимать только на свадьбах и днях рождения. "Могу сказать, что моя как фоторепортера карьера плохо, но закончилась. Я могу снимать только дни рождения и свадьбы. А ну-ка представьте, как я должен буду освещать политические пресс-конференции?" - спрашивает Абдаладзе у журналиста в ответ на его вопрос в интервью грузинской газете "Квирис палитра" ("Палитра недели"). "Он все еще в эйфории. Старается казаться веселым, но все же видно, что он подавлен", - так описывает автор состояние уже бывшего известного грузинского фоторепортера и подчеркивает, что приговор, вынесенный Абдаладзе, и предупреждения, данные ему соответствующими структурами, не позволяют провести свободный опрос и задать все интересующие общество вопросы. Ведь, согласно предупреждению, "в случае, если фоторепортеры опротестуют процессуальное соглашение или начнут говорить о применении к ним насилия, они вновь окажутся в тюрьме".

Сдержанно и очень скудно, но Гия Абдаладзе все же рассказал о своем пребывании во временном заключении. По его характеристике, тюрьма - это параллельный мир, жизнь в котором очень тяжела. В камере он мог слушать только сокамерника и радио, причем, чтобы "поймать" радио "Палитра" (которое передавало все митинги в поддержку фоторепортеров и все новости и которое было в числе СМИ, участвовавших в акциях протеста в связи с арестом фоторепортеров), ему приходилось держать антенну в руке в одном и том же положении и не шевелиться, чтобы связь не прервалась. А когда передача заканчивалась, опустошенный валился на нары.

"Моя жизнь изменилась. Это была вторая тюрьма после цхинвальской. Не дай Бог, больше я не выдержу, несмотря на то, что думал, что я сильный", - делится Гия Абдаладзе. По его словам, иногда он доходил до такой степени отчаяния и безнадежности, что готов был перерезать вены, но сделать это ему не позволила поддержка коллег, о которой рассказывала при встречах адвокат Эка Беселия, и портрет католикоса-патриарха Грузии Илии Второго, висевший на стене камеры. "Я думал о патриархе, его поддержке. Верил, что он поддержит нас. Я думал о моей семье, дороже которой у меня ничего нет. Когда они увидели мои банковские счета, высмеяли меня, мол, как это, у шпиона и нет денег. У меня были кредиты в двух банках. Портрет патриарха не позволил мне покончить с собой. А мой сокамерник постоянно читал молитвы. Стоял перед портретом патриарха и молился, а меня охватывало удивительное спокойствие", - вспоминает Абдаладзе. В тюремной камере он понял многое, в том числе, понял, что самые великие качества человека - это терпение и всепрощение.

На вопрос о том, что в своих показаниях признания он перепутал даты, Гия Абдаладзе отметил, что, давая эти показания, он предупредил следствие, чтобы перепроверили даты. "Не знаю, почему они не проверили. Наверное, очень обрадовались моему признанию и поспешили обнародовать записи", - пояснил фоторепортер. Напомним, что в показаниях признания фоторепортера Гии Абдаладзе было выявлено много несоответствий. Эти несоответствия обнародовала газета "Квирис палитра", по командировке которой репортер поехал в Эргнети. Несоответствие было прежде всего в дате. В показаниях признания Абдаладзе говорил, что его командировка в Эргнети, завершившаяся его арестом, отправкой в цхинвальскую тюрьму и последующей вербовкой, была в 2002 году. А журналист, по заданию которого Абдаладзе ездил в Эргнети, точно помнит, что это было в 2000 году, и приводит в подтверждение публикации из газеты того времени.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, 7 июля в Грузии были задержаны ведущие фоторепортеры. По информации МВД Грузии, сотрудниками департамента контрразведки арестованы представитель Европейского фотоагентства в Грузии Зураб Курцикидзе, фотограф пресс-службы администрации президента Грузии Ираклий Геденидзе, его жена Натия Геденидзе и фотограф МИД Грузии Георгий Абдаладзе. Они обвиняются в том, что в ущерб интересам Грузии, исходя из их служебного положения, поставляли различную информацию организации, действующей под прикрытием спецслужб одного из иностранных государств. В статусе свидетеля в МВД был вызван и фотокорреспондент агентства "Ассошиейтед Пресс" Шах Айвазов, но он был допрошен и отпущен на свободу. Натия Геденидзе была освобождена судом под залог на сумму 10 тысяч лари. В процессе расследования прокуратура обнародовала показания признания вначале Ираклия Геденидзе, затем Георгия Абдаладзе. 21 июля стало известно, что все фоторепортеры подписали заявление о заключении процессуального соглашения.

22 июля Тбилисский городской суд удовлетворил ходатайство прокуратуры и признал Зураба Курцикидзе, Георгия Абдаладзе, Ираклия Геденидзе и Нателы Геденидзе виновными по статьям 314-ой, часть 1-я, и 55-ой УК Грузии. На основании этого ходатайства стороны заключили процессуальное соглашение и суд вынес обвинительный приговор - условное заключение. Георгий Абдаладзе и Ираклий Геденидзе условно осуждены на 4 года лишения свободы, Зураб Курцикидзе - на 3 года, Натия Геденидзе - на 1 год 6 месяцев.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.