Республика Беларусь: следующая остановка - конечная: Белоруссия за неделю

Москва, 23 Июля 2011, 00:24 — REGNUM  

Кризис "белорусской модели": Лукашенко не смог стать ни реставратором, ни модернизатором; Акции протеста: общество перестаёт бояться власть; Отношения с Западом: "пока клоуны в рубашках от Сен-Лорана учат нас демократии, мы будем крутить Западом как захотим"; Экономика: страна стоит на пороге новой девальвации.

Кризис "белорусской модели": Лукашенко не смог стать ни реставратором, ни модернизатором

За 17 лет Александру Лукашенко так и не удалось привести Белоруссию к процветанию, пишет "Солидарность". Более того, созданная им система вступила в фазу распада.

На своем веку я наслушался немало прогнозов о скором ("через пару месяцев", "осенью", "в этом году" и т.д.) крахе режима, пишет автор статьи. Чужой опыт свидетельствует о том, что от подобных пророчеств лучше воздерживаться. Но сегодня я всё-таки рискну сказать, что развязка стремительно приближается.

Ощущение, что "уникальная модель" рассыпается, появилось в середине марта, отмечается в публикации. Тогда только начинался валютный кризис, и, хотя было ясно, что ничего особо хорошего в ближайшем будущем Белоруссию не ждет, однако сложно было представить масштаб экономических проблем, с которыми страна столкнулась уже через месяц-два. Поэтому, делясь тогда с друзьями соображениями насчет перспектив Александра Лукашенко, я осторожно добавлял: "Возможно, выдаю желаемое за действительное".

Впрочем, дальнейшее развитие событий превзошло ожидания, пишет "Солидарность". Все мы говорили о неизбежной девальвации, в основном, предполагая, что рубль подешевеет процентов на 20. Скептики мрачно предрекали 30%-ное падение национальной валюты. Но я не слышал ни одного прогноза, в котором говорилось бы о 75%-ной девальвации рубля за первое полугодие (и это только по курсу Нацбанка), и 36%-ной инфляции (опять же по официальным данным).

Что же произошло? - задаётся вопросом издание. Я бы описал ситуацию так. Представьте себе знаменитую "двадцатьчетверку". На этой "Волге" мой знакомый водитель спокойно ездил со скоростью 60 километров в час. За пределами города она разгонялась до 100 км/в час. Но однажды владелец "Волги" вынужден был гнать от Бреста до Минска 130-140 км/час. Доехать-то он доехал, вот только движок после этого пришлось отправлять в капитальный ремонт.

По сути, то же самое произошло в белорусской экономике, которая элементарно не выдержала разгона до 500 долларов в месяц, говорится в статье. Чтобы достигнуть такого уровня средней зарплаты, белорусские власти запустили печатный станок на полную мощность и в декабре взяли желанную планку. Одновременно заложив мину замедленного действия, которая сработала уже спустя несколько месяцев. Ситуация усугубилась вследствие политических просчетов руководства Белоруссии. Разгоняя демонстрацию протеста 19 декабря, Александр Лукашенко неверно оценил последствия этого "силового приема". Почему глава государства рассчитывал, что Запад закроет глаза на политические погромы в Белоруссии, - тема для отдельной статьи. Так или иначе, пространство для маневра у Лукашенко резко сузилось, и он де-факто остался один на один с Кремлем. Который своему минскому партнеру давно не симпатизирует и постепенно урезает объем субсидий.

За последние 7 месяцев и 1 день руководство Белоруссии допустило беспрецедентное количество ошибок в самых разных сферах, пишет "Солидарность". И продолжает их совершать. В результате местная версия "шоковой терапии" получилась очень уж своеобразной. Шок есть, терапии нет. Ее заменяют непоследовательные, а подчас и абсурдные решения. Именно поэтому складывается впечатление, что система, созданная под руководством Лукашенко, вступила в фазу распада. Причем это уже необратимый процесс.

Государственная пропаганда, разумеется, твердит, что, несмотря ни на какие "временные трудности", за 17 лет правления Лукашенко белорусы стали жить существенно лучше, продолжает издание. Но это подмена понятий. Вы можете назвать хоть одну страну в Европе, которая живет сейчас хуже, чем в 1994-м? Едва ли. Жизненный уровень растет ныне практически повсеместно - вопрос лишь в том, с какой скоростью. И вот тут выясняется, что наша "двадцатьчетверка" катастрофически отстает от зарубежных моделей.

Многие помнят массовое "нашествие" в начале 90-х в наши края поляков, которые стремились при помощи нехитрой технологии "купи-продай" поправить свое финансовое положение, говорится в статье. Тогда жители сопредельного государства выглядели бедными родственниками. Ныне белорусы с поляками поменялись ролями. Уже много лет наши соотечественники ездят с аналогичными целями в соседнюю страну, стараясь втихаря провезти лишний блок сигарет или бутылку водки. А до среднепольской зарплаты в 1300 долларов нам сейчас, как до Луны: после майской девальвации "заробак" в РБ рухнул на уровень молдавского...

Это один из самых красноречивых примеров, демонстрирующих неэффективность правления Александра Лукашенко, пишет "Солидарность". За 17 лет его правления Белоруссия не только не приблизилась к европейскому уровню жизни - нас уже даже от бывших "товарищей по социалистическому лагерю" отделяет если не пропасть, то очень приличная дистанция.

Нынешнее положение дел в Белоруссии может еще сохраняться некоторое время, продолжает издание. Существует ряд возможностей "подморозить" ситуацию и превратить финишную прямую в "кривую". И власть постарается ими воспользоваться. С другой стороны, есть вероятность, что события будут развиваться стремительнее, чем мы сегодня можем себе вообразить. Кто, к примеру, 15 августа 1991 года был в состоянии спрогнозировать хотя бы в общих чертах, какие перемены произойдут в Советском Союзе в течение недели? Потому гадать о конкретных сроках - занятие неблагодарное. Зато с уверенностью можно сказать, что мы сейчас наблюдаем предпоследнюю стадию, на которой нынешняя власть сама себя активно дискредитирует в экономическом, политическом и моральном плане. Следующая станция - конечная, резюмирует "Солидарность".

Для правителя, который долгое время находится у власти, как и для большого спортсмена, важно вовремя уйти с арены, пишет белорусская редакция Радио "Свобода". Ощущение исторического времени, исчерпанности собственной миссии в жизни народа - это особый талант.

Говорят, что Лукашенко обладает очень острым политическим чутьем, продолжает издание. И оно должно было подсказать ему, что надо уходить. Если бы он досидел свой последний срок и не участвовал в президентских выборах 2010 года, то остался бы в памяти значительной части (если не большинства) общества как положительная историческая фигура. Представьте себе, что сейчас в Белоруссии был бы другой президент - и при нем бы обвалилась экономика, произошла девальвация, закончилась валюта, начался быстрый рост цен. И пусть бы новые руководители и экономисты доказывали, что это политика предыдущего руководителя привела к кризису, но большинство народа твердо считала бы: пока был Лукашенко, была стабильность, порядок и даже зарплата в 500 долларов.

По контрасту с неизбежными рыночными реформами, которые бы начались, эпоха Лукашенко выглядела бы как период спокойного и сытого житья, говорится в статье. Но Лукашенко не ушел. Жажда власти оказалась сильнее политического чутья. Как говорила византийская императрица Феодора, "пурпур власти - лучший саван". И теперь на него обрушились все последствия системного кризиса созданной им модели, обвал рейтинга, потеря положительного имиджа. Конечно же, от народной любви до ненависти один шаг, пишет Радио "Свобода". Существует еще одна проблема. Долгое сиденье на одном месте даже талантливого политика превращает в памятник из другой эпохи. Политическое бальзамирование приводит к тому, что он теряет связь с реальностью, чувство меры. На новые вызовы он дает старые ответы. Что мы сейчас и наблюдаем. Он не способен идти на компромисс ни с кем ни внутри страны, ни извне. Синдром из известной сказки Пушкина - неизлечимая болезнь всех диктаторов. Человек, который долгое время находится у власти, не может не задумываться о том, кем он останется в истории.

Какова историческая миссия Лукашенко? - задаётся вопросом издание. Российские ученые, сторонники белорусского правителя Сергей Кара-Мурза, Александр Ципко, Рой Медведев пытались доказать историческую закономерность и эффективность белорусской модели как альтернативы реформам постсоциалистических стран. Они писали, что "проект Лукашенко" - это оптимальная модель "постепенного, осторожного отхода от коммунизма", адаптации к новой эпохи в противовес шоковой трансформации в соседних государствах. Сегодня после 17 лет эксперимента можно подводить определенные итоги. Возможно, "проект Лукашенко" в своем теоретическом варианте и имел какую-то историческую целесообразность. Приход к власти действующего главы был действительно сигналом неготовности белорусского общества к реформам, консервативной реакцией на вызовы модернизации и глобализации. Однако эту теоретическую чистоту разрушили жажда Лукашенко к полной и абсолютной власти. Логика постепенного отхода от коммунизма и логика абсолютного владычества чем дальше, тем больше противоречили друг другу. Можно сказать, что результаты исторического развития страны за 17 лет, его направления, повороты и извилистые пути были побочными продуктами борьбы Лукашенко за укрепление своей власти. Считать белорусскую модель адаптированной к современным историческим тенденциям можно было бы при условии, если бы страна медленно, но последовательно двигалась в сторону рыночной экономики и демократии. Однако этого не происходило. Наоборот, в политической сфере движение шло в противоположную сторону. А то, что творится в стране после 19 декабря, разрушает даже ту пасторальную картинку, которую рисовали российские сторонники Лукашенко. Кризис белорусской модели стал очевиден для всех. Миссия реставратора и хранителя старой системы провалилась. А миссия модернизатора оказалась непосильной. В результате страна оказалась в историческом тупике, перспективы выхода из которого выглядят все более трагическими, резюмирует Радио "Свобода".

Перемен, создается впечатление, в нашей стране хотят уже практически все, пишет "Наше мнение". Во всяком случае, практически все осознают их необходимость и неизбежность. Противится переменам лишь малая группа лиц на вершине "пирамиды", да часть наиболее одиозной номенклатуры. Правда, пока лояльны силовые структуры. Это позволяет, пока позволяет, блокировать перемены. Но выхода для власти реально нет, избежать перемен невозможно, хотя есть разные варианты их осуществления. Или власть сама инициирует радикальные перемены, обеспечивая с помощью силовых структур их ненасильственный характер, или перемены произойдут без участия нынешней власти, а власть просто сметут.

Власти, однако, до сих пор продолжают надеяться, что перемены все же не понадобятся, продолжает издание. Должна же Россия опомниться и восстановить дотации в полном объеме. Мы ведь так страстно и изобретательно поливаем ее грязью за недостаточное финансирование нашего "чуда", должно же это как-то сработать. И тогда все вернется "на круги своя".

Но этого не будет, "невозможно войти дважды в одну и ту же реку", говорится в статье. Хотя восстановление дотаций теоретически и возможно, Но, во-первых, не в прежнем объеме, во-вторых, уже не "за поцелуи", как раньше, и тем более не за вылитую на российское руководство грязь. Придется, как минимум, делиться собственностью ради восстановления дотаций. То есть даже этот вариант предполагает изменения - пусть менее радикальные и быстрые, но в любом случае, перемены. Впрочем, как мне кажется, это не самый лучший вариант перемен. Но наша власть никогда и не выбирала лучшие варианты, даже случайно. Между тем власти тянут время, хотя ситуация критическая. В чем дело?

Дополнительным фактором, сдерживающим перемены, является, как мне кажется, убеждение, что любая стабильность лучше любых изменений, что стабильные системы более долговечны и обеспечивают более длительное сохранение статус-кво, пишет "Наше мнение". А поскольку сохранение статус-кво, то есть власти по-простому, для многих самая главная задача, то и ставка на "стабильность" кажется предпочтительной. Да и в народе, даже среди недовольных властью, присутствуют еще те, кто считает, что даже некомпетентную власть стоит терпеть ради сохранения стабильности. Поэтому тезис "стабильность любой ценой" следует разобрать более подробно.

Многим кажется, что стабильные системы более долговечны, продолжает издание. Но это только кажется. На самом деле стабильная, "неживая" система разрушается быстрее, чем динамичная. Нежилой дом сгнивает быстрее, чем жилой. А если жилой дом еще и вовремя ремонтируется и подновляется, то ему и сносу нет. Пришвартованный у пирса корабль ржавеет быстрее, чем активно плавающий. То же можно сказать и о социальной системе. "Стабильная" государственная система деградирует и очень скоро приходит в негодность. Это можно сказать не только о нашей системе. Например, пока Путин активно изменял доставшееся ему "ельцинское наследство" (не будем рассуждать, правильно или неправильно он это делал), система была относительно устойчивой. Когда систему решили "стабилизировать" в оптимальном, по мнению власти, варианте, она начала "падать". Это как велосипед: если не движешься, то падаешь. Аналогично и в случае с советской системой. Пока Сталин, Хрущев проводили в ней изменения - пусть не совсем правильные, а иногда совсем неправильные - система сохраняла устойчивость. Как только изменения прекратились, наступил "застой", "стабильность", в местной терминологии, - и система "сгнила". И рухнула, когда попытались возобновить изменения - так рушится полностью прогнившее строение, стоит его немного пошевелить.

В Белоруссии "застой" наступил примерно с 2001 года, говорится в статье. До этого динамика присутствовала, правильная-неправильная, но присутствовала. Однако на каком этапе "гниения" находится сейчас наша система, "ремонтопригодна" еще она или уже нет, сказать довольно трудно: государство маленькое, процессы идут быстрее, чем шли, например, в СССР. Возможно, белорусская система дошла до такого же состояния, как советская к концу "застоя" - сказать сложно. Быть может, осознавая это, власти и не идут ни на какие, даже минимальные реформы. Но, мне кажется, систему все же необходимо "шевелить". Если основа строения еще крепкая, оно выдержит ремонт, который крайне необходим. Если же "строение" прогнило до основания, то все равно эксплуатировать его крайне опасно, поскольку может рухнуть в любой, самый неожиданный момент, от малейшего "ветерка" - скажем, от инициативы трех проживающих в Кракове студентов. И тогда строение погребет под собой обитателей.

Поэтому лучше провести стресс-тест, который, скорее всего, без того будет проведен нынешней осенью- зимой, а там систему придется либо основательно ремонтировать, либо демонтировать, пишет "Наше мнение". Пока власть вместо ремонта использует "подпорки" в виде кредитов. С одной стороны, подпорки позволяют прогнившему строению простоять еще некоторое время. Однако, с другой стороны, стоит часть подпорок убрать - все рушится. Если строение не ремонтировать, то подпорок требуется все больше и больше.

А если ничего не делать, то проблемы будут только накапливаться, и закончится все это катастрофой, продолжает издание. Похоже, наша власть так не считает. Пока она просто тянет время в надежде, что все "рассосется" само по себе. Конечно, в жизни все может случиться, однако теория утверждает достаточно однозначно.

Деградация системы может произойти в следующих случаях, говорится в статье. Общесистемные условия: система затягивает процесс перехода: при увеличении числа новых признаков соответствующего изменения поведения системы не происходит, в результате чего энтропия растет, система перестает выполнять свои функции и дезорганизуется (Из учебника по теории катастроф).

Практика это тоже как будто подтверждает, пишет "Наше мнение". С 2007 года, момента, когда страна подошла к точке бифуркации, ситуация только ухудшается. Одна резкая девальвация, вторая, теперь заговорили уже о третьей. Реальных тенденций к улучшению пока не видно, да и не может быть по теории, поскольку нет реальных перемен. А вот к дальнейшему ухудшению ситуации предпосылки есть.

Ну и последнее, по Эйнштейну: "Никакую проблему нельзя решить на том же уровне, на котором она возникла", отмечает издание. В нашем случае это означает, что необходимо менять или власть, или уровень ее компетентности. Второе, скорее всего, невозможно, поскольку наша власть многократно демонстрировала и продолжает демонстрировать поразительную необучаемость. Хотя время покажет, до стресс-теста остается несколько месяцев, резюмирует "Наше мнение".

Акции протеста: общество перестаёт бояться власть

Очередная, девятая среда молчаливых протестов в Белоруссии - 20 июля - оказалась немноголюдной, пишут "Белорусские новости". Тем более мрачно выглядела концентрация силовиков на главных площадях и в окольных дворах. Чуть ли не военное положение. Спецназ, тихари, турникеты, автозаки и прочий спецтранспорт, - бог ты мой, сколько нагнали, чтобы пальнуть из пушки по воробьям! А сетевые воробышки, если смотреть в целом, морально победили.

После серии вынужденных (ради минимизации задержаний) экспериментов с форматом, не способствовавших массовости, координаторы "Революции через социальную сеть" призвали в среду 20 июля вернуться на Октябрьскую площадь столицы и в центральные точки других городов, продолжает издание. Но войти дважды в ту самую реку невозможно. Контекст изменился. Это первые две акции силовики да вертикальщики прохлопали. А потом даром времени не теряли. "Хапун" дополнился альтернативными официозными мероприятиями и кибервойной против сетевых бунтарей (от блокировки сайтов до фальшивых анонимайзеров). Пошла волна промывания мозгов, тоже с использованием заточенного под молодую поросль креатива - типа выложенных в сеть роликов о "зарубежных кукловодах".

Аналитики отмечали незавершенность идеи "революции аплодисментов": ну похлопали, разошлись - а дальше что? - говорится в статье. Революция микродозами по полчаса в неделю - так власть за горло не возьмешь! Перед сегодняшней акцией наблюдатели спорили: а надо ли с саблями на танки, зачем зря палить людей, если это не есть "наш последний и решительный бой"?

Политический обозреватель и медиаэксперт Павлюк Быковский в интервью "Белорусским новостям" отметил: "Политическим флешмобом, в отличие от "нормальных" акций протеста, нельзя жестко управлять. Здесь нет вождей и индейцев. Появляется идея, и если она нравится потенциальным участникам, то воплощается в жизнь. И вопрос не в том, что кто-то зря палит людей, а в том, что уже наступает кризис идей, инициаторы флешмоба начинают повторяться". По мнению аналитика, не вполне удачным был и выход из тени одного из вдохновителей проекта - проживающего ныне в Кракове Вячеслава Дианова, который попытался "говорить от имени интернета, от имени революции, конкурировать с лидерами реально существующих оппозиционных структур". В принципе же, сказался комплекс причин: репрессии, психологическая усталость, тянущее на расслабуху лето... Волна молчаливых протестов пошла на убыль, но не ушла в песок.

20 июля немногочисленные сетевые революционеры, оттесняемые спецназом, уходили от "нулевого километра" в центре Минска моральными победителями, продолжает издание. Было очевидно, что сверху дали команду не перегибать. Выставили спецназ в черной форме (возмущение подействовало, частично убрали одетых под гопников!); журналистов опекали в основном щадяще (звучало: этих не трогать, брать только "наш контингент"!); народ хотя и винтили на финише, но, насколько можно судить по предварительной информации, не столь жестоко, как в предыдущие разы. В основном хватали в Минске (на момент написания этих строк говорят на глаз о полусотне задержанных). В регионах было спокойнее.

Народ стебается над косностью и охранительными рефлексами системы, оттягивается, глядя на битву армады силовиков против ветряных мельниц - хлопков в ладоши, говорится в статье. Страшное (диктатура, полицейское государство, репрессивный аппарат) предстает в новом ракурсе, становится нелепым, смешным. Да уж, просто апофигей режима: милиция и прочие органы с высунутыми языками гоняются по городу за детьми, у которых все оружие - мобилы, заряженные интернетом! Хотя часто реалии трагикомичны. Вот за аплодисменты судят однорукого, а вот - отработанными болевыми приемами душат пенсионера с лавочки, и знать не знавшего, что это место выбрали, упражняясь в логистике, сетевые революционеры...

Обозреватели отмечают: за минувшие недели появилось множество политических анекдотов, сгенерированных реалиями молчаливых протестов, пишут "Белорусские новости". Смеясь же, человечество расстается со своим прошлым, говаривал старина Маркс. Так расшатывалась и падала советская система: если Сталина боялись, то над Брежневым уже потешались. Авторитарная Белоруссия, похоже, проходит те же фазы в ускоренном темпе, тут все в одном флаконе. И взлет популярности Цоя с его рок-гимном "Перемен!", от которого фанатели в юности, на закате СССР, нынешние сорокалетние, указывает на координаты сегодняшней Белоруссии в этой аналогии: позади сытый застой, система входит в стадию коллапса. Правда, не видно белорусского Горбачева, но стремление верхушки нынешней власти не повторить его "либеральные ошибки" вряд ли способно остановить объективный процесс развала "белорусской модели". Ресурсов нет.

Другое дело, что молчаливыми акциями заматерелый режим не прошибешь, продолжает издание. Он дергается, но не собирается посыпать голову пеплом и тем более уходить. В общем, это моральный бунт, а не мятеж с целью захвата власти. Красивую метафору "белорусская молчаливая революция" раскрутили журналисты. Возможно, это породило завышенные ожидания.

Итак, что же в сухом остатке? - говорится в статье. Сетевые бунтари показали силу новых технологий, что вынуждают людей из органов то бегать в мыле, то застывать в ступоре. Расшатали миф о "государстве для народа", спровоцировав власти на ковровые хапуны (сюжеты типа: называется, сходил в магазин за хлебушком - замели заодно с сетевиками, вернулся через десять суток!). Разбудили провинцию: старой оппозиционной гвардии давно не удавалось так расшевелить регионы, дать такую географию протестов! Наконец, многие из вышедших аплодировать навсегда задушили в себе тот липкий страх, на котором и держатся диктатуры. В общем, достигнуто немало. К слову, заставили генпрокурора сделать внушение милиции - и то хлеб. Брутальности на площадях слегка поубавилось.

Не факт, что завтра произойдут те перемены, которых, по Цою, "требуют наши сердца", пишут "Белорусские новости". Но в любом случае белорусские молчаливые протесты лета-2011 уже вошли в историю. Через энное количество лет потомки и по этим страницам, по этим фото и видео (за которые прессу били по объективам и почкам) будут делать вывод, что не вся Белоруссия "хавалася ў бульбу" в мрачные времена постсоветской автократии. Были люди, которые смеялись диктатуре в лицо, бросали ей вызов. Любая нация завоевывает свободу благодаря гражданскому мужеству таких вот нормальных людей - которые хотят свободно дышать, достойно жить, а не выживать по растительному типу в деспотической затхлости. И сейчас мы убедились: таких в нашей стране немало, резюмирует издание.

Как известно, 20 июля в Минске прошла очередная акция молчаливого протеста, пишет "Евромост". На этот раз организаторы избрали местом проведения Октябрьскую площадь столицы, в ходе акции были задержаны несколько десятков человек. Политолог Валерий Карбалевич оценил в интервью изданию эффективность проведенных мероприятий.

" - Кампания идет на спад, но о ее эффективности можно говорить, исходя из того, что нужно считать критерием эффективности, - говорит Валерий Карбалевич. - Нельзя оспаривать факт, что эти акции стали событием, которые всколыхнули не только белорусское общество. Об этом уже говорят на Западе, делает заявления посол России в Белоруссии. Есть немалый резонанс. В первую очередь - резонанс людей на неадекватные действия властей, которые вынуждены были реагировать на события, мобилизовав силовые структуры. Но, чем больше шума создавали силовики, действуя порой нагло и провокационно, тем большее количество населения об этом узнавало. То есть, авторитета у власти после этого не прибавилось - это точно. И, если считать это за эффект, тогда он есть. Что же касается каких-то практических последствий (перемен в стране), то этого нет. Да, наверное, такая цель в принципе и не ставилась".

"- Аналитики отмечают, что власть ответила "залпом из пушек по сетевым воробьям". На ваш взгляд, почему была такая жесткая "зачистка" хлопающих в ладоши на молчаливых акциях людей?

- Власть боится массовых протестных проявлений, в какой бы они форме они не проходили. Хлопает кто-то в ладоши, молчит, но это - протест. И душат его на корню. Власть боится любого публичного выступления. Особенно сейчас, в период острого экономического кризиса, когда есть недовольство людей ростом цен, отсутствием в свободной продаже валюты, падением благосостояния, уменьшением в долларовом эквиваленте зарплат. Видимо, в каждом выступлении видится угроза новой революции, что может повториться ситуация некоторых арабских стран, когда из маленькой кучки недовольных появились массовые выступления. Тем более, когда не знаешь настоящих протестных настроений общества. Ведь та статистика, которая подается идеологами, она больше для самоуспокоения. Реальной обратной связи между обществом и властью нет. Соответственно, власти перестраховались, и на акции последовала брутальная реакция.

- Белоруссия - это не Тунис и не Египет. У белорусов совершенно другой менталитет...

- И люди разные в разных странах, и менталитет, и ситуации. Ведь абсолютно одинаковых повторений событий нет нигде. У каждого народа своя история".

Акции молчаливых в рамках кампании "Революция через социальные сети" и их брутальный разгон властями сами по себе стали беспрецедентными событиями в богатой на протесты и репрессии современной истории Белоруссии, пишут "Свободные новости плюс". Никогда такого не было, чтобы за три недели в стране было задержано 1730 человек. Даже после 19 декабря арестованных было меньше. Еще один рекорд: за это время милиция и спецслужбы задержали 73 журналиста. Никогда в Белоруссии не было такой целенаправленной охоты на представителей СМИ. Причем, брутальность действий властей с каждой новой средой нарастает.

Эти акции и общенациональный "хапун" выявили, вытащили на поверхность и иные любопытные общественно-политические процессы, которые прежде были скрыты или так не проявлялись, продолжает издание. Впервые масса людей задерживалась с таким грубым нарушением законов и права. Граждане подвергались штрафам, административному аресту за то, что они либо молча стояли, ходили по улицам и площадям, либо аплодировали. В Минске человека судили на основании постановления о привлечении к ответственности, в котором было написано: "хлопал в ладоши".

Обратите внимание, как власти тщательно пытаются скрыть от общества, в чем же состоит вина участников акции, говорится в статье. Вот А. Лукашенко, выступая на торжественном собрании накануне Дня независимости и стремясь дискредитировать своих оппонентов в глазах населения, говорил: "Топаньем, хлопаньем, мычанием, рычанием на площадях, на улицах проблем не решишь". На самом деле никто не топал, не мычал, и не рычал.

Однако модель ненасильственного сопротивления, которую взяли на вооружение организаторы молчаливых акций, может перевернуть отношение общества к оппонентам власти, пишут "Свободные новости плюс".. Не случайно гвоздем всей политической кампании властей против оппозиции после 19 декабря стали кадры битья дверей Дома правительства. Дескать, вот наглядное свидетельство насилия противников президента в отношении государственного учреждения. На этом были построены и судебные процессы, и их пропагандистское обеспечение. Надо сказать, эта кампания дала определенный эффект. Опросы НИСЭПИ показывают, что в первые месяцы после этих событий около половины населения осуждала действия сторонников оппозиции 19 декабря.

Сейчас ситуация иная, продолжает издание. Молчаливые акции происходят в момент резкого роста недоверия к власти, недовольства, обозленности людей. И в этой атмосфере массовый "хапун" по отношению к людям, которые просто стоят, молчат или аплодируют, скорее всего, вызовет сочувствие обывателей. Живущее в глубине души белорусов чувство справедливости по отношению к невинным жертвам милицейского произвола может еще усилить и без того негативный образ властей. Что чревато самыми непредсказуемыми последствиями. Ибо, как известно, революции подготавливаются моральным неприятием существующей власти, непременное условие краха любого политического режима - нравственная изоляция.

Абсурдность ситуации, когда молчание, стояние или аплодисменты являются нарушениями закона, как раз характерны для заидеологизированных политических систем, говорится в статье. Это как по Оруэллу: черное - это белое, молчал - это "ругался матом", стоял - это не подчинялся работникам милиции, аплодировал - это выкрикивал "антигосударственные лозунги".

На постсоветском пространстве много недемократических режимов, пишут "Свободные новости плюс". Из них белорусский - пожалуй, самый идеологизированный. Его функционирование сопровождается рядом культово-магических ритуалов (селекторные совещания, "Дожинки", парады и пр.), пропагандистских клише ("стабильность", "народный президент" и др.). Одним из таких идеологических конструктов стал тезис о "государстве для народа", якобы построенном в Белоруссии, о единодушной поддержке белорусским обществом президента и его политического курса. А. Лукашенко много раз уверял, что за него голосует "практически все население", а оппозиция - "это не народ", "их на всю страну не наберется и одного-двух десятков". Только в таком государстве в колониях сидят "достойные люди", в сравнении с которыми политзаключенные являются "шалопаями".

В такой идеологической конструкции опасен любой неортодоксальный элемент, продолжает издание. Маленький вирус может быстро разрушить всю систему. Вот почему выступления оппозиционных кандидатов в президенты по ТВ в ходе последних президентских выборов вызвали ажиотаж, взбудоражили общество, взорвали политическую атмосферу в стране. И чтобы вернуть ситуацию назад, властям пришлось устраивать побоище 19 декабря и последующий погром оппозиции.

В рамках системы официозного единомыслия не только публичный протест, но даже элементарное расхождение с принятым ритуалом является крамолой, угрозой для власти, говорится в статье. Известны случаи, когда милиция арестовывала не только людей с надписями на майке "Надоел", но и тех, у кого были вроде бы ничего крамольного не содержащие, невинные призывы: "Вся власть Советам!"; "Долой самодержавие!". 5 июля гомельский активист В. Непомнящих был задержан за лозунг на майке "Долой фашизм!" и оштрафован на 350 тыс. руб.

Самое забавное, что в белорусском политическом контексте между властью, оппозицией, обывателями существует полный консенсус относительно того, что все эти действия - от невинной надписи на майке до молчания на площади - являются формами протеста, пишут "Свободные новости плюс". Скажите, что плохого и опасного для властей в призыве "Жыве Беларусь!"? Однако милиционеры уверены, что это антигосударственный лозунг, о чем они неоднократно заявляли на судебных процессах, представая в качестве свидетелей. И когда на "Славянском базаре" арт-группа "Хор Турецкого" в присутствии президента кричала со сцены "Жыве Беларусь!", белорусский интернет взорвался возбужденными комментариями, а сами артисты были вынуждены оправдываться, выпускать специальный пресс-релиз.

Поскольку аплодисменты стали оружием протеста, то власти, которые теперь страшатся собственной тени, довели ситуацию до абсурда, продолжает издание. Они дали команду на праздновании Дня независимости 3 июля не аплодировать. В результате не только выступление президента публика встретила гробовым молчанием, но и вечерний концерт прошел практически без аплодисментов. Что вызвало шок у зарубежных артистов, не понимающих, куда они попали. Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Если кампания "Революция через социальные сети" будет успешно продолжаться, то все концертные залы, театры, стадионы заполнят молчащие зрители. Поэтому пушкинский афоризм "народ безмолвствует" в нынешнем белорусском политическом контексте приобретает совсем иной смысл, резюмируют "Свободные новости плюс".

Чтобы прогнозировать развитие событий с политическим флешмобом "Революция через социальные сети", нужно попытаться понять, кто, собственно, отозвался на призыв участвовать в молчаливой акции протеста, пишет "Белорусы и рынок".

Большинство наблюдателей сходятся во мнении, что это все новые люди, которые не участвовали ранее в оппозиционной деятельности, продолжает издание. Возможно, в этом есть доля правды, ведь основная масса задержанных за участие в "революции" были задержаны впервые. По крайней мере, такой вывод можно сделать при сверке фамилий по базам правозащитников и сообщениям СМИ. Вместе с тем есть мнение, что "молчание по средам" - это проявление отложенного по времени протеста против массовых репрессий 19 декабря 2010 г. Можно предположить, что многие участники флешмоба в прошлом году участвовали в качестве волонтеров в избирательной кампании того или иного кандидата в президенты, были шокированы разгоном акции протеста в день выборов и последующим процессом над фигурантами дела о массовых беспорядках. И вот теперь они нашли способ выразить свой протест. Пока трудно сказать, кто в данном случае прав. Скорее всего, оба упомянутых фактора играют свою роль.

Возглавляемое Вячеславом Диановым ОО "Движение будущего" в прошлом году впервые стало заметно в медиапространстве, говорится в статье. Оно предприняло попытку организации митинга протеста против Указа № 60 о регулировании Интернета в Белоруссии. Тогда соорганизатором акции была незарегистрированная партия "нацболов", а традиционные оппозиционные организации проигнорировали призыв участвовать в митинге: то ли не захотели протестовать вместе с "нацболами", то ли не хватило авторитета у "Движения будущего". В итоге митинг на пл. Бангалор собрал всего около 50 человек, не менее половины из которых были журналисты...

Кто бы мог подумать, что те же люди смогут организовать "Революцию через социальные сети", которая станет реально массовой и охватит многие регионы Белоруссии? - пишет "Белорусы и рынок". Движение выросло из одноименной группы российской соцсети "ВКонтакте". Идея политического флешмоба обсуждалась там же, в открытом доступе и поначалу не встречала явной поддержки. Опыт флешмобов после предыдущих президентских выборов показывал, что интерес волонтеров к участию в такого рода уличных акциях довольно быстро пропадает. Но тут, видимо, включился какой-то другой фактор. После разгона палаточного городка на Октябрьской площади в 2006 г. в оппозиционной среде была апатия, многие студенты были отчислены. Однако власти относительно скоро "разрулили ситуацию", а потом даже освободили политзаключенных.

Возможно, фактор эмиграции большого количества оппозиционно настроенных молодых людей повлиял на градус дискуссий в социальных сетях, продолжает издание. Как мыльные пузыри возникали и тут же исчезали группы и сообщества, в которых обсуждались способы изменения ситуации в Белоруссии или высмеивался идиотизм местной политической жизни. Группа "Революция через социальные сети" оказалась долгоживущей. Сейчас в ней состоят 26,5 тыс. человек. Это побольше, чем у всех карликовых политических партий, вместе взятых. А массовых партий в Белоруссии очень мало...

Пока правозащитники следили за процессами над фигурантами дела о массовых беспорядках, а оппозиционные партии приходили в себя после репрессий и пытались строить какую-то новую коалицию взамен похороненного бренда "Объединенные демократические силы", В. Дианов вместе с коллегами поставил задачу убедить сторонников перемен, что их много, а также научить их не бояться, говорится в статье. Для этого были задуманы молчаливые прогулки по центральным площадям белорусских городов. "Приходите сами, зовите друзей и знакомых. И до 19.30 находитесь на этой площади: просто гуляйте, стойте - просто находитесь там. Не надо никаких флагов и транспарантов, не надо никакой символики", - писали авторы "революции".

Следует отметить, что традиционная оппозиция не смогла по-настоящему использовать "молчунов" в своих интересах, пишет "Белорусы и рынок". Да, экс-кандидат в президенты Владимир Некляев прогуливался рядом с "революционерами" в районе Октябрьской площади в Минске, да, журналисты брали у него комментарии по поводу происходящего, но политик-поэт не смог стать во главе этой акции протеста. Точно так же и другие известные оппозиционные деятели могли только сфотографироваться на фоне "революции", но не "плыть в революцию дальше".

Вряд ли мода на флешмобы сохранится действительно долго, говорится в статье. Осенью трудящиеся явно еще не будут готовы к массовым акциям протеста, а как дело с благосостоянием народных масс будет обстоять к весне - вопрос. Но если даже предположить, что именно в марте-апреле придется "грызть подоконники", можно быть уверенным, что молодежные протесты будут самой малой проблемой на повестке дня правоохранительных органов.

Для власти важно не допустить социального взрыва и выхода рабочих крупных предприятий, пишет "Белорусы и рынок". На этом фоне молчаливый укор студентов - так, ерунда. Помолчат и разойдутся. Однако вот уже месяц правоохранительные органы каждую среду работают в чрезвычайном режиме, стреляя из пушки по воробьям. Суды разбирают уникальный состав преступления (хлопал в ладоши задержанный или нет), а самый последний обыватель уже знает, что по средам вечером опасно ходить по городу. Причуды МВД по блокированию центральных улиц уже не находят поддержки у бывших сторонников Александра Лукашенко, продолжает издание. И без соцопросов видно, что в общественном транспорте, электричках и пригородных автобусах общественное мнение склоняется к осуждению и милиции, и властей в целом. Вот потеря влияния на общественное мнение - реально более серьезная угроза для правящего режима, чем "молчаливые революции". И пусть главная претензия населения касается высоких цен и низких зарплат, пусть редкий обыватель воспринимает себя налогоплательщиком и ставит вопрос о том, что правительство и милиция должны служить ему как нанимателю, а не президенту как еще одному наемному работнику, - некий процесс переоценки ценностей происходит.

Скорее всего, "революция" - всего лишь некий параллельный процесс, возможно, даже тупиковая ветвь в общественных процессах, говорится в статье. Но кто знает, какой повод - настоящий или мнимый - может вызвать сопереживание у народных масс, стать искрой, из которой возгорится пламя? "Арабская весна", когда волна протестов обрушила ряд авторитарных режимов, возникла неожиданно для западного наблюдателя, даже для правительств стран ЕС и США. Однако в арабском мире, как выяснилось, видели знаки грядущих потрясений.

В белорусском же случае пока было наоборот, пишет "Белорусы и рынок". Есть западные и российские предсказатели близкого конца правления А. Лукашенко, но в самой Белоруссии в скорые перемены верит меньшинство. Впрочем, до последнего времени оппоненты президента тоже были меньшинством.

Очевидно, что не только по средам, но и ежедневно в каждом самом обыденном акте коммуникации обывателей решается важный для правящего режима вопрос о доверии президенту, правительству, согласии подчиняться и терпеть лишения, продолжает издание. В Конституции написано, что единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ. Если власть проиграет борьбу за общественное мнение, то правдивость этих слов будет легко проверить, резюмирует "Белорусы и рынок".

Отношения с Западом: "пока клоуны в рубашках от Сен-Лорана учат нас демократии, мы будем крутить Западом как захотим"

В конце прошлой недели разговоры о возобновлении диалога между Белоруссией и Евросоюзом сначала наполнились уверенностью в возможности и высокой вероятности оного из-за освобождения Андрея Почобута, а затем разбились об очередную разгромную резолюцию ОБСЕ, пишут "Свободные новости плюс".

5 июля должен был прозвучать приговор по делу независимого журналиста и активиста непризнанного властями (но зато признанного Польшей) Союза поляков Белоруссии Анджея Почобута, напоминает издание. За неделю до этого прокурор посчитал, что обвинение в оскорблении чести и достоинства президента Лукашенко доказано, и Почобут должен получить, ни много ни мало, три года колонии. Каково же было удивление по обе стороны белорусско-польской границы, когда судья Ленинского районного суда города Гродно посчитал, что Почобута можно "наградить" тремя годами с отсрочкой исполнения наказания на два года. То есть журналист будет два года отмечаться в милиции и отпрашиваться там же каждый раз, как только захочет уехать на некоторое время из города.

Такой мягкий приговор вызвал удивление практически у всех, говорится в статье. Сам Анджей, выйдя из здания суда и впервые за несколько месяцев заключения обняв жену и друзей, заявил, что это результат международного давления, он свидетельствует о том, что белорусские власти не прочь поторговаться и извлечь дивиденды из политзаключенных. Мол, очень уж на саммит "Восточного партнерства" хочется.

В пользу такой версии говорят и некоторые заявления Лукашенко о том, что он не исключает освобождения своих бывших оппонентов, пишут "Свободные новости плюс". В последнем из них белорусский президент даже пообещал бесплатные авиабилеты в один конец всем экс-кандидатам, осужденным за Площадь, а также задержанным во время молчаливых протестов.

Одним словом, сторонники жесткой изоляции режима Лукашенко со стороны Запада насторожились, продолжает издание. Белорусские власти дали недвусмысленно понять, что готовы поторговаться свободой некоторых своих граждан. Однако не тут-то было. Уже 9 июля, через четыре дня после освобождения Почобута из изолятора, на ежегодной сессии ПА ОБСЕ в Белграде была одобрена очередная резолюция по Белоруссии. В резолюции Белоруссию снова призвали освободить политзаключенных, разрешить им консультироваться с юристами, встречаться с семьями, получать медицинскую помощь. Кроме этого, резолюция ОБСЕ по Белоруссии содержит требования разрешить въезд в страну независимым экспертам, назначенным в рамках "московского механизма", и развивать законодательство в сфере СМИ в соответствии с международными обязательствами страны.

И ни слова о диалоге, говорится в статье. Тон документа сразу же оценили представители белорусских властей. "Принятие этой резолюции ограничит, если не сведет к нулю, возможность диалога с Белоруссией", - заявил заместитель председателя палаты представителей Белоруссии Виктор Гуминский. В роли голоса Запада во время принятия резолюции по Белоруссии на этот раз выступил британский парламентарий Тони Ллойд. Он не был слишком дипломатичен и отметил, что ОБСЕ стремится помочь Белоруссии продвинуться к соблюдению прав человека, но "режим в Минске мешает этому, и это трагедия для Белоруссии. Это не все вокруг Белоруссии ошибаются, это Лукашенко и его окружение ошибаются".

Каким образом новая "белорусская" резолюция повлияет на судьбы политзаключенных, мы сможем увидеть в ближайшие месяцы, пишет издание. Пока Европа лишь дает понять, что больше торговаться с Лукашенко не намерена, резюмируют "Свободные новости плюс".

Высказывание о том, а не сходить ли нам еще и к МВФ, является составной частью "большого стиля" Белоруссии в общении с Западом, пишет "БелГазета". Стиль этот, честное слово, впечатляет.

Ну вот никто так в Восточной Европе себя не ведет с Брюсселем, Парижем и Вашингтоном, как ведем себя мы, продолжает издание. Возьмем ученых-гуманитариев старой Европы (за другие профессии говорить не будем - не знаем ситуации). Они привыкли общаться с коллегами из стран, расположенных восточнее бывшей Берлинской стены, как с дикарями, которые только вчера слезли с деревьев. На совместных банкетах их искренне удивляет то, что восточноевропейцы едят вилками и ножами, что умеют говорить по-английски и даже по-французски, что одеты в рубашки и галстуки, знают, как пользоваться сотовым телефоном, и даже вытирают губы салфетками.

Заводя беседу о сути демократии, они всегда берут назидательный тон, который хорошо известен любому белорусскому политологу, представителю партии или негосударственной организации, говорится в статье. Эти напыщенные пудели думают, что ситуация в Белоруссии такова оттого, что дикое население здесь просто не знает, как прийти к демократии. Им невдомек, что местные гуманитарии должны быть в десять раз мудрее, чем они, а местные политтехнологи, разворачивающие национальные кампании, - учитывать такие факторы, о которых они даже у Милана Кундеры не читали.

Учителя демократии пишут совершенно невероятные по уровню дебильного простодушия книги о "трансформациях постсоветской территории", где дают рецепты демократизации, которые очень повеселили бы даже ребят без высшего образования из какого-нибудь районного РУВД в 200 км от Минска, пишет "БелГазета". И вот что самое интересное: во всех странах, расположенных восточнее бывшей Берлинской стены, западных гуру действительно слушают и действительно замолкают, ведь они представляют могущественный и мудрый мир, и рубашки у них от Ива Сен-Лорана. Среднестатистический восточноевропеец робеет перед среднестатистическим западноевропейцем - это на уровне физиологии, на уровне простейших реакций организма.

И как же все эти путешествующие бизнес-классом самовлюбленные клоуны, которые любят говорить о правах человека в Белоруссии, обламываются, когда приезжают в Белоруссию, продолжает издание. Тут на их понты находится один веский аргумент: "Кто, говоришь, такой? Откуда приехал? И ты типа умный? Умнее пацанов всех моих? А кто те сказал?".

В общем, уникальность Белоруссии в том, что никто тут - опять же на уровне физиологии и рефлексов - перед европейцами не робеет, говорится в статье. Напротив, берут их за руку, как берет за руку в подворотне отсидевший 20 лет мазурик, и говорят душевно так: "Нет, это ты послушай". И дальше объясняют - про понятия, про жизнь нашу сложную, про то, что помочь надо парой миллиардов. И в итоге слетает не только спесь, но и ощущение превосходства. Наши одетые от Ива Сен-Лорана гости понимают: вот это уже на уровне инстинктов (и самого главного из них - инстинкта самосохранения), что прибыли они в волшебный и уникальный мир, в котором все сложно и непонятно, и лучше им рот закрыть и уматывать, а умотав, почитать в Интернете местных газет да пообщаться по телефону с теми, кто в этом мире кумекает...

Уникальность Белоруссии в том, что раньше ровно так же она вела себя и с Россией, пишет "БелГазета". Помните, про то, что белорусы - те же русские, но со знаком качества? Так вот, Россия управу на нас нашла. Россия теперь, когда ее берут за руку и ведут в подворотню, совершает самбистский бросок через плечо, и оказывается, что все наши разговоры про жизнь сложную - мимо кассы. Как видим, она выработала кредитную программу, по которой если рыпнешься в сторону - и остальные транши поминай как звали. А Европа не понимает, что нас понтами не проймешь. Что нам все эти ив сен-лораны и бизнес-классы побоку. И потому ведет себя так, как ведет себя со всеми.

Позвонили - берет трубку, продолжает издание. Просят денег - деньги дает и выдвигает условия, убежденная в том, что их исполнят. Это ведь мы диктуем, всемогущие и всезнающие! Высылает миссию по первому свистку, в результате чего у официального Минска развивается стойкая убежденность в том, что Запад сидит в кустах и только ждет небрежного жеста, чтобы предстать пред наши светлы очи и помочь изо всех сил.

Как поступила бы в нынешней ситуации много вообще понявшая о Белоруссии Россия? - говорится в статье. Очень просто: до момента исполнения всех условий по прежнему кредиту (приватизации) и всех негласных условий по следующим (освобождения всех политзаключенных) просто не брала бы трубку. Мы бы сказали как бы себе под нос, что мол, эх, ладно, а не взять ли у этих вшивых козлов 3 или 8 миллиардов? А нас не услышали. Мы через дипломатов уже громче сигнал подаем, а его не слышат. Мы, в конце концов, разъяряясь, за трубку телефонную хватаемся и ну звонить в Вашингтон и Брюссель. А там никто не берет. И что делать? Получается, действительно надо эту нашу пятую колонну на свет божий доставать, иначе супостаты даже говорить с нами не станут.

Впрочем, для того чтобы выработать такую стратегию, нужно хотя бы чуть-чуть понимать, как здесь все устроено, пишет издание. И пока политика Запада будет координироваться людьми, которые, не вылезая из своих аналитических центров и университетских библиотек, кропают чушь о "постсоветских трансформациях", крутить этим Западом мы сможем сколько нашей душе угодно, резюмирует "БелГазета".

Оказывают ли какое-то влияние на белорусское руководство санкции Совета ЕС? Однозначного ответа на этот вопрос среди европейских политиков и экспертов нет, пишут "Белорусские новости".

Об определенной эффективности санкционной политики заявляет Мирослав Лайчак, глава отдела по связям с Россией, Восточным партнерством и Западными Балканами Европейской службы внешнеполитической деятельности (ЕСВД), продолжает издание. В интервью Радио "Свобода" он отметил, что белорусская оппозиция уже оценила эти меры: они "не дают результат за одну ночь, но несомненно, что они дают результат".

На той же радиостанции прозвучало интервью с председателем Европарламента Ежи Бузеком, который признался, что не видит "каких-то результатов адресных санкций" и "изменений в поведении белорусского режима", говорится в статье. Правда, одновременно этот политик высказал предположение, что белорусский режим может обвалиться за две или три недели.

Исполнительный директор Восточного комитета немецкой экономики Райнер Линднер в свою очередь выступил против введения экономических санкций в отношении Белоруссии, поскольку они "первым делом отразятся на простых гражданах", пишут "Белорусские новости". Вместе с тем Линднер приветствует санкции политические. "Правда, черный список лиц, которым запрещен въезд на территорию Евросоюза, следовало бы тщательно проверить. Возможно, чьи-то фамилии оказались в нем незаслуженно, а тех, кто, например, несет ответственность за организацию показательных судов над демонстрантами или за отчисление студентов, в этом списке нет", - отметил Линднер в интервью радиостанции Deutsche Welle.

Директор Центра имени Бертольда Бейца в Германском обществе внешней политики Александр Рар вообще против изоляции белорусского руководства, продолжает издание. Брюссель должен предложить Минску руку помощи взамен на открытую для западного бизнеса белорусскую экономику, полагает эксперт. Александр Рар отмечает, что ЕС не имеет широких возможностей для оперативного реагирования на перемены в Белоруссии, поскольку ставит исключительно на оппозицию. "К сожалению, это не те люди, у них нет поддержки населения и они не способны добиться смены власти ни по эволюционному, ни по революционному сценарию", - уверен политолог.

В ряду этих высказываний белорусский политический обозреватель Роман Яковлевский особо отмечает позицию Райнера Линднера, говорится в статье. "Он ведь был и сопредседателем белорусско-германского экономического Минского форума, благодаря которому сделал карьеру, став председателем Восточного комитета немецкой экономики - лоббистской структуры германского капитала. Если уж он так стал говорить, будучи еще совсем недавно контактным лицом с белорусским руководством, то в РБ - не то что системный кризис, а положение на краю пропасти", - подчеркнул Яковлевский в беседе с корреспондентом "Белорусских новостей". Впрочем, эксперт не склонен увязывать целую серию заявлений, прозвучавших на прошлой неделе в Евросоюзе, с неким серьезным пересмотром политики в отношении Белоруссии, таких сигналов, по его мнению, нет.

Эффективны санкции ЕС в отношении белорусского руководства или же нет, но то, что их действие вполне ощутимо для белорусских чиновников, не вызывает сомнений, пишут "Белорусские новости". Вот и на прошлой неделе власть не удержалась, чтобы не высказаться по этому вопросу. Министр юстиции Белоруссии Виктор Голованов назвал решение Совета ЕС о запрете въезда в Евросоюз белорусских чиновников, журналистов и судей внеправовым. По его словам, "конечно, неприятно для нашей страны и людей, против которых введены эти санкции... Например, в Минске судья Фрунзенского суда одна воспитывает ребенка. Он больной. Мать хотела его вывезти куда-нибудь на море, но ей же запрещен въезд в ЕС. Нарушены права ее ребенка. Вот это уходит в сторону".

Ранее Александр Лукашенко назвал политику санкций ЕС в отношении Белоруссии "безмозглой, непродуманной", продолжает издание. И даже пригрозил обращением в международные суды: "Я хочу поручить своим юристам, у нас достаточно специалистов, - мы должны эту проблему рассмотреть юридически через соответствующие суды, предъявить иски тем, кто вводил не только экономические санкции, но и в отношении журналистов".

Но пока суд да дело, шенгенская виза остается недостижимой для пары сотен белорусских госслужащих, говорится в статье. И это - единственное мерило эффективности санкционной политики Евросоюза как для самого ЕС, так и для экспертов в области международных отношений, резюмируют "Белорусские новости".

Экономика: страна стоит на пороге новой девальвации

В Белоруссии будут повышать цены на товары и услуги, но так, чтобы электорат особо не почувствовал, в ближайшее время состоится выход на единый валютный курс и вообще страна очень скоро вернется на уровень докризисного, сытого периода 2008 года, пишет Агентство финансовых новостей. Таковы главные месседжи, которые глава Администрации президента Белоруссии Владимир Макей хотел донести до страны, устроив сеанс агитпроповской пcихотерапии работникам госпредприятия "Белмедпрепараты".

"В ближайшее время будет решена главная проблема - выход на единый курс валюты... ситуация стабилизируется, но не сразу - нужно некоторое время для того, чтобы государство вернулось на уровень 2008 года", - заявил Макей, которого цитируют официальные источники, продолжает издание. Он мужественно сообщил "пациентам", что цены все-таки придется повышать до уровня соседних стран, чтобы избежать массового вывоза высококачественных белорусских товаров за рубеж. В частности речь шла о бензине, но Макей также упомянул об ажиотажном вывозе мяса, молока, детской одежды.

Однако на примере тарифов ЖКХ, глава администрации успокоил население, что повышение цен и тарифов не будет столь чувствительным, чтобы спровоцировать очередные акции гражданского протеста, говорится в статье. "В 2003 году население оплачивало около 50% реальной стоимости жилищно-коммунальных услуг, а сейчас - только 23%. Это ненормальная ситуация. Но повышение стоимости услуг ЖКХ не будет одномоментным и уж очень чувствительным для кошельков людей... рассматривается следующий вариант: население будет оплачивать по нынешней цене только нормативное потребление ЖКУ, а сверхнормативное потребление - по полной стоимости", - пояснил Макей.

Он привел еще один пример ценовой заботы властей о населении, пишет АФН. Говоря о ценах на производимые в стране лекарства, Макей пообещал, что сегодня обсудит с премьер-министром (читай - даст поручение Мясниковичу) "смысл повысить цену на лекарства, востребованные за рубежом (в пределах допустимого, чтобы не потерять конкурентоспособность на внешних рынках), а на некоторые жизненно необходимые препараты цену повысить незначительно или оставить на прежнем уровне".

Судя по всему, сеанс оболванивания работников Белмедпрепаратов удался, поскольку никто не обратил внимания на то, что предложенный главой администрации вариант с экспортными и внутренними ценами автоматически включит медпрепараты в упомянутый список товаров ажиотажного вывоза за рубеж, продолжает издание. И спустя некоторое время Макей или иной представитель белорусских властей будет объяснять народу, почему необходимо повысить цены на лекарства до уровня сопредельных стран. Ведь когда это еще будет? Зато скоро появится валюта и все счастливо заживут в белорусском социализме. Все будет очень хорошо, резюмирует АФН.

Ситуация на валютном рынке Белоруссии, как вытекает из разъяснений официальных лиц, мало обнадеживает, пишут "Белорусские новости". Страна стоит на пороге новой девальвации, избежать которую можно только благодаря приватизации госактивов.

Власти стараются делать вид, что ситуация на валютном рынке улучшается, мол, торги идут, объем операций с валютой растет, все якобы чудно, продолжает издание. Министерство экономики в июльском письме, переданном бизнес-ассоциациям, указывает, что операции с валютой никуда не исчезли, и по статистике ситуация выглядит даже лучше, чем в прошлом году. "В январе-мае среднедневной объем продажи и покупки иностранной валюты субъектами хозяйствования на всех сегментах валютного рынка составил 140,3 млн. долларов США, что 11,3% выше, чем в аналогичном периоде прошлого года", - говорится в письме Министерства экономики, текстом которого располагают "Белорусские новости".

На фоне такой радужной статистики министерство в этом же письме признает, что в стране существует неудовлетворенный ("отложенный") спрос на валюту, говорится в статье. Откуда же мог взяться отложенный спрос, если валютный рынок, как показывает статистика, функционирует не хуже, чем в прошлом году? Хорошую статистику, судя по всему, формируют госпредприятия-экспортеры, валютная выручка которых директивно распределяется между другими субъектами хозяйствования. Кстати, "Белорусские новости" располагают документальным подтверждением того, что в текущем году мясомолочным предприятия может быть поручено продавать валютную выручку сельскохозяйственным предприятиям, чтобы последние могли погашать валютные кредиты.

Что касается частных предприятий, то те купить валюту по-прежнему не могут, пишут "Белорусские новости". "Ситуация для наших дистрибьюторов в Белоруссии никак не изменилась - у них как были, так и остаются серьезные трудности с приобретением валюты на внутреннем рынке", - рассказывает в интервью изданию глава представительства немецкого концерна Uzin Utz в Белоруссии Иван Рак. По его мнению, сегодня для разблокирования ситуации на валютном рынке необходимо снимать все ограничения, которые препятствуют свободному курсообразованию. "В этом случае, по оценкам предприятий, равновесный обменный курс может сформироваться на уровне 6100-6200 рублей за доллар и 8400-8600 рублей за евро", - полагает Иван Рак.

Однако в Министерстве экономики считают, что снимать ограничения на всех сегментах валютного рынка не стоит, так как это приведет к очередной девальвации белорусского рубля, продолжает издание. "Снятие всех ограничений на формирование курса белорусского рубля в условиях существенных объемов отложенного спроса, высоких девальвационных ожиданий и ограниченности золотовалютных резервов, необходимых для осуществления валютных интервенций Нацбанком, неизбежно приведет к повторной девальвации курса белорусского рубля", - говорится в письме заместителя министра экономики Андрея Тура, которое передано деловому сообществу.

Министерство экономики считает, что вначале нужно увеличить золотовалютные резервы и только потом стараться выходить на единый курс рубля, отмечается в статье. "Ключевым условием начала реализации алгоритма выхода на единый курс с последующим переходом на рыночное курсообразование является накопление золотовалютных резервов в объеме, гарантирующем поддержание курса на равновесном уровне", - говорится в письме Андрея Тура. С министерством экономики можно согласиться - если у государства будут резервы, за счет которых будет удовлетворяться внутренний спрос на валюту, то держать можно любой курс, в том числе и нынешний официальный - 4992 рубля за доллар. Главный вопрос состоит в том, откуда у государства найдутся ресурсы (Нацбанку требуется 2,5-3 млрд. долларов), чтобы держать курс.

Экономист Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Мария Акулова видит только один вариант, благодаря которому экономические власти могут нарастить золотовалютные резервы в достаточном объеме, пишут "Белорусские новости". "Чтобы держать курс 5000 рублей за доллар, нужно накопить достаточный объем золотовалютных резервов. Единственный вариант - продавать госактивы. Альтернативных возможностей, которые позволят существенно пополнить золотовалютные резервы, сегодня не видно", - констатирует Мария Акулова.

Эксперт обращает внимание, что кредитных ресурсов, на которые претендует Белоруссия, не хватит для пополнения золотовалютных резервов в достаточном объеме, продолжает издание. "Во второй половине года мы сможем получить только 440 млн. долларов из Антикризисного фонда ЕврАэЭС. Что касается МВФ, то если программа будет рассчитана, как сейчас планируется, на три года, то средства фонда мы также будем получать траншами. Следовательно, на значительный приток ресурсов до конца года за счет заимствований мы вряд ли можем рассчитывать", - констатирует Мария Акулова.

В общем, одна надежда - на приватизацию, говорится в статье. В противном случае, если продаж госактивов мы так и не дождемся, экономическим властям вряд ли удастся реализовать сегодняшние планы по удержанию курса белорусского рубля. Придется выбирать тот "алгоритм выхода на единый курс", который министерство экономики сегодня считает нежелательным, резюмируют "Белорусские новости".

Многие независимые эксперты считают, что белорусские власти искусственно завышают стоимость предприятий, чтобы как можно дольше удержать их под контролем государства, пишет белорусская редакция Радио "Свобода". Однако приватизация государственных активов - одно из главных условий выделения иностранных кредитов. Удастся руководству страны одалживать деньги и отваживать покупателей одновременно?

Правительство Белоруссии обнародовало планы приватизации, которые, однако, дальше декларации пока не двигаются, продолжает издание. На нефтеперерабатывающих заводах, предприятиях химической отрасли и машиностроения информацией относительно переговоров об акционировании не обладают. Тем временем избранные в качестве партнеров российские компании также не спешат вкладывать средства в стратегическое производство. По мнению российских аналитиков, озвученные Минском условия сделок не соответствуют уровню реальной капитализации предприятий. Директор Агентства деловых связей Валентин Лопан считает, что в данном случае россияне имеют реальные основания корректировать выставленные условия. Если в Белоруссии до сих пор цены прикидывают отчасти на глаз, то в России цену диктует фондовый рынок: "Понятно, что российская сторона намного более продвинута в области акционирования капитала. Поэтому, безусловно, они эти инструменты более профессионально используют в своих целях, чем белорусские субъекты хозяйствования. Наши в лучшем случае только успели превратиться в акционерные общества, но что с этим делать, как эффективно использовать это преимущество - наверное, ни опыта, ни знаний ни у кого толком нет. Россияне же на этом уже собаку съели ".

Сразу несколько крупных российских инвесторов отказались от первоначальных планов прихода в Белоруссию, говорится в статье. После озвученного Александром Лукашенко стоимости вопроса по "Беларуськалию" - 30 миллиардов долларов - свернула переговоры с правительством компания "Уралкалий". Взяли паузу в процессе акционирования нефтеперерабатывающих заводов в Новополоцке и Мозыре, а также гродненского "Азота" российские "Роснефть" и "Сибур". После того, как первый вице-премьер Владимир Семашко оценил Белорусский металлургический завод в 8 миллиардов долларов, жлобинский гигант перестал быть перспективным объектом приватизации. Остановились консультации о создании холдинга между Минским автозаводом и КамАЗом с участием компании "Ростехнологии".

Бывший генеральный директор завода специальной техники "Амкодор" Василий Шлындиков говорит, что российские бизнесмены будут таким образом вести себя и дальше, пишет Радио "Свобода". Белорусские власти создали ситуацию, при которой западный капитал вряд ли рискнет инвестировать в Белоруссию. А при отсутствии альтернативы россияне имеют возможность упорствовать, сбивая цены: "Думаю, в этом они себя ведут абсолютно оправдано. Ведут себя прежде всего как бизнесмены, понимая всю неоднозначность белорусского ситуации. С одной стороны, они понимают, что западные компании в Белоруссию вряд ли сунутся, поэтому есть время поторговаться. С другой стороны, белорусские власти не столько хотят - они вынуждены что-то продавать, но еще больший страх - потерять контроль над стратегическими объектами. То есть, где-то по принципу - "и хочется, и колется, и мамка не позволяет ". Но приватизация - одно из условий будущих кредитов. Поэтому ситуация практически безвыходная. Продавать надо, другое дело, чтобы при таком раскладе кто-то купил. Ведь если не продадут, уровень жизни будет падать еще более стремительно".

На днях посол России в Белоруссии Александр Суриков выразил удивление позицией белорусского руководства относительно приватизации "Белтрансгаза", продолжает издание. По его мнению, по большому счету это газотранспортное предприятие России не нужно: с введением альтернативных газопроводов в обход Белоруссии прежняя значимость транзитного коридора иссякнет до минимума. Поэтому 2,5 миллиарда долларов за остальные 50% акций предприятия - фактически гуманитарная помощь, жест доброй воли. Однако руководство Белоруссии пытается обставить сделку рядом дополнительных условий - прежде всего, требованием внутрироссийских цен на газ.

Экономист Сергей Балыкин считает, что объявленная либерализация взамен на кредиты - не более чем очередная попытка пустить международное сообщество по ложному следу, говорится в статье. Поэтому, по его мнению, это лишь декларация о намерениях, которая не обязательно приведет к реальным результатам: "Я убежден, что ни к чему эти заявления не приведут. Тем более свидетелями таких намерений мы уже были не раз. Делали одну попытку, делали вторую, третью. Результат всегда одинаковый - никакой. И делают это, что примечательно, одни и те же люди. Так что может измениться? Да, есть план, что само по себе хорошо. Но сколько таких планов уже принималось? И приватизация, и либерализация - обо всем этом уже говорено-переговорено. Волна той же либерализации у нас которая уже по счету? Пожалуй, третья или даже четвертая? Уже рапортовали о запущенных процессах либерализации, даже несколько раз. Но где ее реальные проявления? ". По мнению независимых экспертов, белорусские власти будут максимально тянуть с продажей стратегических активов, резюмирует Радио "Свобода".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
09.12.16
Заместитель владимирского губернатора стал фигурантом еще одного дела
NB!
09.12.16
Заявление ИА REGNUM в связи с репрессиями против журналистов в Белоруссии
NB!
09.12.16
Тост Путина: «За героев нашего Отечества! За Россию!»
NB!
09.12.16
Лавров: Русофобия немецких СМИ – впереди планеты всей
NB!
09.12.16
Единороссы не помогли: рабочий выплатит комбинату олигарха 3 млн рублей
NB!
09.12.16
Лавров: НАТО пытается втянуть Черногорию до ухода Обамы
NB!
09.12.16
Лишь 8% жителей России уверены, что их пенсии хватит на жизнь: опрос
NB!
09.12.16
Курс евро просел ниже отметки в 67 рублей впервые за полтора года
NB!
09.12.16
В центральном офисе «Почты России» прошел обыск
NB!
09.12.16
Приднестровье: пойдёт ли Евгений Шевчук на государственный переворот?
NB!
09.12.16
Без России никак: продажа крупнейшего химзавода Украины снова не состоялась
NB!
09.12.16
Дороги еще есть, а возить по ним уже нечего: обзор инфраструктуры Украины
NB!
09.12.16
Ярославская область забирает у муниципальных властей водоканалы
NB!
09.12.16
«Генерал Мороз» по-прежнему воюет в России
NB!
09.12.16
Кремль: Оружие США может попасть в руки террористов
NB!
09.12.16
Песков: Интерес США к приватизации «Роснефти» — это нормально
NB!
09.12.16
«Бюджет-2017 — бюджет консервации»
NB!
09.12.16
«Политика Трампа может бросить страны Азии в объятия Китая»
NB!
09.12.16
Госдума приняла федеральный бюджет на 2017-2019 годы
NB!
09.12.16
100-миллионную взятку полковник МВД Тимченко требовал за прекращение дела
NB!
09.12.16
Рейтинг эффективности управления в субъектах Российской Федерации в 2016 г
NB!
09.12.16
Радио REGNUM: первый выпуск за 9 декабря