Виктор Ясманн: "Медовая ловушка" для Стросс-Кана: Вашингтон лишил Францию выбора

Москва, 13 июля 2011, 11:38 — REGNUM  

Неожиданная "сексуальная" реабилитация экс-директора-распорядителя Международного Валютного Фонда (МВФ) Доминика Стросс-Кана оживила толки вокруг подоплеки той мутной истории, в которую он угодил. Помимо политической судьбы главного персонажа, различные мудрецы пытаются докопаться до возможных международно-финансовых интриг, приведших к его падению, равно как и обсудить то печальное обстоятельство, что в перипетии международной политики все чаще вплетаются сюжеты банальных шпионских детективов.

Вообше-то политика и секс - тема, старая как мир. По этому поводу в политическом Вашингтоне даже бытует поговорка, что политика это на 10 процентов секс и на 90 процентов тайминг, - точный расчет времени действия. Согласитесь, это определение как нельзя лучше подходит к скандалу со Стросс-Каном, в течение нескольких дней лишившему МВФ его руководителя, а Францию - ведущего кандидата на президентских выборах 2012 года. Пропорция 10:90 как раз и есть масштабное несоответствие между обвинениями Стросс-Кана в сексуальных домогательствах к горничной гостиницы и тем поворотом в международной политике, который последовал за его сенсационным арестом и отставкой. Ведь, по сути, то, что нам преподнесли как торжество американской демократии и равенство всех перед законом, для французов обернулось совсем другой стороной. Они лишились права самим принять решение, кто же является самым достойным кандидатом в президенты республики. И случилось это помимо их воли и вне их юрисдикции.

Между тем, глобальные телесети и СМИ, еще до следствия и суда безоговорочно заклеймившие Стросс-Кана во всем происшедшем, естественно, обвинили самого экс-директора МВФ. А чтобы и мы поверили, международная информационная машина все время подбрасывала нам новые примеры "сексуальных бесчинств" французского политика и банкира. Но большинство французов все равно сочло своего соотечественника жертвой политической "подставы". В ответ все те же СМИ обвинили французов в "антиамериканизме", но разубедить не смогли. Ибо можно было допустить, что во время происшествия в номере нью-йоркской гостиницы горничная вела себя, как Красная Шапочка, а французский банкир - как разнузданный павиан, что дисциплинированная и корректная нью-йоркская полиция, обнаружив по документам, что перед ней знатный иностранец и глава международной организации, не связалась с федеральными властями, а те в свою очередь с французской стороной. Наконец, что после задержания к Стросс-Кану без видимой необходимости был применен самый жесткий "тюремный" вариант. Однако поверить, что это все случайно совпало не в пользу обвиняемого, - невозможно. Как говорят американцы, это "насилие над разумом". Итак, как видим, 10 процентов секса на лицо. А теперь посмотрим, как дело обстоит с оставшимися 90 процентами тайминга и политического расчета.

Инцидент со Стросс Каном случился в викенд 14 мая, после того, как 11 мая во Франции, наконец, было объявлено о дате проведения президентских выборов 2012 года, что означало неформальный старт предвыборной кампании и начало регистрации кандидатов для праймериз внутри Социалистической партии Франции. А один из лидеров партии, харизматичный Стросс-Кан, считался наиболее вероятным кандидатом на выборах, причем его рейтинг намного опережал рейтинг действующего президента Николя Саркози. По общему мнению, Стросс-Кан оставлял мало шансов крайне непопулярному Саркози, тем более, что последний уступал также в популярности и представителю ультраправого "Народного фронта" Марин Ле Пен. Сам Саркози весьма серьезно относился к Стросс-Кану. В масс-медиа появились утверждения, что в 2007 году Стросс-Кан был рекомендован на пост главы МВФ самим Саркози в обмен на якобы данное первым обещание не баллотироваться на следующих президентских выборах. И вот теперь Стросс-Кан явно собирался нарушить свое слово, но не успел. Именно с этим обстоятельством и мог быть связан политический тайминг. Ведь, если бы Стросс-Кан формально успел бы объявить себя кандидатом, не говоря о том, что вступил бы в гонку и набрал скорость, остановить его было бы невозможно. Он был популярен не только во Франции, пользовался серьезной поддержкой и в ЕС. Кроме того, он мог рассчитывать на поддержку еврейской общины Франции, да и США, откуда родом его последняя жена. К тому же в случае с Стросс-Каном точный выбор времени удивительно совпал и с местом действия. Ведь крайне маловероятно, что подобный инцидент мог случиться с ним на родине, где у него - сильная опора и в обществе, и в элите, и где уши виновников происходящего были бы немедленно обнаружены.

Да и законы о сексуальном домогательстве во Франции гораздо либеральнее, и показания мужчины и женщины, оставшихся наедине, были бы восприняты как равноценные. Вообще же, сомнительно, чтобы история с экс-директором МВФ могла бы случиться где-либо, кроме США, и вовсе не потому, что в Америке такое уж суровое законодательство о сексуальных домогательствах. Просто вряд ли кто-нибудь в современном мире из опасения серьезных международных осложнений вот так запросто решился бы продемонстрировать равенство всех перед законом и заточил бы фигуру такого масштаба, как Стросс-Кан, в КПЗ. На это, знаете ли, волю надо иметь. А теперь представьте себя на месте француза, которому только что объявили дату президентских выборов, и он предвкушает, как ведущий кандидат схватиться с нынешним президентом Саркози. И вдруг он узнает, что кандидат "погорел" на какой то горничной в далеком Нью-Йорке, а разобраться во всем этом по своим французским законам он не может. Именно по этой причине, а вовсе не из-за "анти-американизма" большинство французов и посчитало, что Стросс-Кан стал жертвой политической "подставы". Произнеся все вышесказанное, мы далеки от того, чтобы утверждать о прямой причастности Саркози к происшедшему со Стросс-Каном, но и отрицать, что удаление из избирательного процесса его главного соперника выглядело для Саркози как "Божий дар", тоже нельзя.

Существует, конечно, и другая версия, согласно которой, Стросс-Кан стал жертвой своих политических врагов в самой Америке из-за своей позиции в качестве директора-распорядителя МВФ. Во-первых, он заявил о "конце вашингтонского консенсуса", основной идеологической доктрины глобализации, во-вторых, от имени МВФ он опубликовал официальный экономический отчет, в котором предсказывалось, что в течение ближайших пяти лет США уступит свое место мощнейшей экономической державы Китаю. Популярнейший экономист Михаил Хазин утверждает, что "элитная защита" была снята со Стросс-Кана из-за его разногласий с американской финансовой элитой, после чего стали возможны и провокации против него, и "беспристрастное" обращение с ним по закону. Дескать, либеральные монетаристы, которые доминируют в финансовых кругах, не принимают взгляды левого французского социалиста Стросс-Кана и не хотят слышать о создании мировой финансовой инфраструктуры, основанной не на долларе. Наконец, позиция Стросс-Кана по решению "долговых" проблем в ЕС также была иной, чтобы не сказать - более мягкой, чем у других представителей финансовой элиты и политиков.

Иными словами, Стросс-Кан и те, кто его поддерживал, были сторонниками решения мировых финансовых проблем, а другая часть мировой финансовой элиты затушевывает их существование и привержена сохранению статус-кво.

Правда, Стросс-Кан и так собирался в этом году покинуть пост главы МВФ, баллотируясь на пост президента Франции. К тому же и Николя Саркози, да и другие мировые лидеры также резко высказывались в пользу реформирования мировой финсистемы и ограничения роли доллара как мировой валюты. Причем в случае с Саркози, нельзя исключить, что он говорил это, чтобы не отстать от Стросс-Кана.

Обе вышеизложенные версии на самом деле гармонично дополняют друг друга, если допустить, что идейной основой для расправы со Стросс-Каном был идеологический конфликт с американской финансовой элитой, а таймингом - объявление о сроке французских президентских выборов. Ну, в самом деле, представляете, как чувствовали бы себя идейные противники Стросс-Кана, если бы он, а не Саркози стал следующим президентом Франции. Но даже если изложенная интерпретация скандала со Стросс-Каном верна, назвать ее интригой "мировой финансовой Закулисы" или пресловутым "еврейско-масонским заговором" как-то язык не поворачивается. Стросс-Кан ведь плоть от плоти и тех, и других, и третьих: банкир, еврей, масон. Скорее, это была внутривидовая схватка международных властных группировок, демонстрация силы, проведенная с показной свирепостью. Но далее становится совсем интересно.

На посту директора МВФ жовиального Стросс-Кана сменила бывший министр финансов Франции, Кристин Лагард, чью кандидатуру поддержали EС, США, Россия и Китай. Фигура ее - компромиссная, и от нее не следует ожидать никаких самочинных попыток поставить под угрозу статус-кво. Во-первых, Лагард устраивает, прежде всего, Францию, а точнее, самого Саркози, хотя бы потому, что она - его политический соратник. Во-вторых, первая женщина-директор МВФ, Лагард более чем устраивает США, где она проживала свыше 20 лет и где сделала выдающуюся юридическую карьеру. В частности, она несколько лет проработала в Чикаго, политической родине президента Обамы и госсекретаря Хилари Клинтон, а также служила в Вашингтоне в одном из политологических центров. И вот спустя буквально три дня после назначения Лагард происходит резкий поворот в деле Стросс-Кана, что является еще одним подтверждением вашингтонской поговорки о политическом тайминге.

В прессе совершенно внезапно появляется волна сообщений, что горничная, "жертва" Стросс-Кана, совсем не тянет на роль Красной Шапочки, а наоборот - подрабатывает в гостинице проституцией, связана с наркоторговцами и прочими уголовниками, и неоднократно лгала следствию, что и подтвердил ее адвокат. Немедленным последствием этих "открытий" стало практическое снятие всех обвинений со Стросса- Кана. Этот поворот создал новую динамику и придал определенный политический смысл этой афере, вне зависимости от того, чем она закончится формально. Этот смысл выражается в двух конкретных результатах. Первый касается позиции Стросс-Кана по реформированию глобальной финансовой системы, что он и пытался провести через МВФ. Она была жестко отвергнута. Победила линия его противников на удержание статус-кво. Второй результат касается судьбы самого Стросс-Кана и французской избирательной кампании. Даже не дожидаясь объявления Стросс-Кана о его будущих планах, можно с уверенностью предсказать, что он не станет президентом Франции, и даже не будет выдвигать свою кандидатуру на этот пост. Его репутации нанесен непоправимый ущерб и вот почему: французы солидаризуются со своим соотечественником, полагая, что ему была устроена классическая "медовая ловушка", но они не могут не понимать, что он в нее попался. А будущий президент страны, лидер нации должен выглядит как "герой и молодец", а не жертва собственной слабости. Да и французская элита поостережется избирать на такой ответственный пост сильно "обиженного" человека. Это не значит, однако, что Стросс-Кан лишится политического веса. Скорее всего, он бросит его на поддержку других лидеров социалистов, и, скорее всего, Мартин Обри. Нельзя не обратить внимания и на то, что неожиданная реабилитация Стросс-Кана нанесла сильнейший удар и по самому Саркози, который совсем недавно казался главным выгодоприобретателем в этом скандале. Сейчас шансы Саркози стать следующим президентом опять упали. Ибо кажется нереалистичным, чтобы столь непопулярный президент был бы переизбран еще на 5 лет, или что за время, оставшееся до выборов, он смог заметно усилить свою популярность. Здесь необходимо пояснение. В прежней ситуации, когда Стросс-Кан еще был обвиняемым, а Соцпартия ослаблена, главным соперником Саркози стала бы лидер правых националистов, Марин Ле Пен. В результате французы вынуждены были бы выбирать "наименьшее из двух зол", и наверняка выбрали бы Саркози, поскольку победа ультранационалистов во Франции немыслима по соображениям международного престижа. Да и опыта управления страной у "Народного фронта" нет. Однако соревнование Саркози и Ле Пен сместило бы всю французскую политику резко вправо, чего многие во Франции и вне ее не хотят. Особенно на фоне финансового кризиса в еврозоне и растущего социального напряжения. Сейчас же социалисты, даже без Стросс-Кана во главе, получили новый импульс и смогут победить Саркози. Ну а опыта управления в сложных социальных условиях им не занимать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.