Пастор Битнер: Уклоняясь от ответственности за Холокост, латыши лишают себя будущего

Москва, 5 июля 2011, 17:01 — REGNUM  Немцы провинились в том, что искусили латвийцев к тому, чтобы они пошли против евреев, но каждый, кто был искушен, сам стал преступником. Бремя непризнанной вины продолжает лежать на их потомках и тем самым лишает латышскую нацию будущего, считает пастор из южногерманского города Тюбинген Джобст Битнер.

Г-н Битнер приехал в Ригу для участия в траурных мероприятиях, связанных с 70-й годовщиной начала в Латвии Холокоста, прибыв в сопровождении группы потомков солдат вермахта, которые участвовали в оккупации Латвии. Корреспондент ИА REGNUM попытался выяснит и понять, что двигает этими людьми.

- Почему вы здесь?

- Немцы поминают жертв Холокоста и у нас в Германии, и в других странах. И они смотрят на Холокост как на историю. Но эта история все еще действенна для потомков и выживших в Холокосте. Люди до сих пор страдают от травм и от болей. И то же самое происходит с потомками поколения преступников. Они замечают, что история их отцов, которые провинились, так толком и не закончена, пока они сами не возьмут на себя ответственность за это. Поэтому так важно, чтобы потомки жертв и потомки преступников собрались вместе, чтобы потомки преступников могли склониться и попросить прощения. И везде, где это происходит, мы видим, что происходит исцеление, происходит примирение, объединяются сердца. И я уверен в том, что лишь когда мы готовы это сделать, мы [получаем возможность] по-новому идти вперед. Будущее нации зависит от того, насколько мы готовы благословлять еврейскую жизнь и Израиль. Мы здесь для того, чтобы предотвратить повторение прошлого.

- Как немцы нашли в себе силы прийти к осознанию этого?

- Ключ ко всему этому в том, чтобы стать за истину. И нужно честно сказать, что многие немцы до сих пор этого не сделали. Потому что в немецких семьях молчали об этой вине. Я называю это покрывалом молчания над семьями. В нашей церкви мы подвигли людей на то, чтобы они посмотрели на историю и разузнали о том, что было в прошлом. Потому что только тогда, когда я готов встать за прошлое и готов все назвать по имени, может произойти исцеление, может начаться что-то новое. И те, кто были готовы к этому, смогли назвать истину по имени, потому что нашли ее через прощение. Они сделали это как христиане, через отношения с Иисусом.

- В Латвии у части общества есть стремление обелить и реабилитировать нацистских преступников с латышской стороны. И это оправдывается тем, что будто бы причиной всего происшедшего в Латвии в 1941 году, в том числе Холокоста, явилась, как сказала министр культуры Сармите Элерте, оккупация Латвии Советским Союзом. Вопрос в том, как соединить эти две истины? Как латышам соединить свою роль и участие в истреблении евреев (и не только евреев) с болью от утраты независимости страны в 1940 году?

- Это очень важный вопрос. Я могу сказать только с немецкой стороны. В первую очередь, я хочу сказать, что мы, немцы, провинились в том, что искусили латвийцев к тому, чтобы они пошли против евреев. Но вторая сторона медали в том, что каждый, кто был искушен, сам стал преступником. То есть тот, кто стал жертвой, и сам провинился и стал убийцей евреев. И самое трагичное в этом то, что если мы не проработаем эту вину, то она всегда будет лежать на наших плечах. Речь идет не об обвинениях, а о процессе исцеления. Глядя со стороны, я замечаю, что многие люди, которые будучи жертвами не проработали свою вину, до сих пор носят на себе бремя своего прошлого: всякие травмы, депрессии, разрушенные отношения. Это значит, что только тогда, когда люди в Латвии, Литве, на Украине, повсюду будут готовы все назвать своими именами, смириться и не оправдываться, не извиняться, только если они готовы признать свою собственную вину, они смогут пережить возрождение. Эта наша, немецкая история. Многие немцы вернулись с войны, и самое ужасное, что при всем при этом они сами себя чувствовали жертвами. Они сказали: "Да, были преступники в правительстве Гитлера, они нас искусили". Но ключ здесь в том, что только потому, что я молчал, я могу быть виновным. Моя вина - это мое молчание о том, что я видел. И только назвав все по имени, я смогу войти в чудесный процесс восстановления и исцеления.

- С вашей точки зрения, русским, которые живут в Латвии, а нас здесь много, и тех, кто жил до войны, и тех, кто приехал в послевоенные годы, следует взять на себя ответственность и принести извинения за 1940 год и за то, что здесь происходило в связи с включением Латвии в состав Советского Союза?

- Я, конечно, не могу сейчас делать каких-то политических заявлений. Я могу сказать только как пастор. Неважно, по каким причинам и почему мы провинились. Всегда важно попросить за это прощения.

Как сообщало ИА Regnum, выступая 4 июля, в День памяти жертв Холокоста в Латвии, на траурной церемонии на Старом еврейском кладбище в Риге, министр культуры Латвии Сармите Элерте ("Единство") сказала: "Пусть эти события будут напоминанием всем нам, что происходит, если гибнет государство. Государство, которое больше не может защищать своих граждан. Государство, которое уже в 1940 году оккупировал сталинский СССР и после этого, в 1941 году, гитлеровская Германия. Уже в 1940 году еврейская община пострадала от сталинской депортации и высылки. Но самый трагический поворот в жизни этой общины произошел в 1941 году после того, как Латвию оккупировала нацистская Германия". Избегая оценочных суждений, министр культуры Латвии поставила в один ряд жертв и палачей: "Мы не можем вернуть жизнь погибшим, но мы можем помнить, как тех, кто погиб, как тех, кто спасал, так и тех коллаборационистов, кто сотрудничал с нацистским режимом. Чтобы наша память вечно сохранила события 4 июля и всего этого трагического лета в памяти народа Латвии". В том же духе высказался, выступая на митинге у мемориала спасителю евреев Жанису Липке, и президент Латвии Валдис Затлерс.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.