Николай Радов: Может ли приватизация пошатнуть основы белорусского режима

Москва, 28 июня 2011, 22:44 — REGNUM  

Правительство Белоруссии уже который год говорит о намерении начать приватизацию государственных предприятий. Однако до сих пор в республике не только не создан четкий механизм передачи госактивов частным инвесторам, но и остаются достаточно жесткие условия приватизации: как правило, продается менее 50% акций (то есть не контрольный пакет), а инвестора обязывают выдать предприятию дешевый заем (под 1%), который обозначается как средства "на развитие предприятия". Подобная политика привела к тому, что сегодня в Белоруссии инвесторов интересует лишь небольшое количество действительно прибыльных предприятий, которое, как нам видится, официальный Минск продаст лишь на грани жизни и смерти.

План приватизации на ближайшие три года выглядит довольно впечатляюще. Предполагается продать акции 244 предприятий (только в этом году - 178), на сумму до 9 млрд. долларов США. Правда, стратегически значимые предприятия пока на продажу официально не выставлялись, а предлагаются малоэффективные и, в большинстве своем, убыточные. По мнению ряд экспертов, в данном случае речь идет не столько о приватизации, сколько о привлечении инвестиций в малоэффективные предприятия, что снижает к данному процессу интерес со стороны потенциальных инвесторов. А вот когда Белоруссия действительно начнет распродавать "фамильное серебро", тогда в страну и потянутся "богатые дяденьки" под незримым руководством белорусской номенклатуры. Остается не ясно одно - когда и как будут продавать?

Список наиболее интересных государственных активов Белоруссии небольшой, однако, с точки зрения пополнения бюджетных активов, достаточно перспективный. В него входят: "Беларуськалий" (по разным оценкам 20-30 млрд. долларов), "Беларусбанк" (7-10 млрд. долларов), "Белоруснефть" (2-5 млрд. долларов), "Белэнерго" (5-8 млрд. долларов), "Белгосстрах" (1,2 млрд. долларов), "Белтелеком" (2-2,5 млрд. долларов), "Белорусская железная дорога" (7-10 млрд. долларов), "Белпочта" (0,5-1 млрд. долларов), Мозырский и Новополоцкий нефтеперерабатывающие заводы (1-2 млрд. долларов), Белоруский металлургический завод (1,2 млрд. долларов) и оставшаяся государственная доля "Белтрансгаза" (2,5 млрд. долларов). Остальные предприятия республики, например МАЗ, МТЗ, БелАЗ и т.п. если и интересуют инвесторов, то только за гораздо меньшую сумму и при условии возможности провести там структурные реформы (государство обязывает инвесторов не только вложить дополнительные средства на модернизацию производства, но и сохранить рабочие места в неприкосновенности, что сразу делает невыгодным любого рода инвестиции).

Сегодня многие политические и экономические обозреватели говорят о том, что проведение приватизации в Белоруссии будет началом конца политического режима Лукашенко, так как именно государственная собственность помогает нынешним властям контролировать обстановку. Однако, на наш взгляд, подобное утверждение в белорусских условиях малоприменимо, так как у государства есть ряд возможностей без особых политических потрясений начать распродажу активов. Рассмотрим несколько наиболее ярких примеров из будущей приватизации по-белорусски.

ОАО "Беларуськалий" - один из крупнейших в мире и самый крупный на территории СНГ производитель и поставщик калийных минеральных удобрений. Предприятие ежегодно приносит стране немалое количество валюты и является для Минска таким же прибыльным активом, как "Газпром" для Москвы. В 2010 году экспорт "Беларуськалия" составил 2 млрд. 257 млн. долларов (рекорд был достигнут в 2008 г. - 3 млрд. 379 млн. долларов). В этом году планируется увеличить продажи за рубеж до 2,6 млрд. долларов, что, по всей видимости, будет достигнуто, так как в мире спрос на калийные удобрения постоянно растет. Само предприятие функционирует на основе Старобинского месторождения калийных солей (обнаружено в 1949 году, а его промышленная разработка началась только в 1963 г.), где, по оценке специалистов, находятся наибольшие запасы руды.

Если же говорить в целом по стране, то на территории Белоруссии сосредоточено примерно 10% мировых запасов - около 7 млрд. тонн по Старобинскому и Петриковскому месторождениям и еще около 80 млрд. тонн составляют прогнозируемые запасы. Разведанные на сегодня запасы калийных солей оцениваются примерно в 600 млрд. долларов США. Если добывать удобрения нынешними темпами, то их хватит более чем на 200 лет и может принести стране примерно 7 трлн. долларов. Именно такими цифрами и оперирует сегодня белорусское правительство, несмотря на их фантастичность.

На сегодняшний день "Беларуськалий" включает в себя четыре рудоуправления (с мая 2009 года введен в эксплуатацию Краснослободский рудник), которые и составляют главное достояние республики. Однако необходимо понимать, что они ничего из себя не представляют без государственного разрешения на разработку недр Старобинского месторождения. Как бы это не выглядело абсурдно, Лукашенко может спокойно продать активы самого предприятия, поставив при этом запрет на разработку новых месторождений не только в районе Солигорска, что будет означать бесперспективность существования акционированного "Беларуськалия", но и в других регионах страны.

Косвенным подтверждением может служить то, что совсем недавно президент Белоруссии предложил правительству отдать в разработку иностранному инвестору (по некоторой информации, китайским товарищам) новое месторождение калийной соли, расположенное недалеко от Солигорска: "Есть предложение от одного из инвесторов направить порядка двух миллиардов долларов на строительство новой фабрики по разработке месторождения калийных удобрений... Почему бы этому инвестору - нормальному, управляемому, идущему на условия, которые мы предлагаем - не разрешить разработку этого месторождения?". А 23 июня Лукашенко в ходе своей рабочей поездки в Брестскую область уже открыто заявил, что Белоруссия построит второй и третий калийные комбинаты: "Мы строим второй калийный комбинат под 2 млрд. инвестиций...Если все нормально у нас получится с определенными вопросами - мы третье калийное производство начнем строить. Это опять 2 млрд.".

Возникает правомерный вопрос - кто возьмется вложить такие огромные средства в создание нового перерабатывающего предприятия, так как за последние 40 лет в мире не было новых проектов по разведке и добыче калийных солей "с нуля", кроме 5-го рудника в Солигорске. По мнению экспертов, построить новый рудник не так просто. Например, канадская компания "PotashCorp" оценивает строительство нового рудника с фабрикой в Саскачеване примерно в 2,8 млрд. долларов и 7 лет строительства.

Как видно из вышесказанного, решиться на разработку нового месторождения может лишь крупный иностранный игрок (например, Китай), либо само государство в случае удачной сделки по продаже "Беларуськалия". Не так давно Лукашенко прямо заявил о том, что он может продать все предприятие, но лишь за ту сумму, которую он считает справедливой: "Что касается "Беларуськалия", то я четко сказал - 30 млрд. долларов на стол, а с 1 июля эта сумма будет индексироваться на уровень инфляции доллара... Если у вас есть эта сумма - завтра вы хозяева этого комбината". Почему президент так просто готов распрощаться с курицей, несущей золотые яйца? Потому что белорусский лидер прекрасно осознает, что сам комбинат со всей его инфраструктурой и мощностями ничто без руды: "...за 30 млрд. можно построить еще как минимум три таких предприятия, как "Белкалий", по новейшим технологиям. И еще деньги останутся для народа".

Поэтому сегодня можно говорить о том, что покупка "Беларуськалия", к которой Минск практически уже готов, тормозит не столько его стоимость, сколько неуверенность инвесторов в будущих действиях белорусского руководства и, как следствие, экономическая эффективность работы предприятия в будущем. В стране, где нет четких и, главное, функционирующих правовых норм ведения частного бизнеса, говорить о получении прибыли можно лишь с большой натяжкой.

Еще одним подобным "Беларуськалию" государственным активом, который потенциально может быть продан иностранным инвесторам, являются предприятия нефтепереработки: Мозырский НПЗ и Новополоцкий НПЗ "Нафтан". Несмотря на то, что правительство Белоруссии уже не первый год говорит о возможности продажи этих предприятий (совладельцами Мозырского НПЗ уже являются 2 российские компании - ТНК-ВР и "Газпром нефть"), дальше разговоров дело не идет. Известно, что главными проблемами приватизации являются не только завышенная Минском цена заводов (только за Новополоцкий НПЗ и присоединенный к нему "Полимир" белорусы хотят ни много, ни мало, а 3 млрд. долларов), но и основное условие белорусской стороны - вложить деньги (около 1,5 млрд. долларов) в развитие комплекса "Нафтан-Полимир". На таких условиях никто из потенциальных инвесторов не готов прийти и работать в Белоруссию, что, по всей видимости, прекрасно понимают в Минске, чувствуя определенную уверенность в том, что нефтепереработка в ближайшее время останется в руках у государства. По крайней мере до тех пор, пока она будет приносить прибыль (по ряду оценок, два нефтеперерабатывающих завода приносят до 50% экспортного дохода).

Еще одним мыльным пузырем белорусской приватизации является продажа всего государственного пакета акций "Белтрансгаза". Сегодня белорусское правительство готово полностью отдать "Газпрому" контроль за компанией за 2,5 млрд. долларов и внутрироссийские цены на газ для Белоруссии. На сегодняшний день "Газпром", владея 50% акций белорусской компании, практически не имеет никаких прав на нее, так как белорусская сторона по своему усмотрению трактует права российского монополиста. Естественно, "Газпрому" будет гораздо спокойнее работать в случае полного контроля над газотранспортной системой на территории Белоруссии, однако и здесь есть одно "но". Продавая "Белтрансгаз", Белоруссия получает 2,5 млрд. долларов прибыли (на то, что Россия согласится увязать покупку с ценами на газ, шансы практически равны нулю), а вот "Газпром" вместе с контролем за газовой трубой может получить очередную головную боль.

Во-первых, белорусская газотранспортная система нуждается в модернизации, причем не только транзитного, но и внутриреспубликанского потоков, что выльется для российской компании в круглую сумму. Во-вторых, в случае несвоевременной оплаты потребителями (это, в первую очередь, государственные предприятия) "Газпрому" будет практически невозможно затребовать долг, так как в этом случае он войдет в прямой конфликт с государством, на территории которого, как уже отмечалось выше, закон не всегда стоит на стороне истца. В-третьих, сегодня в Белоруссии всерьез заговорили о диверсификации поставок газа. Планируется либо более активно использовать сжиженный газ, либо, в случае нахождения, начать добычу сланцевого газа, что, по мнению правительства, позволит Минску постепенно уйти от "газпромовской зависимости". Поэтому, на наш взгляд, продажа "Белтрансгаза" официальному Минску ничего, кроме чистой прибыли, не принесет, став очередным очком в копилке белорусской команды.

Что касается иных предприятий из списка наиболее интересных государственных активов ("Белэнерго", "Белгосстрах", "Белтелеком", "Белорусская железная дорога", "Белпочта" и "Беларусбанк"), то их продажа на настоящий момент практически невозможна и не может рассматриваться в качестве ликвидных предприятий, готовых к приватизации. Дело в том, что потеря контроля над информационными коммуникациями, железнодорожной инфраструктурой, финансовой или социальной сферой будет означать конец не только режима, но и независимости республики как таковой.

Поэтому против продажи этих активов может выступить не только белорусская номенклатура, но и большая часть населения, контроль над которой в подобной ситуации может перехватить оппозиция (при условии, что к этому времени она проведет внутренние преобразования, заменив старые и дискредитировавшие себя кадры свежей кровью), что, скорее всего, изменит облик Белоруссии до неузнаваемости. Подобное развитие ситуации нынешнее руководство страны попросту не может допустить. Поэтому эти активы будут находиться под контролем государства до самого конца его внутриполитической самостоятельности.

Таким образом, современные государственные планы глобальной приватизации в Белоруссии являются, по сути, ничем иным как очередной попыткой выманить как можно больше денег у потенциальных инвесторов. Даже если предположить, что большая часть из вырученных в будущем денег пойдет на развитие экономики (на наш взгляд, это маловероятно), то это практически не изменит политические основы белорусского государства, а только укрепит их, законсервировав на ближайшие три-пять лет.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.03.17
Ле Пен: «Евросоюз погибнет, потому что людям он больше не нужен»
NB!
27.03.17
Католическая церковь Мексики осудила фирмы, готовые строить стену для США
NB!
27.03.17
Китай: «Новый шелковый путь» — это глобализация 2.0»
NB!
27.03.17
Трамп отменит директивы Обамы в области климата в ближайшие дни
NB!
27.03.17
Турция ввела пошлины на ввоз российской сельхозпродукции
NB!
27.03.17
Пушков: «НАТО не решила ни одной задачи безопасности Германии»
NB!
27.03.17
Глава Чехии: хакеры США разместили на моем компьютере детскую порнографию
NB!
27.03.17
Воспитание нации
NB!
26.03.17
Заговор молчания: к чему ведёт сокращение оборонных расходов России на 27%?
NB!
26.03.17
Слабина власти: в России решили освежить грабли столетней давности?
NB!
26.03.17
СМИ: Трамп требует с Меркель $375 млрд за услуги НАТО
NB!
26.03.17
Сборная Германии не проигрывает уже 9 матчей подряд
NB!
26.03.17
Токио: Россия должна «принять факт возвращения» Курильских островов Японии
NB!
26.03.17
Киев решил продать крейсер «Украина»
NB!
26.03.17
Санкт-Петербург: Вакуум власти или вакуум мозга?
NB!
26.03.17
Обострение в Гагаузии: «Приднестровье – уже не часть Молдавии?»
NB!
26.03.17
Автомобиль протаранил группу велосипедистов в Берлине
NB!
26.03.17
Шовинистская Молдавия «абсолютно непривлекательна для Приднестровья»
NB!
26.03.17
Педофилы и «крестовый поход детей»: Навальный у стены, стена у Навального
NB!
26.03.17
Ливия: Русские идут
NB!
26.03.17
Украина остается без ядерного топлива
NB!
26.03.17
Новая внешняя политика России