Эксперт о туркмено-иранских отношениях: Это не братство, а бизнес

Ашхабад, 26 июня 2011, 16:40 — REGNUM  Туркмено-иранские отношения построены на взаимной экономической выгоде Эксперт киргизского Института стратегического анализа и прогноза (ИСАП) Гапур Таджиев в своем исследовании "Туркмено-иранская дружба в свете современных геополитических реалий" отмечает, что Туркмения - не Таджикистан, с которым у Ирана и этническая, и языковая общность, "поэтому о братстве и дружбе в прямом смысле слова здесь говорить не приходится", передает корреспондент ИА REGNUM.

По мнению эксперта, туркмено-иранские отношения "скорее напоминают взаимоотношения бизнес-корпораций, построенных на взаимной финансово-экономической выгоде". "Такой формат эти отношения приобрели с середины 90-х годов. Тогда было принято решение о строительстве первой ветки туркмено-иранского газопровода, 80% которого было профинансировано из Тегерана. Несмотря на сумасшедшие затраты, для иранской стороны проект был очень выгоден, поскольку решал вопрос о снабжении газом северных провинций. Сегодня Туркмению и Иран связывают уже два газопровода, по которым в Иран поступает порядка 14 млрд куб. м газа с возможностью увеличения объема до 20 млрд куб. м в год. Это открытый в 1997 году трубопровод Корпедже-Гуртгуи, по которому в Иран ежегодно поставляется 8 млрд куб. м природного газа, а также запущенный в начале 2010 года трубопровод Довлетабад-Серахс-Хангеран общей пропускной способностью 12,5 млрд куб. м газа в год", - отметил Таджиев.

Эксперт также сообщил, что Туркмению и Иран связывают торговые отношения во вненефтяном секторе. По его данным, только в 2010 году общий объем иранского вненефтяного экспорта в Туркмению составил $386 млн и объем импорта - $403 млн. Всего же за 2009 и 2010 годы товарооборот между двумя странами вырос на 15% по сравнению с предыдущими годами. "В настоящее время, согласно заявлению министра торговли Ирана Мехди Газанфари в феврале 2011 года, общий объем товарооборота между Ираном и Туркменией превысил $4 млрд и, по мнению сторон, есть все возможности и предпосылки для увеличения этого показателя в ближайшие 5 лет до $10 млрд в год. Помимо этого, во взаимоотношениях Туркмении и Ирана большая роль отводится реализации крупных совместных проектов. Последним из таковых является строительство железной дороги Казахстан-Туркмения-Иран, стартовавшее в 2007 году", - подчеркнул аналитик.

Что же касается глобальной политики, то здесь Иран, отмечает Таджиев, в силу своего положения страны-изгоя, вынужден вести "весьма ограниченную, почти ювелирную политическую игру": "Пытаясь играть на центрально-азиатском поле более активно, Тегеран стремится закрепить свое присутствие в любых формах. В случае с Туркменией это как раз торговля и энергетика. Понятно, что Тегерану в условиях внешней блокады и постоянной угрозы начала войны со стороны западной коалиции - если таковая все-таки оформится - важны не то столько союзники, которые вряд ли найдутся, сколько дополнительные точки опоры. В этой связи тот факт, что Ашхабад в последнее время последовательно дрейфует в сторону сближения с Соединенными Штатами Америки, не может не вызывать опасений в Тегеране".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.