Зафар Гулиев: Саммит в Казани не оправдал ожиданий

Ереван, 25 июня 2011, 20:17 — REGNUM  

Казанская встреча президентов Армении и Азербайджана во многом стала жертвой синдрома чрезмерно завышенных ожиданий. И, как обычно бывает в таких случаях, оптимистический перехлест, предваряющий эту встречу, уступил затем место синдрому чрезмерного разочарования. Между тем, по своему потенциалу "конструктивности и продуктивности" казанская встреча мало чем отличалась от многих предшествующих встреч в тройственном формате: хотя она и не стала значимым шагом вперед в процессе урегулирования конфликта, но вряд ли её можно считать значимым шагом назад.

Как следует из совместного заявления по итогам встречи в Казани, саммит Азербайджана, России и Армении завершился без достижения договоренностей об основных принципах урегулирования в Нагорном Карабахе, но стороны констатировали прогресс на пути к этой цели. "Главы государств констатировали достижение взаимопонимания по ряду вопросов, решение которых способствует созданию условий для одобрения основных принципов", - говорится в заявлении. В документе сказано, что участники встречи рассмотрели ход работы, проводимой в целях согласования проекта основных принципов.

Президенты Азербайджана и Армении выразили признательность лидерам России, США и Франции, которые являются сопредседателями Минской группы ОБСЕ, "за их постоянное внимание к проблеме нагорно-карабахского урегулирования". Они высоко оценили личные усилия президента РФ по содействию достижению договоренностей, сказано в совместном заявлении.

Психологическая и политическая подоплека постсаммитного разочарования в целом понятна, поскольку именно на данном этапе и именно на данную встречу страны сопредседатели Минской Группы ОБСЕ возлагали большие надежды. Более того, встрече в Казани предшествовало интенсивное информационное и дипломатическое "прессинговое воздействие". Достаточно напомнить совместное заявление трех президентов - Медведева, Обамы и Саркози, принятое в Довиле 26 мая и содержащее императивный призыв лидерам Армении и Азербайджана "продемонстрировать политическую волю и завершить работу над Основными принципами в ходе предстоящего армяно-азербайджанского саммита в июне". В данном заявлении содержалось и явное предостережение: "Дальнейшее затягивание только поставит под вопрос приверженность сторон к достижению договоренностей". Не ограничиваясь этим совместным заявлением, страны-сопредседатели в предверии казанской встречи осуществили целый ряд дополнительных дипломатических мер, призванных содействовать успеху переговорного процесса: главы МИД Армении и Азербайджана провели консультации в Вашингтоне и Москве, с лидерами конфликтующих стран говорил по телефону президент США Обама, а президент Франции Саркози обратился к ним с телеграммами. Что же касается президента России Дм. Медведева, то, выступая уже в который раз в амплуа инициатора и основного модератора подобных встреч в тройственном формате, он, безусловно, приложил активные личные старания для обеспечения позитивного результата.

Как ранее сообщал ИА REGNUM, в заявлении МИД России, распространенном 23 июня - накануне казанского самммита, особо подчеркивалось: "Эта встреча призвана сыграть рубежную роль в нагорно-карабахском урегулировании (НКУ). Мы ожидаем, что Баку и Ереван конструктивно откликнутся на совместное заявление, сделанное 26 мая с.г. в Довиле президентами стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ - Российской Федерации, Соединенных Штатов Америки и Французской Республики, в котором содержится призыв к лидерам Азербайджана и Армении проявить политическую волю и завершить обсуждение проекта Основных принципов НКУ в ходе казанского саммита. Документ, который будет рассмотрен в Казани, является результатом важного периода совместной работы сторон и стран-сопредседателей, представляет реальную основу для дальнейшего движения вперед и последующей подготовки всеобъемлющего Мирного соглашения. Рассчитываем, что на этой основе стороны придут к договоренности в интересах мира, процветания и развития всего региона".

Но, несмотря на все усилия, старания, призывы и заявления стран сопредседателей МГ ОБСЕ, вопреки активному дипломатическому прессингу и ажиотажным оптимистическим ожиданиям, встреча в Казани не дала никакого ощутимого результата.

Как и следовало ожидать, после казанского саммита главы МИД Армении и Азербайджана Эдвард Налбандян и Эльмар Мамедъяров сделали контрастные заявления, в которых ответственность за неуспех переговоров целиком свалили на противоположную сторону. Так, по мнению Налбандяна, встреча президентов России, Армении и Азербайджана в Казани "не стала поворотной, потому что Азербайджан оказался не готовым принять последний вариант основополагающих принципов урегулирования, предложенный сопредседателями Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху. Азербайджанская сторона предложила около десятка изменений, и в этом причина того, что встреча в Казани не стала поворотной". В ответ на эти упреки глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров заявил: "Я хотел бы посоветовать армянскому МИД не заниматься PR-ом, а интенсивно работать над изменением сложившегося негативного статус-кво, к чему призывают лидеры стран-сопредседателей Минской группы. К сожалению, по ряду принципиальных вопросов мы пока не смогли достичь компромиссного решения, так как армянская сторона требует максимальных уступок от Азербайджана, искажая суть переговорного процесса, начатого семь лет тому назад".

Весьма неоднозначны и экспертные оценки итогов казанского саммита, хотя объединяет их все элемент разочарования и осознание необходимости новых усилий для обеспечения желаемого прорыва в переговорном процессе в сложившейся благоприятной ситуации.

Так, по мнению ведущего эксперта Фонда "Наследие" по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики Ариэля Коэна, желательно, чтобы стороны конфликта дальше продолжали переговоры и придерживались режима прекращения огня. "После стольких лет, что длится конфликт, пора достичь настоящего прорыва, который будет включать признание Арменией Мадридских принципов и восстановление суверенитета Азербайджана, включая деоккупацию Ереваном семи азербайджанских районов и достижения согласованного будущего самого Нагорного Карабаха", - считает он.

Эксперт Фонда Карнеги по Кавказу Томас де Валл считает, что встреча в Казани должна была стать решающим моментом. "С каждым годом позиции сторон все больше ужесточаются, следовательно, возрастает вероятность новой войны".

Серьезным препятствием для прорыва на казанских переговорах, как пишет газета The New York Times, стала внутриполитическая ситуация в Армении и Азербайджане. "Вокруг тупиковой проблемы Нагорного Карабаха, которая длится уже два десятилетия, разгорались нешуточные страсти как в Армении, так и Азербайджане, и их лидеры рискуют вызвать жесткую внутреннюю реакцию, если пойдут на уступки. Когда приближался день встречи в Казани, посредники сказали, что различия позиций небольшие, но было не ясно, смогут ли лидеры продемонстрировать политическую волю представить соглашение своим гражданам", - пишет издание. The New York Times также обращает также внимание на то, что в воскресенье 26 июня Азербайджан планирует провести грандиозный военный парад в Баку и выставить напоказ всю свою мощь.

Интересной представляется и позиция главного редактора ИА REGNUM Модеста Колерова, полагающего, что Россия в очередной раз поставлена её "перегруженными" партнёрами в неудобное положение крайнего. По его словам, "в таком положении и успех "урегулирования" был бы сомнительным, ибо размораживал бы конфликт без какой-либо стабилизирующей перспективы и выгоды для России. С другой стороны, провал посредничества становится провалом России, а не США и Франции. Оба варианта хуже".

Действительно, из стран сопредседателей наибольший политический дискомфорт от неудачи казанской встречи вроде бы должна испытывать Россия. Фактически 2010-2011 годы явились этапом активных усилий российской дипломатии и лично президента Дм. Медведева в вопросе урегулирования армяно-азербайджанских отношений. Пять раз за этот период встречались президенты Армении и Азербайджана и все встречи инициировались президентом Медведевым и проходили в трехстороннем формате - под эгидой Москвы. Складывалось даже такое ощущение, что ЕС и США, обескураженные неуспехом собственной миротворческой миссии, решили слегка отодвинуться и доверить Москве роль "главного навигатора" в переговорном процессе по урегулированию карабахской проблемы. По-видимому, в этом была своя логика. Поскольку Россия изначально участвовала на всех этапах развития конфликта, обладала традиционно большим потенциалом влияния на Армению, углубляла дружеские отношения с Азербайджаном и наращивала стратегическое партнерство с Турцией - ей и карты в руки.

Помимо всего прочего, это трансформировалось в вопрос личного почина, престижа и имиджа президента России Медведева, который с момента прихода к власти инициировал уже 8 встреч в трехстороннем формате и публично обещал скорый прорыв в переговорном процессе. Учитывая приближающиеся выборные циклы в самой России, а также в США и Армении, казанская встреча предоставляла благоприятный момент для демонстрации какого-либо прорыва в урегулировании карабахской проблемы и сохранения позитивной инициативной роли Москвы на последующих этапах переговорного процесса.

Но в этом таится и определенная опасность для Кремля и президента Медведева - перманентный неуспех российской инициативы может подвигнуть международное сообщество и стороны конфликта к поиску иных вариантов и форматов урегулирования этого затяжного конфликта.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.