Юрий Баранчик: В Беларуси начинает реализовываться "египетский сценарий"

Москва, 24 июня 2011, 15:19 — REGNUM  

Анализ последних событий в общественно-политической и социально-экономической жизни республики показывает, что после "успешно" проведенных в конце прошлого года президентских выборов в условиях нарастающего социально-экономического кризиса и окончательной разбалансировки политической системы, Беларусь стремительно вкатывается в тунисско-египетский сценарий. Параллелей, притом параллелей качественных, слишком много, чтобы их не замечать или считать происходящее роковой случайностью. При этом необходимо отметить принципиальное отличие событий сегодняшнего дня от происходивших в республике в ноябре-декабре прошлого года.

***

Ранее я уже делал сравнительный анализ прошедших в декабре в Беларуси президентских выборов и начавшихся в том же месяце волнений в арабском мире (события в Тунисе и Алжире). Это временное совпадение послужило причиной того, что часть экспертов сделала вывод о том, что эти события - звенья одной цепи, и лишь по счастливой случайности (альтернатива - сплоченности силовиков и крепкой руке Александра Лукашенко) Беларусь смогла избежать смены власти.

Исходя из занимаемой мной позиции, различий в произошедшем в Беларуси и в странах Арабского Востока гораздо больше, чем сходств. Главное, конечно, не количество различий и сходств, а их качество. И в этом плане различия носят также более содержательный характер. Сходства носят больше формальный характер. Во-первых, оппозиция выдвинула требования к властям. Во-вторых, действия оппозиции в преддверии выборов поддержал Запад, в том числе, финансово-организационно.

Сравнение "революций" в странах Арабского Востока и ситуации в Беларуси в декабре прошлого года показывает два принципиальных различия. Во-первых, в Беларуси проходили запланированные очередные выборы президента. Ни в одной из стран Арабского Востока, где начались волнения, выборов главы государства и парламентских выборов не было. Выступления начались "спонтанно", люди вышли на площадь требовать смены власти без всяких на то оснований, что позволяет включить эти события в разряд переворотов, поддержанных и осуществленных с помощью Запада.

Во-вторых, в Беларуси как в ходе выборов, так и после них, никто не призывал к незаконному свержению власти. Требования касались исключительно обеспечения прозрачной процедуры подсчета голосов, которая и должна была выявить настоящего победителя. И к этому требованию нельзя предъявить никаких вопросов - оно находится полностью в рамках демократической парадигмы. Совершенно другие требования были выдвинуты арабской улицей - режимы должны уйти без выборов, досрочно и бесповоротно. В одних случаях мы видим, что это требования протестующих властями было удовлетворено (Тунис, Египет), во втором - нет (Ливия, Бахрейн, Йемен). В одном случае, исходя из своих геополитических установок и откровенно демонстрируя двойные стандарты, Запад встал на сторону мятежников (Ливия), во втором - на сторону власти (Бахрейн, Йемен).

Есть и еще один важный момент. Поводом для событий 19-20 декабря в Минске стали президентские выборы, вернее, тот факт, что, по мнению основных политических сил страны, голоса избирателей на этих выборах считались не в соответствии с демократическими нормами. Т.е. речь шла о несоблюдении неких правил и стандартов. В странах Арабского Востока народ протестовал, с одной стороны, против бедственной социально-экономической ситуации, с другой - против закостеневших политических режимов, которые правят этими странами по несколько десятков лет, и за политические реформы. Некоторое совпадение интересов митингующих в Беларуси и в странах Арабского Востока наблюдается как раз по второму пункту - отсутствия политических реформ.

Т.е., основой событий в Беларуси послужила стандартная демократическая процедура - выборы, в то время как в странах Арабского Востока - накопившиеся социально-экономические и общественно-политические противоречия, в результате чего народные волнения переросли в антиконституционные перевороты, которые закончились в ряде стран сменой власти, изменениями в законодательстве и Конституции, и новыми досрочными выборами президентов и парламентов.

Таков был краткий анализ ситуации по итогам декабря-февраля. Что мы имеем сегодня по итогам марта-июня.

Беларусь сегодня вполне "соответствует стандартам" Алжира и Туниса для начала очередной "цветной" революции. Во-первых, как мы помним, в этих странах волнения вспыхнули в декабре 2010 - январе 2011 года и были вызваны социально-экономическими факторами: массовой безработицей, плохим положением молодежи, острой нехваткой жилья. Протестующие выступали против низкого уровня жизни и безработицы, а затем стали выдвигать и политические лозунги. После этих двух стран в январе начались волнения в Египте и других странах Арабского Востока.

Сегодняшняя ситуация в республике вполне соответствует начальным требованиям для запуска процесса. В республике заложена экономическая основа для роста протестных настроений. Уже четвертый месяц длится жесткий социально-экономический кризис: зарплата упала на 40-50%, значительно увеличилось количество безработных, резко выросли цены на продовольственные и непродовольственные товары, упала покупательная способность населения (после того, как оно спасло остатки накоплений в мае, закупив по старым ценам продукты питания и крупную бытовую технику), в продаже нет валюты, фактически остановлена деятельность импортеров тех товаров (в том числе, премиум-сегмента), которые не производятся в республике.

Начавшиеся совсем недавно протестные акции (в том числе, "Стоп-бензин") носят исключительно социально-экономический характер, т.к. никаких политических требований не выдвигается. Но самое главное заключается в другом: в методике проведения этих акций. Сегодня они один к одному проходят по тунисско-египетскому сценарию - местом сбора недовольных служат социальные сети, и только потом они выходят на улицу. Можно допустить, что в этих событиях есть координаторы, возможно, иностранные. Вместе с тем также очевидно, что если бы не было повода протестовать, никто бы не смог собрать недовольных вместе. Но т.к. недовольных происходящим сегодня в республике очень много, то и собрать их чрезвычайно легко. Это один момент.

Второй момент заключается в том, что проходящие акции построены по волновому или резонансному принципу - каждая акция собирает больше, чем предыдущая. Потом наступает затишье. Потом снова активизация, и снова пауза. Так волна накатывает на берег. Понятно, что цель - нарастить амплитуду выступлений и сократить время между ними. Тогда у организаторов этого движения есть шанс, что на каком-то этапе ситуация достигнет такой стадии разогрева, когда "температура" выступлений станет постоянной. Это позволит перейти как к политической проблематике, так и сделать акции протеста постоянными. Т.е. ситуация активно раскачивается.

Судя по топорным действиям властей, в их арсенале нет ничего, кроме дубинок и автозаков. Очевидно, что это сирийский сценарий. Он - контрпродуктивен для власти и означает концептуальное поражение еще до начала схватки. Допустим, на улицы вышло пару тысяч человек, похватали 400 из них. Вполне возможно. А если опять выйдет 30-50 тысяч? Что будет делать власть? Понятно, что в таких условиях кредита МВФ не видать как своих ушей. А еще только начало лета. К сентябрю ситуацию вполне возможно раскачать.

Социальные сети запретить невозможно (см. пункт о кредите МВФ). Границы закрыть можно, а Интернет - нет. Это будет означать не только политический коллапс, но и экономический, т.к. связь сейчас между экономическими субъектами разных стран в основном осуществляется через Интернет. Введение подобных мер будет означать скатывание белорусского режима к своему северокорейскому аналогу. Подобная ситуация будет нетерпима и для России, особенно в преддверие президентских выборов. К тому же при развитии событий в подобном направлении о любых кредитах придется забыть, как с Запада, так и с Востока. Останется только распродажа народной собственности, к которой уже и начал (переговоры о продаже 50% пакета акций Белтрансгаза) прибегать официальный Минск.

Соответственно, должны быть другие механизмы ответа власти на происходящее, чтобы не свалиться в сирийский сценарий. Вместе с тем, именно сегодняшние акции белорусского общества практически полностью идентичны тем событиям, свидетелями которых мы были в Алжире, Тунисе, Египте, Сирии. Это твиттер-революции, имеющие в своей основе социально-экономическую проблематику. Погасить их можно только существенно повысив уровень жизни людей в короткие сроки. Остальные механизмы не дадут нужного эффекта.

Последнее время официальный Минск допускает ошибку за ошибкой. Вместе с тем, ухудшение ситуации до стадии цветной революции не отвечает долгосрочным национально-государственным интересам белорусского общества в целом. Т.к. это будет означать не только деиндустриализацию промышленности, снижение социальных гарантий для населения, развал сельского хозяйства и окончательное обнищание деревни, и распад, в принципе, более-менее сплоченного на сегодняшний день белорусского общества на небольшие страты, которые будут гораздо легче поддаваться на обработку мировых СМИ, чем сегодня. По сути, это будет означать распад и уничтожение той партизанско-советской Беларуси, которую мы знаем сегодня, и появление на политической карте совершенно нового государства с непредсказуемой траекторией общественно-политического и социально-экономического развития.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.