Владимир Маркосян: Карабах - объект или субъект переговорных процессов?

Москва, 24 июня 2011, 13:21 — REGNUM  

Сегодня мы можем стать свидетелями того, что в процессе карабахского урегулирования наступит если и не переломный момент, то уж важный этап - точно. Рискнем сказать, что и в случае, если не будет подписан какой-либо документ - Казань не может считаться неким, очередным вестовым столбом в решении проблемы. В случае неподписания, напомню сказанное сопредседателями Минской группы ОБСЕ, новые соглашения придется строить на новых принципах. Трудно не заметить скрытую угрозу в адрес того, кто попытается торпедировать нынешний этап регулирования проблемы. Во всяком случае, решительность и тональность заявлений вовлеченных в процесс посредников (Россия, США, Франция, ОБСЕ, ЕС) настраивает именно на такой лад.

Общее желание выйти, наконец, на решение проблемы налицо. Однако в том, как разные стороны представляют себе это самое решение, думается, есть немало разночтений. Попробуем пояснить сказанное. Представим на минуту, что в Казани удастся добиться соглашения по основным принципам, более известным как "мадридские" и договориться о том, что на последующих встречах работа уже пойдет над т.н. "дорожной картой".

После сказанного можем смело утверждать, что будет трудно представить себе неучастие карабахской стороны в дальнейших переговорах, хотя бы потому, что все, что прописано в известных нам "мадридских" принципах невозможно выполнить, если на то не будет согласия Степанакерта.

Поясню сразу же, что речь идет не о каких-то надуманных азербайджанской и армянской общинах Карабаха, а о конкретных властях, конкретной, пусть и пока непризнанной республики. А чтобы до конца было понятно, почему неучастие карабахской стороны в дальнейших переговорах не может быть эффективным, вспомним, что единственным, не носящим декларативный характер документом, который худо-бедно действует до наших дней, является Соглашение о прекращении огня от 12-го мая 1994 года, под которым стоит подпись командующего армией Нагорного Карабаха. Все остальные документы, сколь бы ни было велико уважение к подписавшим сторонам, по сути содержат в себе благие, не обязательные к исполнению пожелания и намерения.

Уже этот один факт является действенным доказательством того, что без согласия официального Степанакерта ни о каком реальном продвижении в вопросах урегулирования не может быть и речи. Отсюда необходимым образом следует, что следующими шагами после возможного подписания какого-либо серьезного документа в Казани должно быть официальное признание нынешнего государственного уклада Нагорного Карабаха в качестве переходного и привлечение его представителей для "вычерчивания" названной выше, базирующейся на остальных "мадридских" принципах "дорожной карты".

Мысль о том, что эту самую "дорожную карту" можно "нарисовать" без карабахцев, а для ее выполнения достаточно "надавить" на них, может дать плоды лишь в одном случае, - если в Карабахе не останется армян. Уверены, нет необходимости долго доказывать бесперспективность такого подхода. Напомним лишь, что подобные попытки в наблюдаемой исторической ретроспективе были предприняты не раз, и чем они закончились - общеизвестно.

Если, же в Казани не будет подписан какой-либо серьезный документ или, в лучшем случае, нам покажут очередную декларацию благих намерений, - это также можно считать сигналом того, что надо возвращаться в формат, созданный в 1994-ом году, который очень плодотворно начал свою деятельность и, уверен, не менее плодотворно завершит ее...

Владимир Маркосян - кандидат экономических наук, аналитик (Ереван)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.