Владимир Бузаев: Почему Центр согласия поддержал ужесточение языковых штрафов?

Рига, 23 июня 2011, 20:48 — REGNUM  

Наличие на заседаниях парламента множества представителей СМИ вовсе не гарантирует, что жители Латвии получают адекватную информацию о его работе. Причем речь идет не только о нюансах, интересных преимущественно специалистам, но и о решениях, прямо затрагивающих судьбу десятков и сотен тысяч человек. Вопиющим тому доказательством является единогласное одобрение Сеймом на его последнем перед каникулами (с которых он уже может и не вернуться) заседании 16 июня резкого увеличения языковых штрафов. Читатели интернет - порталов узнали о нем только из заявления не представленной в Сейме партии ЗаПЧЕЛ. Так как партия сама узнала об этом от автора этих строк, считаю необходимым осветить происшедшее подробнее.

Три законопроекта в одном флаконе

В Кодексе административных правонарушений упомянуто 14 различных видов наказаний за ненадлежащее использование государственного языка. Именно эти статьи Кодекса и являются правовым основанием для языковых инспекторов штрафовать русских учителей, продавщиц, таксистов, бизнесменов, полицейских, железнодорожников, смотрителей тюрем и.т.д. Кодекс, разумеется, регулирует не только языковые проблемы, а содержит еще около 400 статей, регламентирующих взимание штрафов за самые различные правонарушения - от езды в нетрезвом виде до незаконного подключения к чужому кабелю. Поэтому в Сейме, как правило, одновременно циркулируют несколько законопроектов с одинаковым названием "Поправки к кодексу..", внесенных разными министерствами к разным статьям Кодекса. Каждый из этих законопроектов обычно индивидуально проходит два чтения, а к последнему, третьему чтению, юридическая комиссия имеет обыкновение сливать несколько законопроектов в один, и представлять его на рассмотрение пленарному заседанию.

"Маткой" стал на этот раз законопроект номер 48, референтом по которому с момента передачи в Сейм был назначен Валерий Агешин, член юридической комиссии и зам. председателя фракции "Центр согласия". Никаких языковых штрафов в законопроекте не было. Зато одобренная в двух чтениях идея фракции "Вису Латвия" о резком повышении языковых штрафов за два самых массовых нарушения - недостаточное использование языка при исполнении обязанностей и маркировке товаров (93% всех взимаемых штрафов или 5942 административных дела за последние 11 лет) содержалась в присоединенном законопроекте номер 159. Предложение комиссии по правам человека (!) с 200 до 5000 латов поднять штраф за нарушения в области использования государственного языка, совершенные радио или теле компаниями, содержалось в присоединенном законопроекте номер 252. В обоих присоединенных законопроектах содержалось и множество других предложений, к языку отношения не имеющих. К примеру, принятое предложение Валерия Агешина дать возможность отделаться за потерю паспорта лишь предупреждением.

Всего набралось 29 подлежащих обсуждению и голосованию поправок. В том числе по двукратному увеличению штрафа за недостаточное использование языка при исполнении обязанностей (номер 17), 25-кратному - для вещающих компаний (18), четырехкратному - за недостаточную информацию на латышском языке при маркировке товаров, в инструкциях и т.д. (19), даче языковым инспекторам права штрафовать за уклонение от общения с ними (25). По каждой из этих четырех поправок каждый из 29 депутатов фракции "Центр согласия" имел право выступить дважды. Рассказать, например, как эти предложения идут вразрез со всеми международными рекомендациями, интеграцией общества, резким уменьшением доходов штрафуемого населения в кризисный период и.т.д. Ну, или на худой конец, даже не вставая со своего места, потребовать голосования. Но ничего подобного не случилось. Референт монотонно зачитывал - поправка номер 17 из законопроекта 159, поддержана комиссией. Спикер Сейма за его спиной эхом откликалась - депутаты не возражают. За пару минут уложились, а потом еще и законопроект в целом единогласно поддержали: http://titania.saeima.lv/LIVS10/SaeimaLIVS2_DK.nsf/0/615B8819E427A174C22578B100790CD4?OpenDocument

Это первый случай за последние 20 лет, когда в парламенте не нашлось ни одного депутата, вступившегося за интересы русских. Представьте себе очередной визит в Латвию комиссара Хамерберга, требующего ограничения языковой инквизиции. Ему просто на стол кладут распечатку голосования и заявляют, что действия языковой инспекции поголовно поддерживает все население Латвии. Не стоит забывать и тот факт, что с 1 марта в несколько раз увеличился список должностей и профессий в частной сфере, к которым предъявляются языковые требования. А русскоязычные работники, вытесненные из сферы государственного управления, в частной сфере преимущественно и обосновались. Штраф за неиспользование языка при исполнении обязанностей, да еще тех, к которым языковых требований не было в течение двадцати лет, это очевидный предвестник увольнения. А доля нелатышей среди безработных и без того значительно выше, чем их доля в составе населения. Поэтому такое поведение ЦС, практически монополизировавшего голоса русских избирателей, является подлым вдвойне.

Мотивация

Я сам обнаружил это голосование вовсе не в приступе ностальгии по былой депутатской деятельности, а в процессе составления проекта итогового документа для правовой секции конференции российских соотечественников, намеченной на 19 июня. Решил проверить, а действительно ли законопроект с номером 159 с апреля безнадежно завис в ответственной комиссии? Законопроект был спущен в Сейм еще в декабре, в рамках бюджетного пакета и должен был быть принят в срочном порядке. Вот "висулатвийцы" в него свои предложения и всунули, бюджетная комиссия их поддержала, и пришлось с такою добавкой законопроект из бюджетного пакета исключать, срочность при его рассмотрении отменять, и передавать его юридической комиссии. Из вышесказанного следует, что большинство Сейма колебалось, и у ЦС теоретически имелись возможности его "дожать". 15 марта ЦС направил предложения "висулатвийцев" на отзыв своему выдвиженцу - омбудсмену Юрису Янсонсу. Правда, не известил мир о том, какой отзыв дал Омбудсмен.

7 апреля, при рассмотрении законопроекта во втором чтении, депутаты ЦС активно возражали и консолидировано голосовали "против". После принятия законопроекта во втором чтении ЦС никаких публичных заявлений не делал, и шум поднял только Совет общественных организаций Латвии с подачи автора этих строк. У ЦС в руках множество гораздо более эффективных способов воздействия на ситуацию, чем вышеописанные. И не надо даже созывать многотысячный митинг у Сейма, что при своем влиянии на СМИ они могут сделать без труда. Не нужно и сажать своих 29 депутатов в коридоре у парадного входа в парламент, хотя они легко только своей массой парализуют всю работу Сейма. Достаточно было бы пригрозить отозвать из Президиума депутата Клементьева. Как-никак, а зам. председателя спикера, второго по Конституции должностного лица страны. Но вместо всего этого такое вот голосование.

Как могло мнение ориентирующейся на русского избирателя фракции за два месяца между двумя чтениями измениться на прямо противоположное, ума не приложу. Версия первая - просто прошляпили, и между множеством вопросов повестки дня не заметили, что именно они поддерживают своим голосованием. Тем более что лидер фракции Янис Урбанович перед выборами неоднократно заявлял, что язык - де в нынешней обстановке - дело десятое, и нужно заниматься экономическими проблемами. Я был бы целиком за эту версию, если бы референтом не был бы опытнейший Валерий Агешин, который, стоя на трибуне, документ в руках держал. Да и на заседании юридической комиссии он этот документ видел и за него голосовал. Версия вторая - просятся в правительство. Это более вероятно, ибо уже после прошлогодних выборов весь состав фракции ЦС еще прошлого Сейма единогласно проголосовал против моего предложения восстановить в регламенте Сейма имевшееся до войны право депутатов выступать на русском языке (http://www.regnum.ru/news/fd-abroad/latvia/1336168.html).

Конечно, начинать предвыборную кампанию с ТАКОГО голосования по языковым штрафам кажется опрометчивым, но поддерживающие ЦС СМИ весь этот инцидент тихо спустили на тормозах. Более того, подавляющее большинство русских латвийцев считает, что ЦС самоотверженно борется против языковых штрафов. Сообщение о подаче ЦС новых поправок к Кодексу (номер 432 от 21 июня) как раз все СМИ распространили. То, что чисто технически Сейм до референдума о его роспуске не сможет рассмотреть законопроект даже в режиме наибольшей благожелательности, никому не объяснишь. Сами поправки касаются лишь двух из четырех вредительских новшеств, правда, наиболее болезненных для простых людей - штрафов за неиспользование языка при исполнении и отказ от общения с языковыми инспекторами. На воскресной конференции соотечественников Латвийский комитет по правам человека внес проект письма Затлерсу с требованием не подписывать этот закон. Его поддержали еще 14 общественных организаций, и оно, вместе с аналогичным письмом ЗаПЧЕЛ уже 20 июня оказалось у президента на столе. На обороте проекта письма, распространявшегося среди делегатов конференции, был напечатан результат описываемого голосования. Так вот, в зале пара делегатов этот материал обсуждала. Один говорит: "смотри -ка, ЦС голосует, и это предложение принято. За что это они?". Второй отвечает: "ну конечно - же, за русский язык. Какие молодцы!".

С таким кредитом доверия у них и в следующем созыве Сейма "все будет хорошо".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail