Азербайджан: иранского духовного лидера любят больше, чем "турецких братьев"

Ереван, 14 июня 2011, 18:15 — REGNUM  

Иранский Arannews.ir со ссылкой на азербайджанский сайт "Медиафорум" сообщил, что по результатам соцопроса, в котором приняли участие 285 респондентов, самым популярным зарубежным деятелем в Азербайджане был назван духовный предводитель Ирана аятолла Сейед Али Хаменеи. В его пользу высказалась почти половина респондентов - 132 человека. При этом премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган получил 48 голосов, а президент Турции Абдулла Гюль - только 18. "То есть руководители "братской страны" даже вместе не дотянули до уровня симпатий азербайджанцев к иранскому вождю", - пишет источник. Кстати, по итогам того же опроса, президент Грузии Михаил Саакашвили в симпатиях азербайджанцев с его 36-ю голосами более чем на треть обошел своего американского коллегу Барака Обаму, в пользу которого высказался лишь 21 опрошенный.

Явные симпатии, существующие в азербайджанском обществе к теократическому режиму Тегерана вызывают в Баку неприкрытое раздражение. Интернет-издание Panorama.am публикует содержание доклада сотрудника центра стратегических исследований при президенте Азербайджана Гейдара Мирзы "Азербайджан - Иран: между прошлым и настоящим". Это выступление содержит неприкрытые антииранские выпады и прямые угрозы в адрес южного соседа Азербайджана.

По словам Мирзы, Тегеран активно использует религиозный фактор для давления на Баку, привлекая к антиазербайджанской пропаганде местных "маргиналов от политики и муллократов" в расчете на те круги азербайджанского социума, которые "подвержены сильному влиянию шиитской идеологии": ряд сел Апшеронского полуострова и некоторые южные регионы республики. Это автор доклада называет "грязной игрой на архетипах мышления азербайджанцев".

Гейдар Мирза считает подобные действия Ирана "прямой идеологической диверсией и провокацией", доказательством чего является тот, якобы, факт, что "ислам, а тем более, шиитский ислам невозможно деполитизировать". Отсюда, по его словам, с очевидностью вытекает, "кому именно на руку закладывать бомбу под светскость азербайджанского самосознания".

От оценок духовно-идеологического порядка политолог переходит к обобщениям геостратегического характера. По его словам, Ирану следовало бы поддерживать с Баку добрососедские отношения, которых ему сегодня "очень не хватает", но вместо этого иранская сторона "выбирает инструмент подковерного давления", поскольку уже само "существование независимого Азербайджана раздражает тегеранских грифонов". Между тем, учитывая "всю сложность внешнеполитического положения Ирана, умам, определяющим в Тегеране внешнюю политику, стоит инициировать выстраивание отношений с северным соседом на иных принципах, нежели лозунги и исступленные фетвы нескольких маргинализированных мулл из пригородов Баку, чьи комплексы мирской и духовной неполноценности приобретают форму беспринципной и дешевой продажности".

Крайне любопытно, что, по словам автора доклада, в начале прошлого века "лучшие умы еще совсем молодой азербайджанской нации высмеивали подобные темные стороны азербайджанской души". "Начавшийся приблизительно в середине XIX века процесс строительства нации азербайджанцев на основе идей просветительства характеризовался борьбой за чистоту национального языка, а также ярко выраженной клерикальной направленностью. Иными словами, чтобы стать азербайджанцем, потребовалось стать больше, чем просто мусульманином или закавказским тюрком".

Далее Гейдар Мирза угрожает иранской стороне прямым военным вмешательством извне. Для этого напоминается, что после исламской революции 1979 года новое правительство страны практически сразу же в одностороннем порядке денонсировало 5-ю и 6-ю статьи советско-иранского договора 1921 года. В них, напомним, трактуется право советской России в определенных условиях вводить свои войска на иранскую территорию. Именно в соответствии с этим договором советские вооруженные силы были в 1941 году введены в Иран, где дислоцировались до завершения Второй мировой войны. И хотя Тегеран эти пункты договора отменил "в одностороннем порядке", тогдашнее руководство СССР "проигнорировало" данное решение нового иранского режима. То есть, по мысли азербайджанского политолога, указанные договоренности своей силы не утратили, а "Россия является правопреемницей СССР". И, как и в 1941-м году, она является единственным государством в мире, имеющим право на легитимных основаниях ввести свои войска в Иран.

Вспомнив, что "если основатель нынешнего режима в Исламской республике Иран возвратился из изгнания на самолете "Air-France", автор доклада делает вывод, что "следующий может вполне сойти с трапа "Азербайджанских авиалиний".

В этом контексте, логичнее было бы упомянуть "Аэрофлот". Но главное - совершенно непонятно, почему Москва должна вмешиваться, да еще столь радикальным способом, во взаимоотношения Баку с Тегераном, которые, судя по всему, действительно оставляют желать много лучшего и могут привести к уже открытому разрыву.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.