Тигран Торосян: Карабахский конфликт: Довиль - Казань - "Цюрих-2"?

Москва, 12 июня 2011, 11:18 — REGNUM  

Принятие на саммитах "G-8" заявлений по конфликту Нагорного Карабаха президентами стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ становится традицией. Реакция официальных кругов Армении и Азербайджана на третье такое заявление в Довиле, 26 мая показывает, что она тоже становится традиционной. И те, и другие пытаются представить заявление в свете поддержки своей позиции и критики позиции и действий другой стороны. Комментарии со стороны экспертов и их прогнозы развития событий отличаются большим разнообразием - от самых оптимистических до самых пессимистических. Однако их объединяет единый подход - анализируется только заявление в Довиле, тогда, как более целостную картину представляет сравнительный анализ трех заявлений, рассматривая процесс в динамике.

Кризис в переговорном процессе

Первое заявление президентов России, Соединенных Штатов и Франции было сделано на саммите "G-8" в Аквиле, 10 июля 2009 года. Этот документ был беспрецедентным для всего переговорного процесса. В качестве его приложения впервые сопредседателями Минской группы были опубликованы принципы и элементы проекта документа, которая была предметом переговоров. Одновременно, руководители стран сопредседателей призывали президентов Армении и Азербайджана решить оставшиеся малочисленные разногласия и закончить работу над документом - Базовыми принципами разрешения конфликта. Легко заметить, что призыв такого же характера, но в несколько иной форме, содержится и во втором заявлении (Мускока, 26 июня 2010г.) - "необходимо, чтобы президенты Армении и Азербайджана сделали следующий шаг и закончили работу над Базовыми принципами, чтобы иметь возможность перейти к проекту мирного соглашения". Также предлагалось преодолеть разногласия за очень короткий срок - 17 июля, в Алматы, во время неформального совместного собрания министров иностранных дел ОБСЕ.

В довильском заявлении призыв имеет такое же содержание - "мы призываем президентов Армении и Азербайджана... завершить работу над Базовыми принципами во время их предстоящей встречи в июне [в Казани]". Необходимо учитывать также, что еще в октябре 2008г. министр иностранных дел России Сергей Лавров отметил, что осталось решить 1-2 вопроса и работа над Базовыми принципами, которые были представлены сторонам в Мадриде, в ноябре 2007г. (иногда называются Мадридскими принципами), будет закончена. Очевидно, что в течение трех лет переговорный процесс с места не двигается, и наблюдаются явные признаки кризиса. Это подтверждает и тот факт, что первое и второе заявления содержат те же принципы и элементы, а в довильском отмечается, что предлагаемый для подписания документ "основан на принципах и элементах, обрисованных в общих чертах" в предыдущих заявлениях.

Отличительные особенности довильского заявления

Когда в переговорном процессе наблюдается штиль - эффективные действия отсутствуют, для оценки ситуации и прослеживания динамики будущих развитий особое значение приобретают документы, и в первую очередь- изменение их структуры и формулировок. Сравнительный анализ важнейших документов в процессе урегулирования Карабахского конфликта за последние три года - заявлений посредников, выявляет наличие трех особенностей в довильском документе.

Мир, а не война. Первое отличие - второй параграф заявления, который, по мнению бывшего сопредседателя Минской группы от России Владимира Казимирова, является сердцевиной довильского документа. На первый взгляд есть все основания для такого заключения: руководители стран сопредседателей впервые обращаются к угрозе возобновления войны и подчеркивают, что "к возникновению нынешней ситуации конфронтации и нестабильности привело применение силы. Ее повторное применение принесет только новые страдания и разорение и будет осуждено международным сообществом". Они призывают лидеров сторон готовить население к миру, а не к войне. Однако очевидно, что безадресные предупреждения и абстрактные формулировки никогда и нигде не предотвращали войну. Если представители стран сопредседателей Минской группы действительно хотят предотвратить возобновление войны, то не должны делать вид, что не знают от кого исходит такая угроза, какая сторона за последние несколько лет многократно увеличила военные расходы, кто периодически нарушает соглашение о прекращении огня и организует диверсионные действия на противоположной территории. Если посредники не в силе останавливать "войну снайперов", то как могут предотвратить настоящую войну? А, может быть, о возможности возобновления войны вспомнили, потому что лишь возникла необходимость усиления давления на стороны? Использование в документах, подготовленных посредниками, расплывчатых и неоднозначных формулировок, безадресных предупреждений и призывов расширяет возможности для их маневров.

Стороны конфликта. В довильском заявлении посредники постарались робко подправить грубо искаженный формат конфликта. В первых двух заявлениях президентов стран-посредников в качестве сторон указываются лишь Армения и Азербайджан, хотя в них фиксируется, что одним из трех принципов разрешения конфликта является право на самоопределение. Абсурд очевиден - какая из этих двух сторон самоопределяется - Азербайджан или Армения? В довильском документе, хотя также упоминаются только президенты Армении и Азербайджана, в трех местах авторы заявления обращаются ко "всем сторонам", однако во втором заявлении используется формулировка "две стороны". Дело в том, что, как в 2008 году в Баку отметил сопредседатель Минской группы от Франции Бернар Фасье, Карабахский конфликт имеет сложную структуру и состоит из двух конфликтов. Стороны основного конфликта - Азербайджан и Нагорный Карабах, для разрешения которого применяется право на самоопределение. Во втором (межгосударственном) конфликте, сторонами которого являются Азербайджан и Армения, применяется принцип территориальной целостности. Более того, в документах ОБСЕ 90-х годов четко указано, что Нагорный Карабах является стороной конфликта, а важнейший документ-соглашение о прекращении огня подписано представителями Армении, Азербайджана и Нагорного Карабаха. Однако только дальнейший ход событий покажет, действительно посредники начинают понимать, что разрешение Карабахского конфликта затягивается не потому, что является неподатливым (как утверждают некоторые специалисты по международным переговорам), а потому, что грубо искажен формат переговоров, вследствие чего применяется дефектная стратегия разрешения с ошибочной последовательностью шагов. Не исключается, что посредники лишь применяют один из уже испытанных в прошлом приемов (особенно преуспевал в этом бывший сопредседатель Минской группы от США Мэтью Брайза). Манипулированием формулировок (для Армении и Карабаха слово "все" можно представить в качестве "три", для Азербайджана - в смысле "две") они стараются угодить "всем сторонам" и добиваться желанного результате в Казани.

Преодоление кризиса. Очевидно, что в любом документе ключевым является та часть, которая предопределяет развитие процесса. В этом плане в довильском заявлении выделяется четвертый параграф. Призывая президентов Армении и Азербайджана закончить работу над Базовыми принципами в Казани, предупреждая, что дальнейшее затягивание только поставит под вопрос приверженность сторон к достижению договоренностей, посредники косвенно ставят под сомнение целесообразность дальнейшего продолжения переговоров на основе этих принципов. Для президентов Армении и Азербайджана перспектива замены Принципов неизвестным проектом вряд ли будет желанной, так как имеющийся документ позволяет официальному Баку говорить о "возвращении под контроль Азербайджана сопредельных с Нагорным Карабахом территорий", а официальному Еревану - о применении права на самоопределение. Поэтому, посредники не только предупреждают о возможных последствиях провала в Казани, но и указывают возможность избегания этого: "когда договоренность будет достигнута, мы готовы засвидетельствовать формальное принятие этих принципов, оказать содействие в разработке мирного соглашения и затем поддержать его выполнение совместно с нашими международными партнерами". Но на первый взгляд совершенно бессмысленным кажется отмеченная часть этой цитаты - зачем необходимо засвидетельствовать принятие принципов? Очевидно, что необходимость засвидетельствования принятия документа требуется только тогда, когда об этом сообщается, но документ не публикуется. Вся загвоздка в том, что Ильхам Алиев не готов подписать документ, который фиксирует, по крайней мере, отложенный референдум (имеющее юридически обязывающее значение волеизъявление) жителей Нагорного Карабаха о независимости. Одновременно, Серж Саргисян не готов подписать документ, который предусматривает возвращение каких-то территорий без условия о референдуме. В такой ситуации президенты стран сопредседателей предлагают использовать механизм, примененный 23 апреля 2009 г. в Цюрихе (протоколы урегулирования армяно-турецких отношений) - объявляется о том, что Принципы приняты, но будут опубликованы позже. Только в этом случае потребуется формальное засвидетельствование принятия документа со стороны президентов стран-посредников. Как известно, армяно-турецкие протоколы были опубликованы только через 4 месяца после объявления о том, что стороны достигли согласия и разработали "дорожную карту" реализации этого плана. Фактически, президенты России, США и Франции предлагают реализовать операцию "Цюрих-2", надеясь, что документ второго этапа - "проект мирного разрешения конфликта", будет приемлем для президентов Армении и Азербайджана. Но возникает вопрос: как известно, процесс урегулирования армяно-турецких отношений ("Цюрих-1") провалился, что даст такой же провал в процессе урегулирования Карабахского конфликта? Ответ на этот вопрос содержит последнее предложение третьего параграфа довильского заявления: "этот документ [представленный на подписание]... дает возможность всем сторонам преодолеть неприемлемое статус-кво". Таким образом, результатом подписания документа в Казани будет нарушение ситуации статус-кво. А нарушение статус-кво в Карабахском вопросе автоматически означает нарушение хрупкого равновесия в регионе, установленного после пятидневной войны 2008г., т.е. начало нового цикла борьбы за зоны влияния в регионе между Соединенными Штатами и Россией.

"Дорожная карта"?

За последний месяц наблюдается "перезагрузка" внешней политики Азербайджана по всем активным направлениям. Пересмотрены условия транзита азербайджанского газа через Турцию, разочаровавшись в европейской политике по Нагорному Карабаху, было объявлено, что Азербайджан свой газ может транспортировать в Европу не через проект NABUCCO, а по более прибыльным маршрутам, Азербайджан стал членом Движения неприсоединившихся стран, начаты переговоры по заключению нового договора об аренде со стороны России Габалинской радиолокационной станции. Нетрудно заметить явный дрейф в сторону Севера. Более того, официальные круги в Баку после довильского заявления проявляют нетрадиционную активность, а иногда - излишнюю "изобретательность". Глава МИД Азербайджана начал говорить о том, что уже известна "Дорожная карта" по Карабаху. На самом деле речь идет лишь о Базовых принципах, которые изложены в первых двух заявлениях президентов стран сопредседателей Минской группы, которые пока до конца не согласованы. Мамедъяров также предлагает завершить работу над мирным соглашением в течение 6-12 месяцев. Если учитывать тот факт, что над Базовыми принципами, которые имеют общий характер, стороны и посредники работают уже не менее 6 лет, то явно искусственным выглядит срок, который отводит Мамедъяров на работу над детализированным документом - мирным соглашением. Очевидно, что в рамках "перезагруженной" внешней политики пересмотрена и тактика поведения Азербайджана в процессе урегулирования Карабахского конфликта. Азербайджан явно демонстрирует свою заинтересованность в принятии документа по Базовым принципам во время встречи в Казани. Не исключается, что официальных кругов Баку привлекает надежда, что при нарушении статус-кво и провале мирного соглашения они смогут вытеснить из списка принципов урегулирования право на самоопределение, которое является очень сильной основой для признания в дальнейшем независимости Нагорного Карабаха. Так как нарушение статус-кво соответствует и геополитическим интересам, по крайней мере, одного из посредников - США, то не исключается, что в Казани эта задача будет решена. В этом плане там решающее значение будет иметь позиция Армении, которая не заинтересована в разрушении сложившегося процесса урегулирования.

На первый взгляд, идея "нарушение нынешнего статус-кво ведет к разрушению переговорного процесса" выглядит парадоксальной. Однако этот процесс напоминает строительство стены с дефектной основой. Каждый новый ряд на стене (новый шаг в процессе урегулирования) без устранения дефектов основы приближает не к завершению строительства стены, а к ее разрушению. А в переговорном процессе дефектными являются устранение представителей Нагорного Карабаха из процесса и сами Базовые принципы.

Мадридские принципы - Базовые принципы - "Дорожная карта"

Несмотря на то, что после десятилетних безуспешных попыток сопредседатели Минской группы смогли сформулировать единственно правильную основу разрешения Карабахского конфликта - три принципа Хельсинкского заключительного акта, под сильным влиянием столкновения в регионе интересов США и России роковым оказался их следующий шаг. Как отмечает личный представитель Действующего председателя ОБСЕ в зоне нагорно-карабахского конфликта Анжей Каспршик в интервью журналу Nowa Europa Wshodnia, так как представления сторон о статусе Нагорного Карабаха не имели даже точек соприкосновения, было решено отложить решение вопроса статуса и минимизировать угрозу войны. Очевидно, что эта цель не достигнута - число жертв снайперов не уменьшается, а прогнозов войны сегодня намного больше, чем несколько лет назад. Сопредседатели упорно "не замечают", что подход кота Леопольда не работает не только в известном мультфильме, но и во время разрешения конфликтов. Практически все конфликты такого рода были решены принудительно, в рамках международного права. Более того, процесс разрешения конфликта Косово наглядно показал, что когда на первый план выводится не статус, а другие вопросы, новая трагедия неизбежна. В 2003 году СБ ООН одобрил разработку "Стандартов для Косово" и стратегию "Сначала стандарты, потом статус". Предусматривалось, что в Косово сначала будут внедрены демократические стандарты, и только после этого будет определен статус. Несмотря на то, что в Косово с миротворческой миссией присутствовали подразделения НАТО, в 2004г. возобновились кровавые столкновения, которые закончились новыми жертвами и потоками беженцев. Только после этого посредники пересмотрели стратегию и сразу приступили к определению статуса.

Неужели в Нагорном Карабахе тоже потребуются новые страдания и жертвы для того, чтобы посредники отказались от искусственных идей, которые не имеют решения и, несмотря на гуманные цели, приводят к новым трагедиям? Все разговоры о том, что Косово - особый случай, являются пустословием и демагогией. Не случайно, что Гаагский суд международного правосудия ООН в своем 44-страничном консультативном заключении по Косово не только не обращался к вопросу уникальности случая Косово, но и игнорировал настойчивые утверждения об этом "архитектора" процесса независимости Косово Марти Ахтисаари. Не состоятельны также утверждения, что международное право не дает однозначного ответа на вопрос определения статуса или, что существует противоречие между принципом территориальной целостности и правом на самоопределение. Такие утверждения являются лишь прикрытием стремлений для тех, кто ставит свои интересы выше норм международного права и привык решать вопросы применением силы. Прекрасным примером дипломатического цинизма являются события 2008 года. В феврале США поддержали провозглашение независимости Косово, а Россия объявила этот шаг противоречащим международному праву. Через семь месяцев все повторилось с полным изменением ролей. Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, а США объявили, что этот шаг Москвы противоречит нормам международного права.

Перспективы урегулирования конфликта

Встреча президентов Армении и Азербайджана в Казани может иметь один из следующих возможных результатов: в процессе урегулирования сохраняется нынешняя кризисная ситуация (если обсуждение Базовых принципов не закончится результативно) или Базовые принципы будут приняты и будет нарушен статус-кво с непредсказуемыми последствиями. В любом случае проблема не решится и сопредседатели или другие посредники снова вернутся к основам стратегии разрешения конфликта.

Единственной возможностью разрешения конфликта является признание со стороны посредников более чем очевидного факта - ключевое значение имеет вопрос статуса Нагорного Карабаха, и его принудительное решение в рамках норм международного права. В этом плане необходимо сохранить основное достижение посредников - применение трех принципов Хельсинкского заключительного акта в качестве основы процесса урегулирования. Эти нормы должны быть применены без спекулятивных манипуляций и в полном соответствии международному праву. В переговорном процессе в качестве полноправной стороны должны участвовать представители самоопределяющегося Нагорного Карабаха. Нетрудно заметить, что в результате указанных немногих, но принципиальных корректировок не только появится реальная возможность разрешения конфликта, но и значительно упростятся Базовые принципы (например, исчезнет являющаяся следствием дефектной стратегии искусственная идея временного статуса Нагорного Карабаха).

Если посредники действительно хотят разрешения конфликта и предотвращения возобновления войны, то они должны как можно скорее приступить к исправлению дефектов стратегии урегулирования конфликта. Желательно - уже в Казани.

Тигран Торосян - доктор политических наук, председатель Национального Собрания Армении 2006-2008 г.г.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.