Историк: новая "Катынь" может омрачить польско-российские отношения

Москва, 9 июня 2011, 00:02 — REGNUM  "Все, что связано с июлем 1945 года и облавой на польских военнослужащих Армии Крайовой в Августовских лесах очень важно для Польши, поскольку расследование идет до сих пор, а четкого ответа от России - что случилось с этими людьми, пока нет". Об этом 8 июня в интервью корреспонденту ИА REGNUM заявил историк, заместитель председателя Совета Научно-информационного и просветительского центра общества "Мемориал" Никита Петров, комментируя открытый им в Центральном архиве Федеральной службы безопасности РФ и опубликованный новый документ о судьбе членов польской антисоветской Армии Крайовой, арестованных летом 1945 года советскими военными властями.

По словам историка, важной задачей сегодня является выяснение всех обстоятельств, обнаружение мест захоронений и реабилитация лиц, которые пострадали от этой расправы, а документы практически свидетельствуют о том, что это была расправа.

"Но станет ли это таким же серьёзным вопросом для взаимоотношений России и Польши, [как Катынский расстрел,] - зависит от России и Главной военной прокуратуры. Если прокуратура обнародует документы расследования, которое она когда то проводила, этого будет достаточно", - заявил он, выразив надежду, что этот процесс не будет затягиваться. "Но если руководство Главной военной прокуратуры, руководство России будут считать, что незачем заниматься этим вопросом, это вызовет разочарование в Польше", - заявил он.

Петров считает, что нужно закрыть этот вопрос, обнародовав правду, и России не стоит выступать в роли укрывательницы сталинских преступлений. Никита Петров напомнил, что уже прошел год со дня, когда было объявлено о намерении раскрыть все архивы Катынского расстрела, но идет постоянное торможение. "Это, конечно, вызывает и разочарование, и массу вопросов. Ведь технически нет никаких сложностей, чтобы раскрыть все материалы дела", - заявил он.

В своей книге "По сценарию Сталина: роль органов НКВД-МГБ СССР в советизации стран Центральной и Восточной Европы", изданной в Москве в начале 2011 года, известный российский историк, один из руководителей общества "Мемориал" Никита Петров опубликовал новый документ, который пролил свет на судьбу группы польских граждан, членов Армии Крайовой, арестованных летом 1945 года советскими военными властями, и возможное место их захоронения.

Н.Петров пишет, что в июне 1945 года руководство СССР поручило провести военную операцию по прочесыванию лесов в Восточной Польше, задерживая всех, кто когда-либо примыкал к Армии Крайовой эмигрантского Лондонского правительства Польши, стоявшего на антисоветских позициях и действовал в тылу советских войск, наступавших на Германию, совершая диверсии и убийства. В опубликованной Петровым шифротелеграмме начальника ГУКР СМЕРШ Абакумова, адресованной члену ГКО Берии от 21 июня 1945 года говорится об итогах прочесывания польских Августовских лесов. Было задержано 7.049 человек, 5.115 были отпущены. Из оставшихся в качестве "бандитов" были выявлены 844. При этом 252 оказались литовцами и были переданы в местные органы НКВД-НКГБ Литовской ССР. Абакумов предложил Берии "ликвидировать" 592 оставшихся под арестом "бандита". Историк приходит к выводу, что они были расстреляны. В 1995 году, в ответ на запрос посольства Польши в России о судьбе 592 польских граждан, арестованных в ходе войсковой операции в июне 1945 года на территории Белостокского воеводства, Главная военная прокуратура РФ ответила: "Обвинение указанным польским гражданам не предъявлялось, уголовные дела в суды не направлялись, а дальнейшая судьба арестованных неизвестна". Военная прокуратура отмечала в письме, что в архивах госучреждений не обнаружено данных о примененных к арестованным мерах.

Никита Петров в статье "Малая Катынь", опубликованной в российской "Новой газете" 7 июня, пишет: "Но почему Главная военная прокуратура постеснялась об этом прямо и внятно сказать? Может быть, военные прокуроры не докопались до сути, не смогли найти нужных документов и очевидцев? Вряд ли, ведь написано же в официальном ответе, что "должностные лица, отвечавшие за проведение войсковой операции, к настоящему времени умерли. И действительно, один из тех, кто несет персональную ответственность за расправу - Иван Горгонов, - умер как раз в 1994-м. И только после этого был подготовлен ответ полякам. Значит, имена всех, кто мог быть причастен к делу, Главная военная прокуратура знала и их судьбой интересовалась. Не исключено, что того же Горгонова успели и допросить.... С чем мы имеем дело - с неспособностью или нежеланием Главной военной прокуратуры провести доскональное расследование и опубликовать его результаты? В надежде получить ответ от руководителей Главной военной прокуратуры просим рассматривать эту публикацию как официальный запрос "Новой газеты"...".

Напомним, что расследованием уголовного дела о расстреле польских военнопленных в Катыни в 1940 году, также занималась Главная военная прокуратура России.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.