Грузия для России, как Иран для США: интервью Севака Саруханяна

Москва, 7 июня 2011, 21:12 — REGNUM  

Интервью ИА REGNUM с заместителем директора научно-образовательного фонда "Нораванк" (Ереван) Севаком Саруханяном.

ИА REGNUM: Г-н Саруханян, прокомментируйте отмену заранее анонсированных сроков официального визита президента Ирана Махмуда Ахмадинежада в Армению. В чем причина?

5 июня начался новый этап внутриполитической конфронтации в Иране, который проявился в том, что спикер иранского Меджлиса Али Лариджани направил письмо президенту страны, в котором призвал его придерживаться Конституции ИРИ и не нарушать законы.

Председатель Меджлиса в своем письме также сослался на рабочую группу парламента, которая указала на то, что, будучи президентом, Ахмадинеджад не имеет права занимать одновременно пост министра нефти. После этого президент от министерской должности пока еще не отказался. Это письмо прозвучало в качестве обвинения президенту, с чего и начался новый этап внутриполитического противостояния. Вот это, на мой взгляд, заставило Ахмадинежада остаться в Тегеране для того, чтобы правильно и оперативно реагировать на текущие вызовы, которые перед ним появятся в течение ближайших дней.

Официальная версия иранского МИД о переносе даты визита президента - лишь повод, который позволил иранской стороне отложить визит на неопределенный срок. Президент Ирана не может заявить открыто, что причиной отложения визита являются внутриполитические проблемы. Я думаю, Иран в последний момент предложил армянской стране какие-то новые соглашения, которые не были проработаны, и поэтому стороны согласились отложить визит для работы над этими документами. Думаю, если даже президент из-за внутриполитического конфликта в ближайшее время не приедет в Ереван, то туда будет направлены делегация иных высокопоставленных лиц Ирана.

ИА REGNUM: Какие в целом перспективы у Ахмадинежада? Можно ли сказать, что он теряет свой политический вес?

Ситуация сейчас такая, что Ахмадинежад - самый сильный президент в истории Ирана по своим полномочиям, поскольку, благодаря реформам, которые он провел в правительстве, многие текущие моменты, в том числе касающиеся отношений с соседними странами, контролирует лично он, напрямую курируя работу ключевых министерств: министерства энергетики, министерства нефти и внешнеполитическое ведомство. То есть, по всем этим вопросам он имеет свободу принятия решений, которые будут обязательны для исполнения в Иране. Даже с учетом того, что у него есть определенные проблемы внутри страны, я думаю, что никакого импичмента пока не будет, так как аятолла Али Хаменеи поддержал президента, сказав, что надо его критиковать, но и надо помогать ему этой критикой: скорее всего лидер Ирана сохранит за президентом его пост, но ограничит его возможное участие в поддержке тех или иных кандидатов на парламентских выборах 2012-ого и президентских выборов 2013-ого гг. Тем не менее, даже если Ахмадинежад будет смещен с должности, все принятые в его правление обязательства будут выполняться Ираном, как это было с Хатами, который являлся представителем более реформистских течений, однако все, что было достигнуто при Хатами, развивалось и осуществлялось при консерваторе Ахмадинежаде.

ИА REGNUM: Была информация, что во время визита министра энергетики Армении Армена Мовсесяна в Иран был подписан всеобъемлющий договор по комплексу отраслей сотрудничества - энергетика, газ, нефть и так далее. Этот договор вступит в силу после подписания президентов или он уже вступил в силу?

Он не вступил в силу, так как это пока еще договоренности, которые не закреплены конкретными соглашениями и договорами, определяющими весь ход процесса. Думаю, в рамках визита Ахмадинежада планировалось окончательно согласовать и подписать соглашение по строительству ГЭС не реке Аракс.

Я не уверен, что сторонам удастся быстро достичь соглашения по строительству нефтепровода, который должен транспортировать переработанный нефтепродукт, скорее всего бензин, на территорию Армении, что в определенной мере снизит зависимость Армении от транзита через территорию Грузии. Иран обеспечивает армянской стороне не рыночные цены на энергоносители - на бензин, поскольку, как в случае с газом, так и с другими продуктами у Армении с Ираном - не рыночные отношения. То есть международные цены не действуют. Я думаю, что иранский бензин в итоге будет сравнительно дешевым.

ИА REGNUM: А как обстоят дела с проектом строительства железной дороги Иран-Армения?

Не думаю, что он будет быстро реализован. Стороны в этом направлении работали не так активно, как следовало бы. Для реализации этого проекта Иран и Армения должны подключить к процессу Грузию, Пакистан, Индию, страны Восточной Европы, потому что товарооборот между Арменией и Ираном настолько минимален, что эта железная дорога никогда не окупится. Россия отказалась финансировать проект, поскольку проект весьма дорогостоящий. С армянской стороны были цифры $1,5 млрд - $2 млрд, но это очень маленькие суммы, поскольку в принципе строительство одного километра такой дороги в среднем обходится в $15 млн - $16 млн, и, если подсчитать, то 260 км., которые предполагается проложить, то сумма уже составит $5 млрд, при этом не считая все мосты, туннели и другие сложности. Таким образом, я не думаю, что в ближайшие годы в этом проекте будет какая-то подвижка, хотя проект сам по себе очень перспективный. Это будет первый узел, который свяжет Персидский залив с Черным морем, Восточную Европу с Южной Азией и Персидским заливом.

ИА REGNUM: Разве между Ираном и Турцией нет железной дороги, иранская сторона не может выйти на Черное море?

Железная дорога есть, но направление, которое идет через Южный Кавказ, вообще не освоено. С другой стороны турецкие и иранские железные дороги сейчас переживают период модернизации, так как они очень старые. Благодаря тем соглашениям, которые достигнуты при правительстве Эрдогана и Ахмандинежада, ирано-турецкие транспортные отношения очень интенсивно развиваются. Турки и иранцы вкладывают огромные деньги в эти проекты, и сейчас одним из таких ключевых проектов является создание в Эрзруме и в Ване двух крупнейших транспортных узлов, которые будут связывать Иран с Турцией и через турецкую территорию с европейскими странами. Ведутся переговоры по созданию зоны свободной торговли в граничащей с Арменией Игдирской области Турции. По этому поводу пока нет никаких соглашений. Иранская сторона в свое время заявляла, что Армения может участвовать в СЭЗ, но, к сожалению, пока армяно-турецкая граница закрыта, эта перспектива армянской стороне не светит.

ИА REGNUM: Насколько интенсивно железнодорожное сообщение между Азербайджаном и Ираном?

Железнодорожное сообщение между этими странами не осуществляется: Иран должен был начать строить железнодорожную ветку Казвин-Решт-Астара с 2005 года, однако реальное строительство началось в 2010 году. К концу следующего года это строительство будет завершено, после чего иранский порт Бендер-Аббас напрямую будет связан с российскими и грузинскими железными дорогами и через них с Европой.

Сам транспортный коридор "Север-Юг" предполагает создание связки - Персидский залив - Балтийское море. То есть, по этому пути Северная Европа - Скандинавские страны могут получить реальный доступ к Южной Азии, к Ближнему Востоку и Персидскому заливу. Сегодня этот проект очень актуален, так как непонятно, что будет с Египтом, и насколько эффективно и стабильно будет работать Суэцкий канал. Таким образом, я думаю, что у Азербайджана есть все шансы стать ключевым транспортным узлом между Севером и Югом.

ИА REGNUM: Железная дорога Карс - Ахалкалаки - Баку фактически снижает значение транспортных маршрутов Ирана. Получается, этот проект одинаково неприемлем как для Армении, так и для Ирана?

В чем-то да, так как сегодня есть необходимость корреляции каких-то решений, которые принимают Азербайджан и Турция в транспортной сфере, с иранскими интересами, а после строительства ветки по Грузии в такой корреляции не будет нужды. Для Ирана это невыгодный проект, поскольку он минимизирует влияние Ирана на азербайджано-турецкие связи.

ИА REGNUM: Недавно была встреча между главами МИД Ирана, Азербайджана и Турции. Сложилось впечатление, что формируется некий экономический союз между ними. И сразу после этого такая активная иранская линия в отношении Армении, при этом, как вы сами отметили, не мотивированная рыночными отношениями. Какой интерес Армения представляет для Ирана сейчас?

Для Ирана сама Армения важна постольку, поскольку именно из-за Армении Азербайджан и Турция вынуждены развивать свои отношения с участием Ирана. По причине отсутствия всяких коммуникационных линий между Азербайджаном и Турцией по территории Армении, турецкая и азербайджанская стороны вынуждены вести себя более осторожно с Ираном и прибегать к помощи Ирана для обеспечения более интенсивных двусторонних контактов. Если будут продолжаться проблемы в Грузии и ситуация там дестабилизируется, то Иран вообще станет ключевым государством между Турцией и Азербайджаном. С этой точки зрения для Ирана выгодно существование той Армении, которая есть сейчас и которая, фактически, заставляет Азербайджан и Турцию в процессе развития торгово-экономических отношений и даже политического сотрудничества оглядываться на Иран и учитывать его интересы. В этом плане налаживание армяно-турецких отношений не исходит из иранских интересов, так как роль Ирана как связывающего звена между Азербайджаном и Турцией снизится. Так что, Ирану выгодно сохранение конфликтности Армении с Турцией и сохранение статус-кво вокруг Нагорного Карабаха.

Тегерану нужна Армения, которая не стремится стать членом НАТО, на официальном уровне не высказывает желания вступить в ЕС. Вот такая Армения, которая ведет не антизападную, но и не прозападную политику, и на территории которой нет западных вооруженных сил, для Ирана очень важна. Для этого Иран, с момента обретения Арменией независимости, сделал все возможное, чтобы эта страна развивалась в стабильном режиме, поддерживал с ней внерыночные отношения, поддерживал такие проекты, как газопровод Иран-Армения, который чисто с экономической точки зрения никакой важности для Ирана не представляет. Иран, при абсурдном положении, когда он сам импортирует бензин из-за его нехватки, будет строить трубопровод, предназначенный для экспорта бензина с иранских НПЗ в Армению. Это призвано в определенной степени укрепить как Армению, так и иранские позиции в Армении.

ИА REGNUM: Вот в этом контексте и вопрос по поводу предстоящей встречи президентов Армении, России и Азербайджана в конце июня в Казани, посвященной урегулированию карабахского конфликта. В частности, прогнозируется слом существующего статуса-кво и возможная миротворческая операция в том числе на границе с Ираном. Может ли это повлиять на экономические перспективы, которые обозначены между Арменией и Ираном?

Не знаю насколько, но, думаю, сугубо в практической плоскости это должно повлиять, так как Иран всегда был сторонником статуса-кво в карабахском вопросе. Вне зависимости от того, какие соглашения будут достигнуты, все равно они волнуют Иран, поскольку любой новый процесс на Южном Кавказе, в том числе на границе с Ираном, очень быстро может меняться и принимать новые формы. Даже если теоретически этот процесс будет максимально неопасным для Ирана на своем начальном этапе.

Дислокация миротворческих сил в регионе воспринимается Ираном как прямая угроза, и иранская сторона всячески старается этого не допустить. Прямых рычагов для предотвращения такого сценария этого у Ирана нет, но он будет использовать свой вес в Армении и подконтрольные исламистские оппозиционные группы в Азербайджане, чтобы в двух странах закрепить общественное мнение в том, что дислокация международных миротворческих сил представляет угрозу как для Армении и Карабаха, так и для Азербайджана.

ИА REGNUM: Насколько велико влияние Ирана внутри азербайджанского общества именно в религиозной составляющей, учитывая, что недавно были арестованы лидеры Исламской партии Азербайджана, закрываются мечети и запрещается хиджаб?

У Ирана есть доступ к Азербайджану, достаточный для того, чтобы создавать там свои ячейки, организации, которых становится все больше и больше. Это, скорее, связано с политическими процессами внутри Азербайджана. В условиях, когда фактически запрещена светская оппозиция, ситуация в Азербайджане становится похожей на положение в Иране в начале 1960-х гг. В этот период иранский шах фактически очень жестко и кроваво давил светскую националистическую и демократическую оппозицию. Тогда недовольные иранцы поняли, что единственное место, где можно собираться и критиковать власть - это мечеть. И поэтому уже со второй половины 1970-х гг. мечети стали ключевым оппозиционным ресурсом в Иране, где собирались все. Это было единственное легальное место, где можно было собираться и координировать свои действия. Есть очень интересные видеозаписи, сделанные в начале исламской революции в Иране: на них видно, как в 1978 году в Тегеране на митингах участвовали иранки в мини-юбках, с накрашенными волосами, но с портретом Хомейни. Это явно были не религиозные люди и не исламисты, но они вышли из мечетей, которые до этого, фактически, превратились в политические клубы. Такой процесс роста влияния мечети не без помощи Ирана происходит и в Азербайджане. И чем больше будет подать уровень образования в Азербайджане, а он подает не только там, но и во всем постсоветском пространстве, тем больше люди будут ходить в мечеть. Чем дальше будут давить светскую оппозицию, тем больше религиозно-исламистская оппозиция будет набирать силы. Думаю, через 10-15 лет это будет совершенно другой Азербайджан, с более крепким религиозным обществом и с большим влиянием Ирана.

ИА REGNUM: В каком состоянии находятся ирано-российские отношения, и насколько Армения теряет в своем региональном весе и потенциале, если эти отношения продолжат ухудшаться?

Отношения между Ираном и Россией находятся в плохом состоянии, и естественно в этом нужно искать и иранский след, так как при Махмуде Ахмадинежаде политика Ирана стала достаточно независимой и считаться с Москвой в Тегеране вообще перестали. Хотя и раньше особо не считались, но хотя бы видимость согласования неких решений обеспечивали. Сейчас даже этого нет.

Но сама российская сторона тоже значительно вульгаризировала свой подход к Ирану. Я не считаю правильным, когда российское внешнеполитическое ведомство озвучивает в отношении Ирана такие же по тексту и содержанию заявления, какие звучат со стороны Великобритании и США. Для России очень важно сохранить именно тот Иран, который сейчас есть. Естественно нет никаких шансов на коренные изменения иранской внешней политики, возможность революции в Иране и вероятность вторжения американцев минимальная, а возможность превращения Ирана в региональную сверхдержаву - достаточно большая. Учитывая сказанное, абсолютно не правильно, когда два года тому назад советник президента России Сергей Приходько публично назвал иранского президента демагогом.

Что касается Армении, то она от плохих ирано-российских отношений будет только терять. Например, никакой ж/д не будет между Ираном и Арменией, если конфликтность в отношениях Москвы и Тегерана еще больше углубится: потенциальный инвестор проекта РЖД просто не начнет его реализовывать, не говоря уже о том, что до начала реализации стороны должны организовать десятки и даже сотни встреч, вести переговоры с третьими сторонами и т.д.

Думаю, не правильно использовать перезагрузку российско-американских отношений против Ирана и менять свой тон в отношении Тегерана, так как сами США по итогам этой самой перезагрузки не меняют свой тон, скажем, в отношении Грузии, которая представляет для России такую же проблему, что и Иран для Соединенных Штатов.

ИА REGNUM: Как вы объясняете отмену визового режима между Грузией и Ираном, учитывая, что Грузия однозначно проамериканская страна? Иран активно работает в Грузии?

Иран активно работал в Грузии и прежде. Иранская сторона желает сделать Грузию похожей чем-то на Армению. Иран старается сделать так, чтобы Грузия считалась с его интересами. Ну, например, в период правления Шеварднадзе между Ираном и Грузией не состоялось ни одной встречи на уровне президентов. Однако Саакашвили с Ахмадинежадом встречались и обсуждали совместные проекты. Иранские бизнесмены едут в Грузию с экономической точки зрения сомнительными проектами, например - создания ветряных энергоплантаций. Пока еще конкретных договоренностей в этой сфере не достигнуто, но для Ирана важно иметь дружественную Грузию, чтобы в случае каких-то прямых операций против Ирана, она автоматически не стала союзницей Соединенных Штатов.

ИА REGNUM: Рассматривается ли Ираном в качестве проблемы усиление военных позиций Турции в Нахичевани?

Официально нет, так как пока никто об этом вслух не говорит. Это кончено проблема, но пока еще Иран ключевая страна для Нахичевани, поскольку основной товарооборот этого региона происходит с Ираном, очень много иранцев там работает. Когда мы читали документы сайта WikiLeaks, президент Азербайджана жаловался на то, что иранцы очень активны в Нахичевани, поддерживают праздник "Ашуры" (религиозный праздник мусульман - ред.), который там принимает большие масштабы. Думаю, что при возобновлении военных действий на карабахском фронте и при неблагоприятном для Азербайджана исходе этой войны, Иран очень постарается начать какие-то процессы в Нахичевани - может быть с требованием большей автономии, а может быть с требованием независимости. Они, по крайней мере, там очень активно работают, так как хорошо понимают, что через 10 или 15 или 30 лет выходцы из Нахичевани оставят власть в Баку. Когда это произойдет, то морально-психологическая и подданническая связь Нахичевани с Азербайджаном резко ослабнет. По сути, этот регион больше связан с Ираном и Турцией, нежели с Азербайджаном. Сейчас же единственная связь между Нахичеванью и Азербайджаном, это нахичеванское руководство в Баку. Если их не станет, то в Нахичевани могут начаться серьезные процессы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.