Николай Радов: Белоруссия ходит по замкнутому кругу

Москва, 3 июня 2011, 22:33 — REGNUM  Руководство Белоруссии за последние несколько месяцев сделало столько глупых, абсолютно ненужных и, пожалуй, роковых ошибок, что сегодня уже никто в стране не в состоянии понять, что еще можно исправить и где искать выход из кризиса. В сложившейся ситуации белорусские чиновники во главе с президентом вновь идут по проторенной дороге, напоминающей замкнутый круг. Все происходящее сегодня в республике до боли знакомо не только ее жителям, но и зарубежным наблюдателям: идеологическая пропаганда о "ненагибаемости", завуалированный шантаж России западным вектором и возврат к административным методам регулирования экономики. Подобное случалось уже неоднократно, и каждый раз ни к чему хорошему не приводило. Вот и сегодня белорусский лидер, разуверившийся в возможности наконец-то получить кредит ЕврАзЭС, фактически санкционировал новый виток ухудшения отношений с Россией и вновь устремил свой взор на Запад.

В конце мая на совещании по ситуации на валютном и потребительском рынке страны Александр Лукашенко в весьма резкой форме высказался относительно деятельности ряда российских СМИ, освещающих связанные с Белоруссией события: "Больше всего истерии в российских средствах массовой информации... Я не буду их называть, чтобы не создавать им рейтинг. Но сделайте все, чтобы больше эти СМИ не присутствовали на нашей территории". После чего многие политики и эксперты заговорили о невозможности дальнейшего сотрудничества между Минском и Москвой и вероятном отказе в кредите из стабилизационного фонда ЕврАзЭС. На голову белорусскому президенту посыпались обвинения в популизме, демагогии и абсолютном непонимании сложившейся ситуации. Например, вице-спикер верхней палаты парламента РФ Светлана Орлова заявила, что "если Лукашенко не изменит свою позицию и не поймет, что нужно заниматься не популистскими заявлениями, а заняться вплотную серьезным образом развитием рыночной экономики и рыночных отношений, то прогноз для него будет очень плохим". Вот только вся подобная шумиха, как всегда, абсолютно ни к чему, кроме улучшения имиджа белорусского президента, не привела и не приведет в будущем. Сегодня абсолютно весь негатив, идущий со стороны России, прекрасно перерабатывается белорусскими идеологами и преподносится простым гражданам в извращенном виде. Чем больше Кремль нагнетает обстановку, тем проще в сознании обывателя формируется образ главного виновника всех бед, и это отнюдь не Лукашенко.

Глава Белоруссии за многие годы научился лавировать между двух огней и, несмотря на то, что сегодня и на Западе и в России прекрасно знают его тактику, он продолжает ей пользоваться, заставляя других участников игры подстраиваться под него. Например, вопрос о приватизации и структурной перестройке экономики в обмен на предоставление кредита со стороны России, мог бы спокойным образом решиться в кулуарах власти и не выставляться на показ. Но нет. Батька всенародно объявил, что ни одно предприятие не будет продано без его ведения, и никакой "бандитской" приватизации в стране не будет. Весьма грамотный маркетинговый ход. Теперь руководство страны может с чистой совестью отчитаться перед народом о том, что оно и радо бы начать продавать "фамильное серебро", но вот русские хотят его забрать даром, провести массовые сокращения и превратить Белоруссию в придаток России. Поэтому всем работникам государственной сферы предлагается подумать - хотят ли они приватизации со стороны России, или готовы участвовать в "народной" приватизации, когда любой гражданин будет иметь возможность купить часть акций и стать совладельцем крупных предприятий (денег у белорусов, как известно, запасено от 9 до 12 млрд. долларов США). Ведь это тоже приватизация, о которой говорит и Россия и МВФ, только под мудрым руководством Батьки.

В такой ситуации Кремлю следовало бы не обращать внимания на эмоциональный, как считают некоторые, бред белорусского лидера, и, приняв его во внимание, выработать четкую линию поведения в будущем. Однако такого не произошло. Посол РФ в Минске А. Суриков фактически ввязался в полемику с Лукашенко, начав оправдываться и фактически сразу же проиграв ее: "Ничего бандитского и безобразного никто не замышляет, если есть желание белорусской стороны... это (участие в приватизации российских компаний - Н.Р.) - процесс обсуждаемый, процесс международных оценок, договоренностей о покупке, о порядке функционирования, о сохранении конкретных компаний". Там, где позиция Кремля должна была быть жесткой, была проявлена неопределенная мягкость вперемешку с сарказмом: "российская сторона понимает причины некоторой нервозности, но неплохо, если бы эмоции сдерживались", что позволило Минску перехватить инициативу.

Конечно, российская сторона всеми силами пытается показать, что полностью контролирует ситуацию (в чем сегодня приходиться сильно сомневаться) и не видит никаких поводов для беспокойства, так как вопрос о Лукашенко в Кремле уже давно решен (правда, в какую сторону, так и не понятно). Однако с другой стороны, складывается впечатление, что Москва так до конца и не понимает, с кем она имеет дело в Минске. Недооценка Лукашенко позволяет белорусам "дожать" сложившуюся ситуацию по максимуму, несмотря на то, что на стороне России находятся все экономические козыри.

31 мая 2011 года правительство Белоруссии и Национальный банк страны направили в Международный валютный фонд обращение о предоставлении Белоруссии стабилизационного кредита (по словам премьер-министра Михаила Мясниковича, сумма колеблется от 3,5 до 8 млрд. долларов США). И это несмотря на то, что несколько месяцев назад никто о подобной "наглости" и подумать не мог. Помимо того, что президент республики публично потребовал больше не связываться с западными валютно-финансовыми структурами, на Западе весьма болезненно восприняли события 19 декабря 2010 года и последовавшие за ним политически репрессии. Тот факт, что МВФ формально не является политической организацией, не означает, что он пойдет на конфликт с Брюсселем и Вашингтоном, которые ставят экономические вопросы в прямую зависимость от политической обстановки. Учитывая то, что в Минске не могут этого не понимать (хотя в Белоруссии возможно все), возникает вопрос - зачем необходимо повторение сценария, неоднократно разыгранного за последние несколько лет.

Вариант первый. Белорусское руководство находится в панике и готово продать душу даже МВФ, только чтобы хоть как-то стабилизировать обстановку в стране. В обратном случае их души, как и тела, останутся в руках одного человека, способного отправить их... нет, не на муки вечные, а в отставку (правда, для людей, которые в принципе ничего делать не умеют и выпали из кормившей их системы, неизвестно, что лучше). В таком случае представители Фонда будут чувствовать себя в Белоруссии как дома, прицениваясь к лакомым предприятиям, которые смогут отойти западным банкирам в случае невыплаты республикой долгов по предоставленным кредитам.

Вариант второй. Приглашение МВФ - не что иное, как сигнал Москве поторопиться с решением о кредите и покупке "Белтрансгаза". Напомним, что стоимость сделки, предусматривающей продажу "Газпрому" оставшихся в собственности государства 50% акций "Белтрансгаза", составляет 2,5 млрд. долларов и может существенно пополнить ЗВР страны, правда, не решив основных проблем социально-экономической жизни. Если Россия согласится выделить еще более 1 млрд. долларов, то белорусам удастся дотянуть в существующем режиме до начала зимы. Правда, при отсутствии структурных реформ судьбу всех этих кредитов ждет участь предыдущих - исчезновение в топке "рыночного социализма" Белоруссии. Для примера, столичное руководство, не смотря на явную нехватку средств, не отказалось от постройки в Минске 22 (!) гостиниц к Чемпионату мира по хоккею 2014 года. Зачем их такое количество, что с ними делать потом и, главное, откуда взять деньги на строительство - вопрос, на который никто ответить в Белоруссии не может.

Вариант третий. Обращение к МВФ - это очередная попытка найти виновного в грядущем ухудшении экономической ситуации. Ведь даже если сложить высказывания А. Кудрина, Д. Медведева и В. Путина о ситуации в соседней республике и ее президенте, то все они не смогли достигнуть и малой доли того, что уже неоднократно следовало за отчетами и рекомендациями МВФ для Белоруссии. Яркими примерами могут служить события зимы 2009 года (девальвация, рост цен, товарная и валютная паника после рекомендаций Фонда, необходимых для предоставления 3,5 млрд. долларов США в рамках программы stand-by) и события нынешнего года. Население республики, наученное горьким опытом двухлетней давности, моментально откликнулось на отчет МВФ, который рекомендовал провести в стране 10-16% девальвацию национальной денежной единицы. Практически в течение недели во всех обменных пунктах возникла напряженность с валютой, которая с каждым днем нарастала как снежный ком. Итогом вновь стала паника, массовые снятия денежных средств со счетов и, как итог, то, что белорусы имеют на сегодняшний день. Естественно, с рекомендациями МВФ или без оных, белорусская экономическая модель была обречена, но факт остается фактом - Фонд вновь выступил спусковым крючком валютного кризиса, переросшего сегодня в структурный. В таком случае, как это не прискорбно говорить, необходимо признать, что руководство республики абсолютно не заботит будущее своих граждан и оно занято лишь своими личными проблемами выживания.

Вариант четвертый. МВФ и Россия действуют согласно заранее согласованному плану свержения режима Лукашенко. Подобное суждение может показаться на первый взгляд абсолютно абсурдным, так как интересы этих субъектов международной политики (МФВ, так или иначе, является политизированной структурой) вряд ли могут совпадать полностью. Однако сегодня политическая фигура первого президента Белоруссии порядком надоела как Западу, так и России, что, в конечном счете, может являться скрепляющим элементом единой политики Москвы и Вашингтона относительно режима Лукашенко. Что произойдет после его смены - вопрос открытый и на настоящий момент второстепенный.

В случае развития этого варианта, понимая, что официальный Минск сам не пойдет на глубокие экономические и политические реформы, необходимые для прихода в страну иностранного капитала и создания здесь серьезных групп лоббистов, обе стороны поставят перед руководством Белоруссии абсолютно неприемлемые условия, чтобы с чистой совестью отказать в кредитах в надежде на разворачивание в республике событий, подобных египетским. Правда, в таком случае необходимо будет создать серьезное давление не только на экономику страны, но и на систему правоохранительных органов и армию, так как без этого никакой смены режима в Белоруссии не произойдет. То, что подобное возможно сегодня, при всевозможной поддержке властями милиции (в стране увеличен набор в органы МВД) и армейских подразделений, верится с трудом. Однако в перспективе экономические трудности могут способствовать появлению недовольства и в этой среде, что, скорее всего, и станет началом заката нынешней политической власти.

Нельзя со стопроцентной уверенностью утверждать, что представленные выше варианты являются единственно возможным описанием разворачивающихся в Белоруссии событий. Необходимо учитывать особый для республики фактор - личность президента, способного в один момент перевернуть все с ног на голову: например, полностью отказаться от помощи, взяв курс на самоизоляцию страны и сотрудничество лишь со странами-единомышленниками. В таком случае те белорусы, которые не успеют сбежать (сегодня, по данным РЖД, более шести тысяч белорусов ежедневно прибывают в Москву, и примерно половина из них - с целью трудоустройства), как сказал на заре своей политической карьеры Лукашенко, "будут жить плохо, но недолго".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.