Главный контролер спецслужб Литвы: Как спасти спецслужбы от дискредитации?

Вильнюс, 2 Июня 2011, 18:11 — REGNUM  "За последние шесть лет, после так называемого президентского скандала, т.е. после импичмента Паксасу, один за другим последовали скандалы, закончившиеся парламентскими расследованиями. Они были связаны с деятельностью Департамента госбезопасности (ДГБ) или Генеральной прокуратуры. Одновременно с этим таяло и доверие к судам. В ходе расследований было раскрыто много важный вещей - вмешательство в политику бывших руководителей ДГБ, устранение политического руководства от контроля за службами, манипулирование имеющимися возможностями, недостаточность в прокуратурах внутреннего контроля и инициативы по защите общественного интереса", - такими словами сегодня, 2 июня, последние скандалы вокруг главной спецслужбы Литвы прокомментировал председатель парламентского Комитета по национальной безопасности и обороне Арвидас Анушаускас.

Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, в своем заявлении политик утверждает, что выводы парламентских расследований "годами не выполнялись, а регулярные недочеты парламентского контроля не позволяли своевременно увидеть проблемы". "Процветающее политиканство, когда важные расследования стремились превратить в прирост политических дивидендов, не позволяло своевременно решать вскрытые проблемы. Следует откровенно сказать, что интерпретация законов бывшими руководителями ДГБ или использование пробелов в них для симуляции борьбы с терроризмом, фрагментарность и незавершенность парламентского контроля также усилили предпосылки общественного недоверия. Можно утверждать, что раньше под знаком усиленной секретности скрывалась неспособность служб на некоторых участках их деятельности, использование ресурсов на выполнение не основных предусмотренных законодательством функций (например, на строительстве, которое в будущем, может, и способствовало бы улучшению инфраструктуры, но действительно не за счет главной деятельности - обеспечения национальной безопасности). Ограниченные ресурсы обеспечивались только для достижения сформулированных руководством ДГБ целей, в отсутствие реального контроля со стороны руководителей государства", - считает Анушаускас.

Он также подчеркнул, что техническое отставание и скудное финансирование операций компенсировались более широкими возможностями партнеров. "Но это были всего лишь временные меры, которые могут помочь, но в долгосрочной перспективе не могли изменить сил нашей разведки. То, что сделано в последние годы не только в деле смены руководителей, но и структуры ДГБ в целях усиления законодательного контроля ДГБ, усиления координирования разведки через группу координирования разведки или отделение секретных служб от правоохраны (ДГБ уже больше не осуществляет досудебных расследований, но передает их прокуратуре) - дает возможности заново оценить деятельность секретных служб и ее эффективность", - отметил он.

Зато, по словам парламентария, одновременно возникают другие "трудноразрешимые вопросы". Например, в отношении прав человека и других гражданских инициатив государство необоснованно зачастую облегчает использование оперативных мер в ходе расследования преступлений. И в отсутствие атмосферы доверия и диалога, сомневаясь в эффективности парламентского, внутриведомственного или любого другого контроля и службы подозреваются в незаконных (или законных, но необязательных) операциях слежки против журналистов, политиков, общественных деятелей и т.д.

"В этом случае также можно было бы идти по самому легкому пути и сказать, что в борьбе с коррупцией, которая поразила часть политического слоя, часть бизнеса, часть СМИ, подтверждение обоснованных подозрений и обвинений при помощи технических средств просто необходимо. Но это доверия к этим (пусть и антикоррупционным) действиям никак не повышает. Сбор информации не может быть самоцелью, и ограничение прав человека без цели закрыть путь коррупции или другим тяжким преступлениям должно быть невозможным. Но как может возникнуть хотя бы частичная атмосфера доверия и более эффективный контроль всех видов? Думаю, этот вопрос не решается с помощью односторонних инициатив. С моей точки зрения (она формировалась в течение 15 лет в процессе расследования незаконной деятельности КГБ, сокрытии преступлений, незаконной слежки и пр.), спецслужбы должны руководствоваться законом его положениями, касающимися защиты частной жизни, выполнять работу особенно тщательно и быть защищенными от перемены политических ветров. И для меня вопрос парламентского контроля, как и других видов секретных действий, - принципиальный. Проблемы действительно есть", - продолжил политик.

По его мнению, даже если парламентский контроль депутаты дополнили правом парламентариев получать документы, подготовленные на основе оперативной информации, если для контроля деятельности требуются гораздо более детальные отчеты, нежели они готовились два года назад, если уже видно использование ресурсов для оперативной деятельности и реальный масштаб этой деятельности, а также возможности, то это еще не решает многих проблем. Остается еще повышение внутреннего контроля, парламентский контроль при расследовании случаев, вызвавших сомнения или подозрения.

"Что и как делать? Полагаю, здесь нужна коллективная согласованность и между политиками, и между группами гражданских инициатив или институтами защиты прав человека. В поисках пути не запугивания и распространения недоверия а пути согласия, который обеспечил бы баланс общественной и национальной безопасности и защиты прав человека. Если бы это были лишь персональные вопросы руководителей, то они решаются и могут быть разрешены политическими мерами, но более важен другой путь, который мог бы иметь воздействие и обусловил бы долгосрочные изменения. Это - пополнение контроля новыми элементами. Каковы эти элементы, которые позволили бы создать доверие и согласованность, чтобы секретные службы со своими специфическими методами сбора информации нужны для обеспечения национальной безопасности? На этот вопрос мы можем ответить только все вместе. Я не стал бы предлагать рецептов заранее. Но думаю, что укрепление прав граждан и обеспечение свобод, основное условие которых - Литовское государство и институты, пользующиеся доверием граждан, обеспечивающие его существование, должны привести к тому же выводу - нужны общие шаги и политиков, и гражданского общества", - заключил Анушаускас.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, "в отчете Еврокомиссии о выполнении директивы ЕС об охране информации Литва названа "полицейским государством", в котором, в отличие от других государств Европейского союза, прочно укоренились принципы тотальной слежки за своими гражданами". "В 2008 году представители литовских спецслужб более чем 85 тысяч раз обращались в компании, обеспечивающие различные виды связи, за получением тайной информации. Это в сотни раз чаще, чем в любой другой европейской стране, учитывая количество таких просьб на душу населения. Например, в Германии было всего 12 тысяч запросов, в Испании - 53 тысячи, в Финляндии - 4 тысячи, столько же - в Эстонии", - привел цифры из отчета Еврокомиссии член Сейма социал-демократ Эдвардас Жакарис. "В 2009 году ситуация изменилась незначительно - 72 тысячи обращений с заявками на тайный сбор информации. Литва стала и абсолютным лидером в области тайного контроля за контактами граждан в Интернете. Спецслужбы 19 тысяч раз осуществляли тайную перлюстрацию интернет-корреспонденции и переговоров. В Ирландии, для сравнения, - только 1400 раз".

"Эти данные говорят, что в Литве под "колпаком" спецслужб находится каждый, кто хоть в малой степени участвует в общественной жизни или политических движениях", - заявил Жакарис.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
20.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 20 января
NB!
20.01.17
Борясь с «Северным потоком-2», Варшава стреляет себе в ногу
NB!
20.01.17
Госдума снова отказала «детям войны» в статусе и льготах: почему
NB!
20.01.17
Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ в Тартусе
NB!
20.01.17
Ученые Петербурга ответят на варварство боевиков моделью древней Пальмиры
NB!
20.01.17
Лукашенко ищет альтернативу российской нефти: начало конца энергодружбе?
NB!
20.01.17
Мэр Харькова отказался менять название проспекта Героев Сталинграда
NB!
20.01.17
Союз России, Ирана и Турции испытывается на прочность
NB!
20.01.17
Песков: Считать Трампа «нашим» — большая ошибка
NB!
20.01.17
Убранству железнодорожного вокзала Волгограда вернут первозданный вид
NB!
20.01.17
Да это просто капризный шоу-мэн: Новый скандал вокруг главы «Укрзализныци»
NB!
20.01.17
Перевод посольства США в Иерусалим — глобальный катаклизм
NB!
20.01.17
Минск «не услышал» Россию и Лаврова: блогера Лапшина выдают Баку
NB!
20.01.17
Кто-то верит, что «стратегическим партнёром» Японии будет Россия, а не США?
NB!
20.01.17
В Госдуме оценили финансовые и политические риски «Турецкого потока»
NB!
20.01.17
Путин подарил Шаймиеву карту Тартарии: в Татарии ищут «смыслы»
NB!
20.01.17
Лукашенко «о поведении России» с нефтью: «Катастрофы нет»
NB!
20.01.17
КНБ Казахстана теперь может блокировать соцсети без решения суда
NB!
20.01.17
Госдума ратифицировала соглашение по «Турецкому потоку»
NB!
20.01.17
Шотландия вновь будет добиваться независимости
NB!
20.01.17
В Узбекистане планируют отменить выездные визы и ввести загранпаспорта
NB!
20.01.17
Секрет политического величия Лукашенко: транзитные игры вокруг Белоруссии