"Теневая экономика" Прибалтики: Как в Латвии, Литве и Эстонии прячут деньги

Рига, 27 мая 2011, 11:13 — REGNUM  

Некоторые экономисты уверены - чем больше денег попадает в оборот населения (неважно, как их заработали - официально или в конверте, уйдя от налогов), тем для страны в целом лучше. Особенно, если это происходит в годы экономического кризиса. Однако, как известно, каждый утаенный от государства цент (сантим, литовский цент или евроцент, как в Эстонии, где уже введен евро) автоматически сказывается на условном пенсионере, который недополучил пенсию (сокращенную в период кризиса, как в Литве), или ее не подняли, хотя могли. Или на враче, учителе, ученом - любом представителе бюджетной сферы.

Масштабы "теневой экономики" в странах Прибалтики гигантские. Кажется, в самих странах это вполне осознают, поскольку различные организации, или даже непосредственно чиновники частенько говорят: в Латвии - самый высокий уровень "теневой экономики" в Европе. Что интересно, почти одновременно с таким утверждением нечто аналогичное можно услышать и в Таллине с Вильнюсом.

Корреспонденты ИА REGNUM в Латвии, Литве и Эстонии продолжают сравнивать страны Прибалтики по различным категориям. Сегодня, 27 мая, объектом сравнения стали масштабы "теневой экономики".

Латвия

Итак, на сегодняшний день Латвия является абсолютным лидером в Прибалтике по объему "теневой экономики". По крайней мере, об этом свидетельствуют новейшие результаты исследований Рижской высшей экономической школы, представленные широкой общественности в середине мая этого года.

В качестве сравнительной величины исследователи использовали индекс соотношения объема неучтенных доходов бизнесменов и работников к внутреннему валовому продукту страны. По итогам 2010 года в Латвии данный показатель составил 38,1%, в Эстонии - 19,4%, в Литве - 18,8%.

При этом в Латвии процесс увеличения теневого сектора происходит наиболее динамично: по сравнению с 2009 годом в Латвии индекс вырос на 1,5%, в Литве - на 1,1%. В свою очередь, в эстонском народном хозяйстве вес "черной" экономики за год, согласно анализу латвийских исследователей, уменьшился на 0,8%.

Прошлогоднее исследование консультационной компании глобального менеджмента A.T. Kearney свидетельствует, что уровень "теневой экономики" в Латвии составляет 39,4% от ВВП - это самый высокий показатель в ЕС. В нелегальной экономике вращается 5,127 миллиарда евро, и эти деньги проходят мимо госказны.

Вся эта огромная масса "серой" экономики остается в тени. И эти деньги, которые находятся в обороте, но с которых никто не платит налоги, в большой степени подпитывают инфляцию.

Еще полтора года назад академик Райта Карните, используя самые простые данные официальной статистики, говорила, что жители Латвии живут не по средствам. Она сравнила данные о тратах и заработках. И выяснилось, что люди тратят на треть больше, чем официально имеют. А это расхождение, по разным оценкам, составляет от миллиарда до полутора миллиардов латов. В исследовании отмечаются главные факторы, влияющие на размер "теневой экономики" в стране. Таковыми являются создание накоплений, полная или частичная неуплата налогов, отсутствие чувства вины за неуплату налогов, а также низкий риск наказания за неуплату налогов и низкий риск быть пойманными на этом преступлении. Также наличные деньги, возможно, являются важным фактором "теневой экономики", поскольку отследить сделки с наличными довольно сложно. Поэтому, например, таксисты или бармены могут совершенно легко скрыть от государства и налоговых служб реальный размер своих доходов, а эффективным методом борьбы с "теневой экономикой" называются электронные платежи, поскольку их намного проще отследить и они усложняют деятельность в сфере теневой экономики.

Генеральный директор Латвийской конфедерации работодателей (LDDK) Элина Эгле рассказала корреспонденту ИА REGNUM: "Принимая во внимание, что изменения в нормативных актах, безусловно, приводят к последствиям, затрудняющим ведение предпринимательской деятельности как крупным, так средним и малым предприятиям, "теневая экономика" становится важным игроком во всех отраслях. Осознавая угрозы "теневой экономики" необходимо провести ряд мероприятий, чтобы оградить тех предпринимателей, которые честно платят налоги и обеспечивают занятость"

Правительство Латвии еще в прошлом году утвердило план мер по борьбе с "теневой экономикой". Разработанный Минфином документ нацелен на уменьшение возможностей легализации незаконно нажитых средств и использование наличных денег при заключении сделок, а также на содействие добровольной уплате налогов.

Авторы документа подчеркивали, что для борьбы с "теневой экономикой" необходимы не репрессивные меры, а новые комплексные решения, чтобы изменить отношение общества к этой проблеме.

Одной из таких мер по официальным заявлениям стало ограничение использования наличных денег при заключении сделок. Для этого были внесены изменения в закон о налогах и пошлинах - сумма сделок наличными, после превышения, которой налогоплательщики должны подавать декларацию о наличных сделках, была уменьшена с 4268,62 евро до 1422,87 евро. Правительство также одобрило поправки к закону, предусматривающие восстановление в нем нормы, согласно которой в оптовой торговле разрешены только безналичные расчеты.

Началось информирование налогоплательщиков о том, как используются налоги и какую выгоду получает человек от уплаты налогов. Служба государственных налогов получила доступ к регистру кредитов, что позволило ей более точно выявлять лиц, расходы которых превышают доходы.

Минфин пересмотрел и усовершенствовал систему оповещения контролирующих органов о нарушениях в сфере уплаты налогов, что, опять же по заявлению чиновников, увеличило их раскрываемость и способствует уменьшению "теневой экономики".

Однако по приведенному в самом начале исследованию видно, что те меры, которые правительство предприняло для уменьшения процента "теневой экономики", пока особыми успехами не увенчались.

Литва

Любой разговор о той части литовской экономики, которая называется "теневой", начинается с воспоминаний об амбициозных планах правительства вывести из "тени" к концу 2011 года 1 млрд литов - примерно 290 млн евро. Всего же в "теневой экономике" Литвы, по оценкам экспертов, "крутится" от 6 до 10 млрд литов, что составляет от трети до половины годового бюджета страны.

Причем эти цифры не учитывают так называемых "серых" экономических зон, в которых предприятия утаивают доходы, скрывают налоги и часть заработной платы выдают в конвертах. Предполагается, что в "серой экономике" вращается еще от 1 до 2 млрд литов.

Такова общая картина.

Однако финансовый аналитик SEB банка Гитанас Науседа в обзоре "Литовская макроэкономика" утверждает, что в конце 2011 года будет невозможно проверить, действительно ли кабмин извлек 1 млрд литов из "тени" или покрыл эту цифру из других доходов, поскольку в 2010-2012 годах намечается рост ВВП в границах 1,4% и 4,5% соответственно.

Департамент статистики не в состоянии в режиме реального времени анализировать, какой части ВВП страны равны теневые обороты. Данные статистического ведомства запаздывают на два года. Однако из исследований Всемирного банка известно, что Литва по масштабам теневой экономики занимает 64 место среди 151 страны.

"Теневой" бизнес в 1999-2007 годах достигал 31,9% ВВП, в 2008 - 2009 - 34%, в 2010 году приблизился к 40%. (Чувствуете разницу, в сравнении с данными в Латвии!) То есть каждый четвертый лит зарабатывался в "тени" и туда же инвестировался. Для сравнения, в США, Швейцарии, Австрии и Люксембурге показатель "тени" меньше 10%. Лидируют Азербайджан, Боливия и Грузия - от 63% до 69%.

В правительстве Литвы полагают, что единственная возможность определить масштабы теневой экономики - ориентироваться на официально зарегистрированное количество преступлений и нарушений в финансовом секторе.

В январе-июне 2008 года зарегистрировано 430 экономических преступлений и нарушений порядка по занятию предпринимательской деятельности. За аналогичный период 2009 года было зарегистрировано 679 преступлений (рост на 63,3%). В финансовой системе в первом полугодии 2008 года выявлено 1871 преступлений, в январе - июне 2009-го - 3464 преступления (рост на 85%). Рост числа возбужденных досудебных расследований и выписанных протоколов административных правонарушений в 2009 году составил 73%. В 2008 году за семь месяцев было выявлено уходов от налогов на сумму 33 млн 034 тыс. 606 литов (почти на 10 млн евро). В 2009 году за семь месяцев эта сумма выросла на 35%.

Эксперт Института свободного рынка Литвы Витаутас Жукаускас полагает, что четыре человека из десяти работают исключительно в интересах "теневой" экономики, еще один - в ее серой зоне. По его мнению, Литва находится в зоне действия нерядовых отрицательных экономических факторов, порожденных увеличением налогового бремени и неверной фискальной политики, избранной правительством в 2008 году ради минимизации воздействия финансово-экономического кризиса.

Полемизируя с подобными выводами, кабинет министров ссылается на исследования экспертов Deutsche Bank, утверждающих, что страны с большей долей теневой" экономики легче переживают рецессию, поскольку заработанные в "тени" деньги не ложатся на банковские счета, а сразу пускаются в оборот, что увеличивает покупательную способность населения.

Кстати, в борьбе со стахановцами теневой экономики правоохранительные органы преуспели не очень. Пока доказано крайне мало случаев неизвестного обогащения. Например, одним из успехов называется случай некоего жителя Вильнюса J.K., которого в марте 2011 года "вычислила" Служба расследований финансовых преступлений. Пойманный бизнесмен не сумел объяснить источник происхождения 31 тыс. долларов США. Валюта решением суда изъята. J.K. придется заплатить штраф в размере 13 тыс. литов.

К слову, большинство экономистов отмечают, что менталитет литовцев пока не позволяет им цивилизованно платить налоги. Жители Литвы не принимают взгляда, что уплата налогов - обязанность гражданина и предпочитают любыми способами уклоняться от встреч с налоговыми инспекторами.

Становится понятным, почему при постоянном наличии свободных рабочих мест люди не торопятся заполнять вакансии. Выгоднее числиться безработным, получать социальное пособие и работать в "тени", обкрадывая доверчивое государство дважды.

Эстония

"Теневая экономика" в Эстонии несет все черты, присущие этому явлению в странах Европы. Впрочем, есть и свои любопытные отличия, связанные с географическим положением, составом населения и типом развиваемой экономики.

Подобное справедливо по отношению ко всем трем странам Прибалтики. Согласно утверждению швейцарского профессора Фридриха Шнейдера, который исследовал состояние "теневой экономики" 151 страны мира (методика его расчетов и исходные данные не указаны), Эстония наряду с Латвией является... лидером западного мира. Обратите внимание - опять лидером. Доля "теневой экономики" в показателе ВВП страны - более 40%. Правда, по этому показателю среди всех стран мира позиция Эстонии куда более скромная, точнее - средняя 102 место. Это последние данные по "теневой экономике" Эстонии, датируемые самым расцветом национальной экономики (2007 года). Данные за период экономического кризиса (2008-2010 годы) пока отсутствуют, но очевидно, что ситуация не улучшилась. В целом со швейцарцем согласны представители Института конъюнктуры Эстонии, признающие серьезной данную проблему, но уверяющие, что порядок цифр должен быть как минимум вдвое ниже. Свою методику и исходные данные они тоже не приводят, поэтому так же, как и профессору Шнейдеру, поверим им на слово.

Известны отдельные исследования, касающиеся состава занятых в "теневой экономике" работников. Согласно данным министерства социальных дел Эстонии со ссылкой на опросы, организованные различными социологическими службами, в 2010 году "зарплату в конвертах", что считается одним из явных признаков участия в теневой экономике, получали в Эстонии порядка 13% опрошенных, в строительном секторе этот показатель составил 30%. Нелегальный алкоголь покупали в 2010 году порядка 29% опрошенных, причем доля нелегальной водки составила 73%. Нелегальные сигареты в 2010 году покупали 34% опрошенных. По данным Института конъюнктуры, в 2010 году доля покупок, совершаемых жителями Эстонии на "черном рынке", составила не менее 10%, причем здесь учитывался только продаваемый товар, а не частные услуги, которые, как выяснится ниже, составляют в доле "черного рынка" Эстонии куда более значительную долю. Понятно также, что вряд ли абсолютное большинство отвечавших в опросах про свои заработки и форму получения заработка людей были искренними и что на самом деле ситуация заметно хуже. Доля работников в теневой экономике Эстонии в 2010 году по различным признакам была такой: мужчин и женщин почти поровну - 51% против 49%, но чем ниже уровень образования и выше принадлежность к национальным меньшинствам - тем доля участвующих в теневой экономике выше. Итак, доля "теневой экономики" в Эстонии высока, приходится признать. Каковы причины такого положения?

Тут мы выходим на типичные признаки теневой экономики стран Восточной Европы, вошедших либо претендующих на место в Евросоюзе. После проведения весьма болезненных экономических, социальных и финансовых реформ в начале-середине 90-х годов, простой человек такой страны потерял привычное место работы, привычный заработок и привычный уклад жизни. Все это потребовало абсолютного переосмысления своего места в жизни, а после принятия новообразовавшимися государствами Восточной Европы законов, создающих привилегированное положения для титульных наций и ухудшающих социальный и трудовой статус нетитульного меньшинства, такому человеку пришлось переосмыслить и свое идейно-национальное отношение к государству, в котором он оказался после развала Варшавского блока и СССР. Как следствие, большинство оставшихся вне комфортной и размеренно-упорядоченной кормушки госаппарата и муниципальных структур представителей нацменьшинств Эстонии было вынуждено идти на весьма рискованный и бедовый рынок частного предпринимательства, FIE - частного лица-предпринимателя или внаем к другим частникам. Дело это крайне рискованное, чреватое потерями и проблемами, поэтому вполне понятно, почему при ведении такого "малого бизнеса" все эти люди пытаются снизить долю своих неизбежных расходов, в первую очередь, за счет обязательных налоговых (прямых и косвенных) и социальных выплат. Отсюда и "зарплата в конвертах", и уклонение от налогов, и фиктивные декларации о доходе, а также - всяческое публичное "прибеднение" и боязнь выйти на свет в своем бизнесе, "засветиться" или обозначиться в банковских официальных переводах и счетах. При этом большинство таких лиц, утратив прежнюю работу, не хотели терять хотя бы крохи тех социальных выплат, которые им предоставляло государство в качестве выходных пособий по безработице. Как следствие, в Эстонии появилась довольно большая прослойка людей, которые официально числились безработными, но сами работали частным образом, предоставляя в теневом поле хозяйственной деятельности такие типичные услуги, как ремонт квартир и строительство домов, мелкая торговля, ремонт и установка бытовой аппаратуры, косметологические, медицинские и парикмахерские услуги, репетиторство, обслуживание в кафе, барах и ресторанах, частный извоз и обучение вождению, бизнес-консультации и перевод с иностранных языков, продажа контрафактной продукции и контрабанды, сдача жилья в аренду и так далее. В схеме таких отношений чаще всего расчет идет только в наличных деньгах без привлечения банковских услуг либо услуг официальных посредников. При этом обе стороны экономят на обязательных налоговых, акцизных и прочих выплатах. Но и несут соответствующий риск.

Безусловно, это объясняется самим типом развивающейся экономики Эстонии - тем, что государство еще не во все сферы экономической деятельности внедрило свои глаза и уши. Что-то делается: так, государство при помощи жестких требований, поощряемых серьезными самоубийственными штрафами для нарушителей, ввело обязательные кассовые аппараты в таксоизвоз и мелкую торговлю, обязало большинство АО и ООО и всевозможных FiE отчитываться о своей хозяйственно-финансовой деятельности как при помощи ежегодных деклараций о доходах, так и в результате внеплановых проверок. В нынешнем году порядок наведен и в топливном бизнесе - введен обязательный многотысячеевровый банковский залог на поставляемую продукцию, чтобы обезопасить государство от схем ухода от налоговых выплат при помощи фирм-"однодневок".

В общем, в этих отношениях "государство - частник" взаимоотношения напоминают военные действия, с той разницей, что государство ведет себя как войска США в Ираке, а частники - как те же иракские партизаны, то есть скрытно, тихой сапой, но весьма болезненно для госструктур. Не случайно, как признались в Налогово-таможенном департаменте Эстонии, из-за одной только неразберихи в топливной сфере госбюджет ежегодно не дополучал более 9 млн евро.

Есть и "географический нюанс" теневой экономики Эстонии. Чем ближе к внешним границам Эстонии, тем доля "теневой экономики" выше - за счет контрабанды и криминальной деятельности. Так, на границе с Латвией регулярно ловят наркодилеров и наркокурьеров, на границе в Россией - контрабандистов топливом, водкой и сигаретами, медикаментами, автомобилями, запчастями и прочим, на границе с Финляндией - кочующих из одной страны ЕС в другую румынско-цыганских "баронов" и их свиту. Государство здесь пытается внедрить тотальный цифровой контроль, но изворотливый ум криминалитета каждый раз оказывается гибче. Впрочем, откровенно криминальная теневая экономика играет в Эстонии не такую уж и заметную роль.

Также к географическому, точнее, политико-географическому признаку (членство в Евросоюзе и вхождение в Шенгенское визовое пространство) можно отнести и такую большую нишу эстонской "теневой экономики", как работу ее жителей частным неофициальным образом за рубежом. Даже Департамент статистики Эстонии признает, что минимально допустимое число таких "теневиков" составляет не менее 50 тысяч активно работающих эстоноземельцев, но эксперты давно оперируют цифрой в 130 тысяч человек. Безусловно, с точки зрения государства и налоговых служб, "теневая экономика" - это плохо. Но если рассматривать ситуацию индивидуально да "со слезками ребеночка" (которых, как известно по Достоевскому, не стоит весь мир познаний), то получается, что "нехай буде". Тем более, вернемся опять к упомянутому Deutsche Bank, эксперты которого заявили, что теневая экономика помогает людям справиться с кризисом.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.04.17
История благих намерений
NB!
28.04.17
Рейхстаг: крупнейший и истинно народный памятник Воину-Освободителю
NB!
28.04.17
«Трамп еще припомнит Украине, как Аваков назвал его клоуном»
NB!
28.04.17
ЦБ обсудит ключевую ставку: оснований ее удерживать нет
NB!
27.04.17
Венесуэла выходит из ОАГ
NB!
27.04.17
Попадет ли в цель «антисуицидальный пакет» законопроектов?
NB!
27.04.17
Ответ на давление: Клинцевич напомнил Хейли закон Ньютона
NB!
27.04.17
«Войну фейков Мадуро проигрывает»
NB!
27.04.17
«Освобождение Шуши — крах политики Азербайджана по тюркизации Арцаха»
NB!
27.04.17
Курильские рыболовные страдания
NB!
27.04.17
Враг готов к диверсии: НПО «Сатурн» под угрозой
NB!
27.04.17
В Киеве 2017 год объявят Годом УПА*
NB!
27.04.17
Путин: Переговоры с Абэ прошли в конструктивном ключе
NB!
27.04.17
«Строительство Эгийнской ГЭС — это вопрос независимости Монголии»
NB!
27.04.17
Песков: Москва осуждает авиаудары Израиля по Дамаску
NB!
27.04.17
Россия или терроризм: чего действительно боятся шведы
NB!
27.04.17
Беби-бокс: «Простое иллюзорное решение очень сложной проблемы»
NB!
27.04.17
МИД Пакистана обвинил Индию в поддержке «Талибана»*
NB!
27.04.17
Кипрский конфликт: противостояние перешло в море
NB!
27.04.17
МИД РФ — журналисту США: Если в Москве — «режим», то что в Вашингтоне?
NB!
27.04.17
Получить возмещение по ОСАГО наличными смогут 30% владельцев машин
NB!
27.04.17
Счетная палата: В Дагестане были использованы незаконно 2,126 млрд рублей