ЕС потратит на "стабилизацию" соседей 5,7 млрд евро и погрузится в карабахский конфликт

Москва, 26 мая 2011, 19:56 — REGNUM  Брюссель начал широкое геополитическое наступление на южном и восточном направлениях, и, следует признать, что момент для этого избран достаточно подходящий. Позиции Москвы на постсоветском пространстве и примыкающих к нему регионах выглядят достаточно размытыми в силу определенной непоследовательности проводимой в последнее время внешней политики. США, поддержавшие протестные движения в арабских странах, направленные против их многолетних и верных союзников, вызывают нескрываемое недоверие у многих режимов, опасающихся стать очередными жертвами процесса "демократизации". В этих условиях объективно возрастает роль Евросоюза, в котором начинают видеть альтернативу традиционным центрам силы. К тому же Европа, выступая за развитие и укрепление демократических институтов, не склонна проводить эту политику в жизнь методами, характерными для тех же США.

Очевидно, что нынешняя нестабильность весьма тревожит ЕС, поскольку способна стать причиной новых проблем и разрыва существующих и подготавливаемых масштабных транспортных, энергетических, торгово-экономических проектов, которые очень важны для европейкой экономики. Ведь она в очень большой степени зависит от импорта энергоносителей и регулируемого притока относительно квалифицированной рабочей силы. Для этого необходимо повысить уровень внутренней стабильности в государствах южного и восточного "подбрюшья" ЕС и одновременно - понизить степень конфликтности нестабильных соседних регионов.

В свете этого логичным выглядит тот факт, что 25 мая Еврокомиссия утвердила обновленную концепцию политики добрососедства. ("Новый ответ на изменяющееся Соседство"). Документ предусматривает значительное расширение финансовой помощи 16 странам до конца 2013 года. В список адресатов европейской помощи входят Алжир, Армения, Азербайджан, Белоруссия, Египет, Грузия, Израиль, Иордания, Ливан, Ливия, Молдавия, Марокко, Палестинская Автономия, Сирия, Тунис и Украина. Согласно документу, этим странам будет выделено 5,7 миллиарда евро дополнительно к уже предоставленным 1,24 миллиардам. При этом предлагается создать "Европейский фонд демократии", призванный оказывать помощь партиям, объединениям, профсоюзам и другим общественным организациям названных государств, "стремящимся к демократическим переменам".

Подчеркивая, что на юге и востоке у рубежей Старого света находятся страны, развитие которых имеет особое значение для ЕС, Верховный представитель по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон одновременно отметила, что "подход к каждой стране-партнеру будет индивидуальным, и финансирование со стороны ЕС будет соответствовать той скорости осуществления политических и экономических реформ, которая подходит каждой стране в отдельности". То есть было дано понять, что, например, у Армении больше шансов рассчитывать на расширение финансирования, нежели, скажем, у Белоруссии. Думать так позволяет то обстоятельство, что одновременно Евросоюз опубликовал доклад, в котором позитивно оценивается идущий в Армении диалог между властью и оппозицией, "предпринятые положительные шаги для преодоления внутриполитического кризиса и освобождения представителей оппозиции, осужденных за причастность к событиям 1 марта 2008 года". И хотя в ряде сфер, таких как система правосудия и пенитенциарная система, положение далеко от желаемого, в целом зафиксирован некоторый прогресс.

Но внимание ЕС к Армении и Закавказью в целом отнюдь не ограничивается этими вполне традиционными аспектами. Брюссель стремится перевести взаимодействие на качественно новый уровень, взяв на себя роль еще одного внерегионального игрока, степень участия в процессах которого может стать вполне сопоставимой с той, которую ныне играют в Закавказье Россия и США. Именно так можно расценить содержащееся в документе указание на то, что Евросоюз готов предпринять шаги по "расширению своего участия в форматах, в которых он не представлен, например, в Минской группе ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта". Это свидетельствует о принципиальных изменениях в подходах ЕС, ранее отнюдь не склонного к столь глубокому погружению в мутные волны региональных противостояний.

Однако, как уже отмечалось ранее, дестабилизация Ближнего Востока и возможное выпадение его значительных сегментов из процесса международного разделения труда и устоявшихся транспортно-энергетических конфигураций и маршрутов, заставляет Европу усиливать свое присутствие на сопредельных геополитических пространствах, способных сыграть роль "дублеров" при дальнейшем обострении обстановки.

Именно этим можно объяснить стремление ЕС повысить свою роль в процессе нагорно-карабахского урегулирования. Причем не факт, что на сам процесс это повлияет положительно. Сомнительно также, что подобное желание Брюсселя будет положительно воспринято Россией и США, которые доминируют в миротворческом процессе, а все остальные члены Минской группы выступают в качестве статистов.

Дело в том, что в документе содержится указание на то, что "ЕС продолжит выступать против изменения границ посредством применения военной силы". Между тем, как известно, Азербайджан утверждает, что нынешнее положение в Карабахе как раз и является попыткой изменения границ в результате войны 1992-1994 гг. Армянская сторона с этим категорически не согласна, указывая на то, что суверенизация непризнанной Нагорно-Карабахской Республики есть не территориальный спор, а результат реализации права карабахских армян на самоопределение, война же была следствием того, что Азербайджан силой препятствовал реализации этого права. Поэтому не только Москва, Вашингтон и Париж, но и Ереван воспримет европейскую инициативу весьма прохладно и непременно укажет, что подходы ЕС выглядят односторонними и предвзятыми. Впрочем, поскольку в документе также говорится, что "ЕС совместно с международными организациями и ключевыми партнерами готов развивать различные постконфликтные сценарии по восстановлению, что может послужить дополнительным стимулом для урегулирования конфликтов", допустимо предположить, что Евросоюз может быть допущен к участию в миротворческом процессе на его заключительной стадии, когда принципиальные вопросы будут решены и зафиксированы соответствующими договоренностями.

Вполне возможно, что ждать этого осталось не так уж и долго. Сегодня, 26 мая, на саммите "G8" во французском Довиле президенты России, США и Франции Дмитрий Медведев, Барак Обама и Николя Саркози приняли очередное, третье по счету, совместное заявление по урегулированию в Нагорном Карабахе. В этом документе, в частности, сказано, что "нынешнее положение дел" является "неприемлемым". В этой связи посредники явно торопят лидеров противоборствующих сторон "завершить работу над основными принципами урегулирования в ходе предстоящего саммита в июне". Напомним, речь идет о запланированной в конце июня трехсторонней встрече Дмитрия Медведева, Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева в Казани. "Настоятельно призывая" руководителей Армении и Азербайджана "готовить население к миру, а не к войне", президенты стран-сопредседетелей МГ ОБСЕ обещают в случае достижения договоренности "засвидетельствовать формальное принятие этих принципов, оказать содействие в разработке мирного соглашения и поддержать его выполнение".

В отличие от принятых ранее в Аквиле и Мускоке, а также в Астане совместных заявлений, нынешний документ составлен в более решительном стиле. По-видимому, давление на стороны конфликта ощутимо нарастает. Указание на то, что "дальнейшее затягивание конфликта поставит под вопрос приверженность сторон достижению договоренностей" следует понимать как намек, что если саммит в Казани не принесет сколько-нибудь видимых результатов, ответственность за любое последующее обострение обстановки на линии противостояния может быть возложена на ту из сторон, которую державы сочтут достойной "политико-экономического наказания".

Кстати, первые шаги в этом направлении уже делаются: Вашингтон намекает на вероятность "цветных революций" в Баку и в Ереване, обвиняя обе стороны в недостатке демократии, тесно работает с оппозиционными силами. Отсутствие подвижек в ходе мирного процесса лишь усилит эту тенденцию, одновременно повышая вероятность перерастания "случайного" боестолкновения на линии соприкосновения в достаточно масштабные боевые действия. И хотя чисто военные результаты этого никогда нельзя с уверенностью предсказать, несомненно, что внутриполитические последствия такого сценария в странах конфликта будут однозначно негативными и способными сильно повлиять на существующий расклад сил. Это, конечно, прекрасно понимают и в Ереване, и в Баку. Через месяц станет ясно, достаточно ли такого понимания для вывода переговорного процесса в финальную стадию.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.