Гайк Котанджян: Стратегическая концепция развития коллективной безопасности ОДКБ

Москва, 21 мая 2011, 09:54 — REGNUM  Доклад представлен на международной научной конференции "ОДКБ и Южный Кавказ: Перспективы мира и региональной безопасности" Института национальных стратегических исследований министерства обороны Армении, Секретариата ОДКБ и Института ОДКБ 19-20 мая 2011 года в Ереване членом Научно-экспертного совета ОДКБ, доктором политических наук, действительным членом Российской Академии военных наук, генерал-майором Гайком Котанджяном. В работе форума приняли участие руководители ведущих центров стратегических исследований государств-членов ОДКБ, ведущие специалисты по стратегическому анализу из международного экспертного сообщества, политические и военные деятели, дипломаты, а также военные атташе из стран сопредседателей Минской группы ОБСЕ.

Гайк Котанджян: Стратегическая концепция развития коллективной безопасности ОДКБ

Договор о коллективной безопасности от 15 мая 1992 года был заключен в переломный период кардинальной трансформации безопасностной архитектуры на евразийском пространстве.(1) Это было время переосмысления конфронтационной парадигмы холодной войны "Восток - Запад", поиска новых исходных параметров будущей концепции сотрудничества вновь созданных независимых государств. Данный процесс осуществлялся на подступах к еще не выкристаллизовавшемуся, эскизному видению современной модели "глобальной и неделимой безопасности". Параллельно, в условиях ликвидации Варшавского Договора и трансформирования двухполюсного мира Евроатлантический Альянс развернул поиск своей новой ценностной и безопасностно-архитектурной идентичности.(2)

В контексте этих системных катастрофических вызовов и высокого уровня неопределенности в разворачивающихся переходных политических процессах, а также с учетом их турбулентности и возможной обратимости Договор о коллективной безопасности должен был обеспечить плавный отход постваршавского пространства от позиционной безопасностной архитектуры биполярного противостояния. Вместе с тем требовалось уберечь его от новых симметричных угроз регионального масштаба, проявления которых уже были заметны на значительной части зоны ответственности бывшего Варшавского Договора в связи с его распадом.

Сегодня с уверенностью можно сказать, что Договор о коллективной безопасности в целом не только успешно решил свою задачу, но и аккумулировал стратегический потенциал, необходимый для саморазвития в соответствии с динамикой изменений во внутренней и внешней безопасностных средах. Однако следует отметить, что Договор о коллективной безопасности является классическим оборонным пактом, заключенным группой государств, стремящихся объединить свои усилия с целью коллективной защиты от традиционной симметричной угрозы вооруженного нападения. Логика данного документа содержала отдельные рудименты инерционного блокового мышления, свойственного временам Холодной войны. Особенности постперестроечного периода не позволили учесть всю полноту разнообразия стратегических интересов новых независимых государств также при создании доктринальных основ консолидации нового пространства - Концепции коллективной безопасности 1995 года. В создавшихся условиях поиск гарантий недопущения глобальной и локальных военных катастроф отодвинул на задний план необходимость системного учета в Концепции коллективной безопасности всего разнообразия безопасностных факторов: цивилизационного, политического, экономического, социального, оборонного, информационного, культурного и т. д. Эти объективные трудности в определенной мере ограничили видение дальних горизонтов развития, а также долгосрочных перспектив построения будущей ОДКБ.(3)

Через десять лет после подписания Договора в 2002 году - при создании Организации ДКБ путем трансформации пакта о коллективной самообороне в международную региональную организацию (4) - основной целью все еще оставалось коллективное обеспечение военной безопасности. С 2005-2006 годов стала проявляться тенденция трансформирования ОДКБ в многофункциональную организацию, нацеленную на обеспечение коллективной безопасности путем сотрудничества не только в военной, но и в других областях, в том числе - на противодействие комбинированным симметричным и асимметричным угрозам (5), современным инструментом которого являются созданные в 2009 году КСОР (6).

В последние годы становилось все более очевидным, что для перехода к комплексной модели безопасности, охватывающей все важные сферы обеспечения жизнедеятельности государств-членов и соответствующей самым современным мировым стандартам, необходимы переоценка и концептуальный пересмотр подходов к прогрессивному развитию данной системы. Совет коллективной безопасности и Секретариат ОДКБ стали больше внимания уделять стратегическим перспективам обновления Организации. Во главу угла поиска ныне все больше ставится стратегический прагматизм, исходным ориентиром которого может стать выгодное для всех участников модернизации системно обновленное видение безопасностной архитектуры ОДКБ, исключающее инерцию блокового мышления, а также паллиативость решений по интеграции Организации в систему глобальной безопасности.

Вместе с тем очевидно, что вовлекаясь в процессы конструктивного сотрудничества с ООН, европейскими безопасностными структурами, СНГ, ШОС, ЕврАзЭС, а также создавая собственные миротворческие силы и КСОР, ОДКБ уже перешагнула через порог глобальной системы безопасности.(7) Она по сути вступила на путь эффективного участия в формировании этой новой безопасностной архитектуры. Свидетельством служат развертывающееся сотрудничество Организации с ООН и документы, принятые Главами государств на Совете коллективной безопасности ОДКБ 10 декабря 2010 года, которые предопределили главные ориентиры развития системы коллективной безопасности. Решением же "О мерах по подготовке стратегических и концептуальных документов по совершенствованию и развитию системы коллективной безопасности ОДКБ" поставлена конкретная задача разработки соответствующих документов: Стратегии коллективной безопасности, новой Концепции развития системы коллективной безопасности, а также Системы стратегического и оперативного планирования (8).

Под влиянием современных реалий одной из ключевых для обновления нашей безопасностной Организации становится проблема осмысления современной практики обеспечения коллективной безопасности и более гибкого толкования принципа консенсуса. Действующий в ОДКБ, как и в большинстве других международных организаций принцип принятия решений (кроме процедурных) на основе консенсуса - безальтернативного общего согласия (9) - связан с фундаментальными основами политики и права, базирующимися на принципах суверенитета и равноправия государств-членов данной организации. Государствам, создающим организацию коллективной безопасности, необходима гарантия обеспечения их равноправного участия в принятии жизненно важных решений с целью реализации собственных безопасностных интересов. Суверенные государства, вступающие в систему коллективной безопасности и добровольно отказывающиеся от определенной части своих суверенных прав, рассчитывают на то, что смогут компенсировать данные потери посредством обеспечения своей безопасности на более высоком уровне - за счет синергического объединения усилий всех государств-членов организации. При этом не следует исключать возможности возникновения таких ситуаций, когда мнение меньшинства, не совпадающее с позицией большинства членов, может войти в противоречие с жизненно важными или стратегическими интересами не только этого большинства, но и организации в целом. Нам известны подобные примеры как из опыта НАТО, так и нашей организации. В НАТО, имеющей солидный опыт построения и обеспечения деятельности системы коллективной безопасности, с учетом вынесенных уроков, уже предполагается возможность разработки и внедрения таких механизмов принятия решений, которые бы обеспечивали проявление "коалиционной воли" части государств-членов в рамках международного права и в соответствии с миссией, целями и задачами Альянса. Следует отметить, что элементы принятия решений в подобном редуцированном формате в определенной мере уже апробированы на практике коалиционного сотрудничества государств НАТО.

В случае ОДКБ можно констатировать, что принятие решений "в усеченном формате" является действенным инструментом для преодоления патовых ситуаций в таких случаях, когда меньшинство не желает принимать участия в определенных коалиционных действиях, однако не против их реализации. Дополнительным универсальным исходным ресурсом для разработки и осуществления принципа "коалиционной воли" может стать один из системообразующих в ОДКБ принцип регионального построения системы коллективной безопасности. Этот принцип, в дополнение к принципу консенсуса, дает возможность угибчать принятие решений в отношении отдельных регионов коллективной безопасности.

Очень важным представляется точное определение роли, места и предназначения военного компонента в системе обеспечения коллективной безопасности. Несмотря на трансформацию под воздействием изменений параметров безопасностной среды, а иногда и частичную замену другими составляющими, военный компонент продолжает сохранять свое важное значение, оставаясь системообразующим в условиях доминирования политического фактора. Поэтому при решении вопроса обновления миссии, целей, приоритетов и задач нашей Организации определение параметров модернизации военной составляющей системы безопасности необходимо производить исключительно взвешенно, с параллельным обеспечением потенциальной ресурсной базы для его гарантированного наращивания до необходимого уровня при критическом изменении баланса вызовов и угроз.

Таким образом, для обеспечения перехода к более эффективной комбинированной системе коллективной безопасности ОДКБ возникает необходимость разработки и принятия такой новой стратегической концепции, в которой бы учитывалось доминирование понимания неделимости многофункциональной безопасности и безальтернативности ее обеспечения путем международного сотрудничества. Такой подход, в нашем понимании, нацелен на поиск взаимовыгодных решений для всех государств-членов ОДКБ, а также других партнеров из сообщества субъектов глобальной безопасности.

Обеспечение надлежащего уровня достаточной коллективной безопасности предполагает изыскание ответов на вопросы, касающиеся главных параметров и условий ее интеграции в глобальную систему безопасности. Речь идет о совместимости ОДКБ с сообществом субъектов международной безопасности с точки зрения ценностных предпочтений, жизненно важных и стратегических принципов, миссий, целей, интересов и приоритетов коллективной безопасности, места, значения и роли политического, военного и других компонентов, структуры и функций Организации. В связи с этим особо важное значение приобретает оптимальное определение содержания, пропорций и взаимоотношений между этими составляющими - в обновляемой архитектуре коллективной безопасности ОДКБ.

Между тем для продвижения этой интеграции необходимо решать задачу выстраивания новых отношений с НАТО - более опытным актором, имеющим свою устоявшуюся ключевую роль в системе глобальной безопасности и базирующимся на общем для обеих организаций коллективной безопасности евразийском пространстве. (10) Следует отметить ряд инициатив ОДКБ, нацеленных на установление сотрудничества с НАТО. Однако Североатлантический альянс в данном вопросе проявляет определенную настороженность и при решении приоритетных для себя задач по обеспечению безопасности в зоне ответственности ОДКБ как части общего евразийского безопасностного пространства пока предпочитает сотрудничество в двустороннем формате НАТО-государство партнер по формуле "28 + 1" (11). При этом, в новой стратегической концепции Альянса особое значение придается продвижению сотрудничества в рамках Совета "Россия-НАТО".

Активизация этого Совета в свете решений Лиссабонского саммита Североатлантического Альянса может стать вполне реальным исходным плацдармом для обсуждения и апробации вариантов сотрудничества между ОДКБ и НАТО. Ведь не секрет, что роль и потенциал России для ОДКБ являются стержневыми. И умелое использование данного обстоятельства может способствовать генерации продуктивного сотрудничества также на уровне организаций. Несмотря на существование мнений противоположной направленности, характеризующихся инерционностью мышления, конспирологическими стереотипами и скепсисом, тормозящими процесс наращивания доверия друг к другу, следует замечать и поддерживать подвижки в перезагрузке диалога и сотрудничества в индивидуальных и коллективных форматах как "Россия - НАТО", так и "США - ОДКБ" и "НАТО - ОДКБ".

Мое участие в Программе "Безопасность: США-Россия" Школы государствоведения Гарвардского университета (12) в 2010 году выявило профессиональный интерес американских экспертов в области стратегических исследований к поиску путей обогащения перезагрузки американо-российского сотрудничества - взаимодействием США с ОДКБ. В этом плане в качестве возможной стартовой сферы американских аналитиков привлекала программа "Канал", известная своим успешным опытом антинаркотической борьбы ОДКБ на среднеазиатских перекрестках наркотрафика между Афганистаном и Евразией. В данном контексте Гарвардского академического диалога по-инновационному звучали прагматичные размышления ученых о гипотетической возможности сотрудничества ОДКБ с США в формате "ОДКБ-США", или "7 + 1", соразмерного параллельному партнерству в формате "НАТО-Россия", или "28 + 1".

Обобщая прошлогодний Гарвардский стратегический интеллектуальный диалог США-Россия, представлявший "умную силу" ее сторон, я, как единственный участник из третьей дружественной страны, могу свидетельствовать, что по мнению моих коллег интересы глобальной безопасности в современном турбулентно развивающемся мире в своей стратегической перспективе не исключают также перезагрузку отношений между Россией и НАТО, США и ОДКБ, а также НАТО и ОДКБ в пользу сотрудничества и интеграции. Подобный подход отражает возможности сближения этих субъектов глобальной и региональной безопасности под влиянием стратегии перезагрузки американо-российских взаимоотношений, а также расширения академического поиска путей взаимовлияния и взаимообогащения стратегических концепций их развития. С учетом данного посыла, успешность разработки новой стратегической концепции коллективной безопасности ОДКБ в значительной мере будет определяться системностью использования передовых эффективных методологий науки о безопасности, апробированных интенсивно модернизирующимися ОДКБ и НАТО, в том числе их членами - Россией, США, а также их союзниками и партнерами12.

Важно то, что Совет и Секретариат ОДКБ нацелены организовать процесс разработки проекта новой стратегической концепции нашей Организации на базе синтеза новейших теоретико-методологических и научно-прикладных достижений современной политологии безопасности. В этой связи представляется полезным опыт разработки проекта Стратегии национальной безопасности Республики Армения при научной координации Института национальных стратегических исследований Министерства обороны Республики в тесном сотрудничестве с ведущими безопасностно-политологическими центрами Москвы, Вашингтона и Брюсселя. И наш Институт готов внести свою лепту в разработку новой стратегической концепции нашей Организации Договора о коллективной безопасности.

Ссылки

1. Договор о коллективной безопасности. Совершено в г. Ташкенте 15 мая 1992 года в одном подлинном экземпляре на русском языке. МОЦИП ОДКБ, Армения: - http://www.odkb-armenia.am/doc03.php.

2. "Manfred Wörner: NATO Visionary" by Ryan C. Hendrickson assessing the legacy of Manfred Wörner, NATO's seventh Secretary General, ten years after his death, NATO Review, 2004: - http://www.nato.int/docu/review/2004/issue3/english/history.html.

Андрей Кокошин, "Реальный суверенитет в современной мирополитической системе". Издание 3-е, расширенное и дополненное, М, Издательство "Европа", 2006: - http://pravo33.wordpress.com/2010/08/17/%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D1%88%D0%B8%D0%BD-%D1%80%D0%B5%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%81%D1%83%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82-%D0%B2-%D1%81%D0%BE%D0%B2%D1%80/.

3. Основы военной политики Республики Армения (военно-политический аспект национальной безопасности). Ер., 1992. См.: Г. Котанджян, Этнополитология конфликта. Основы военной политики и национальной безопасности Армении. Ер., ИНСИ МО РА, 2010, с.с.

4. УСТАВ ОРГАНИЗАЦИИ ДОГОВОРА О КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. Совершено в городе Кишиневе "7" октября 2002 года в одном подлинном экземпляре на русском языке. МОЦИП ОДКБ, Армения: - http://www.odkb-armenia.am/doc01.php

СОГЛАШЕНИЕ О ПРАВОВОМ СТАТУСЕ ОРГАНИЗАЦИИ ДОГОВОРА О КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ. Совершено в городе Кишиневе "7" октября 2002 года в одном подлинном экземпляре на русском языке. МОЦИП ОДКБ, Армения: - http://www.odkb-armenia.am/doc02.php

5. Декларация государств-членов Организации Договора о коллективной безопасности о дальнейшем совершенствовании и повышении эффективности деятельности Организации. 2006 23 июня (г. Минск, СКБ) год: - http://www.odkb-armenia.am/doc10.php

6. Процесс создания КСОР ОДКБ осуществляется - Назарбаев, МОСКВА, 14 июн - РИА Новости: -http://www.rian.ru/politics/20090614/174328972.html

7. Выступление Генерального секретаря Организации Договора о коллективной безопасности Н.Н.Бордюжи на заседании СБ ООН по тематике взаимодействия ООН и региональных организаций в поддержании международного мира и безопасности (13 января 2010 года, Нью-Йорк). ООН, Заявления:- http://www.un.int/russia/new/MainRootrus/Statements/security%20council/2010/Statement130110ru.htm

8. В Москве проходит встреча глав государств-членов ОДКБ, МОСКВА. 10 декабря, www.zakon.kz: - http://www.zakon.kz/192814-v-moskve-prokhodit-vstrecha-glav.html

9. Принятие решений на основе консенсуса в НАТО. Основополагающий принцип. Официальный сайт НАТО: - http://www.nato.int/cps/ru/SID-38F8456C-10657459/natolive/topics_49178.htm

10. "О ПЕРСПЕКТИВАХ РАЗВИТИЯ ОТНОШЕНИЙ РОССИИ И НАТО". Под общей редакцией И.Юргенса и С. Кулика, Коллектив авторов: Е. Бужинский, С. Кулик, А. Никитин, Т. Пархалина, М. Энтин, И. Юргенс, Институт современного развития, Октябрь 2010: - http://www.riocenter.ru/files/MiniBook_NATO.pdf

11. Г. Котанджян. "К вопросу о перспективе диалога НАТО-ОДКБ", ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ СЕТЬ "КРЕМЛЬ. ORG", 27 сентября 2005: - http://www.kreml.org/opinions/98314439?mode=print

12. U.S. and Russian Military Officers Form Bonds at HKS Executive Education Program, March 29, 2010, by Doug Gavel: - Harvard Kennedy School of Government: - http://www.hks.harvard.edu/news-events/news/articles/u.s.-russia-security-program-march-2010; Dr. Joseph Nye on Smart Power, July 3, 2008, Harvard Kennedy School of Government: - http://www.hks.harvard.edu/news-events/publications/insight/international/joseph-nye; What is Hillary Clinton's 'smart power'? From Times Online, January 13, 2009: - http://www.timesonline.co.uk/tol/news/world/us_and_americas/article5511343.ece

Стратегия Национальной безопасности Армении и методология ее разработки: интервью советника министра обороны Армении, Интеллектуальная Россия: - http://www.intelros.org/armenia/snb_armen.htm; Dr. H. Kotanjian, Developing Armenian National Security Strategy in the Context of Regional Security Architecture of the South Caucasus. Washington, INSS-SNSEE: NDU, 2004-2005; Назрела необходимость разработки новой Стратегии коллективной безопасности ОДКБ - Гайк Котанджян, Научно-практическая конференция ОДКБ, декабрь 2010, Москва, Совет Федерации, VOSKANAPAT. INFO: -http://voskanapat.info/blog/nazrela_neobkhodimost_razrabotki_novoj_strategii_kollektivnoj_bezopasnosti_odkb_gajk_kotandzhjan/2010-12-24-3417

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.