Для России вопрос Армении является вопросом присутствия в Закавказье: эксперт

Москва, 19 мая 2011, 16:34 — REGNUM  В последнее время напряженность на линии соприкосновения в зоне нагорно-карабахского конфликта возросла во многом из-за активизации так называемой "снайперской войны". Некоторые специалисты считают, что участившиеся нарушения режима перемирия со стороны Азербайджана с учетом параллельного наращивания военного бюджета этой страны может, наконец, возобновить открытый военный конфликт. В то же время нельзя назвать ситуацию спокойной и на Северном Кавказе, где, по мнению специалистов, политика бесконечного вкачивания денег центром не оправдывает себя и нуждается в пересмотре. Об этих и других вопросах с ИА REGNUM поговорил российский политолог Андрей Епифанцев.

ИА REGNUM: Много говорится о возможности изменения статуса-кво в карабахской ситуации. Как вы считайте, удастся ли это сделать и, если да, то каким образом?

В ближайшее время изменения ситуации не будет. Скорее всего, замороженная стадия может продлиться еще на 10-15 лет, просто потому, что сейчас в регионе нет сил, которые смогут резко тянуть одеяло на свою сторону. При этом не исключены некие перемены в текущей ситуации, если в регионе будут происходить какие-то очень мощные катаклизмы, коим может явиться война с Ираном.

ИА REGNUM: В регионе реализуются различные экономические проекты - строительство газопроводов, нефтепроводов. Как это действует на ситуацию?

Мне кажется, в настоящий момент важным экономическим трендом является увеличение разницы в размерах экономик Армении и Азербайджана. Эта разница действительно увеличивается быстрыми темпами, и она применяется также к военному бюджету. Сейчас в печати выходят различные статистики, согласно которым примерно через 8-9 лет разница в бюджетах Азербайджана и Армении будет десятикратной. Это уже разница очень больших размеров и в такой ситуации я совершенно не исключаю, что у неких горячих голов в Азербайджане возникнет идея решить конфликт военным путем, имея за собой поддержку Турции. Этому может способствовать то обстоятельство, если усилится давление США на Иран и начнется война между ними. В такой ситуации Армения вообще окажется в полной изоляции, так как иранская граница будет перекрыта. И тогда теперешний статус-кво может измениться, и противостояние может вылиться в горячую фазу.

ИА REGNUM: Какой будет реакция сверхдержав в этот кризисный момент, или они не смогут существенно повлиять на ситуацию при возобновлении военных действий?

Позицию внешних игроков очень сложно будет просчитать. Единственное, что можно будет сказать это то, что все - Европа, Россия, США - хотят урегулировать конфликт, но вопрос в том, что все они видят урегулирование по-разному. Пути, которые они видят, разные, и нет единого подхода к проблеме.

В плане Азербайджана нужно понимать, что фактор трубы является как его силой, так и слабостью. Сила в том плане, что Азербайджан наращивает свою экономическую мощь, а с другой стороны большие игроки не дадут ему развить большой конфликт, так как в противном случает поставки энергоносителей прекратятся на довольно длительное время. Что касается России, то в обозримой перспективе не видно, чтобы она могла изменить свой подход к Армении. Для России вопрос Армении является вопросом присутствия в Закавказье.

ИА REGNUM: Вы специалист по Северному Кавказу. Как оцениваете политику Москвы в этом регионе?

Политика России на Северном Кавказе характеризуется несколькими факторами. Самый главный из них - у нас выстроилась система, когда Кремль опирается на элиты и платит довольно большие траншы, особо не контролируя их использование. По сути, это - некая дань элитам Северного Кавказа и некое завуалированное разрешение присваивать эти деньги, так как если эти элиты не будут воровать, то они будут воевать. Так лучше их таким образом покупать, чем воевать на Северном Кавказе. На самом деле, это ведет к огромным социальным конфликтам, так как мы видим, что эти элиты коррумпированы и очень закрыты. В некоторых республиках они уже практически полностью оторвались от народа, что ведет к большому социальному протесту, и это одна из очень сильных причин, почему народ идет в экстремистские исламские течения. Во многом современный терроризм на Северном Кавказе связан с этим.

Здесь также нужно четко понимать, что для Кремля изменение этой политики сейчас не выгодно. Кремль во многом сам стал заложником этой ситуации, так как указанные элиты уже выстроены в структуру государственной власти и изменение политики приведет к значительному углублению конфликтного потенциала на Кавказе.

У Кремля на носу два очень важных выборов и Олимпиада в Сочи. Сейчас правящий класс этого допустить абсолютно не может, и поэтому политика бесконтрольного накачивания деньгами будет продолжаться.

С другой стороны, нельзя не заметить также позитивные перемены, кои обеспечивает экономическая стратегия Александра Хлопонина, которая направлена на то, чтобы выделить наиболее приоритетные пути развития в каждом из конкретных регионов - будь то освоение каспийского шельфа, туристические кластеры, обрабатывающие предприятия и целенаправленный контроль за этими средствами. Вот в этом отношении Хлопонин ведет довольно большую работу. Однако, здесь нужно понимать, что экономика не является единственной проблемой России на Северном Кавказе и решение только экономических проблем не приведет к выходу из ситуации. Дело в том, что реформы должны идти параллельно с изменениями в социальной сфере, межнациональных отношениях и улучшением гражданского общества, но, к сожалению, сейчас этого не видно.

ИА REGNUM: Какие конкретно шаги нужно предпринять?

Здесь есть некая дилемма. Дилемма очень опасная, и она заключается в том, что если придти к реальным изменениям в социальной сфере, нужно сделать шаги, которые будут идти в противовес нынешней системе российского управления Кавказом. Здесь нужно будет отходить от политики назначения губернаторов, переходить к их выборам, нужно будет строить реальную оппозицию, которая у нас в России не существует, нужно бороться с клановостью и коррупцией. В России все говорят о борьбе с коррупцией, но в реальности за год ни одного крупного коррупционного дела. Причем все же знают, кто является вором, у кого самый большой дом при зарплате $500, но ни одного крупного судебного процесса по коррупции не происходит. И это как раз является одним из элементов того, что лучше лидерам стран Северного Кавказа дать деньги, и пусть они и себе строят дома, чем с ними воевать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.