Эксперт: Вступление России, Казахстана и Белоруссии в ВТО лишает смысла Таможенный союз

Москва, 19 мая 2011, 12:25 — REGNUM  Проблема с внешним долгом Казахстана вполне решаема, особенно если цены на нефть будут держаться на высоком уровне и дальше. Конечно, никто не отменяет того, что казахстанский долг все равно внушительный, но выплатить его при правильном подходе не составит большого труда - считает директор Центра макроэкономических исследований Олжас Кудайбергенов. Также, по его мнению, нынешний вал распродаж частных компаний, о котором говорит оппозиция, связан с тем, что сейчас эти активы лучше продать по высокой цене, чтобы потом выкупить по меньшей.

ИА REGNUM: Член экспертно-аналитического совета Государственной Думы РФ Иннокентий Адясов на днях задался вопросом - возможен ли суверенный дефолт Казахстана? В качестве одного из аргументов он сопоставил данные о валовом внешнем долге с объемом ВВП. Получилось, совокупный размер внешнего долга страны приближается к 100 процентам ВВП, что во всем мире считается весьма тревожным показателем. С другой стороны, Казахстан довольно долго - не менее полугода балансирует на этой тонкой грани. Как оцениваете ситуацию вы?

Внешний долг Казахстана по состоянию на конец 2010 года составил $119,2 млрд. Сумма достаточно большая на первый взгляд, но если вычесть межфирменную задолженность - она составляет $53,2 млрд., то остается $67 млрд. Из данной суммы за следующие 2 года надо отдать $22,5 млрд., в том числе $13,8 млрд. в текущем году и $8,7 млрд. в следующем году. Надо отметить, что из всей суммы внешнего долга государство должно только $4 млрд., самые крупные должники - это банки, которые должны около $20 млрд. Остальное - долги частного сектора. Поэтому, учитывая резервы Казахстана, включая активы Нацфонда, их размер составляет $72 млрд., то проблема с внешним долгом Казахстана вполне решаема, особенно если цены на нефть будут держаться на высоком уровне и дальше. Конечно, никто не отменяет того, что наш долг все равно внушительный, но выплатить его при правильном подходе не составит большого труда.

ИА REGNUM: Что можно сказать о Программе посткризисного восстановления (оздоровления конкурентоспособных предприятий), утвержденной правительством в марте 2011 года? Как вы считаете, чиновники в полной мере осознали зависимость финансового здоровья предприятий реального сектора экономики и банковского сектора?

Программа хорошая, в ней предложены практически все инструменты: от налоговых преференций, субсидирования ставки до списания части основного долга. Однако в ней есть ряд минусов. Во-первых, общая сумма поддержки за 5 лет составит в пределах 80-145 млрд. тенге, или 16-30 млрд. тенге ежегодно, что в принципе мало для экономики, и даже для 50 компаний, которых предполагается спасти. Думаю, впоследствии придется увеличить как сумму, так и число компаний, подлежащих программе. Во-вторых, получение государственной помощи обязательно влечет проверку использования этих средств, чего практически никто не хочет. Конечно, проверка в любом случае должна быть, но она должна предполагать только проверку целевого использования выделенных средств, а не полную проверку предприятия.

В целом, думаю, ситуация намного облегчилась бы, если бы государство объявило бы какую-нибудь долгосрочную программу, предполагающую масштабные вливания от государства. Ею могла бы стать жилищная программа на следующие 20 лет. Бизнесу всегда надо очертить горизонты планирования и список возможностей. И конечно, желательно, чтобы Национальный банк наконец создал систему "длинных и дешевых" денег, без чего инвестиционная составляющая экономики всегда будет оставлять желать лучшего.

ИА REGNUM: Что вы можете сказать о народном IPO - программе продажи акций национальных компаний простому населению? Каков инвестиционный потенциал этой идеи в условиях Казахстана?

О масштабах IPO трудно говорить. Думаю, лучше дождаться официальных новостей, но в целом я думаю, программа откроет возможности для 5-10 тысяч граждан, у которых есть возможность покупать акции, не сокращая при этом свой обычный бюджет. У остальных людей есть просто другие заботы, более насущные, более реальные. Простым гражданам, к которым отношусь в том числе я сам, я бы не советовал в принципе играть на акциях, и тем более не лезть в полуимиджевые покупки - например, "хотя бы одну акцию Казмунайгаза". Думаю, жизнь предоставит им более реальные возможности для повышения своей квалификации и роста своих доходов.

ИА REGNUM: Какую оценку можно дать грядущему увеличению доли Glencore International AG в "Казцинке"? Вопрос можно поставить шире: оппозиционные СМИ на днях выдвинули версию, что вал распродаж национальных активов тесно связан с желанием элиты снизить политические риски, обменяв активы на наличные деньги. По сути, элита хочет снизить свою зависимость от запада, активно уходя в юань и опираясь при этом на ресурс Таможенного союза. Как вы считаете, состоятельны ли эти версии - и к чему может привести подобная тактика?

Во-первых, если под национальными активами подразумевается госимущество, то все доходы от продажи пойдут в госбюджет, а потому смысл версии теряется. Если же под национальными активами подразумевается еще и собственность частных компаний, то здесь версии могут быть разными. Вплоть до такой: сейчас эти активы лучше продать по высокой цене, чтобы потом выкупить по меньшей. Такие возможности были четко видны во время первой волны кризиса. Что касается Таможенного союза - то его значение слишком политизируется. Он не обладает какими-либо политическими ресурсами, что особенно ярко проявится, когда все страны ТС вступят в ВТО.

ИА REGNUM: Насколько мощными, на ваш взгляд, будут процессы перераспределения бизнеса после открытия таможни? Уже сейчас специалисты констатируют отток российских компаний в Казахстан, где они активно регистрируются. Можно ли сказать, что российский бизнес придет в Казахстан и начнет здесь торговые войны, выдавливая казахстанских бизнесменов?

Здесь надо понимать разницу. Российский бизнес никогда не переедет в Казахстан, наоборот, он постарается быть ближе к своим рынкам сбыта, а здесь он постарается открыть разве что дочерние подразделения с целью налоговой оптимизации, либо выкупит активы, чтобы вести бизнес используя местные активы, что фактически будет означать "выдавливание". Но каких-либо масштабных инвестиций в открытие чего-то нового я лично не жду.

ИА REGNUM: Министр нефти и газа Сауат Мынбаев обещает удерживать стоимость бензина в целом на 10 процентов ниже, чем в России. Как это возможно в условиях Таможенного союза, который начнет свою работу через несколько месяцев? Кроме того, казахстанский рынок ГСМ испытывает очень сильную зависимость от российского - из этого никто не делает секрета - а значит, стоимость ГСМ все равно будет корректироваться?

Таможенный союз работает уже с 1 июля прошлого года, а в этом году просто отменят внутренние таможенные границы и соответственно оформление. Что касается ГСМ, то здесь можно удерживать цены на более низком уровне. Конечно, границы уберут и проконтролировать цены напрямую будет невозможно, но можно просто ввести запрет на продажу ГСМ российским компаниям и физическим лицам, за исключением списка и объема, одобренного правительством.

ИА REGNUM: Как вы оцениваете дискуссию о вступлении Украины и Киргизии в Таможенный союз? Какой позиции придерживаетесь по этим вопросам?

Честно говоря, в этих вопросах нет экономического смысла. Зачем Украине и Киргизии вступать в ТС, если они уже вступили в ВТО, и более того, скоро Россия и Казахстан тоже должны вступить в эту организацию? С учетом ВТО не было смысла даже в создании ТС, ибо если все страны ТС вступят в ВТО, то создание локальной организации нелогично.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.