Казахская элита: после нас хоть ислам! Казахстан за неделю

Москва, 10 мая 2011, 11:13 — REGNUM  

Первомай и последовавшая следом праздничная неделя в Казахстане выдались непростыми. Сначала - на окраине Алма-Аты около полутора тысяч человек пытались самовольно захватить земли, находящиеся в частной собственности. Толпа двое суток противостояла полицейским. Любопытная деталь: социальные лозунги собравшихся тесно переплетались с националистскими. Следом - прорвало на западе страны: в Атырауской области жители поселка Доссор, недовольные действиями компании "Тенгизшевройл" перекрыли на несколько часов железную дорогу. Формально - поводом для протеста стало недовольство работой мини-завода по переработке серы - люди уже давно обращали внимание на пыль с серной примесью, однако чиновники услышали народные массы только после громкой акции.

Социальные протесты в республике уже давно перестали быть чем-то из ряда вон: слишком много в республике за последние годы появилось протестных групп - это дольшики, ипотечники, борцы за справедливость судов, пенсионеры. Да и власти все это время слишком легкомысленно относились к обществу и его проблемам. Вопросы земельного законодательства, массовый переезд сельского населения в города, повсеместное нежелание чиновников исполнять законы, а также другие проблемы, среди которых не последней является сфера межэтнического взаимодействия - этот клубок противоречий нарастает, обзаводясь на каждом витке все новыми нитями, из-за которых докопаться до сути событий все сложнее. И дело не только в социальных неурядицах - в конце концов, первомайские акции протеста случились в двух едва ли не самых благополучных регионах страны. Алма-Ата - по факту единственный город с зачатками среднего класса и колоссальной в масштабах Казахстана налоговой базой. Атырау (бывший Гурьев - ИА REGNUM) - и вовсе считается кормильцем всей страны, по праву нося звание нефтяной столицы. Это вам не депрессивные регионы, но здесь, тем не менее, протест горит ярче всего.

В процессах, происходящих на окраинах двух неформальных столиц, можно найти массу закономерностей. Да, это тема для большого исследования. Но самые важные причины, побуждающие людей выходить с политическими протестами на улицы городов - лежат на поверхности: это совершенно неконтролируемая внутренняя миграция и полное отсутствие механизма вовлеченности приезжих в социальную инфраструктуру. Иногородние массы, образующие в отдаленных микрорайонах подобие бразильских фавел, обречены годами вариться в собственном соку - и это в равной мере справедливо, как для Алма-Аты, так и для Атырау (если абстрагироваться от темы последней акции протеста). Но главное, что надо отметить - эта среда, крайне восприимчивая к радикальным идеям, постепенно сращивается с радикальными националистами. Это в меньшей степени касается Атырау, однако и в нефтяной столице спальные районы представляют собой взрывоопасную массу.

Впрочем, в алма-атинских выступлениях можно найти и моменты, которые имеют позитивную окраску: в частности, окончание протестной акции совпало с началом рабочей недели. Это означает, что большинство выступавших едва ли можно назвать "идейными" - люди, выплеснув пар на стражей правопорядка, все-таки не рискнули пожертвовать рабочими местами. Однако этот, безусловно, позитивный момент легко разворачивается на 180 градусов при любых проявлениях и тем более, нарастании кризисных явлений в экономике. Прогнозы СМИ на этот счет, кстати, неутешительны: по мнению аналитиков разной номенклатуры, нынешнее правительство сохранило свои посты после президентских выборов только по одной причине: этим министрам отведена роль мальчиков для битья. Почти все главы ключевых ведомств будут вынуждены отчитываться о росте - цен на бензин, коммунальных тарифов и стоимости продуктов. Это, впрочем, не означает обязательных выступлений по схеме первомайских. Но ведь не без оснований же президентские выборы в Казахстане были досрочными?

"От самозахвата земли до самозахвата власти недалеко..."

Больше других о попытке самозахвата земель пишет газета "Время" - издание посвятило Первомаю репортаж, из которого становится ясен хотя бы масштаб произошедшего: три волны выступлений за двое суток полицейские остановили жесткими мерами. Непонятно только одно - кто сумел организовать агрессивно настроенных людей? Впрочем, ответа на этот вопрос не дает ни одно издание. "Очередную попытку массового самозахвата земли в Алматинской области пресекли власти в минувшие выходные: по разным оценкам, 1-2 мая от 300 до 1500 человек пытались самовольно поделить между собой участок земли площадью 74 гектара. Рано утром 1 мая около 300 человек стали делить участок, расположенный напротив микрорайона "Думан-2". Жители не отрицают, что они пытались самовольно захватить землю. Однако, по их словам, были уверены, что земля никому не принадлежит. - Здесь уже много лет - пустырь, - говорят люди. - Если бы у земли был хозяин, он бы, наверное, ее возделывал или что-то строил?

По словам начальника Талгарского РУВД Ильяса Койшибаева, который все время находился на месте событий, самозахватчики за два праздничных дня совершили три попытки заселиться на чужую территорию. - Приезжие из Райымбекского района и из-за пределов области, временно проживают на территории Алматы в микрорайоне "Думан", незаконно захватили землю, относящуюся к Талгарскому району, - говорит г-н Койшибаев. - Эта земля принадлежит частным лицам. От них и поступило первое сообщение о самозахвате. Первоначально около 300-400 человек забили в землю колышки и начали делить участки. Причем половина из них находились в нетрезвом состоянии... 2 мая ближе к обеду самозахватчики вновь активизировались. К этому времени силовики огородили участок железным забором и выставили по периметру собровцев. Кстати, сотрудники прокуратуры Медеуского района, когда мы попросили их прокомментировать ситуацию, заявили, что идут учения. Полицейские между тем снова начали хватать и запихивать людей в микроавтобусы. Вообще, по словам жителей, полицейские действовали очень жестко - хватали всех без разбору, таскали по земле, избивали. - Я уже 15 лет живу на съемной квартире в "Думане", - говорит Саркыт Мусапирова, показывая нам забинтованную голову и гематомы на руках. - Муж у меня умер, я одна воспитываю пятерых детей, из которых двое - маленькие, три и пять лет. Я вместе с другими жителями хотела взять участок земли на пустыре. Но на нас налетели полицейские, стали бить меня дубинкой по голове и рукам. Потекла кровь, я ничего не видела, упала. Вызвали "скорую". Меня отвезли в областную больницу, где врачи наложили 6 швов на голову. Но не госпитализировали - сказали, мест нет.

После обеда напротив участка раздора собралось уже несколько сотен человек. Они требовали отпустить всех задержанных и немедленно решить их жилищные проблемы. Обстановка постепенно накалялась, и в какой-то момент протестующие попытались перекрыть Талгарскую трассу и стали закидывать полицейских булыжниками. Но силовики быстро разогнали толпу и задержали еще несколько человек. К тому времени в "Думан-2" прибыли правозащитники, представители политических партий и общественных объединений. Они немного разрядили обстановку, проведя переговоры с властями. В итоге было решено, что 11 мая жители встретятся с руководством акимата Алматинской области. Чиновники будут рассматривать вопрос о выделении им свободных земель из госрезерва".

"Новая газета - Казахстан" констатирует: это уже не первый случай попытки незаконного захвата земель в стране (в 2006 году - аналогичные события случились в поселках Шанырак и Бакай Алма-Атинской области - ИА REGNUM), однако казахстанская власть не вынесла никаких выводов из предыдущих случаев. Также издание отмечает разлом по межэтническому признаку. "Но есть несколько уроков трагических событий в Шаныраке и Бакае пятилетней давности, которые, к сожалению, наша власть так и не усвоила. Первый. Почему в стране, где земли, при разумном распределении, хватит всем нуждающимся, до сих пор не создан цивилизованный механизм предоставления участков под строительство жилья?! Кстати, речь не только об Алма-Ате. Такие "мини-шаныраки" есть во всех городах и весях нашей необъятной родины. Там тоже, я не понаслышке знаю, зреют свои гроздья гнева. И там тоже может тряхануть. Второй. Буквально вчера наш премьер заявил на Астанинском экономическом форуме: "Мы очень тщательно следим за тем, что происходит на Ближнем Востоке и в странах Северной Африки. Основные уроки для нас - это: в первую очередь мы должны уделять больше внимания молодому поколению.... Это в любой другой стране, не богатой природными ресурсами, гражданам вряд ли можно рассчитывать на мощную социальную поддержку от своих правительств. Но у нас, где есть все финансовые возможности для широкого патернализма со стороны государства, где есть зияющая пропасть между богатыми мегаполисами и аулами, власть обязана думать об этом! Ибо именно ТАКОЕ расслоение общества и есть причина ТАКОГО рода самозахватов. А там от самозахвата земли до самозахвата власти недалеко... И вчерашние события могут оказаться только цветочками... Мне кажется, вопрос в другом: земля есть, а политической воли и желания поделиться со своими гражданами - нет! Как это сделано, например, в Объединенных Арабских Эмиратах, которые наши чиновники часто приводят в пример. Третий вопрос - силовой. Когда у нас местные власти научатся цивилизованно разговаривать со своим работодателем - народом?... Четвертый урок - это отсутствие анализа и прогнозирования непростых процессов, происходящих в среде так называемых внутренних мигрантов. Доверия к статистике в этой сфере нет, как нет и целостного видения проблемы. Все решается или декларативно и популистски (помните, было обещание власти одарить всех казахстанцев земельными участками?), или же исключительно силовыми устрашающими методами. Есть еще одна сторона проблемы: на своей страничке в Facebook я поделился некоторыми мыслями об этих событиях. И общественное мнение в оценке самозахвата сразу же разделилось на два полюса. Первый: это вакханалия, надо жестоко пресекать такие устремления! Второй: это правильно, если власть не хочет решать проблемы, то надо действовать самим, пусть даже и таким путем! Гляжу, потихоньку проблема начинает приобретать не только "аульско-городской", но и межнациональный характер. Вот где и может пройти тектонический разлом в общественном сознании, о котором должны всегда помнить умники из Акорды и Ассамблеи народа Казахстана!

О том, что организованные для самозахвата люди давали политическую оценку действиям властей, пишут авторы сайта радио "Азаттык" (Свобода - каз.). "Житель поселка Думан-1 Серахмет Ерденов этим событиям дает политическую оценку: - Я думаю, что государственная политика направлена против собственного народа. Еще дальше пошла в своих политических оценках жительница этого Жительница микрорайона Думан-1 Кагаз Нургожаева, которая подвергла критике уже самого президента Нурсултана Назарбаева: - Я думаю, что он захватил в свои руки все, что мог захватить. И своих дочерей он обеспечил. А выборы - это не выборы. Он уже давно сам себя избрал президентом".

Несколько строк посвящает попытке людей перекрыть железную дорогу в Атырауской области деловая газета "Курсив". "Жители поселка Доссор в Атырауской области перекрыли железную дорогу, из-за чего на два часа было приостановлено движение пассажирского поезда Мангистау - Атырау и одного грузового поезда на 1 час 20 мин. Причиной стало недовольство местных жителей действиями мини-завода по переработке серы, сообщает прокурор Атырауской транспортной прокуратуры Болат Калыков. По его словам, компания "Тенгизшевройл" отправила на станцию 16 вагонов серы. После возмущения жителей эти вагоны отогнали на станцию Макат. Калыков также сообщил, что будет проведена доследственная проверка, в ходе которой будут установлены зачинщики несанкционированного митинга, повлекшего остановку пассажирского и грузового поездов, после чего будет решаться вопрос о возбуждении административного или уголовного дел. В свою очередь, жители Доссора жалуются, что в процессе просеивания серы на данном заводе выделяется пыль, смешанная с мелкими кусочками серы, которая рассеивается по всей округе".

Примечательно, что аналитические издания страны тему социальных выступлений в подавляющем большинстве обошли, однако публикации, имеющие косвенное отношение к теме, позволяют продолжить ее обсуждение. Например, переводческий портал Inosmikz.org опубликовал материал, в котором отмечается: выходцы из Казахстана активно скупают недвижимость на Лазурном берегу. Этот факт позволяет взглянуть на социальные неурядицы Казахстана под несколько иным углом. "...К настоящему времени в недвижимость в престижных регионах и городах Западной Европы уже вложены солидные объемы капитала из Казахстана. Иначе в рассматриваемом случае просто никакого упоминания названия нашей страны не было бы. В пользующихся славой дорогих мест регионах и городах Запада только для того, чтобы начинать влиять на ситуацию на рынке недвижимости, надо пустить в ход немало денег. А чтобы послужить одной из ключевых причин настоящего бума на тамошнем рынке жилья - нужно их вложить очень и очень много. Причем не по казахстанским, а западным понятиям. Но это наших людей, видимо, не пугает. В одном только Лондоне сейчас, по циркулирующим в неформальном общественном мнении представлениям, проживает порядка пятидесяти тысяч выходцев из Казахстана. Там тоже активно приобретается недвижимость. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что Лондон слыл привлекательным для состоятельных людей из стран СНГ городом еще задолго до кризиса ликвидности".

Довольно интересный, хотя и несколько сумбурный материал печатает "Деловая неделя" в своей традиционной аналитической колонке Editorials. Издание рассматривает проблему формирования национальной идеи через призму религии и, походя, констатирует еще и недееспособность национальной элиты. "Идентификация в Казахстане не возникла не только по линии раздела на этноконфессиональные группы (что бы там ни говорили официально про "казахстанский патриотизм"), но и внутри этнического ядра нации - казахского народа. Многочисленные дискуссии по поводу роли религии (а также ее восприятия) показывают одно - в стране отсутствует не только оформленный образ, но даже примат идеи того, как, чем и зачем жить в Казахстане. "Официальная религия" казахов у многих представителей нашей нации вызывает если не страх, сравнимый с тем, что испытывают радетели "выживания белой расы", то сомнения, продиктованные прозападным менталитетом. Вот только с "оборотом" Европы есть ощущение, что такие взгляды - это покупка билета на ушедший поезд.

...Но религия - вовсе не единственный проблемный момент в определении нашим обществом, каждым его членом своего места, роли и восприятия действительности, хотя, может, и самый показательный. Да, нам удалось сохранить в населении (не в нации, а именно в человеческом поголовье, населяющем страну) веру в то, что так или иначе система работает - ходит транспорт, из крана будет бежать вода, в батареях будет тепло, а из лампочек - свет. Скажем, такой же уверенности у некоторых наших соседей как не было, так и нет, но достаточно ли того, что маховик машины под названием РК худо-бедно двигается? Способ, каким принимаются решения в стране, а также то, насколько при этом принимаются в расчет интересы граждан, показывает, что большая часть этих вращательных движений - это обороты на холостом ходу. Взять тот же Таможенный союз, в котором мы, вернее, наше руководство, считается апологетом. Сегодня наши власти просто констатируют, как последствия присоединения к нему конкретно ухудшают нашу жизнь, снижая ее уровень (за счет роста цен на бензин, к примеру), но так и не смогли проявить сколько-нибудь характера в отстаивании этого жизненно важного показателя. В итоге у нас кризис объявляется законченным по макроэкономическим показателям, которые, как известно, есть усреднение и вообще нефтедобыча, а у них там, в "загнивающей Америке" - по уровню доступности недвижимости для населения.

Оттого и понятно, почему у них слова "Yes, We Can", слоганы предвыборной программы Обамы, могут вызывать восторг и поддержку, а у нас даже самые цветистые лозунги вызывают в лучшем случае воспоминание о зубной боли. И это тоже часть самоидентификации - двоемыслительный процесс: показной навязываемый патриотизм на фоне повальной коррупции в госорганах. Ибо кроме того, что есть прозрачность, что могут арестовать, оштрафовать или уволить, какого-нибудь немецкого чиновника-политика, от коррупции остановит еще и мысль: "Мы, немцы, так не делаем". Наши же коллеги сформулировали наш аналог формулы мыслей элиты: "После нас хоть ислам!". Причем в самом, что ни на есть негативно-ироничном смысле этого святого слова".

"В случае резкого уменьшения численности русских в Казахстане, в геометрической прогрессии будет усугубляться размежевание казахов"

Огромный материал казахскоязычной газеты "Дат", посвященный вопросам трайбализма, появился на сайте "Алтын-Орда" (Золотая Орда - каз.), авторы которого занимаются переводами статей на русский язык. Появление такого рода размышлений в русскоязычном информационном поле - смело можно назвать очень громким событием: тема разделения казахского общества на жузы и рода в Казахстане считается табуированной, а для русскоязычного наблюдателя и вовсе опасной - слишком много копий сломано в ходе полемики по вопросам внутренней самоорганизации титульной нации. К этому можно добавить, что для интересующегося читателя даже внутри Казахстана - статья представляет собой самый настоящий экскурс в современное казахское общество. ИА REGNUM публикует самые яркие части этого материала.

"Сегодня уже факт, что жузовое и родовое разделение казахов, загнанное на задворки в период СССР, с обретением независимости только усилилось. Действие казахской пословицы "Yш казак, жиналса, жузге белiнедi - если встретятся три казаха, они начинают делиться на жузы", мы видим и ощущаем везде. И как бы власть ни делала вид, что этого не существует, данным феноменом пронизано все казахское население Казахстана. Уже не является секретом, что проводятся различные съезды отдельных родов, на которых создаются общественные фонды поддержки своих сородичей. В казахском социуме, как на военных самолетах и кораблях, действует система распознавания "свой" и "чужой".

Следствием стало нарушение более или менее соблюдавшегося в советский период жузового баланса. Трайбализм и непотизм стали неотъемлемой частью казахстанского общества, и в особенности это касается государственных органов. В результате чего руководство некоторыми государственными органами уже традиционно "закреплено" за представителями отдельных регионов и жузов. Особенно пассионарны (возможно, в силу своей численности) "южане", к которым традиционно относят жителей Алматинской, Жамбылской, Южно-Казахстанской и Кызылординской областей.

Однако приклеивать ярлык "южан" всем выходцам южных областей является неверным. На первый взгляд кажется, что по сравнению с другими регионами юг Казахстана более консолидирован. Но на самом деле он сильно подвержен внутреннему размежеванию. Как, впрочем, и другие регионы. Все "южане" демонстративно дистанцируются от шымкентцев, считая их чрезмерно активными. Сами шымкентцы завязли в противостоянии двух родов -дулат и конырат, или, как их называют, "ДТ" и "КТ". Как известно, род конырат, проживающий на территории Старшего жуза, относится к Среднему жузу. Можно сказать, что "Техас" (сленговое название Чимкента, иногда шире - Южно-Казахстанской области - ИА REGNUM) представляет собой южный вариант всего Казахстана, ибо там кроме упомянутых ДТ и КТ, значительно представлен Младший жуз в лице рода тама. Вместе с тем все "техасцы" за пределами своего региона, как франкоязычные и немецкоязычные швейцарцы, забывают о своих разногласиях и группируются в "южан". Алматинцы, кызылординцы и жамбылцы, каждые по отдельности называют себя настоящими хранителями казахских устоев и традиций во всем Казахстане. В Старшем жузе рода албан, суан, уйсун и некоторые другие обижены, что они не по-родственному обделены другими старшежузовцами в представительстве в государственных органах. Более того, самый многочисленный род албан сильно возмущен трагической судьбой двух своих видных сородичей Заманбека Нуркадилова и Алтынбека Сарсенбаева (оба были убиты - ИА REGNUM). Средний жуз не только самый многочисленный, но и занимает большую территорию: Север, Восток и Центральный Казахстан. В силу этого он менее консолидирован по сравнению со Старшим жузом. Из-за сложившегося исторически весомого присутствия русского населения в Костанайской, Акмолинской, Павлодарской и Восточно-Казахстанской областях в нем, по сравнению со Старшим жузом, относительно меньше проявляется межродовое разделение.

Если из крупных родов Среднего жуза аргыны занимают кресла руководителей, то самый многочисленный казахский род найман несоизмерим с его представленностью на властном Олимпе Казахстана. Этот фактор не может не вызывать их недовольство. Непропорционально численности также представлены во властных структурах кереи, уаки и кипчаки.

Младший жуз, особенно адайцы, на территории которого добываются нефть и газ, считает себя несправедливо обделенным и в распределении богатств, и в распределении должностей. Они "подозревают" Старший и Средний жузы в сговоре и узурпации власти. Хотя, надо сказать, что Младший жуз в лице актюбинцев достаточно широко представлен во властных структурах. Кроме того, следует также отметить, что сами младшежузовцы считают, что руководство в предприятиях нефтяной отрасли является их прерогативой, и всячески стараются не пускать туда чужаков. Средний жуз и Младший жуз также, как все "южане", по отдельности считают себя настоящими радетелями всего казахского".

"Усилилось не только меж-жузовое разделение, но и проявляются случаи явного антагонизма представителей одних родов к другим, как на бытовом уровне, так и на местах работы. Жузовой и родовой подход проник во все сферы, включая, на первый взгляд, нейтральные сферы, как, например, спорт. Обсуждение особенностей своего рода и его преимуществ над другими прочно вошло в темы всяких мероприятий и застолий. Грустно признавать, что свою долю в жузовое разделение вносит казахская творческая интеллигенция.

Практически не наблюдается жузовой и родовой подход у представителей бизнеса. Отсутствует этот феномен у казахов - горожан во втором и третьем поколениях. Но лучшим примером являются коренные алматинцы. Они, в основном являясь потомками тех, кто в годы советской власти приехал из всех уголков Казахстана в столицу, совершенно не понимают жузовые и родовые реалии. Им все это просто чуждо. Кто-то, может, посчитает неправильным и даже вредным концентрировать внимание на жузовых и родовых проблемах, но, увы, это реальность современного Казахстана".

"Казахстанцев - славян и, в частности, русских, можно назвать четвертым жузом. Они, как раствор при кирпичной кладке, сами не ведая об этом, цементируют своих сограждан казахской национальности. Такой "раствор" пока не дает развиться межжузовским центробежным силам. Отчасти по этой причине русофобия не нашла места среди казахов. В случае резкого уменьшения численности русских в Казахстане, в геометрической прогрессии будет усугубляться размежевание казахов, что в будущем чревато еще более негативными последствиями".

"Казахи, благодаря непотизму, а не национальной корпоративности, оккупировали практически всю государственную службу. Уже можно сказать, что некоторые профессии являются чисто казахскими, как, например, дорожная полиция. Диспропорция в системе управления государством не может не вызывать беспокойство у нетитульного населения страны. С другой стороны, позицию неказахской части можно объяснить по принципу: "вы, казахи, титульная нация и сами решайте проблемы", что в корне является неверным.

Также в среднем верх пирамиды благосостояния занимают представители казахской национальности. С другой стороны, если использовать терминологию одного известного политика страны, большинство "социальных аутсайдеров" по национальному признаку также составляют автохтоны. Именно они приезжают из сельской местности в города в поисках работы и пополняют городской люмпен-пролетариат. К традиционному разделению на аульных и городских казахов добавилось разделение между горожанами во втором и третьем поколении и новыми горожанами - вчерашними сельчанами. Поведение в быту и на улицах городов вторых вызывает раздражение первых. От советской эпохи продолжает сохраняться водораздел между казахо- и русскоговорящими казахами, которых принято называть "нагыз казак" и "шала казак".

"Любая задержка на пути объективного процесса политической модернизации может обернуться последствиями в формате "арабской весны".

Тема политической модернизации не сходит с первых полос казахстанских газет. Примечательно, что полемика ведется, в основном, вокруг вопросов партийного строительства - так мыслящая часть общества реагирует на давнюю идею главы государства о введении реальной двухпартийной системы. При этом гарантии - что парламентские выборы в стране будут досрочными, никто не давал - однако этот факт не снижает накала дискуссии.

Главную проблему казахстанской политики констатирует Central Asia Monitor. Издание пишет об идее возникновения противовеса провластному "Нур Отану" в лице партии с более молодыми и прогрессивными кадрами, которые поведут за собой либеральное крыло интеллигенции. Однако, озаботившись главными, по мнению многих, составляющими уважающей себя партии - деньгами, лидером и идеологией, архитекторы казахстанской политики забывают о социальной базе, без которой ни одно политическое образование просто не может состояться.

"Казахстанские эксперты, наблюдающие за процессами партстроительства, утверждают, что для создания партии требуются три вещи: идея, лидер и деньги. Как нам представляется, именно в таком подходе кроются глубинные причины того, почему большинство наших партий смотрятся, если не убого, то, по меньшей мере, карикатурно. Потому что вся эта триада сама по себе ничего не значит, если не будет социальной базы, на которую могли бы опереться те или иные силы, обуреваемые политическими амбициями. Какой бы светлой и привлекательной ни была идея, какой бы харизмой ни обладал лидер и какие бы деньги ни вбухивались в любой политический проект, ничего путного не получится, если это не находит отклика в сердцах и душах электората. И казахстанская квазипартийная действительность тому наглядное свидетельство.

Казалось бы, речь идет о банальных истинах, но, как показывает непродолжительная история отечественного партийного строительства, они пока остаются для наших политиков и политтехнологов непостижимыми. Видимо, именно по этой причине от всех наших политических партий за версту разит устойчивым политтехнологическим душком. Потому что по форме они вроде бы соответствуют всем необходимым, с точки зрения политических технологий, параметрам, но вот реального политического содержания им явно не хватает. Что-то у них там не срастается. К примеру, возьмем Партию патриотов, возглавляемую, пожалуй, самым харизматичным нашим политиком Гани Касымовым. За все время своего существования она так и осталась партией одного человека. Тем, кто сомневается в этом, предлагаем попросить любого человека назвать, кого он еще знает из "патриотов", кроме самого Гани Есенгельдиновича? Бьемся об заклад, никого не назовет. Получается, что лидер есть, а партии как бы нет. Может, все упирается в отсутствие средств, будь они неладны?..

... Казахстан уже прошел значительную часть пути от тоталитаризма к обществу с либеральной экономикой. Сама логика исторического развития подсказывает, что теперь должна начаться трансформация существующего режима власти. Вектор такой трансформации должен быть направлен в сторону ее корпоративизации. То есть, пройдя через олигархическую систему, впитав либерально-буржуазные ценности, мы должны двигаться в сторону режима власти среднего класса, который у нас так или иначе сформировался, что бы по этому поводу ни говорили. И в этом плане выход на политическую арену новой политической партии означал бы начало процесса трансформации существующей организации власти в соответствии с интересами сформировавшегося класса, исповедующего либеральные ценности.

Это важно в первую очередь для самой власти. Потому что любая задержка на пути объективного процесса эволюционного развития и особенно политической модернизации может обернуться нежелательными последствиями в формате "арабской весны". А это никому не нужно. Об этом свидетельствует и главный итог досрочных президентских выборов: электорат за стабильность. То есть власть, получив своеобразный карт-бланш в виде массированной электоральной поддержки, может и должна приступить к реальной политической модернизации. И первым шагом могло бы стать переформатирование партийно-политического поля Казахстана".

С другой стороны заходит политолог Айдос Саримов, рассуждающий на страницах портала "Евразия" о механизме выборов, который в Казахстане никого не интересует. "А загвоздка, если разобраться, в том, что выборы не стали ценностью, частью нашей политической культуры, институтом. По сути ведь ни одна партия не призывает отказываться от всеобщих выборов. Никто не отрицает, что на выборах должна быть конкуренция идей, противостояние между партиями, группами, личностями. Многие готовы согласиться с тем, что надо выбирать акимов низового уровня, судей и шерифов на местах. Все понимают, что нарушения выборного законодательства - это плохо. Все знают, что воровать голоса - плохо. Все понимают, что победа, достигнутая в результате нечестных выборов, подрывает авторитет власти или человека, избранного на ту или иную должность. Но ведь глобальных изменений в мыслях и действиях общества нет!"

"Цены, похоже, все равно вырастут, а все общественное недовольство достанется старому правительству".

Перестановки во власти, активная фаза которых закончилась на минувшей неделе коррупционным скандалом, хоть и считаются косметическими, все же подчинены определенной логике. Ее выводят сейчас аналитики всех мастей: одна из самых любопытных версий гласит, что министры оставлены на своих постах для проведения непопулярных реформ.

По традиции, самую исчерпывающую характеристику кадровым переменам дал автор сборника "Кто есть кто в Казахстане" Данияр Ашимбаев на страницах газеты Astana times. Он буквально разложил ротацию по полочкам, походя объяснив, какой кадровой стратегии придерживается нынче президент Нурсултан Назарбаев.

"Основной формулой, которой руководствовался глава государства, стала: "стабильность + обновление + баланс". Стабильность заключается в том, что президент сохранил основных игроков системы исполнительной власти на своих постах. Во-первых, для серьезных ротаций не было, в принципе, никаких предпосылок: политическая стабильность, экономическое и социальное развитие - главная задача министров и акимов - на данный момент были обеспечены. Поэтому переназначение главы Администрации президента, государственного секретаря, премьер-министра, всех трех вице-премьеров, 10 из 16 министров (62,5%), 15 из 16 акимов (94%), руководителей КНБ, внешней разведки и гвардии было вполне логичным. Покинувшая правительство Жанар Айтжанова через неделю вошла в его состав в качестве министра без портфеля по вопросам экономической интеграции.

Смену руководителей национальных управляющих холдингов "Самрук-Казына" и "КазАгро" также нельзя назвать революционной. Новый руководитель фонда национального благосостояния Тимур Кулибаев в течение всего периода работы холдинга руководил блоком национальных компаний - "КазМунайГаз", "Казатомпром", "Казахстан темир жолы", "Самрук-Энерго", "КЕГОК", "Казахтелеком", развитие которых теперь становится основной задачей холдинга. Национализированные в период кризиса банки теперь выделяются в отдельную компанию, а институты развития передаются в доверительное управление профильным министерствам. Новый руководитель холдинга "КазАгро" Берик Бейсенгалиев также ранее работал заместителем председателя правления и, таким образом, преемственность полностью сохраняется.

Обновление - шесть новых министров, областной аким, генеральный прокурор и председатель Верховного суда - шаг в принципе "радикальный", но только на первый взгляд. Ержан Казыханов, Талгат Ермегияев, Анзар Мусаханов до повышения занимали посты заместителей первого руководителя. Кайрат Келимбетов и Асылжан Мамытбеков руководили профильными государственными холдингами. Новый министр внутренних дел Калмуханбет Касымов - опытный практик, много лет работавший первым вице-министром МВД. Новым человеком можно назвать министра транспорта и коммуникаций Берика Камалиева, но и он имеет опыт работы в этом министерстве. Генеральный прокурор Асхат Даулбаев имеет опыт работы и в органах прокуратуры, и в бизнесе, и в Министерстве юстиции, и в составе депутатского корпуса, а последние 10 лет работал заместителем прокурора республики. Новый председатель Верховного суда Бектас Бекназаров руководил четырьмя областными судами и несколько лет заседал в составе главного суда страны. С одной стороны, все новые назначенцы - опытные управленцы, имеющие большой опыт работы в центральных и региональных органах власти, с другой - большинство из них новые люди на столь высоких и самостоятельных руководящих постах. Глава государства с их назначением выполнил две условных задачи, показав, что "старая колода", о которой очень любит говорить оппозиция постоянно обновляется, а заодно продемонстрировав, что времена кадровых экспериментов, когда на высокие посты назначались "молодые реформаторы", "младогении" и случайные люди, отходят в историю".

Со своей колокольни оценивает перестановки аналитический журнал "Центр Азии", издание, близкое к экспертному сообществу Казахстанского института стратегических исследований. По мнению аналитиков издания, нынешнему правительству отведена роль ретранслятора непопулярных в народе мер. "Похоже, нынешнее правительство Казахстана не случайно осталось на своем посту. Его представители все чаще озвучивают крайне непопулярные в обществе меры. Вице-премьер Умирзак Шукеев 26 апреля заявил, что в Казахстане неизбежно повышение тарифов на коммунальные услуги до российского уровня. В тот же день министр нефти и газа Сауат Мынбаев говорил о дефиците бензина в соседних с Казахстаном областях России и высказал мнение, что в связи с этим цены на бензин могут вырасти и у нас. В принципе и Шукеева и Мынбаева можно понять. Они просто озвучили проблему, которая стала очевидной уже довольно давно, с того момента, как начал работать Таможенный союз. Если происходит сближение двух экономических систем, то цены в новом объединении, естественно, будут стремиться к более высокому уровню. Следовательно, неизбежно повышение более низких казахстанских цен до российского уровня. Так что в этом году рост цен в Казахстане связан не только с обычными монетарными факторами, например, количеством денежной массы в обороте, но и импортом инфляции из России. Поэтому в этом году уровень инфляции будет значительно выше обычного для Казахстана среднегодового уровня. Очевидно, что с точки зрения макроэкономики Казахстан от ТС только выиграл, растет экспорт в Россию, основные экспортеры пользуются льготными тарифами при транспортировке грузов по российской территории, увеличиваются доходы бюджета, в том числе за счет роста поступлений от импортных пошлин. Но для малого и среднего бизнеса, как и для обычного населения, ТС создает целый ряд проблем. Самой неприятной из которых является рост цен. Надо отметить, что более низкие по сравнению с Россией цены всегда были одним из преимуществ Казахстана, так же как и более низкие налоги. Теперь налоги и акцизы остаются низкими, а цены, по словам Шукеева и Мынбаева, вырастут до российского уровня. Цены, похоже, все равно вырастут, а все общественное недовольство достанется старому правительству. Поэтому, скорее всего, оно на какое-то время и осталось на своем месте".

Тему поддерживает и радио "Азаттык" (Свобода - каз.). Издание рассказывает, что глава таможенного комитета Казахстана Козы-Корпеш Карбузов отправлен в отставку после чистки в его ведомстве с арестом ряда должностных лиц. Его место занял бывший министр внутренних дел Серик Баймаганбетов. "Освобожден от должности председатель комитета таможенного контроля министерства финансов Козы-Корпеш Карбузов, сообщил 6 мая премьер-министр Карим Масимов на своем личном блоге в Twitter'е. На его место назначен 52-летний Серик Баймаганбетов, который в апреле был освобожден от должности министра внутренних дел.

Несколько дней назад финансовая полиция заявила, что обезвредила группировку из числа представителей криминальных структур и должностных лиц. Группировка из 100 человек длительное время организовывала доставку контрабандного груза из Китая в Казахстан через таможенные посты "Хоргос" и "Калжат", сообщил на брифинге представитель финполиции Мурат Жуманбай. По его информации, 28 апреля проведена операция по задержанию подозреваемых в организации контрабанды с проведением обысков на территории Алматы и Алматинской области. Были арестованы начальник таможенного поста "Хоргос" Айдаров, заместитель начальника департамента КНБ Акмолинской области Курманалиев. По версии некоторых СМИ, Козы-Корпеш Карбузов и начальник департамента таможенного контроля по Алматинской области Курманбек Артыкбаев уже арестованы. Однако официально эти сведения не подтверждены".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.