Армянские смотрители немецких могил: память под грифом "совершенно секретно"

Ереван, 10 мая 2011, 10:22 — REGNUM  После Второй мировой войны только в советском плену умерло около миллиона немцев, или каждый третий военнопленный. В общей сложности на территории бывшего СССР известны около 1720 захоронений, десять из которых находятся в Армении. Здесь с1945 по 1949 годы располагались отделения лагеря N115, через который прошли порядка 20 тысяч военнопленных. Около 1330 из них нашли в армянской земле свой последний приют. Об этом корреспонденту ИА REGNUM сообщил председатель благотворительного фонда "Этазотум" ("Исследование") Гагик Тадевосян.

"В конце 80-х (1980 - ред) поиском и восстановлением могил немецких военнопленных начал заниматься мой отец - Агван Тадевосян. Он всегда повторял, что последняя солдатская "пядь земли" должна быть ухожена, независимо от того, в какой армии солдат воевал. По отношению, которое проявляется к солдатским могилам, можно судить о культуре народа",- подчеркнул Гагик Тадевосян. По его словам, сначала многие загорались идеей восстановления могил военнопленных, особенно, когда узнавали о том, сколько добротных и "безымянных" сооружений оставили они после себя. Как сказал Тадевосян, военнопленные принимали участие в строительстве Канакерского алюминиевого завода, стадиона "Динамо", моста Победы, жилых домов и улиц в Ереване, уникальной подземной ГЭС в Севане, Сахарного завода в Спитаке, Азотного завода в Ванадзоре, разработках карьеров с известняком в Арарате и с туфом в Артике. Всего же, по словам президента "Этазотум", судя по архивным документам долгое время хранившимся под грифом "совершенно секретно", лагерь №115 участвовал в работах, обеспечивших капвложений в Армению на сумму до 525 миллионов рублей.

Места захоронений военнопленных также долгое время считались "секретными объектами", заметил Тадевосян, "многие были ликвидированы втихую, остальные находились в запустении, да и не принято было особо церемониться с могилами врагов".

"Когда отец в то время пытался объяснить в различных инстанциях, что надо восстановить и привести в порядок могилы военнопленных, то это встречало агрессивное сопротивление ветеранов ВОВ, - отметил Тадевосян, - Для властей же такое отношение было очень удобным поводом, чтобы снять с себя ответственность или же объяснить собственную пассивность". Как он заметил, "бесконечные хождения по кабинетам, непонимание и безразличие чиновников, отсутствие сиюминутных результатов", - все это в конечном счете стало причиной того, что многие из энтузиастов охладели к инициативе. "Тогда отец, буквально, в приказном порядке подключил родственников, - сказал Тадевосян, - своего брата Эдуарда, меня, моего брата Ашота и сестру Зою". Благодаря помощи архивистов МВД, по словам главы фонда, удалось точно установить места захоронений, из которых лишь кладбище в Ленинакане (ныне Гюмри - ред) относительно сохранилось, так как находилось рядом с территорией следственного изолятора. Дважды побывали отец и сын Тадевосяны в начале 90-х в Москве, и дважды посол Германии (Клаус Блек) вежливо объяснял им, что кладбища немецких военнопленных не в их компетенции. Лишь в 95-ом, по словам председателя, на начинания фонда "Этазотум" откликнулся Народный союз Германии (НСГ) по уходу за военными захоронениями. Как сказал Тадевосян, к тому времени фондовцы систематизировали архивные материалы, расчистили кладбища в Севане, Ереване, Арарате, Спитаке и Гюмри, а в Артике удалось даже предотвратить возведение особняка на "немецких костях", но на большее не хватало ни сил, ни средств.

После контакта с НСГ, отметил Тадевосян, работы приобрели более канонизированный характер: кладбища обносились каменными заборами, устанавливались кресты, решетки. Как пояснил Тадевосян, наличие памятных досок с фамилиями погребенных НСГ не одобряет, но на всех 14 кладбищах сегодня помимо крестов установлены гранитные плиты с надписью: "Здесь покоятся военнопленные - жертвы Второй мировой войны".

"В памяти людей все военнопленные - немцы. Однако, судя по спискам, были среди них также австрийцы, венгры, румыны, болгары, цыгане, евреи и даже один армянин, - сказал Гагик Тадевосян.- В свое время, например, отец совершенно точно установил места захоронений и пяти люксембуржцев. Так, например, Адольф Вагнер из Эш-Альцета и Роберт Граф из Штрассена покоятся на кладбище в Гюмри, Альфонс Клай из Лингера - в Артике, Альфред Михельс и Рене Риттер - на кладбище Аллюминстроя в Ереване. Кстати, в лагере Севана какое-то время находился будущий лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине (1973), австрийский зоолог и этолог Конрад Лоренц".

Председателя фонда не раз наблюдал, как уже новое поколение армян, в частности, военнослужащие проявляют заботу по уходу за могилами немецких военнопленных на кладбище, расположенном около одной из воинских частей. "Я специально зашел к командиру части и попросил его объявить благодарность этим солдатам, ведь они по собственной инициативе вносят свой вклад в сохранении высокого реноме нашей нации", - заключил Гагик Тадевосян. Он также добавил, что в сентябре 1998-го основатель фонда Агван Тадевосян был награжден памятной медалью, а через несколько лет - Серебряным крестом. Удостоен нескольких медалей и сам Гагик Тадевосян, но, как он любит повторять завет отца: "Не только же почестями и медалями жив человек! Главное, чтобы память людская не пылилась вечно под грифом "совершенно секретно"".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.