Николай Радов: Кто поможет Белоруссии?

Москва, 8 Мая 2011, 01:20 — REGNUM  

Странные дела творятся сегодня в Белоруссии. В стране налицо острый финансово-экономический кризис, грозящий перерасти в социально-политический, а руководство республики продолжает упорно твердить о растущем ВВП и благосостоянии населения. Правда, и сами белорусы, похоже, в какой то мере поверили в то, что все обойдется, как только Россия выделит кредит в 1 млрд. долларов США. А там, глядишь, еще два миллиарда от ЕврАзЭС, потом еще кто-нибудь (например, Туркмения) и так далее до бесконечности. В подобной ситуации Белоруссия все больше начинает походить на умирающего, безнадежно больного человека, который знает, что умрет в ближайшие часы, но поверить в это не может. Поэтому он просит дать ему то одно лекарство, то другое, строит планы на будущее, будто от этого что-то изменится, и не перестает верить, что все обойдется. Такое стремление жить, наверное, иногда приносит свои плоды и тогда происходит чудо - смерть отступает, а жизнь продолжается. Однако страна, особенно та, в которой лечение никогда не проводилось, вряд ли может рассчитывать на то, что силой самовнушения можно избежать катастрофы.

Можно много и долго говорить о том, какие проблемы существуют в настоящее время в Белоруссии. Однако практически никто сегодня не готов четко ответить на один единственный вопрос - что необходимо сделать, чтобы поправить ситуацию. Государство упорно молчит, лишь изредка напоминая о себе не структурными реформами, а непонятными заявлениями о полном контроле над ситуацией. Вдобавок, проводится закручивание гаек практически по всем направлениям социально-экономической и политической жизни: от намерения закрыть ряд оппозиционных газет ("Наша ніва" и "Народная воля"), до ужесточения контроля на производстве и крайней, доходящей до абсурда, экономии (на некоторых государственных предприятиях в целях экономии электроэнергии отключают лифты). По словам же президента страны, "мы за первое полугодие забудем о том, что у нас происходило и происходит сейчас - и финансы, и потребительский рынок и так далее. Мы знаем, что делать, и мы выйдем из этой ситуации, выйдем спокойно". Правда в то, что президент знает, что делать, верится с трудом.

Оппозиция, окончательно загнанная далеко на периферию белорусской "большой" политики, заботится лишь о сохранении своего финансирования со стороны Запада. До тех пор, пока западные спонсоры не предложат разработать хоть какой-то план выхода из кризиса, дальше философских рассуждений о том, что надо сделать, а чего делать не надо было, оппоненты Лукашенко не пойдут. Правда, недавно Объединенная гражданская партия, позиционирующая себя на медийных просторах России как чуть ли не главная оппозиционная организация Белоруссии, объявила о начале общенациональной кампании "Построим новое, сохраним лучшее". В соответствии с ней предполагается сформировать состав рабочей группы, призванной выработать первоочередные меры "по выходу Белоруссии из экономического кризиса". До 15 мая группа должна разработать либеральную антикризисную программу, включающую "конкретные предложения относительно того, что необходимо сделать в валютной сфере, в сферах приватизации и инвестиций", которая затем будет передана премьер-министру Михаилу Мясниковичу. И, что немаловажно, ОГП предлагает властям передать ответственность за экономику оппозиции. Видимо, от политической борьбы оппозиционеры решили отказаться, решив сделать себе имидж на экономическом спасении республики, но насколько это получится, покажет время. Напомним, что подобных планов по спасению страны у оппозиции было много. Достаточно вспомнить программу выхода из кризиса "Новый экономический курс. Первые сто шагов", представленную, кстати, теми же представителями ОГП в конце 2008 года. Тогда выяснилось, что оппозиция оперирует теми же понятиями и категориями, что и президент, и дальше голословных заявлений о необходимости оздоровить экономику дело не пошло. Например, экс-глава Нацбанка Белоруссии Станислав Богданкевич в рамках программы предлагал всего лишь выделить какое-нибудь конкретное направление, например, развитие малого бизнеса: "Кормить россиян надо! У них только 50 процентов своего продовольствия. Мы можем их кормить какое-то время. Вот написать, что должны повсеместно создавать маслобойни или бог его знает, что...". На наш взгляд, комментировать подобное, как и выражения Лукашенко, нет лишней необходимости.

Что касается так называемых независимых западных или российских экспертов, то и среди них нет единого и конкретного мнения о том, что может спасти Белоруссию. Западники много говорят о необходимости приватизации, отказа от планирования, тотальной экономической либерализации и т.п., умалчивая при этом о необходимости сокращения численности занятых в реальном секторе экономики на 25-30% и резком обнищании народа. При этом чистый либерализм, от которого отказались практически во всем мире, в том числе и в США, навязывается белорусам с таким упорством, что впору думать о неком глобальном эксперименте над Белоруссией - выживут или нет при чистом рынке те, кто никогда при нем не жил?

Российская позиция в последнее время также стала более или менее ясна - "лечебный голод" и еще раз "лечебный голод". Никаких серьезных экономических уступок белорусскому президенту (именно ему, а не стране) сделано не будет вплоть до того времени, пока контроль над экономикой республики полностью не перейдет в руки Кремля. Даже такой, с позволения сказать, простой вопрос о выделении достаточно небольшого по международным меркам кредита ставится в зависимость от того, пойдет ли Минск на реформы, предлагаемые ему из Москвы, а не наоборот. При этом во главе угла стоит вопрос о приватизации ряда белорусских предприятий, фактически за бесценок, российским капиталом. В такой ситуации создается впечатление, что бизнесмены (олигархи или еще кто-нибудь) из России уже который год сидят на чемоданах с деньгами на границе с Белоруссией в ожидании свистка из Кремля, чтобы, наперегонки, давя друг друга, начать делить белорусское фамильное серебро. И, опять таки, никаких иных лекарств, кроме как приватизация и непонятная либерализация, Москва не предлагает.

В подобных условиях, когда практически ни у кого нет четко структурированного и обоснованного плана выхода Белоруссии из кризиса и недопущения роста социальной напряженности, среди простого населения начинают бродить мысли о необходимости продаться кому-либо, лишь бы подороже. Правда, вероятных покупателей Белоруссии сегодня немного: Россия и Евросоюз, которые, похоже, так и не смогли договориться о будущем республики.

С одной стороны, часть общества, пусть и довольна небольшая (до 10%) готова войти в состав Российской Федерации, а почти половина белорусов выступают за союзные отношения при сохранении независимости. Но вот о том, нужна ли сегодня Белоруссия России, говорят мало и неохотно. Дальше военно-стратегического сотрудничества, как правило, речи не идет. Поэтому и возникает вопрос о целесообразности со стороны Москвы идти на включение белорусских земель, по частям или сразу целиком, в состав федерации. Если бы подобное развитие событий состоялось в 2002-2004 годах, о чем тогда говорил президент В. Путин, то Россия получила бы в свои руки экономически довольно крепкую республику практически без внешнего и внутреннего долга, с низкооплачиваемой и высококвалифицированной рабочей силой и населением, достаточно спокойно относящимся к происходящему. Однако сегодня, когда ситуация в стране накалена до предела, экономика на грани полного развала, а нынешнее молодое поколение уже не осознает себя без независимого государства, так как родилось и живет в нем, Кремль дважды должен подумать о своем предложении десятилетней давности. Например, включение Белоруссии по частям, что необходимо для предотвращения национального сепаратизма, потребует не только продолжительного срока, но и гигантских финансовых вливаний, необходимых для полной русификации белорусских областей. Вхождение же республики целиком на правах полноправного субъекта федерации может породить в будущем для Кремля проблемы куда большие, чем нынешнее словоблудие Лукашенко о "второй Чечне" в границах России. Разовое поглощение почти десятимиллионного государства с особым, не свойственным для современной России социально-экономическим укладом жизни и населением, в массе своей не привыкшим самостоятельно заботиться о своем благополучии, в условиях российской действительности может привести к резкому увеличению безработных и, как следствие, общественному обвинению Кремля во всех своих бедах. При этом, вопрос о самобытности белорусов как нации будет соседствовать с экономическими требованиями и со временем выйдет на первый план, превратив недовольство населения своим социально-экономическим положением в требования независимости. И здесь Москве будет трудно снять с себя ответственность за резкое падение уровня жизни населения, так как "белорусский застой" эпохи Лукашенко навсегда останется в общественном сознании, и любое другое руководство, не сумевшее продлить его, останется виновным во всех бедах. Вероятным выходом может стать вливание денежных средств в республику, но тогда теряется смысл включения Белоруссии в состав России - субсидировать Минск можно и сейчас, практически полностью (если не учитывать причуд президента) контролируя его шаги. Если прибавить к этому уже практически состоявшиеся Таможенный союз, ЕЭП и тесное сотрудничество в военной сфере, то включение Белоруссии в состав России сегодня не представляет практически никакой выгоды, кроме, пожалуй, расширения территории государства и превращение Минска в финансово-экономический центр и визитную карточку России на ее западных границах.

Если обратиться к идеям части белорусского общества, настроенного на вхождение Белоруссии в состав Евросоюза, считай то же поглощение одного субъекта международного права другим, то здесь проблем так же достаточно много. Несмотря на то, что Европа предлагает белорусам чуть ли не рай земной (как и румынам, латышам, литовцам и ряду других народов): улучшение трансграничного сотрудничества, подъем белорусской экономики, повышение качества здравоохранения и образования, повышение эффективности системы государственного и местного управления, реформы судебно-правовой системы, повышение уровня состояния окружающей среды, значительное увеличение финансовой помощи и много другое - на деле ожидать от Брюсселя реальной помощи не приходится. Европа сегодня сама стоит на гране развала не только еврозоны, но всего Европейского Союза, и крайне нуждается в новых рынках сбыта своей продукции и расширении территории хождения евро. И только поэтому Белоруссия интересна Европе. Правда, можно еще добавить и желание разместить ракеты недалеко от Смоленска, создав еще одну, помимо Польши, буферную зону, но при нынешний технологиях лишние 650 километров играют не столь существенную роль, как это было несколько десятилетий назад. Итог вхождения в ЕС для Белоруссии может быть на порядок хуже, чем в ситуации с Россией - предприятия, не сумевшие стать конкурентоспособными на европейском рынке (а таких в Белоруссии большинство), раскуплены и по частям распроданы, уровень жизни не повысился, а снизился, безработица, а с ней и миграция населения увеличилась, независимость лишь на бумаге, и все это на фоне евроинтеграции и ощущения причастности к европейским ценностям демократии и либерализма.

В итоге, четкий ответ на вопрос о том, что же сегодня необходимо делать белорусам для того, чтобы с наименьшими потерями выйти из сложившейся ситуации, дать не может никто. Вариант с вхождением республики в состав России или Евросоюза в настоящее время белорусским руководством не рассматривается, да и вряд ли один из этих вариантов станет панацей от всех болезней Белоруссии. Вот и получается, что главным девизом нынешней белорусской действительности становиться лозунг, который был вывешен в зале клуба "Картонажник" города Васюки, где Остап Бендер давал местным любителям шахмат сеанс одновременной игры на 160 досках - "Дело помощи утопающим - дело рук самих утопающих".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
21.01.17
Туристический автобус сгорел в Италии: погибли 16 человек
NB!
21.01.17
«Распутинщина» — смертельный удар по престижу царской России
NB!
21.01.17
Власти Латвии кормят свой народ пропагандой, народ едет за едой в Россию
NB!
21.01.17
Трамп наносит первый удар по Ирану
NB!
21.01.17
Порты: Польша встала поперёк Шелкового пути
NB!
21.01.17
Дышите, не дышите...
NB!
21.01.17
Система управления погодой должна быть международной
NB!
21.01.17
Новый глава Пентагона скептически отозвался о налаживании отношений с РФ
NB!
21.01.17
В Турции состоится референдум по конституционной реформе
NB!
21.01.17
С сайта Белого дома удален раздел об изменении климата
NB!
21.01.17
«Ничто не вечно» — президент Гамбии согласился уйти
NB!
21.01.17
Дубль Левандовски принес «Баварии» трудовую победу над «Фрайбургом»
NB!
21.01.17
«В современной Европе нет юности и юношей». Парадокс русского западничества
NB!
21.01.17
США — Саудовская Аравия. Молчание ягнят
NB!
20.01.17
Египет, Сирия, Кавказ: апофеоз Кавказской войны
NB!
20.01.17
Как преследуют защитников усадьбы Кусково в Москве
NB!
20.01.17
Белый дом: США выйдут из Транстихоокеанского партнерства
NB!
20.01.17
В школах Финляндии шведский язык могут заменить на русский
NB!
20.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 20 января
NB!
20.01.17
Борясь с «Северным потоком-2», Варшава стреляет себе в ногу
NB!
20.01.17
Госдума снова отказала «детям войны» в статусе и льготах: почему
NB!
20.01.17
Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ в Тартусе