Русскоговорящее население находит себе элиту за пределами Казахстана: ответ на публикацию ИА REGNUM

Москва, 4 мая 2011, 15:21 — REGNUM  Интервью с кандидатом философских наук, доцентом социологического факультета Российского государственного гуманитарного университета (Москва) Гульшат Уразалиевой под названием ИА REGNUM "Нельзя допускать пропаганду шовинистической идеи: "Казахстан только для казахоязычных" - как и многие другие рассуждения по теме казахского национализма вызвало неоднозначную, а порой и болезненную реакцию казахстанских читателей. Дело в том, что в информационной среде республики, а особенно в условиях "генеральной линии", в полном согласии с которой издания внутри страны предпочитают молчать на скользкие темы межнационального согласия - любая публикация, содержащая даже не анализ, а простую констатацию существующего положения дел, обречена на бурный отклик. В подавляющем большинстве полемические "ответы" не подлежат публикации: либо в них преобладают эмоции, либо исследовательская мысль изложена нецензурно. Но не обращать внимания на реакцию читательской аудитории ИА REGNUM не может. Поэтому мы публикуем мнение помощника председателя партии зеленых "Руханият" Айгуль Кохаевой. Она изложила свою позицию, ответив на фрагменты вопросов интервью с Гульшат Уразалиевой, которой оппонирует. Любопытно, что, дискутируя с доцентом социологического факультета Российского государственного гуманитарного университета, г-жа Кохаева, тем не менее, признает, что "шовинизм существует, но - не только в Казахстане, но и во всех странах, образованных после распада СССР". Мы публикуем мнение Айгуль Кохаевой практически без изменений.

Айгуль Кохаева: "Шовинизм существует, но не только в Казахстане"!

Название интервью с Гульшат Уразалиевой под названием "Нельзя допускать пропаганду шовинистической идеи: "Казахстан только для казахоязычных!" опубликованного в популярном российском ИА REGNUM - претендует на мысль, что шовинистическая идея в Казахстане возможна и утверждение, что такая пропаганда есть.

Для того, чтобы вступить в полемику с указанными утверждениями, мне пришлось провести небольшое социологическое исследование. Результаты этого исследования удивили меня. Выводы, которые, я собиралась сделать в рамках этой полемики, были новы не только для меня, поэтому я искала единомышленников среди ученых и политиков. Мои изыскания открывали все новые темы и новые противостояния в обществе. Я поняла, что за 20 лет суверенного развития все страны бывшего Союза в своем развитии были самостоятельны не только в развитии, но и в совершении своих ошибок. Одну из таких ошибок на днях совершил и Владимир Вольфович Жириновский. (выступление можно послушать по ссылке http://www.youtube.com/watch?v=zH0s9J_AMeo). Суть ошибки станет ясна из дальнейшего изложения.

При всем том, что я имею большие претензии к стилю диалога и подаче материала, я пришла к выводу, что шовинизм существует, но - не только в Казахстане, но и во всех странах, образованных после распада СССР.

Данное интервью провоцирует и на сарказм, и на глубокие социологические исследования. Но, чтобы оставаться в русле полемики, я решила:

- систематизировать вопросы для последовательного изложения материала;

- дать свои ответы на те вопросы интервью с Гульшат Уразалиевой, в части которых возникают противоречия.

Можете ли вы сказать, с какими причинами связан рост национализма в стране? Можно ли сказать, что это нормальный процесс? Ведь Казахстан строит национальное государство с доминирующим суперэтносом. А значит и национализм вполне оправдан? Ведь есть он в Японии, допустим - и очень развит там.

Степнин Ю., психолог и социолог, в своем труде "Путь нации. Этюды национального оптимизма" определяет: "Национализм - проявление национального достоинства и самосознания народа. Нацизм - болезненное проявление нетерпимости и ненависти к другим народам". Согласимся с этим определением, так, как оно отражает действительное положение вещей. Шовинизм лежит между национализмом и нацизмом и определяется верой в превосходство своего народа над всеми остальными.

Все эти определения порождены, как перекосы этноцентризма. Этноцентризм, по определению американского социолога Уильяма Саммера - "взгляд на общество, при котором определенная группа считается центральной, и все другие группы соизмеряются и соотносятся с ней". Этноцентризм необходим при социализации ребенка в семье, т.к. закладывает эталоны, по отношению к которым будут соизмеряться в дальнейшем культурные ценности окружения и других народов. Через этноцентризм формируется патриотизм, психологическая устойчивость индивида в обществе. Если определять культуру другого народа с позиции этноцентризма, то появляются оценки, такие как: "избранный народ", "истинное учение", "сверхраса", "отсталые народы", "примитивная культура", "грубое искусство". Поэтому, ученому нельзя никогда находиться в позиции этноцентризма. Но, для простого народа полезно слышать позитивные оценки своей культуры с позиции этноцентризма для мобилизации сил при тяжелых жизненных условиях или при противостоянии с другой культурой.

Этноцентризм сплотил жителей Японии и облегчил задачу политикам. Усиливая этноцентризм, власти отдают на откуп обществу самоорганизацию, самовоспитание. Правительству остается только возвести в закон мораль, как норму права. Соблюдение такого закона будет охраняться всем обществом. В таком обществе легче соблюдать порядок и развивать экономику. Этноцентризм строится на истории и культуре. В основе культуры лежат обычаи - веками выверенные правильные условия жизнедеятельности с учетом географических, исторических и других условий.

Страны бывшего СССР за последние 20 лет все в своем развитии скатились в этноцентризм. Первый фактор - страны выживали. В тяжелые периоды становления суверенитета падало социальное обеспечение населения, зарплаты учителей скатились до прожиточного минимума, отсутствовала общая идеология и груз социализации подрастающего поколения был перенесен полностью на плечи семьи и улицы. Национальные государства спешно восстанавливали историю, возрождали национальную культуру, которых по определению идеологии СССР не было вообще. Историю восстанавливали по сохранившимся архивам разных стран.

Сегодня господин Жириновский В.Ф. заметил, что: "Во всех 14 республиках переписаны школьные учебники истории. Везде Россия изображается, как страна, которая, якобы, захватила их территории. Они были колонии России. Наша страна, хоть Царская, хоть Советская, были для них империями. Это порождает антирусские настроения во всех этих республиках. Последствия этого - отъезд русских и русскоязычных, славян, людей любой национальности, кроме коренной. Вводится в Конституции стран статус государственный только местный язык. Это приводит к сокращению возможности в получении работы и участия в выборах".

Господин Жириновский прав в этом определении. Но, корень проблемы шире. История России переписана тоже и там по-прежнему все народы республик не имеют своей должной истории. Это приводит и к шовинизму в России. Корни шовинизма имеют не только политические предпосылки, которые можно было бы исправить простым соглашением между странами. Корни шовинизма нельзя исправить создавая политическим решением Ассамблею народа, как это сделали в Казахстане. Корни шовинизма растут из экономики. Если народ предоставлен сам себе и государство не берет на свои плечи финансирование культурной составляющей жизни населения, то население, помогая государству, усиливает этноцентризм в национализм и растит патриотов для своей страны за свой счет. Культурная составляющая жизни населения создавала бы противоположный полюс национализму в виде культурного релятивизма. В отсутствии этого противовеса, национализм тяготеет к шовинизму.

Таким образом, для Казахстана и стран СССР самоорганизация общества через этноцентризм, с доминирующим этносом была геополитическая и экономическая необходимость. После распада СССР власти не могли обеспечить ни экономических, ни политических реформ. На этом фоне из Казахстана стали уезжать квалифицированные кадры, в основном немцы и русские. Сейчас мы видим, как вследствие переворотов из арабских стран уезжают наемные специалисты. Любая страна должна иметь костяк, который никогда, никуда не уедет. И именно на них, как на скелете, будет держаться страна. Этот костяк формирует этноцентризм на основе доминирующего этноса. Если этнос доминирует, в отдельной стране, то называть его суперэтносом излишне. Суперэтносы по определению, возможны в федерации. Когда страна начнет процветать, то она обратно притянет новых мигрантов.

Согласно высказыванию российского социолога Г. Дилигенского - источниками национал-государственной ориентации является угроза национальной независимости - мнимая или реальная. Стоят ли перед Казахстаном такие вызовы?

Когда власть не может обеспечить правильные политические и экономические реформы, то первая угроза - это миграция, вторая угроза - это народное негодование. При национал-государственной ориентации при первой угрозе страна сохраняет костяк, при второй угрозе, она апеллирует к нормам права, принятым в обществе, для наведения порядка, пусть даже ценой компромиссов. Если страна расползается без костяка, то аморфное содержимое можно удержать только силой власти или очень высокого самосознания граждан, или ценой потери независимости. Любое народное негодование - это огонь, который легко разжечь, но трудно потушить. Вопрос о мнимости или реальности угроз проистекает из ответа на вопрос - насколько верно, что власть не справляется с реформами? Это думаю, отдельная тема.

Да и вообще, как, на ваш взгляд воспринимает себя в Казахстане национальная элита? Сформировалась ли она? Насколько жизнеспособны ее идеи?

Прежде чем говорить об элите, надо дать характеристику социуму или социальным группам, для которых будем определять элиту. В силу сложившихся обстоятельств, общество Казахстана расслоено на разные слои по языковому, религиозному, культурному признакам. На данный момент в стране 51% городского населения, против 49% сельского. В аулах живут в основном казахи. В силу этноцентристкого развития, они плохо владеют русским языком и у них сформировалась своя элита, которая на данный момент выполняет все эстетические и моральные требования, предъявленные к ним.

Государство пытается регулировать национальные меньшинства через АНК, но создает для них условия по принципу национального этноцентризма их наций. Поэтому, у них, возможно, есть своя элита. Русскоговорящее население тяготеет к островкам культуры, оставшимся еще с СССР и находит себе элиту, в основном, за пределами страны. Билингвисты, знающие еще больше языков, имеют возможность пользоваться культурными достижениями в силу познания доступной для них культуры. Возможно, для них элита имеет другое определение. Думаю, что имеющаяся ситуация должна быть дополнена культурной составляющей, которая будет направлена на интеграцию всех имеющихся групп, которая создаст новую элиту, признаваемую всеми социальными элементами, не стирая роли и значения имеющихся элит.

В Казахстане явно обостряется языковой вопрос. Но полемики в публичном поле об этом нет. Почему, как вы считаете?

Полемика в публичном поле отсутствует из-за того, что картина, которую сегодня рисуют наши политологи и социологи перед властью, не отражают действительного положения дел. Любая полемика должна инициироваться властью для предупреждения социальных взрывов. Тем, не менее, имевшие место события, когда студенты журналистского факультета КазНУ потребовали смены руководства факультета из-за не владения ею казахским языком, говорят, о том, что власть не имеет точной картины в стране. Данный инцидент требует детального изучения для выявления факторов, не учтенных социологами, культурологами, психологами, политологами, но, так, как это единичный случай, то не может быть интерпретирован, как факт "выдавливания русскоговорящих специалистов из профессиональной среды".

Можно возразить: легко из Москвы оценивать языковую ситуацию.

Изучать любую страну можно из любой точки. Для этого есть общедоступные статистические материалы, есть общедоступные материалы конференций. Главное, придерживаться правил ведения социологических исследований. Недаром основоположник социологии Огюст Конт назвал ее социальной физикой, потому, что ее методы сходны с естественными науками. Любое утверждение в социологии должно базироваться на определенном уровне достоверности, как результат обработки больших выборочных данных. Далее эти данные интерпретируются после тщательного анализа с позиций составляющих современной социологии: политологии, психологии, философии, культурологии.

Чтобы не быть голословной, я стала изучать статистические данные о Казахстане. Первым желанием было быстрее оформить результаты в статью и отправить. Данные, полученные мной, были удивительными в первую очередь для меня. Собралось много таблиц, рисунков, графиков, которые предстояло теперь интерпретировать. Публикуя эти данные, я вставала по отношению к ним в разные позиции. Если я ученый, то я должна обсудить полученные результаты в научной среде Казахстана. Так, как научная среда в Казахстане размылась и носит больше номинальный характер, чем реальный, этот вариант отпадал. Если я их тут же публикую в российском издании, то автоматически встаю в позицию диссидента или оппозиционера для своей страны, поэтому, я медлила с этой статьей. В итоге, я решила не публиковать полученные мной данные в полемике, поэтому, ограничиваюсь теоретическими определениями. Понятно, что уже этим ответом я опровергаю заявления Гульшат Уразалиевой.

Почему на сегодняшний день казахский язык пока не исполняет роль "главного фактора объединения граждан"?

Казахский язык в СССР не получил должного развития. Любой язык в ходе жизнедеятельности вбирает в себя все культурные достижения времени. В результате межкультурного взаимодействия язык обогащается за счет заимствования достижений из другой культуры. Научные достижения требуют стремительного освоения большого количества знаний. Язык не успевает их отразить в соответствующие термины. Для развития языка не выработано научно выверенной стратегии. Поэтому здесь есть перекосы, с казусными проявлениями.

В ответе Гульшат Уразалиевой на этот вопрос я вижу ошибку в определении слова "грамотный". Слово "грамотный" определяет умение человека читать и писать. Опять же, на каком языке писать? На том языке, который принят в государстве, на котором он может установить элементарную коммуникацию между окружающими ее людьми и властью. Определяя стандарты требований для определенной специальности, можно говорить "неграмотный юрист", "неграмотный журналист", если, имея диплом специалиста, человек не осведомлен о необходимых знаниях определяющих его квалификацию.

Исходя из этого можно сказать, что весь народ Казахстана абсолютно грамотный, а вот специалисты или руководитель бывают очень даже неграмотными. Как я говорила, казахи живут в основном в аулах и в результате политики государства, основное население плохо владеет русским языком. Может ли этот фактор мешать человеку реализовывать основное право - право быть понятым при коммуникации или при желании интегрироваться в единый народ? Здесь все зависит от политики власти и личных потребностей индивида.

Определяя программу на развитие языков и делая приоритеты на владение тремя языками, государство берет на свои плечи трудно решаемые задачи, в то время, как основной задачей государства является интеграция народа Казахстана. Если идти по пути малого сопротивления, то именно казахский язык быстрее сплотит народ. Сегодня, если добавить к числу тех, кто знает только казахский язык, билингвистов из числа русскоязычных казахов и не казахов, то процент тех, кто знает казахский язык будет больше, чем процент тех, кто знает русский язык. Здесь надо учесть еще тот факт, что люди, которые не знают казахский, и не могут его выучить, на сегодня имеют возраст старше 60 лет, а это 10% населения. В то время, как 70% населения имеют возраст до 40 лет. Ситуацию усложняют только властные структуры, думаю, из-за той самой профессиональной неграмотности.

Нужно ли стараться обучить всех детей из аулов английскому языку? Думаю, нет. Нужно ли требовать обязательного грамотного владения русским языком? Думаю, нет. Здесь надо создавать всесторонние предпосылки для грамотного овладения как русским, так и английским языком. Чем больше будет людей, желающих выучить дополнительные языки, тем больше должно быть создано условий. Помогать человеку раскрывать свой внутренний потенциал, делать самосовершенствование привлекательным, при обязательном владении государственным языком - это должно стать приоритетом в развитии языков.

Создавая искусственные пограничные требования на владение языками, можно стимулировать их овладение и повышать общий уровень образованности человека. Даже внутри одного языка были и будут мастера слова. Поэтому нужно выработать правильную стратификацию в языковой политике. Об этом хотела, видимо, сказать Гульшат Уразалиева, когда выделяла разные языковые группы, для которых требовала создать разные уровни владения языками. Тогда, например, знать английский будет личным делом того, кто в будущем намерен заниматься науками и можно будет без аврала заниматься адаптацией научного казахского языка. А хвататься осилить все и сразу, выдавая это грамотной языковой политикой - это просто ухудшать свои показатели и отрываться от действительности.

Пока этими категориями мыслят только политические маргиналы...

Думаю, любой маргинал мыслит с точки зрения своей оторванности в силу или заблуждений, или объективных факторов, которые не дают ему увидеть целостную картину и поэтому, они выпячивают только часть проблем и делают на этом себе политический имидж. Выступление В.Ф.Жириновского - не исключение.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.