Эксперт о науке в России: Как можно совершать открытия, если профессор МГУ вынужден подрабатывать?

Москва, 4 мая 2011, 14:11 — REGNUM  По мнению лауреата Нобелевской премии по химии в 2006 году, американского биохимика Роджера Корнберга, российская наука сегодня в плачевном состоянии и так и не оправилась после снижения финансирования и отсутствия поддержки государства в 90-х годах. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, об этом эксперт заявил на брифинге для журналистов во время IV Астанинского экономического форума, который заканчивает свою работу сегодня, 4 мая. Корнберг отметил, что одной из возможностей восстановления науки в России может стать проект Сколково.

"Начнем с того, что целью проекта Сколково является создание принципиально нового подхода к науке, высоким технологиям и исследованиям. Инициаторы этого проекта прекрасно знают и понимают все те проблемы, которые существуют в России, все те вызовы, с которыми они столкнутся.

Они знают о бюрократии, о коррупции, они знают о недостатке капитала, о тех традициях и культуре предпринимательства в России. Обратите внимание, несмотря на все эти вызовы, было решено начать проект и двигаться в нужном направлении. Теперь вопрос состоит в том, смогут ли эти люди преодолеть те вызовы, которые я перечислил", - сказал эксперт.

Ученый подчеркнул, что проект только начался, поэтому сегодня нельзя его оценивать. "Ему менее года. Слишком рано судить. В настоящий момент есть хороший результаты, но остаются и вопросы. Я привлекался командой менеджеров проекта, чтобы помочь решить те вопросы, которые в настоящий момент самые актуальные. Наша следующая встреча состоится через три недели. Я надеюсь, что во время этой встречи у нас будет возможность обсудить те моменты, которые сейчас стоят со знаком вопроса. Я надеюсь, что у меня появится возможность внести свой вклад, чтобы предупредить возможные негативные решения. Если через шесть месяцев вы меня спросите, как идет реализация проекта, я смогу вам ответить, как идет проект и как отнеслись к моим предложениям. Если мои предложения будут учтены, тогда я останусь оптимистом по поводу судьбы всего проекта", - продолжал он.

Говоря о научном потенциале России в целом, ученый заметил, что России необходимо укрепить фундаментальную науку. "В России есть традиции развития такой науки. Однако на протяжении многих лет, особенно после 1990 года, финансовая поддержка была ослаблена и очень много было утеряно. Например, до развала Советского Союза институт физики в Санкт-Петербурге имел бюджет в 100 млн долларов в год. После развала бюджет сократился до 4 млн. Работу продолжать было невозможно. Вся работа в одном из главных и центральных институтов страны была сведена на ноль. Они до сих пор не оправились. А сколько ученых специалистов, которые могли бы привлекаться? Но это невозможно. Например, заработная плата у профессора МГУ настолько небольшая, что он вынужден подрабатывать. Как заниматься при таких условиях? Вывод какой? Если Россия хочет развивать бизнес, если она хочет развивать прикладную науку, если Россия хочет продвигать на рынок то, что изобретено в лабораториях, нужно помогать науке.

В России одним из самых больших аргументов в поддержку моего этого мнения является огромный пул ученых и специалистов, которые могут работать. Я бы рекомендовал менеджерам Сколково часть средств, которые они получают от государства для развития своего проекта, распределять по всем регионам России. Это поможет развивать кадры. Сколько сейчас лабораторий по всей стране, сколько ученых! Для них нужно создать возможность для коммерческого развития. И только преодолев этот уровень, мы сможем уже подумать над тем, как выводить на рынок те изобретения, которые будут появляться в Сколково. Ведь Сколково создано, в первую очередь, для дальнейшего развития бизнеса. Развитие бизнеса нисколько не легче, чем исследования. Выводить товар на рынок так же сложно, как и совершить открытие. Я уверен, что если российским ученым создать должные условия, то в итоге будут появляться изобретения, которые в дальнейшем будут иметь прикладной характер. Поэтому очень важным моментом является отработка механизма в Сколково по выбору достойных проектов. Я не могу сказать, что у российских ученых нет потенциала для развития прикладной науки. Если в Сколково в итоге будет создана критическая масса лабораторий, ученых, то тогда и прикладное звено пойдет само по себе", - считает Корнберг.

На вопрос о том, не станет ли Сколково своеобразным конкурентом Академии наук, что может привести к исчезновению последней, американский биохимик привел примеры других стран, где подобные учреждения мирно соседствуют друг с другом.

"Во-первых, в Америке, в Англии - да в любой стране на Западе - не один, и не два, а много таких проектов, как Сколково. Поэтому Россия только выиграет, если в ней будет и Сколково, и Академия наук, и, может, еще какой-то проект. Во-вторых, многие люди, которые задействованы в Сколково, говорили мне, что они очень критично настроены по отношению к Академии наук. Академия отстает в инновациях", - сказал ученый, добавив, что "Сколково не должно ограничивать себя каким-то одним форматом". "Необходимо пробовать разные пути, а те, которые в итоге сработают эффективнее, на них в итоге сосредоточить все силы. При Сколково будет собственный университет. Также будут предоставлены возможности для коммерциализации проектов, которые вышли из других университетов", - заключил он.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.