Александр Малнач: Почему ЦС против плебисцита по русскому языку в Латвии?

Рига, 3 мая 2011, 17:29 — REGNUM  "Последние несколько недель можно столкнуться с крайне противоречивыми высказываниями в адрес объединения "Центр согласия", - считает его лидер, мэр Риги Нил Ушаков. Но не менее противоречивыми являются высказывания самих представителей "Центра согласия" (ЦС). Например, по поводу инициированных обществом "Родной язык" поправок к Конституции Латвии, согласно которым русский язык приобретает статус второго государственного.

Коренное противоречие заложено в саму природу ЦС: опираясь на голоса преимущественно русскоязычного электората, "Центр согласия" хочет нравиться латышскому избирателю и еще больше - латышскому политическому классу. А к чему приводит скрещение ежа и ужа, нам хорошо известно. Не следует заранее отказывать "согласистам" в желании "сделать, как лучше". Но и тогда, когда они были Партией народного согласия (ПНС), и в момент раскола на ПНС Яниса Урбановича и "Новый центр" Сергея Долгополова, и после того, как они воссоединились под вывеской "Центра согласия", приняв в свои объятия Соцпартию Альфреда Рубикса, политическая миссия "согласистов" оставалась неизменной - любыми средствами нейтрализовать волеизъявление нелатышей. Подавалось это блюдо под соусом борьбы с радикализмом: дескать, изгоним латышских и русских радикалов из политики, и будет всем счастье.

По ряду причин нелатышам это блюдо пришлось по вкусу. Приняв за русский радикализм требование элементарного равноправия, русские изгнали из Сейма партию "За права человека в единой Латвии" (ЗаПЧЕЛ). Но слаще им почему-то от этого не стало. Тем более, что латышский избиратель не отказал себе в удовольствии проголосовать за "Все - Латвии!"-ТБ/ДННЛ. Присутствие последних в Сейме сделало невозможным вхождение ЦС в правительство сразу после выборов 2 октября, несмотря на внушительный мандат доверия избирателей: 29 мест и вторая по величине фракция парламента. Отсутствие же в Сейме ЗаПЧЕЛ не могло помешать развитию того глубокого конфликта, что заложили в основание Латвийской республики образца 1991 года ее архитекторы.

Разделение труда

Так, инициатива "Все - Латвии!"-ТБ/ДННЛ по ликвидации финансируемого государством школьного образования на русском языке - логичное продолжение того курса, который избрала латышская политическая элита в 1991 году, курса на построение так называемой латышской Латвии. Чреватый этническими чистками потенциально, в современных условиях этот курс неизбежно продуцирует политиков типа сопредседателей "Все - Латвии!" Райвиса Дзинтарса и Иманта Парадниекса с их инициативами в сфере языка и образования и, соответственно, этнический конфликт.

Задача, выполнение которой взял на себя "Центр согласия", сводится к тому, чтобы не допустить открытого столкновения конфликтующих сторон, не устраняя при этом причины конфликта. Так, в своей статье "О "Центре согласия" и референдумах" (Delfi.lv, 28 апреля) Ушаков прямо указывает, что сегодня у его партии появилась новая (на самом деле, слегка подзабытая старая - ИА REGNUM) задача: сохранить национальную и этническую стабильность в стране. Вопрос, кому выгодна в сегодняшних условиях такая стабильность, следует отнести к разряду риторических.

На практике деятельность "согласистов" ведет к ослаблению и подавлению одной из конфликтующих сторон, а именно, к ослаблению и подавлению основной массы избирателей "Центра согласия" - русскоязычных латвийцев. Так было в 2004 году, в момент наивысшего подъема движения в защиту русских школ, когда "согласисты" фактически перебежали на сторону правительства. Так происходит и сейчас, когда Ушаков открыто выступил против движения за придание русскому языку государственного статуса. Сегодня с высоты своей беспрецедентной популярности и авторитета у русскоязычного населения Латвии Ушаков агитирует против референдума по этому вопросу.

Рожденный ползать

Делает он это в хорошо усвоенной им манере давать противоречащие один другому сигналы одновременно. 20 марта в прямом эфире телеканала TV5 ведущий программы "Без цензуры" Андрей Мамыкин спросил мэра Риги: "Если бы это зависело только от вас и больше ни от кого и ни от чего, вы бы своим росчерком пера сделали бы русский язык государственным в Латвии?" Помолчав, Ушаков ответил: "Скорее, да". Телевидение - страшная сила. В объектив телекамеры труднее сказать горькую правду. Загнанный в угол, столичный градоначальник не решился тогда твердо признать, что "Центр согласия" - против укрепления позиций русского языка в Латвии, хотя именно это следовало из сказанного им ранее.

"Позиция ЦС и моя личная позиция всегда заключалась в том, что у русского языка должен быть официальный статус, подразумевающий право общения с органами самоуправления и государственными структурами власти на русском языке в письменной и устной форме. [...] Я не уверен, что при нынешней демографической ситуации, при нынешнем политическом положении, [затеянный обществом "Родной язык"] референдум имеет шансы на победу. Десять тысяч подписей они соберут в считанные дни. Трудно было ожидать иной реакции [на инициативу "Все - Латвии!"]. Говорить о том, кто из них поступает радикальнее, сейчас некорректно, поскольку акция [общества "Родной язык"] является ответной. Но если дело дойдет до референдума, то идея по второму государственному языку не пройдет. Большинство проголосует против, что поставит крест на других возможных изменениях (?). У меня нет морального права осуждать людей, которые сейчас это делают, но я исхожу из существующих реалий. Русский язык должен иметь статус официального, но есть вещи, которые достижимы сейчас, и есть вещи, которые в данный момент недостижимы", - сказал Ушаков в эфире TV5.

Другими словами, русский язык в Латвии никогда не будет иметь официального статуса, поскольку демографическая ситуация и политическое положение здесь всегда будут "против" этого. Кстати, в странах Евросоюза под "официальным статусом" понимается статус государственного языка. То, что записано в предвыборной программе ЦС и периодически озвучивается его представителями для услаждения слуха русского избирателя - обман зрения и пустое сотрясение воздуха. Именем постоянно неблагоприятной демографической и политической обстановки "Центру согласия" ничего не стоит отменить полеты в этом направлении навсегда.

Обгон воспрещен

Однако "согласистам" мало самим не летать. Успех акции по сбору нотариально заверенных подписей в поддержку поправок к Конституции Латвии, предполагающих государственный статус для русского языка, тревожит "Центр согласия", их спонсоров и партнеров. Ситуация может выйти из-под контроля, если движение за укрепление позиций русского языка в Латвии станет набирать силу. Задача ЦС, как мы помним: "сохранить национальную и этническую стабильность". С этой целью Ушаков применяет против инициаторов акции общества "Родной язык" - Владимира Линдермана и Евгения Осипова - тот же прием, что в свое время сработал против ЗаПЧЕЛ. Мэр Риги обвинил их в постановке недостижимых целей и радикализме.

"Даже самые наивные или самые идейные активисты не верят в то, что референдум о присвоении русскому языку статуса государственного имеет хоть какие-то шансы на успех [...] такой референдум обречен на провал", - пишет Ушаков на портале Delfi.lv, ссылаясь на этнический состав избирателей. Далее он высказывает опасение, что референдум по русскому языку "может превратиться в борьбу против латышей или против Латвии". Каким образом это возможно, Ушаков не поясняет. Вместо этого он усиливает натиск на "Родной язык": "Мы будем всегда выступать против радикалов вне зависимости от их родного языка".

"Латышская Латвия" дорога сердцу "русского" мэра. Любые действенные шаги, направленные на срыв этого опаснейшего для латышей и Латвии (не говоря уже о нелатышах) проекта, наталкиваются на гневную отповедь лидера "согласистов". Что же он предлагает взамен своим избирателям? Мелочевку. Срыв инициированного "висулатвияйцами" референдума по русским школам и продолжение борьбы "против реформы школ своими инструментами". И в том, и в другом случае Ушаков противопоставляет действию бездействие.

Чего суетиться?

Референдум по русским школам провалится и без вмешательства со стороны "согласистов". Еще ни разу в новейшей истории Латвии народное голосование не принимало нежелательного для власте й предержащих оборота, а правящая коалиция в лице "Единства" и Союза зеленых и крестьян, как известно, данный референдум не поддерживает. Зачем им референдум, если и без него через 10 лет вся система образования Латвии будет работать на латышском языке?

"Сейчас в немногих русских школах (127 из 724 заведений) как минимум в 50-60% случаев все происходит на латышском языке. Некоторые модели образования предусматривают до 90% предметов на латышском языке. Система сделана хорошо и приносит положительные результаты. Постепенно, через 10 лет, практически все образование могло бы перейти на латышский язык естественными, мирным путем", - считает экс-министр образования, депутат Сейма Ина Друвиете ("Единство"). "Работы много, но я не думаю, что надо заниматься системой, которая отлично упорядочена, то есть школами нацменьшинств", - добавила она.

(В скобках отмечу, что "русский" мэр мыслит идентично. В интервью газете Neatkarīgā Rīta avīze от 21 апреля Ушаков похвалил латышизацию русских школ: "Билингвальная система работает великолепно - русские школьники, оканчивая школу, говорят и пишут по-латышски лучше меня [...] И чего ради нам предлагают теперь угробить нормальную систему обучения?")

Но допустим, в стране наберется 153 с лишним тысячи психически ущербных людей, готовых полностью лишить русских детей возможности учится на родном языке, а именно столько подписей нужно собрать, дабы инициированные "Все - Латвии!"-ТБ/ДННЛ поправки к Конституции были выставлены на всенародное голосование. Но и в этом случае маловероятно, чтобы на призыв "висулатвияйцев" откликнулась половина из полутора миллионов избирателей, а без этого референдум не может быть признан состоявшимся. Если же активность избирателей окажется достаточно высокой, то, учитывая упоминавшийся мэром Риги этнический состав граждан Латвии, придумка латышских национал-радикалов будет похоронена навсегда. В этом случае отстаивать образование на русском языке в Латвии, опираясь на ясно выраженное всенародное "нет" идее его ликвидации, будет значительно проще.

Что же будет, если провалится референдум по русскому языку, чего будто бы страшится Ушаков? Что мы теряем в этом случае? Да ровным счетом ничего. Как был русский язык в Латвии иностранным де юре и самодостаточным де факто, так им и будет. Однако важно совсем другое. Каким бы ни был итог всенародного голосования по этому вопросу, от него останется четко сформулированный русской общиной - десятками, а может быть и сотнями тысяч человек - политический заказ. И чем больше людей подпишется под простым и вполне законным требованием легализации русского языка в стране, где он является родным для 40% населения, тем труднее официальным Брюсселю, Москве, Риге и любой политической силе, претендующей на русские голоса, будет его игнорировать. Этого "согласисты" и боятся больше всего, поскольку их интересует только стабильность в "латышской Латвии".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail