Иннокентий Адясов: Кому выгодна валютная паника в Белоруссии?

Минск, 30 апреля 2011, 22:39 — REGNUM  

Упорные слухи о неизбежной девальвации белорусского рубля начались с самого начала 2011 года. В первую очередь они были связаны с резким повышением бюджетных выплат накануне президентских выборов в стране в декабре 2010 года. Cлухи о неминуемом ослаблении белорусского рубля быстро стали распространяться в белорусском обществе.

Началась массовая скупка иностранной валюты населением и закрытие валютных счетов. Начальник главного управления валютного регулирования валютного контроля Нацбанка Беларуси Анатолий Мороз привел следующую статистику приобретения иностранной валюты населением: в январе 2011 года население купило $50 млн. (на чистой основе), в феврале - только $12 млн., а уже в марте - $700 млн. За весь прошлый год было куплено $1,5 млрд.

Дополнительное давление на валютный рынок оказывало ожидание снятия льготного режима растаможивания автомобилей: белорусские граждане стремились ввезти машины до лета 2011 года. Анатолий Мороз подчеркнул, что ажиотаж вокруг обменников создали сами физлица. "Сначала было повышение спроса осенью 2010 года, когда после определенных антикризисных мер ажиотаж возник в Украине. Наше население сарафанным радио тоже подняло ажиотаж", - сказал специалист НБ Беларуси.

Закономерным итогом паники стало полное отсутствие валюты в обменных пунктах и выход обменного курса к уровню 5000 белорусских рублей за один американский доллар.

Еще в начале апреля Нацбанк своим письмом официально разрешил банкам при изменении валюты кредита использовать договорной обменный курс для определения эквивалента обязательств по валютному кредиту, который был выдан физлицу.

Белорусские банки практически сразу после прекращения продаж иностранной валюты на бирже понизили стоимость белорусского рубля на 20-30%. Девальвация коснулась расчетов по валютным кредитам за рубли и операций по рублевым карточкам за пределами Беларуси.

В конце прошлой недели банковский сектор разнообразил арсенал средств, используемых, чтобы совладать с дефицитом валюты и застраховать свои риски. "Белгазпромбанк" и "МТБанк" ввели новые защитные меры - комиссию за осуществление операций с использованием рублевой карточки за пределами страны, которая составила 30% и 25% соответственно. То есть фактически белорусские банки де-факто признали уровень девальвации в размере 25-30 процентов.

Как известно, Нацбанк Беларуси с началом ажиотажного спроса на валюту не пытался сбить волну спроса. Официально это объяснялось необходимостью сохранить золото-валютные запасы. Также, вопреки многим ожиданиям, не был повышен процент обязательной продажи валютной выручки экспортерами (она составляет 30 процентов).

Действительно общая структура внешней торговли Беларуси продолжает ухудшаться. Если по итогам 2010 года впервые валютная выручка от реализации товаров на экспорт ($25,2 млрд.) не перекрыла расходы по промежуточному импорту-включая сырую нефть ($25,4 млрд.), то по итогам двух месяцев 2011 года разрыв увеличился: экспорт товаров - $4,36 млрд., промежуточный импорт - $4,74 млрд.

В то же время за счет присоединения к Таможенному союзу ЕврАзЭс Минск смог резко увеличить экспорт своей продукции в Россию и Казахстан. По данным Национального статистического комитета, Беларусь в январе-феврале 2011 года по сравнению с аналогичным периодом 2010-го увеличила объем экспорта товаров в страны Таможенного союза в текущих ценах на 39,8% до $1,8 млрд. Согласно информации Нацбанка Беларуси, поступление валютной выручки в январе составило около $2 млрд. Такие же показатели были в феврале, в марте - более $3,5 млрд. То есть валюта в Беларуси есть.

Российская сторона видела решение ситуации в развернутой приватизации и возможном введении российского рубля как единого расчетного средства для России и Беларуси. Посол России в Беларуси Александр Суриков считает актуальным возобновление переговоров по введению российского рубля на территории Беларуси в качестве единого платежного средства. "Ситуация, честно говоря, актуализировалась. Наверное, имеет смысл ее начать обсуждать", - заявил А.Суриков журналистам в Минске, комментируя возможность перехода на российский рубль в условиях фактически состоявшейся девальвации белорусского рубля. "Актуальность этого вопроса очевидна и для России, и для Беларуси", - считает посол. "Есть вопрос, над которым надо снова задуматься", - еще раз подчеркнул он. Между тем, по словам посла, условия предоставления Беларуси российских стабкредитов на $3 млрд не содержат прямого требования о девальвации белорусского рубля. "Напрямую - нет. Есть вопросы, связанные со стабилизацией денежно-финансовой системы, но это подразумевается и обсуждается в рабочем порядке", - сказал А.Суриков.

Несмотря на слова посла, Москва пока так и не предоставила стабилизационный кредит Минску. Белорусские аналитики считают, что Россия пытается добиться для себя особых условий при приватизации наиболее интересных объектов собственности в Беларуси. Однако Минск фактически заявил, что не готов предоставить какие-либо преференции российским инвесторам.

Премьер-министр страны отметил, что некоторые часто говорят о раздаче в Беларуси госсобственности. Такие разговоры Михаил Мясникович считает необоснованными. "Никакой раздачи госсобственности в Беларуси не было и не будет", - сказал он.

Что же ждет белорусский рубль в ближайшее время?

В последние два рабочих дня апреля на валютной сессии БВФБ (Белорусской валютно-фондовой бирже) начали удовлетворяться заявки на покупку валюты по официальному курсу по третьему пункту приоритетного списка - на погашение валютных кредитов. До этого на валютной сессии удовлетворялись заявки на покупку валюты под медикаменты и расчеты за газ. Соответствующая телефонограмма Нацбанка была направлена в банки, которые в свою очередь уведомили клиентов-получателей валютных кредитов, что вызвало некое оживление в бизнес-среде и ожидания повышения курса белорусского рубля к основным валютам.. В Нацбанке же переход к удовлетворению заявок на покупку валюты под погашение кредитов объясняют увеличением объема продаваемой валюты на торгах БВФБ. Поскольку из-за разницы между официальным и внебиржевым курсом на валютные торги предприятия выходят только с обязательной продажей (30% валютной выручки), то рост предложения можно объяснить лишь ростом поступления валютной выручки в страну.

"Ситуация меняется, валютная выручка начинает поступать в страну. Бизнес все лучше осознает, что так, как было раньше, уже не будет. Нацбанк не будет продавать валюту, ожидания 20, 30, 50% девальвации закончатся ничем. Можно подождать еще полгода, но работать надо сегодня", - сказал представитель НБ Беларуси.

Примечательно, что буквально за несколько дней до этого представитель НБ Беларуси заявлял, что обоснованным уровнем будет уровень 3800 белорусских рублей за один доллар. Явно белорусские власти решили наконец-то активно вмешаться в ситуацию.

Кроме того, на фоне валютной паники многие экспортеры придержали валютную выручку за пределами страны в надежде на скорую девальвацию, что позволило бы получить большую массу белорусских рублей от обязательной продажи 30% выручки. Но экспортеры в начале мая будут вынуждены проводить оплату многих расходов в национальной валюте: аренда, коммунальные платежи, электричество, газ, зарплаты, связь и прочие работы и услуги. После практически двух месяцев ожидания у них просто не осталось свободных активов в белорусских рублях и они будут вынуждены продавать валюту на бирже. Кому же была выгодна валютная паника?

За счет двухмесячного ажиотажного спроса на валюту население Беларуси значительно сократило свои сбережения в белорусских рублях. Произошло резкое сжатие денежной массы в обращении. Практически белорусские власти выполнили рекомендации МВФ. Фактически НБ Беларуси подтвердил это: " Для стабилизации ситуации на валютном рынке Беларуси и создания условий для наращивания международных резервных активов Национальный банк продолжит проведение жесткой монетарной политики. Об этом было заявлено на расширенном заседании правления Национального банка''.

Образно говоря, если в разгар валютной паники белорусы покупали американский доллар от 3800 до 5000 белорусских рублей, то после стабилизации ситуации на валютном рынке они будут вынуждены продавать один доллар за 3100-3400 "зайчиков".

Подобная ситуация была в России в конце 2008 - начале 2009 года: тогда вкладчики российских банков массово закрывали рублевые счета и покупали доллар в районе 35-36 рублей. Через некоторое время после вмешательства ЦБ России курс стал около 28,5 рублей за один доллар США.

Cтоит также особо отметить, что резкое уменьшение белорусских рублей в обороте произошло накануне начала массовой приватизации в стране, то есть многие субъекты хозяйствования и рядовые граждане остались без свободных средств.

Так что вряд ли в ближайшей перспективе Минск согласится на введение российского рубля как единого платежного средства.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.