Тогрул Джуварлы: "Надо пересматривать парадигмы экономического развития Азербайджана"

Баку, 29 Апреля 2011, 00:01 — REGNUM  

Интервью ИА REGNUM с экспертом Информационного Агентства ТУРАН (Азербайджан) Тогрулом Джуварлы.

ИА REGNUM: О необходимости значимых реформ в Азербайджане говорят буквально все международные структуры, оппозиционные круги, общественность и даже должностные лица. Последние заверяют что реформы уже идут полным ходом, видимо. имея в виду начавшуюся борьбу с коррупцией и некоторые социально-ориентированные указы президента. Что Вы можете сказать по данному поводу? Можно ли говорить о начале реальных реформ в Азербайджане?

Во всех нефтедобывающих странах постсоветского пространства последние два года наблюдалась одна и та же картина. В острой фазе мирового финансового кризиса правительства признавали необходимость широких реформ, но последний год перманентного роста нефтяных цен вновь "успокоил" правительства. Как и везде, реформы у нас оказались как бы отодвинуты на неопределенные сроки, и всё сменилось еще более масштабной реализацией инфраструктурных проектов. Никто не будет оспаривать важность подобных проектов: конечно же, они обновляют страну и поддерживают рост экономики. Но развитие сопутствующих институтов, ради которых и создается инфраструктура, явно запаздывало. Общество стало замечать и негативные стороны этого инфраструктурного бума: инфраструктурные проекты "коррупционно-ёмкие" и распиливание бюджетного пирога пошло быстрее. А разве не удивительно, что в самый разгар антикоррупционной кампании ушла в тень ключевая структура в этом процессе. - Счетная палата страны? Уже и не сосчитать, сколько было круглых столов, посвященных прозрачности в использовании бюджетных средств. В середине прошлого года даже президент страны призвал правительство к строгости в отборе инвестиционных проектов, финансируемых бюджетом, к контролю над их исполнением. Ожидаемых перемен не произошло. Обратного сигнала не последовало.

И вот теперь объявлена полномасштабная борьба с коррупцией, хотя в стране давно существовали соответствующие институты и законы для противодействия коррупции и непонятно, что же сдерживало их исполнение.

В постсоветских странах долгое время был в ходу странный оборот "коррупционная смазка". Имелось в виду, что в период перехода к рыночной экономике такая "смазка" ускоряет какие-то экономические процессы, способствует выравниванию уровня доходов в обществе. Хорошо помню, как министр образования высказался однажды в том духе, что поборы в школе неизбежны, так как заработные платы учителей нищенские. Такая "гуманизация" этого социального зла была очень опасной. Не помню уже кто заметил, что к коррупции может быть только два отношения - антикоррупционное и попустительское. При втором - "смазочная" коррупция легко переходит в тотальную. Коррупция становится способом управления экономикой, но при этом начинает разрушать экономику изнутри. Это не столь заметно, пока в экономику идут большие деньги, хотя признаки этого мы можем наблюдать в периодических экономических сбоях.

Некоторый общественный скепсис по поводу продолжающейся компании тоже очевиден. Политическая оппозиция, вообще, считает, что вся начавшаяся борьба не более, чем имитация. Между тем, целый ряд мер, предложенных правительством, можно считать вполне прогрессивным, например, внедрение электронной отчетности в государственных закупках. Но оппоненты власти, видимо, правы в той части, что борьба с коррупцией возможна только в условиях параллельно идущего реформирования экономики. А здесь остаются три ключевых вопроса, без которых остановить коррупцию невозможно: укрепление прав на собственность, независимые суды и свободная пресса.

По большому счету даже низкая заработная плата учителей или врачей, которая ниже средней зарплаты по стране, это лишь производная от недореформированности экономики. Возникни в стране своевременно институт обязательного медицинского страхования или самоуправление в системе образования, уровень жизни для представителей этих важных профессий начал бы выравниваться автоматически.

ИА REGNUM: Как бы Вы охарактеризовали сегодняшнюю политическую и социально-экономическую ситуацию в стране и в регионе? Какие факторы в социально-экономической или политической жизни актуализируют необходимость кардинальных реформ?

Назвать наш регион спокойным мог бы только отчаянный оптимист. Да, Южный Кавказ достаточно богат. Ресурсами, транзитным потенциалом, рекреационными зонами и необходимо эффективное использование этих возможностей, чтобы регион стал процветающим. Успешно и рационально выстраиваются экономические связи Азербайджана и Грузии. Стратегические инфраструктурные проекты, которые реализуются в регионе, дадут серьезный толчок всем экономикам Южного Кавказа. Но нормальному полноценному развитию очень мешают конфликты, сохраняющиеся в регионе, да и политические системы в странах трудно назвать устоявшимися. Мы много говорим о росте экономики. Но экономисты выстраивают другой ряд, обуславливающий социально-экономическое развитие какой-то страны - это ценности, институты и политика. Гармонично выстроить эту триаду достаточно трудно. Идея развития экономики часто подменяется констатацией ее роста. Это все не игра словами. Считается, например, что для перелома в аграрном секторе надо сменить лозунг роста сельскохозяйственного производства идеей развития сел, то есть начать с изменения среды. Казалось бы, в стране создано достаточное количество рыночных институтов, но экономика очень далека пока от создания полноценной рыночной экономики, а доля государства в экономике еще очень велика. Между тем, институты это не отдельные "технологические новинки", приближающие нас к развитым странам, это выработка общих и прозрачных правил игры в экономике. Еще сложнее дела с конкуренцией. Политическую оппозицию можно, конечно, маргинализировать. Но давно известно, что экономическая конкуренция успешно развивается лишь там, где есть политическая конкурентность.

ИА REGNUM: Развитие последних событий в мире, в регионе и в самом Азербайджане способствовало росту революционных и реформаторских ожиданий в стране. Как вы считаете, насколько адекватны действия властных структур Азербайджана в сложившейся ситуации?

Для этого надо снова вернуться к побудительным мотивам нынешних антикоррупционных шагов правительства. Попробую назвать соображения, которыми могла быть вызвана эта, признаемся, неожиданная антикоррупционная волна.

Первый напрашивающийся ответ - страх перед повторением событий, которые мы наблюдаем сегодня в арабских странах. Тем более, что целый ряд этих "беспокойных" стран был выше Азербайджана по социально-экономическому развитию. Иными словами, мы имеем дело с импульсивной защитной реакцией сложившейся системы. Эту реакцию мы наблюдали повсеместно. Видимо, можно согласиться с серьезными политологами, которые трактуют события в арабском мире как исторический процесс, а не как серию восстаний, "придуманных" западными спецслужбами. Если это так, то это процесс не одного месяца.

Но толчки к началу антикоррупционной борьбы шли и от других источников. Отметим, что российская политическая элита довольно спокойно отреагировала на события в арабском мире. Россия еще в прошлом году обратилась к модернизации, как к новому ресурсу развития страны. Но модернизация невозможна без борьбы с коррупцией и, как следующий шаг, была объявлена именно она. Ни для кого не секрет, что наши власти всегда внимательно следят за всем, что происходит в России, даже наши законы это порой слепок с российского оригинала. Тем более, что в нашей экономике появились претензии на модернизационное развитие.

Некоторые наблюдатели видят в начале антикоррупционной борьбы определенный крен Азербайджана в сторону Запада. Действительно, многие рекомендации Всемирного банка, ЕБРР и МВФ направлены на создание условий, снижающих размах коррупции. Более того, некоторые МФО стали даже отказываться от реализации проектов, в которых заметна коррупционная составляющая.

Давайте не забывать и о том, что любая долгосрочная власть должна время от времени демонстрировать свою способность к переменам, чтобы общество не разуверилось окончательно в ее возможностях.

Наконец, и сама азербайджанская экономика переживает момент, когда надо снижать роль нефтяного фактора и пересматривать парадигмы экономического развития страны. Факт, что на фоне стабилизации добычи нефти ВВП страны будет снижаться, если не найти в экономике другие источники роста. Экономика уже подает тревожные сигналы. Действительно, в первом квартале наблюдался самый низкий темп роста ВВП за последние годы -1,6%. Это сопровождалось высоким уровнем инфляции. В январе-марте этого года по отношению к тому же периоду 2010 года она составила 9,1%, а по отношению к декабрю прошлого года она выросла более, чем на 5%. Если бы не уровень занятости в стране, который пока удается поддержать, мы могли бы уверенно говорить о начале стагфляционных процессов. Эту ситуацию нельзя переломить без последовательной борьбы против коррупции, монополизма и нездоровой конкуренции.

Таким образом, сработала не одна, а, скорее всего, целый комплекс причин, побудивших правительство начать нынешнюю антикоррупционную кампанию.

ИА REGNUM: Что на ваш взгляд должны предпринять власти Азербайджана для улучшения сложившейся политической и социально-экономической ситуации, а также с целью минимизации фактора внешнего и внутреннего недовольства?

Согласимся, что многие процессы в мировой экономике формируются вне воли или желания Азербайджана. Это воспринимается обострённее еще и потому, что азербайджанская экономика никак не может отойти от нефтяной зависимости. Чтобы страна не была беззащитна перед внешними рисками, необходим широкий общественный консенсус внутри страны, на основе которого и строится движение вперед. Его можно достигать самыми разными способами. Лично я убежден, что нужна легализация теневого капитала. Понимаю, что это непростое решение для власти, да и население не воспримет это однозначно, особенно, сегодня. Первая теряет контроль над чиновничеством, но другого способа отделить власть и капитал просто не существует. Население тоже воспримет это как легализацию нечестно нажитого, отобранного у нее же. Но есть старое правило: надо уметь начинать работать с чистого листа.

Во-вторых, это децентрализация управления. Государство должно ограничить свои полномочия регулирующими. Оно не должно полностью уйти из экономики. Но оно должно стать арбитром, инициатором партнерства частного и государственного секторов. И обязательно должно делиться властью с обществом. Децентрализация управления может идти через те же муниципалитеты, поощрение любых форм общественной активности - от школьного самоуправления до создания жилищных кондоминиумов, развитие НПО и прочее. А министерства должны постепенно сбрасывать с себя хозяйственные функции и ограничиваться функциями регулятора в отрасли.

В-третьих, государство должно дать зеленый свет развитию малого и среднего бизнеса, какие бы шлагбаумы не ставило чиновничество. В любом арбитражном споре между малым и большим бизнесом власть должна занимать сторону первых, как наиболее слабого звена.

В-четвертых, введение декларации доходов для чиновничества становится просто безальтернативным. Заметим, что у нас декларирование доходов еще и не началось. А в России уже обсуждается вопрос декларирования доходов. Понятно, что и то, и другое может не сработать. Но сама идея - "напрягать" чиновничество, напоминать о всевидящем общественном "глазе" - важна как минимум профилактически.

ИА REGNUM: Как Вы в целом оцениваете реформаторский настрой и потенциал действующей власти, и каким Вам представляется развитие политической и социально-экономической ситуации в стране в ближайшее время?

Уверен, что нынешнюю антикоррупционную кампанию не так-то просто свернуть. Даже в среднесрочной перспективе имитировать антикоррупционные меры намного труднее, чем имитировать демократию. Экономика - предметнее, да и коррупция, так или иначе, касается каждого, независимо от политических пристрастий. Незаметно повернуть запущенный механизм вспять можно, но полностью остановить - вряд ли. В этом плане правительство стоит перед непростой дилеммой.

В то же самое время я не сказал бы пока, что в обществе накоплен какой-то взрывоопасный потенциал. Общество лишь ощупывает окно новых возможностей.

Два митинга, которые были инициированы Общественной палатой страны, это, по сути дела, попытка определенной части общества обозначить и отстоять свое законное право на свободу собраний. Собственно говоря, мы имеем дело с попыткой "протаранить" это право для всех. Эти попытки, скорее всего, продолжатся и власть должна много сделать, чтобы доказать, что она настроена на консенсус. Смею также предположить, что власти не уверены в настроениях в обществе. Иначе они бы не пресекали эти молодежные протестные движения так жестко. Если говорить о развитии ситуации, мне представляется, что власть должна оценивать ее более рационально. Что-то уже произошло и ситуация меняется. Не похоже, чтобы власть в ближайшее время уступила политическое пространство. Она не готова пока признать оппозицию. Более того, подчеркивая ее маргинальность, власть не идет на контакт с ней, хотя лидеров оппозиции вызывают на допросы в полицию. Можно никого не пускать на политическое поле, пока это возможно. Но, объявив о переменах, власть должна в таком случае идти на какие-то серьезные социальные уступки обществу в целом. Мы не Саудовская Аравия и возможности Азербайджана здесь достаточно ограничены. Даже при сегодняшних 25 млрд. долларов в Нефтяном фонде, даже когда этих средств будет еще больше, у власти не будет шанса "купить" лояльность всего населения. Сколько это реально стоит, мы видели, когда вслед за восстаниями в ряде стран Залива стали пересматривать уровень льгот населению, но уверенности при этом почему-то не прибавилось. Так что, наш путь, видимо, другой. Надо пересматривать текущую парадигму развития. Если нет средств, лучше дать шанс. А еще лучше прижать монополии и дать больше экономических свобод обществу, выступая его "естественным союзником".

Иногда уместно поверять реальное состояние дел через известные критерии. Весьма авторитетный социолог прошлого Шумпетер в свое время назвал пять направлений реализации энергии общества в экономической сфере - выход на новые рынки, использование новых ресурсов, использование новых технологий, производство новых товаров, использование новых методов управления. Вчитайтесь в эти пункты - ни один из них невозможен без реализации экономических свобод и вклада в человеческий капитал. И мало что из этого реализовано у нас. Речь идет об экономическом творчестве каждого члена общества, способного на такую деятельность. Конечно, как явный позитив можно отметить то, что Азербайджан стал более энергично выходить на внешние рынки. Но заметьте, только с нефтью и нефтепродуктами.

Для меня удивительно, что так и не осуществилась идея промышленного городка в Яшме. Фактически речь шла о пилотном проекте, стоящем несколько десятков миллионов долларов. Сотни предпринимателей были готовы ринуться в этот "экономический оазис" (с готовой инфраструктурой, льготным налоговым режимом) и начать там свободную предпринимательскую деятельность. Проект, скорее всего, погубили чиновники, вычищающие конкурентное поле и охраняющие свои "разрешительные" доходы. А недавно возникший, практически ведомственный промгородок в Сумгаите стал лишь паллиативом этого. Многие экономисты в мире считают, что проблемы макроэкономики начинаются и кончаются в микроэкономике. Шанс на общественный договор, когда власть и общество выступают, как партнеры с взаимными обязательствами, сохраняется. Но динамика дальнейших событий зависит, в том числе, и от того, как распорядится этим шансом власть.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.01.17
Мизулину зовут в «Единую Россию» укреплять нравственное направление
NB!
23.01.17
Для наращивания вооруженных сил в США не хватает людей — WT
NB!
23.01.17
Песков прокомментировал просьбу Церкви о передаче ей «Херсонеса»
NB!
23.01.17
Институт президентства в США не меняется
NB!
23.01.17
«Ползучая белорусизация»: Минск на пороге критической массы
NB!
23.01.17
Трамп между Эрдоганом и Путиным или Эрдоган между Путиным и Трампом?
NB!
23.01.17
В Литве не нашли доказательств госизмены школьников, отдыхавших в России
NB!
23.01.17
Британские ученые нашли «иммунитет» от фейковых новостей
NB!
23.01.17
Рост тарифов ЖКХ в Волгограде депутаты обосновали повышением цен
NB!
23.01.17
Глава Подмосковья усиливает команду?
NB!
23.01.17
ПРО Москвы выявила в 2016 году более десяти реальных пусков ракет‍
NB!
23.01.17
Не надо Ла-ла?
NB!
23.01.17
Херсонес — вслед за Исаакиевским собором?
NB!
23.01.17
Замминистра обороны РФ сравнил масштаб строительства с послевоенным — «Ъ»
NB!
23.01.17
2017 год для Казахстана: возможные риски
NB!
23.01.17
Трамп будет бороться с нападками СМИ в его адрес «зубами и когтями»
NB!
23.01.17
В Петербурге пьяный водитель иномарки протаранил здание комендатуры
NB!
23.01.17
В Магадане АИ-95 выдают по талонам
NB!
23.01.17
Режиссер, построивший «голливуд» вокруг себя
NB!
23.01.17
National Interest не исключает «внешнеполитических авантюр» Трампа
NB!
23.01.17
Абэ выразил Путину недовольство из-за размещения военных РФ на Курилах
NB!
23.01.17
Елена Мизулина вышла из «Справедливой России»