Андрей Геращенко: О необходимости общерусской модернизации

Москва, 15 апреля 2011, 21:02 — REGNUM  

Достаточно большой резонанс вызвали как статья российского эксперта Олега Неменского "Русская земля как базовое понятие геополитики России", так и последовавшее за ней интервью с белорусским политологом Николаем Сергеевым "Эксперт: Белорусам необходимо вернуть русскую составляющую национального самосознания". Оба этих материала достаточно знаковые и показательные. И если О. Неменский задал тон обсуждениям, то Н. Сергеев сделал очень важное уточнение о том, что понятия "русский мир" и "русская земля" сами по себе неполны без такого понятия, как "русский народ".

До начала ХХ века Россия, сохраняя преемственность от древней Киевской Руси, развивалась, прежде всего, как русское государство русского народа, управляемое русским царём-самодержцем. Да, империя была многонациональной с различным типом входивших в неё территорий (от собственно русских губерний, до полуавтономной Финляндии и зависимого среднеазиатского Кокандского ханства). Но собственно русский характер государства не подлежал сомнению и был закреплён как на уровне государственной политики, так и в образе России за рубежом.

1917 год стал потрясением для всего русского народа и его государственности. Старая концепция, подразумевающая "самодержавие, православие, народность", была отвергнута, как отвергнут и сам русский характер государства - большевики объявили курс на построение нового общества, нового государства - СССР - и даже нового советского народа. Сам характер партии большевиков был вненациональным, так как в её руководстве было значительное количество евреев, поляков, латышей, грузин и т.п. Понятно, что по чисто внутреннему мировоззренческому принципу эти люди были далеки от русской идеи и, во многом ассоциируя её с черносотенцами и белогвардейцами, относились к ней отрицательно. Многие исторические лидеры националистических антирусских мятежей объявлялись ими борцами с самодержавием, обогнавшими своё время. Уже в тот период произошло, как справедливо отмечает Н. Сергеев, первое разделение русского народа: белорусы и украинцы были объявлены не русскими, а совершенно особенными этносами. Безусловно, отрицать их родство с русским народом было бы абсурдно, однако вовсю стал применяться более размытый термин "восточные славяне".

Частичное возвращение к русскому характеру СССР произошло только во время Великой Отечественной войны. Связано это было с угрозой полного уничтожения государства, когда пришлось прибегнуть к традициям русской воинской славы - примерам подвигов Невского, Донского, Минина и Пожарского, Хмельницкого, Суворова, Кутузова, сделать частичные послабления Русской православной церкви, ввести погоны. Да и в руководстве страны решающую роль играли уже не представители иных национальностей, а русские, украинские и белорусские военачальники и партийные руководители.

Послевоенное время стало высшим пиком могущества русского государства, хотя оно и было спрятано внутри СССР. Был построен мощный военно-политический блок стран Варшавского договора, созданы могучие вооружённые силы. По сути, СССР в 70-80-е годы теоретически мог противостоять не только США, но и всему миру, возникни такая необходимость. Под контролем Москвы оказались огромные территории от Германии на Западе до Кубы в соседнем полушарии. Безусловно, советская империя имела множества слабостей и недостатков, но реальное геополитическое влияние было сопоставимо с влиянием США. Успехи в индустриализации, культурной жизни, образовании и здравоохранении, энергетике, освоении космоса были просто колоссальными. По сути, в основном все нынешние постсоветские страны до сих пор вот уже 20 лет живут на этом, созданном в период СССР запасе. Хотя всё больше проявлялись и проблемы - неэффективность экономики, не предусматривающей заинтересованность работающих в результатах труда, крайне низкое качество и недостаток промышленных и продовольственных товаров, догматизм и формальность общественно-политической жизни.

И всё же в конце 80-х началось медленное переваривание советского космополитизма - понятие "советский" всё чаще стало ассоциироваться с понятием "русский". На экраны начали выходить сугубо русские исторические фильмы - "Россия молодая", "Михайло Ломоносов" и т.д. Украина и Белоруссия, несмотря на все попытки лепить там титульные нерусские нации, постепенно приходили в нормальное состояние - на Украине русским пользовались почти во всех городах и в центре и на востоке, а в Белоруссии - вообще повсеместно. Да и лидеры национальных окраин и горожане Закавказья и Средней Азии всё чаще отдавали своих детей в престижные тогда русские школы. Пусть и медленно, но русифицировалась даже Прибалтика. При проведении грамотной, централизованной политики были все перспективы постепенной трансформации "советскости" в "русскость", хотя это было и не обязательным развитием событий. СССР так и не успел стать русским государством (вернее, вернуться к исторической русскости).

Перестройка М.Горбачёва стала настоящей катастрофой, приведшей ко второму в ХХ веке разделению русского народа. Помимо оказавшихся разделёнными на три государства русских, белорусов и украинцев, собственно 25 миллионов великороссов оказались за границами России. Но разделение коснулось и других русских - украинцы и белорусы также оказались разбросанными по просторам бывшего СССР. Собственно Российская Федерация, являясь крупнейшим осколком СССР, также не обеспечила не только приемлемые условия существования, но даже само сохранение жизни сотням тысяч русских даже на своей территории (особенно красноречив в этом плане пример Чечни). По-сути, беловежский сговор - тягчайшее преступление перед русским народом и русской цивилизацией.

Проведя отречение от исторического наследия СССР, Российская Федерация не вернулась и к наследию Российской Империи, также отрицая его, как и советское. Повторилась ситуация СССР - русские люди оказались гражданами государства, в котором свои национально-территориальные образования имели практически все крупные национальности за исключением самих русских. В постсоветских республиках началась откровенная русофобская истерия, которая во многом объясняется в том числе и той слабостью, скрытостью русского начала, которое ощущается в самой Российской Федерации. Русские за пределами России выглядели представителями этноса, за который никто не станет заступаться. Ведь если не защищают русских даже внутри России, то кто станет защищать их за её границами?

Особая ситуация сложилась на Украине и в Белоруссии. На Украине изначально были сильны сепаратистские тенденции в связи с господством в период СССР концепции о том, что украинцы и русские - разные народы. Всё это, сдобренное концепциями украинского национализма, выпестованными ещё в Австро-Венгрии, а также процветание Украины в последние годы СССР, породило мощное националистическое движение. По сути, прошёл процесс этногенеза нового народа. Как результат, сегодня многие украинцы уже отреклись от своей русскости, и Украина расколота надвое между сторонниками националистов и теми, кто считает себя частью русского народа.

В Белоруссии долгое время пробуксовывала идея белорусской исключительности. Но и здесь за 20-лет существования независимого государства при значительном влиянии Польши и католического меньшинства сформировался слой населения (особенно молодёжи), считающий белорусов отдельным от русских народов. В этом смысле Белоруссия также расколота, но не географически, как Украина (хотя есть отличия Запада и Востока), а на уровне общественных и цивилизационных ценностей. При этом очевидно, что если Россия и дальше будет уклоняться от осмысленной политики в отношении белорусов, считающий себя частью русского мира и русского народа, постепенный уход Белоруссии на Запад будет неизбежным. Значительные надежды, возлагаемые на Союзное государство России и Белоруссии, к сожалению, пока так и не оправдались. И во многом это связано с тем, что Союзное государство изначально строилось на сугубо политико-экономической основе с игнорированием того, что белорусы и русские - единый народ. Об этом говорилось, но в сфере культивирования именно ценностей русского единства практически ничего не делалось.

Положение усугубляется отрицательной демографией русского народа в целом - происходит вымирание и русских, и украинцев, и белорусов.

В непростую ситуацию попала и Русская православная церковь. Да, Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан остаются её каноническими территориями, однако всё чаще за пределами России патриарха Кирилла воспринимают, как главу исключительно РПЦ в границах Российской Федерации, и ему порой приходиться напоминать, что он, приезжая в Белоруссию, на Украину или в Казахстан, приезжает к себе домой, в свои же епархии. К тому же православные церкви, оказавшиеся за пределами России, испытывают давление иных религиозных структур, а также тех, кто стремится подтолкнуть их к автокефализации.

Таким образом, мы имеем достаточно безрадостную картину. Даже Россия не позиционирует себя как русское государство, и внутри самой РФ русские зачастую испытывают чувство неуютности и незащищённости в национальных образованиях. Что уж говорить о тех 25 миллионах русских, которые оказались за пределами России. Они поставлены перед сложным выбором - или уезжать из стран проживания или идти путём ассимиляции. Во многом все эти негативные процессы объясняются отказом Российской Федерации от исторической преемственности с Российской Империей и Советским Союзом. Русских дискриминируют в том числе и потому, что за них просто некому заступиться, и это чувствуют правительства бывших постсоветских стран. Уезжать русские будут из Молдавии, Закавказья и Средней Азии, а ассимилироваться - в Прибалтике, на Украине и в Белоруссии. Причём, как ни странно, особенно быстро процесс ассимиляции идёт на Украине и в Белоруссии, так как на бытовом уровне, украинцы, белорусы и русские, являясь единым народом, практически не отличаются, а уж во втором поколении - и подавно. Не случайно по результатам последней переписи населения в Белоруссии русских стало меньше на 300 000. Они никуда не исчезли, благополучно превратившись в белорусов. Так просто удобнее записать своих детей и записаться при случае самим.

В связи с этим единственным приемлемым выходом является общерусская цивилизационная модернизация на основе возвращения к исторической преемственности с Киевской Русью, Российской империей и Советским Союзом. Российская Федерация, чтобы не повторить печальной участи СССР, должна выстраивать свою государственность прежде всего, как русскую, подчёркивая русскую же идентичность соседних Белоруссии и Украины. В последнем случае как культурное, так и политико-экономическое сотрудничество должно выстраиваться прежде всего с русофильскими, а не русофобскими составляющими.

Необходима концептуальная проработка основных цивилизационных русских понятий - русский мир, русская земля, русский народ. Понятно, что главным субъектом здесь должен быть русский народ - без народа ничего нет в принципе, поэтому я согласен с Н. Сергеевым. Исторические территории расселения русского народа являются русской землёй. Безусловно, и в этом прав О. Неменский, это не предполагает каких-либо территориальных претензий либо аннексий, а лишь определяет исторически обоснованные границы проживания русского народа (в том числе и на колонизованных территориях). Совокупность же русского народа, русской земли и русскоязычых диаспор и образуют русский мир. Что же касается собственно России, то помимо русской земли можно говорить о том, что в её состав входят и территории исторического проживания других народов - татар, башкир, чеченцев и др.

Отдельно необходимо уделить внимание Казахстану. Россия не имеет территориальных претензий к своему южному соседу. Более того, Казахстан может стать важным мостом между русским севером и исламским югом, а казахи - сыграть интеграционную роль собирателей среднеазиатских земель. Уже сейчас Казахстан оказывает значительное влияние на Киргизию. Вместе с тем для скрепления стратегического союза России и Казахстана был бы смысл постепенно двигаться к его федерализации с определённой автономией Южной Сибири. Раз и навсегда решив проблему нормальной жизни своего русского севера, Казахстан получит мощного союзника и неизбежно в связи с этим, участвуя во множестве региональных проектов, станет серьёзным политическим центром в Азии. Думаю, что казахские националисты в глубине души понимают, что без России это невозможно, но опасаются возвращения северных территорий в РФ. Как видим выше, эту ключевую проблему можно решить.

Что же касается Украины и Белоруссии, то здесь необходимо проводить политику, направленную прежде всего на усиление общерусской составляющей. Тем более, что уже существуют фундаментальные труды Е. Карского и других крупных учёных, научно обосновавших языковое и этническое единство русских, белорусов и украинцев.

Сама концепция общерусской цивилизационной модернизации с привлечением Казахстана и казахов не должна сводиться до уровня лубочных призывов, а должна опираться на продуманную стратегию долгосрочного военно-экономического развития стран русского мира, быть привлекательной и научно-обоснованной, по-настоящему современной и понятной прежде всего для молодёжи, для которой могут открыться широкие перспективы для ведения своего дела, научной, творческой и иной карьеры. И в этом смысле ввод в официальный язык понятий "русский мир", "русский народ", "русская земля" являются необходимыми и очевидными мерами, но это всего лишь первые шаги и кирпичики в здании грядущей модернизации.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail