Великобритания пытается запустить "кипрского коня" в процесс карабахского урегулирования

Ереван, 13 апреля 2011, 08:54 — REGNUM  В Нагорном Карабахе с 1 по 3 апреля в рамках проекта "Европейское партнерство за мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта" под эгидой британской организации "Международная тревога" (International Alert) состоялся круглый стол "Опыт миротворчества и мирного сосуществования после вооруженного конфликта - пример Кипра". Соорганизаторами данного проекта в НКР были организации "Общественный совет по внешней политике и вопросам безопасности" и "Институт народной дипломатии". В работе круглого стола приняли участие представители Кипра (в абсолютном большинстве своем представляющие позицию ТСРК) и представители общественных организаций НКР.

Как всегда, лейтмотивом инициативы "Международной тревоги" являлся поиск решений для установления пресловутого "долгосрочного мира" в регионе. Событие это удостоилось однобокого внимания в СМИ, где широко цитировались высказывания участников, но не анализировался сам проект. Смысл идеи, которую широко озвучивали представители ТСРК, сводился к взаимосвязанности и похожести Карабахского и Кипрского конфликтов и пользе использования модели Кипрского урегулирования в Карабахском. Почему вдруг понадобилось "взаимосвязать" эти два конфликта, которые сильно отличаются друг от друга по всем ключевым параметрам?

На наш взгляд, причина в следующем. При всей декларативной приверженности мирному решению и отказу от угрозы силой, основным инструментом на переговорах по Карабахскому урегулированию до недавнего времени являлось использование Азербайджаном именно угрозы силой. Азербайджан оставлял за собой право принять только один вариант решения проблемы - тот, который устроит его. В противном случае грозил получить желаемое войной! Из-за сдержанной реакции армянской стороны на постоянные угрозы, отказ от угрозы силой со стороны Азербайджана не только преподносился как самая большая уступка (виртуальная и единственная!) Азербайджана, но и являлся основой матрицы процесса мирных переговоров для многих, истинно (и не совсем) желающих мира. На этой "недопустимой" угрозе силой была построена целая система воздействия на армянскую сторону: "военный бюджет Азербайджана превышает весь бюджет Армении", "время играет на Азербайджан", "армяне, опомнитесь!", а для многих было нормой объяснять необходимость вполне реальных уступок с армянской стороны воинственным настроем Баку.

Однако система воздействия, основанная на "недопустимых" угрозах, начала давать сбои. Армянская сторона, которая вначале ограничивалась заявлениями о готовности отразить любой удар противника, стала выступать жестче. Ряд высокопоставленных деятелей НКР прямо предупредили о возможности превентивного удара по Азербайджану, а в преддверии саммита ОБСЕ в Астане армия НКР провела ряд беспрецедентных военных учений, показав всем, что за словами могут последовать и дела, если Азербайджан не откажется от угроз. Последний "гвоздь" был забит на саммите в Астане президентом РА Сержем Саргсяном, который заявил, что в случае возобновления Азербайджаном военной агрессии у Армении не будет иного выбора, как признать Нагорно-Карабахскую Республику де-юре и приложить все свои возможности для обеспечения безопасности народа Арцаха.

После Астаны всем стало понятно, что армянская сторона готова к войне и не боится ее. И стало понятно, что инструмент угрозы силой со стороны Азербайджана стал неэффективным. А раз угрозы неэффективны, значит, надо менять военную риторику на мирную. Первые признаки этого появились на встрече в Сочи. Мирное поведение И.Алиева даже несколько озадачило С.Саргсяна. После Сочи резко сократилось количество угроз со стороны высших лиц Азербайджана решить Карабахский вопрос войной. А мирная инициатива миролюбивых британцев стала первой ласточкой в новой намечающейся игре. В чем же смысл этой игры?

Выступая за круглым столом, представители ТРСК дружно говорили о невозможности сохранения статус-кво в ТРСК, признавали факт оккупации турецкими войсками севера Кипра, ратовали за объединение и создание единого Кипра, за возвращение кипрским грекам земли, отнятого у них имущества, выплату компенсаций, о неспособности сохранить независимость и о необходимости отказа от нее, о похожести Карабахского и Кипрского конфликтов и о разочаровании, которое пережили в 2004 году.

Конечно, трудно что-либо возразить сторонникам мира, согласным ради него на все. Но давайте посмотрим, что все-таки стоит за этой инициативой. Раскроем три вопроса:

1. Почему турки ТРСК хотят объединения Кипра?

2. Как к этому относятся в Азербайджане?

3. Почему в качестве примера для разрешения Карабахского конфликта взяли Кипрскую модель, а не, скажем, Суданскую?

Почему турки выступают за объединение острова? Начиная с 1974 года, население Северного Кипра за счет переселенцев из Турции (Турция активно поощряет такое переселение) выросло втрое. И если до 1974 года турки на Кипре составляли 120 000 (17%), то теперь, по переписи населения в 2006 году - 268 000 (27%). А по неофициальным данным, с учетом незаконных мигрантов из Турции, население ТРСК превышает полмиллиона человек. Такое положение дел ставит греков-киприотов перед непростым выбором. Объединиться сейчас уже плохо, но потом будет еще хуже, так как турецкое население растет быстрее, чем греческое. Понимая это, турки предлагают к тому же объединяться на заведомо неприемлемых условиях. Предложенный в 2004 году ООН план создания федеративного государства, который фактически узаконивал турецкую оккупацию, предусматривал сохранение военного контингента Турции на острове, юридическое узаконивание договоров, заключённых ранее Турецкой Республикой Северного Кипра и Турцией, которые давали бы турецким войскам право использовать все Кипрские гавани, производить передвижения по всему острову и выполнять полёты турецких ВВС над всей территорией Кипра. Турецкая сторона получала бы право вето в объединённом правительстве Кипра. При этом все госструктуры объединённого Кипра на 95% должны были финансироваться греческой стороной. Ограничивались бы права греков на операции с собственностью в северной части острова до тех пор, пока уровень жизни двух общин не сравняется. В 2004 г. греческий Кипр отверг этот план. Туркам некуда торопиться. Для них почти одинаково хорошо и нежелание греков объединить Кипр, и желание объединить. Ведь нежелание греческой стороны в конце концов приведет к международному признанию ТРСК, а объединение с динамично растущим турецким населением (вдобавок, на европейских харчах) со временем превратит весь Кипр скорее в турецкий, нежели в греческо-турецкий остров. И Турция получит себе великолепную площадку для продвижения своих интересов в ЕС.

Как к этому относятся в Азербайджане? При всем демонстративном негодовании - хорошо, и даже очень. Заявления турок Северного Кипра о согласии создания единого государства освобождает Азербайджан от необходимости применения "двойных стандартов" в отношении признания независимости ТРСК и НКР. Даже больше, Азербайджан получает прекрасную возможность аппелировать к примеру турок Северного Кипра. Но это не самый главный плюс для Азербайджана. Самый главный плюс кроется в ответе на третий вопрос.

Почему именно Кипрскую модель пытаются преподнести в качестве примера для Карабахского урегулирования? Заявления представителей Северного Кипра в привязке к Карабахскому конфликту несут в себе вполне определенную долгосрочную цель. Цель эта - создание "похожести" Кипрского и Карабахского конфликтов, из которой логически должна будет вытекать и схожесть их решения. При этом есть два слоя информационного воздействия. Первый слой - искусственно навязываемые аналогии. "20 лет назад ТРСК была такой, как НКР" - понимай: НКР аналогична ТРСК, "независимость ТРСК себя не оправдала" - понимай: и независимость НКР себя не оправдает, "ТРСК не нужна независимость" - понимай: и НКР она не нужна, "решение Кипрской проблемы в объединении ТРСК с Кипром" - понимай: решение Карабахской проблемы - в объединении НКР с Азербайджаном. Цель этого слоя - навязать ощущение аналогичности конфликтов и ввести обсуждение Карабахского конфликта в рамки неизбежности объединения НКР с Азербайджаном. Это позволило бы обсуждение нынешней полной независимости НКР перевести как минимум в обсуждение конфедеративных отношений с Азербайджаном.

Второй информационный слой гораздо "тоньше". Уже сами дискуссии на данную тему по умолчанию будут предполагать, что НКР - это все-таки часть Азербайджана. Демонстративное признание факта оккупации Турцией Северного Кипра и требование вывода оккупационных войск представителями ТРСК не оставляет иных вариантов у армянской стороны, кроме как приветствовать эту позицию. И когда армянская сторона будет основательно втянута в дискуссию, последует самый главный ход - а почему армянам самим так же не поступить в НКР? Именно в этом и заключается одна из главных целей проекта - закладывание информационной мины. Политическая, а затем и вынужденная вооруженная борьба карабахских армян за свою независимость подспудно будет подменяться навязываемой, по аналогии с ТРСК, якобы оккупацией Арменией части Азербайджана! А ведь именно этого и добивается Азербайджан на протяжение многих лет, потому что с точки зрения международного права действия армян Нагорного Карабаха в провозглашении НКР были безукоризненны.

Но есть в этом проекте одно слабое место. Это История. Создатели этого проекта знают об этом и потому, устами своих экспертов, призывают Историю оставить историкам, а политикам решать сегодняшние задачи, исходя из сегодняшних реалий. Но если туркам на руку "забыть" историю своего появления на Кипре и историю возникновения ТРСК, то армяне Нагорного Карабаха свою Историю забывать не намерены.

Геворк Саркисян - аналитик (Степанакерт).

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.