"Без меня режим не сменят": Ираклий Окруашвили ставит диагноз грузинскому обществу

Тбилиси, 12 апреля 2011, 11:05 — REGNUM  Экс-министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили утверждает, что без него революцию в Грузии не сделают и нынешний режим не сменят. Об этом он заявил в эксклюзивном интервью грузинской газете "Квирис палитра" ("Палитра недели"). При этом экс-министр вынес грузинскому обществу довольно неутешительный диагноз: грузинское общество явно больно.

Поясняя свой диагноз, Окруашвили привел в пример факты насилия над представителями различных слоев общества и выразил удивление, что ни на один факт народ не отреагировал адекватным протестом. Только одна женщина-беженка прибегла к крайней форме протеста - самосожжению, что оценил экс-министр.

По его словам, особые усилия со стороны политиков для организации протеста тех же уличных торговцев, педагогов, ветеранов не требовались, и народ не должен жить в постоянной надежде на политиков для защиты своих прав. "Тот единственный случай, который я упомянул выше, (самосожжение беженки) в любом другом самолюбивом обществе пробудил бы тревогу, но наше общество так хладнокровно отнеслось к этому случаю, что я даже подумал: народ совсем потерял самолюбие и ему, наверное, нравится, когда к нему применяют насилие", - заявил Окруашвили.

Он подчеркнул, что отвращение к правительству и ожидание больших перемен существует во всех сферах общественной жизни Грузии, но все желают изменений чужими руками, все ожидают какого-то чуда и надеются на божью волю. Исходя из этих размышлений, экс-министр делает заключение: общество явно больно. Как бы опережая возможный вопрос, Окруашвили задает его себе сам: почему он сам не выдержал в тюрьме больше двух дней, почему сдался и бежал в Париж, и отвечает: а на кого ему было надеяться - на оппозицию или Мишино правосудие?

В том, что в народе поселились нигилизм и безверие, в том, что народ пассивен, экс-министр обороны обвиняет прежде всего ту часть грузинской оппозиции, которая в настоящее время ведет переговоры с властями по вопросам улучшения избирательной среды. По его словам, после того, как правительство нанесло ему в 2007 году удар, произошло самое худшее: все покрытые нафталином политики выползли наружу и начали бизнес путем улучшения избирательной среды или выборов. Из этой категории Окруашвили выделяет только Ираклия Аласания, который пришел в грузинскую политику с большими ожиданиями и огромными ресурсами поддержки, но Миша (Саакашвили) очень быстро лишил его всего этого, причем так, что Аласания этого и не понял.

"Всем им (оппозиции) место именно там, куда грузинский народ отправит правительство Саакашвили", - заключает Окруашвили. Он выставляет свой диагноз и Нино Бурджанадзе, и Представительному народному собранию, которые обещают 2 мая начать волну протеста. Ираклий Окруашвили считает, что все иллюзии относительно отстранения ими Саакашвили развеются уже 2 мая. Бурджанадзе, по его словам, пыталась внести интригу во взаимоотношения между ним и еще одним лидером "Грузинской партии" Леваном Гачечиладзе. (Как известно, супруг Нино Бурджанадзе Бадри Бицадзе некоторое время публиковал в грузинских СМИ интервью с компроматами на Гачечиладзе, и все это привело к инциденту в Мюнхенском аэропорту, когда Леван Гачечиладзе избил Бадри Бицадзе). Окруашвили рассказал, как еще до мюнхенского инцидента Бурджанадзе прислала к нему общего знакомого и попросила о встрече. "Я ответил, что встречусь только в присутствии Левана и только для обсуждения конкретного плана, на что она ответила отказом", - сообщил Ираклий Окруашвили.

По его мнению, Бурджанадзе и ее муж рассматривают смену власти в разрезе Терджольского райкома. "Как должен тот, кто говорил, что его поставили за занавеску (по рассказу Бадри Бицадзе, он стоял за занавеской во время встречи Саакашвили и Гачечиладзе), свергнуть того, кто его туда поставил?", - вопрошает Окруашвили и утверждает, что именно его партия нанесет режиму Саакашвили решающий и губительный удар.

По его словам, к нанесению этого удара они уже готовятся, интенсивно ведут строительство партийной структуры, и хотя многое еще предстоит сделать, они обещают успеть и сделать все в заранее намеченные сроки (которые не называются). "Мы не будем, как Бурджанадзе, искусственно торопить события, лишь бы кого-то опередить. Никто больше меня не торопится отстранить Мишу (Саакашвили). А кто нам не верит, пусть обращаются к Бурджанадзе, которая раз в три месяца упраздняет конституцию на проспекте Руставели. Если и это не нравится, вот "Шепицулеби", пусть идут к ним. Но пусть все запомнят: без нас этот режим никто не сменит", - подчеркнул Окруашвили.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.