Медведев подписал гарантии Китая территориальной целостности стран Центральной Азии: Казахстан за неделю

Москва, 4 Апреля 2011, 19:43 — REGNUM  Считается, что досрочные президентские выборы в Казахстане напрочь лишены главной интриги. Дескать, страну лишили выбора, представив на суд избирателя заведомо непроходных оппонентов Нурсултана Назарбаева. Однако этот взгляд на казахстанские реалии представляется недостаточно отражающим существующее положение дел. Главная проблема избирательной кампании 2011 года - заключается отнюдь не в отсутствии кандидатов. В конце концов, за всю недолгую историю независимости страны можно вспомнить буквально пару фигур, которые действительно могли бы составить реальную конкуренцию Нурсултану Назарбаеву. Откровенно мало значимых фигур все эти годы и среди чиновников - все они действуют в логике политического самосохранения, встроены в существующую вертикаль, которая не терпит инакомыслия, выходящего за рамки действующей идеологии.

Но все же главная проблема нынешней казахстанской политики заключается не в отсутствии ярких личностей. Она заключается - в отсутствии самой политики. В Казахстане пока не сложилось традиций формулирования совокупности социальных заказов. А стало быть, нет и центров, которые бы могли, выступая от имени значимых электоральных групп, конкурировать с властью, предлагая альтернативные проекты. Даже самые осмысленные из существующих протестных групп - дольщики и ипотечники, единственные из всех действительно объединенные мощной консолидирующей идеей, ради которой они готовы вступать в конфронтацию с властью, слишком разобщены и не всегда последовательны. В таких условиях требовать от власти достойных соперников действующему президенту - попросту невозможно. Да и выборы теряют свое значение, становятся игрушкой элиты, которая в подавляющем большинстве разучилась пользоваться даже традиционными политическими и общественными инструментами.

Поэтому, нет ничего удивительного в том, что казахстанские СМИ внимательно обсуждают будущее страны. Перед выборами - пусть они и не несут никакой социальной нагрузки, необходимо обсуждать хоть какие-то перспективы. Даже - если это выглядит политической сублимацией.

"Чтобы освободить кресло спикера Сената парламента, Назарбаеву пришлось договариваться не только с Генеральным секретарем ООН, но и с Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным"

Безусловно, главная тема обсуждения во внутренней политике - кто может стать преемником Нурсултана Назарбаева. Очень многие в элите страны хотели бы, чтобы следующий президентский срок Лидера нации был последним. И поэтому СМИ - старательно выискивают в ближнем круге главы государства достойных продолжателей курса. Так, например, делают аналитики интернет-портала "Гео", разделившие ближайшее окружение президента на старую и молодую гвардии. "Кто будет следующим главой Акорды после первого президента? Выбор, собственно говоря, небольшой. Или это будет так называемая старая гвардия во главе с ее ярким представителем, Акимом Алматы Ахметжаном Есимовым или представитель реформаторов, где видную роль играют Карим Масимов и Умирзак Шукеев. Где то посередине находятся технократы, которых представляет Адильбек Джаксыбеков и Нурлан Нигматулин, в последнее время ставший по существу главным идеологом страны. <...> Президенту явно нравится Карим Масимов, иначе он не сидел 4 года премьер-министром. Но шансы стать президентом у него все же небольшие. Во первых, плохо владеет государственным языком. Во вторых, в глазах казахского истеблишмента не является полноценным представителем коренной нации. В то же время предпринимаются большие усилия для построения правильного имиджа, в чем ему помогает его давний друг Тимур Кулибаев. В Астану приглашены специалисты из-за рубежа, участвующие даже в заседаниях правительства. Не исключается также, что в случае неудачи в борьбе за президентский пост Масимов уедет за границу для работы в какой нибудь крупной банковской структуре. По слухам из его аппарата, его неотступно сопровождают советники, приглашенные им из Австралии и Англии. Кроме того, он плотно работает с американским лоббистом Александром Мирчевым. Идет сильнейшая реклама премьер министра в иностранных СМИ. Масимов первый премьер министр Казахстана, так усиленно работающий над своим имиджем.

Неплохие шансы у фаворита президента Адильбека Джаксыбекова. Но и него есть недостатки. Он так и не удосужился выучить казахский язык, что свидетельствует об отсутствии у него необходимого прилежания. Кроме того, он является неприкрытыми представителем большого бизнеса. И продолжает им заниматься, находясь на государственной службе. Разумеется, в интересах своей компании "Цесна ".

На этом фоне сильнейшие позиции у Умирзака Шукеева. Он представитель Старшего жуза, родом из Шымкента, что повышает его шансы в борьбе за голоса избирателей. Образование получил в Москве, вернее, - в Подмосковье, в малопрестижном финансово-статистическом институте. Но в отличие от того же Григория Марченко закончил его во время, без уходов в академотпуски, что положительно свидетельствует о его учебе. В 30 лет он уже работал министром экономики в правительстве Акежана Кажегельдина. Трижды побывал в акимском кресле, а сейчас тянет воз первого заместителя премьер-министра. Без личной поддержки президента такую карьеру он вряд ли смог бы сделать. Ему всего лишь 47 лет, через пять лет он достигнет очень хорошего возраста, чтобы возглавить страну. И он не станет поливать грязью первого президента, но определенная ревизия назарбаевского наследия, конечно, неизбежна. При Шукееве произойдет демократизация Казахстана, во власть вернутся репрессированные Ураз Джандосов, Жанна Ертлесова, Мухтар Аблязов и другие младоказахи. Премьер-министром станет его давний друг Сауат Мынбаев. Он, наверное, проявит себя и как хитрый дипломат, построит правильные отношения со всеми соседними государствами. Осталось ждать не так много, всего пять лет. Если, конечно, не произойдут совершенно неожиданные события, наподобие тех, которые произошли в Северной Африке или, не дай Бог, в Японии...

В ту же сторону смотрят аналитики газеты "Республика", рассуждающие, правда, не о умозрительной перспективе подбора преемника главе государства, а в более практичном русле. После выборов - Казахстан ждут масштабные кадровые перестановки. "...Чтобы освободить кресло спикера Сената парламента, Назарбаеву пришлось договариваться не только с Генеральным секретарем ООН, но и с Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным. Ведь должность руководителя Женевского филиала ООН была негласно закреплена за Россией. Но, по нашей информации, Токаев отказывался от любых назначений, кроме должности заместителя Генсека ООН. Таким образом, на сегодняшний день Назарбаеву в первую очередь нужно пересадить Аслана Мусина, Карима Масимова и Кайрата Келимбетова. Что касается Умирзака Шукеева, то после заметного ослабления южного клана и ввиду угрозы уголовного преследования, которая нависла над ними всеми, первого вице-премьера можно не расценивать как серьезного игрока, с чьими интересами нужно считаться.

По информации издания, в игру на высшем уровне пытаются войти аким Астаны Имангали Тасмагамбетов и министр обороны Адильбек Джаксыбеков. Более того, в "Ак орде" поговаривают, что именно их Назарбаев может использовать в качестве противовеса Мусину, Масимову и Келимбетову.

Для Мусина, сконцентрировавшего в своих руках всю внутриполитическую кухню, должность спикера Сената парламента может оказаться политическим тупиком. В свое время он уже возглавлял нижнюю палату и никак себя не проявил даже в столь ограниченном политическом пространстве. Поэтому если Аслан Мусин станет главой верхней палаты, то через год-два его можно будет списывать в архив - он не располагает соответствующими медийными, политическими, денежными и кадровыми ресурсами, чтобы в критическом случае перехватить власть после Назарбаева.

Другое дело - Карим Масимов. По нашей информации, он согласен только на кресло председателя правления ФНБ "Самрук-Казына", которое дает не меньше, а может, и больше финансовых возможностей, чем даже должность премьера. Плюс Масимов располагает собственным медиахолдингом, контролирует "Казком" и ряд крупных структур и вообще считается одним из тех, кто реально имеет миллиард долларов. То есть, возглавив ФНБ "Самрук-Казына" в качестве высшего исполнительного лица и имея команду, рассаженную по всему госаппарату, плюс собственную медиагруппу, Масимов может превратиться в весьма сильную политическую фигуру. А если он получит санкцию Назарбаева на поддержку одной из карликовых политических партий, то вообще станет фигурой, с которой придется считаться всем.

Что касается Кайрата Келимбетова, то, по нашей информации, он спит и видит себя премьер-министром. Мы уже писали, что из всех потенциальных кандидатур на эту должность он лучше всего знает казахстанскую экономику, плюс может привести вместе с собой большую группу новых менеджеров из числа выпускников программы "Болашак". К тому же у Келимбетова нет выбора: или он пробивается на должность премьер-министра, пока в стране не начались большие разборки по поводу эффективности работы дочерних структур "Самрук-Казыны", или становится козлом отпущения за все недоработки, потери и убытки фонда и его "дочек" и "внучек". Не будет же Назарбаев сдавать своего среднего зятя, а второй зампред правления Арман Дунаев - фигура настолько слабая, что даже для жертвоприношения не годится.

В принципе, Назарбаев вполне может сделать следующий маневр: Мусина отправить спикером Сената парламента, а Масимова и Келимбетова поменять местами. Но проблема в том, что это не устроит "стариков" в лице Ахметжана Есимова и Нуртая Абыкаева. Они недавно уже проиграли Мусину, Масимову и Кулибаеву - последние стояли за продление полномочий Назарбаева через выборы, тогда как первые инициировали республиканский референдум и второе поражение вряд ли допустят.

"Нельзя сказать точно, кого они будут лоббировать, но не Умирзака Шукеева, поскольку "южане" ни у кого не в чести, а теперь, когда руководитель Администрации президента Сарыбай Калмурзаев проводит за рубежом больше времени, чем внутри страны, и стал фигурой больше номинальной, чем реальной, этот клан держится только потому, что Назарбаев использует его как рычаг давления на всех остальных. В этих условиях Адильбек Джаксыбеков и Имангали Тасмагамбетов имеют все шансы на успех, тем более что они не являются политическими союзниками и, соответственно, будут балансировать друг друга. Но решится ли Назарбаев на кардинальную перестановку? Ведь фактически сегодня свободна только одна ключевая позиция. Лично нам кажется, именно кажется, что Назарбаев выберет половинчатое решение. Возможно, оно будет таким: Аслан Мусин, как слишком амбициозный и непубличный политик, который к тому же плохо знает современную экономику, отправится спикером Сената. Карим Масимов возглавит правление ФНБ "Самрук-Казына", благо что заместителем там будет его союзник Тимур Кулибаев. Кайрата Келимбетова передвинут в кресло руководителя Администрации президента с задачей обновить госаппарат за счет выпускников программы "Болашак" и обещанием сделать премьером на следующем витке перестановок. А премьером назначат или Имангали Тасмагамбетова, или Адильбека Джаксыбекова. Мы склоняемся к последнему, поскольку у него намного меньше, по крайней мере внешне, политических амбиций. Что касается Тасмагамбетова, то, похоже, ему светит по тем же резонам путь посла Казахстана в России", - пишет "Республика".

"А подписал Медведев, по существу декларацию о гарантиях территориальной целостности стран Центральной Азии, предоставленных этим странам не кем-нибудь, а Китайской Народной Республикой"

О будущем Казахстана в последнее время принято писать в негативных тонах. Любой разговор о развитии страны так или иначе ведется в привязке к региональной политике. А здесь царит иная система координат, в рамках которой все потуги Астаны казаться современной, развитой и стабильной сталкиваются с нищетой, радикальным исламом и управляемым хаосом, характерными для всей Средней Азии.

Впрочем, не все специалисты разделяют позиции алармистов. Исследователи, допустим, от государственных структур, вполне аргументировано указывают на устойчивое экономическое и гуманитарное развитие. К таковым относится главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований Мурат Лаумулин, отметившийся с футурологическими изысками на портале "Неономад":

"Давайте представим, каким может стать Казахстан, если намеченный в "эпоху Назарбаева" курс сохранится. Итак... В период 2015-30 гг. общая геополитическая ситуация в Центральной Азии стабилизируется. Экономический кризис 2007-12 гг. проходит без последствий. На мировом рынке сохраняются высокие цены на минеральное сырье и углеводороды. Соседи Казахстана в ЦА выходят на фазу устойчивого экономического роста.

Процесс интеграции в рамках ЕврАзЭС входит в активную стадию: Россия, Казахстан и Беларусь создают Единое Экономическое Пространство, к которому стремятся присоединиться Узбекистан, Украина, Армения, Азербайджан, Молдова. Создается Евразийский Союз, о котором мечтал Н.Назарбаев в 1994 г. Киргизстан и Таджикистан находятся в окончательной фазе вступления в Союз. В целом экономика СНГ развивается поступательно, сохраняя темпы роста от 9-11% (Россия и Казахстан) до 4-5% (центральноазиатские государства). Туркменистан выходит из изоляции и включается в интеграционные процессы.

Темпы роста экономики Китая замедляются, но этот процесс не оказывает негативного влияния на Казахстан. Европейский Союз заключает с Евразийским Союзом полномасштабные и долгосрочные соглашения по политическому и экономическому сотрудничеству. Россия и Казахстан (наряду с Турцией и Украиной) приобретают статус привилегированных партнеров ЕС; исчезают визовые и таможенные барьеры между ЕС и Евразийским Союзом. В Афганистане завершается стабилизация страны, однако сохраняется иностранное военное присутствие. Евразийский Союз участвует в реконструкции этой страны. НАТО и ОДКБ вступают в тесные военно-стратегические союзнические отношения. ШОС постепенно исчезает как региональное интеграционное объединение; Китай теряет интерес к сотрудничеству с Россией и странами Центральной Азии.

На Каспии Россия, Казахстан, Азербайджан и Туркменистан выступают единым фронтом и заставляют ИРИ вернуться к прежней советско-иранской границе. Между постсоветскими государствами сняты все спорные вопросы, идет активное техническое сотрудничество; проблемы трубопроводов решаются на основе компромиссов и взаимных уступок. Каспий превращается в важную транспортную артерию по линии Юг-Север; экология озера успешно восстанавливается. Каспий вновь становится основным поставщиком икры и редких пород рыб на мировые рынки.

В этот период Казахстан превращается в одного из главных игроков среди государств Евразии. В эти десятилетия население страны достигает 25 млн. чел.; уровень жизни достигает среднеевропейского. Страна преображается вследствие продуманной экономической стратегии и целенаправленной политики всех правительств республики, выгодной мировой конъюнктуры, благоприятных климатических изменений.

В Казахстане завершается переход от сырьевой экономики к диверсифицированной. Важнейшей отраслью становится сельское хозяйство: республика превращается в основного поставщика продовольствия (прежде всего, мясомолочной продукции и зерна) в СНГ, в страны Среднего Востока и Европейского Союза. С помощью ЕС происходит полное техническое перевооружение аграрного сектора; создаются целые регионы и сектора, ориентированные на производство экологической продукции для западного рынка.

В добывающей сфере происходит полный отказ от экспорта сырья и переход к полному циклу обработки. В целом в республике намечается скачок от индустриальной экономики ХХ века к информационно-технологической. Однако машиностроение продолжает играть важную роль в экономике РК, будучи тесно связанной с аналогичными отраслями других республик. Всю страну покрывает густая транспортная сеть, призванная обслуживать не только нужды населения и связи с соседними государствами, но и вносить важный вклад в функционирование грандиозного транспортного моста Восток-Запад. Вокруг транспортных магистралей создаются и возникают новые центры экономической активности".

О новых рисках и вызовах в регионе пишет Информационно-аналитический центр изучения постсоветского пространства при МГУ им. М.Ломоносова. По мнению специалистов портала, странам региона пора начать учитывать новые риски и вызовы. "Центрально-азиатский регион вступает в период, когда со всей очевидностью проявляются новые риски и вызовы, в то время, как нерешенным остается целый комплекс застарелых проблем. Общий контекст происходящих изменений можно свести к нескольким разнонаправлено действующим факторам:

- население региона стремительно молодеет. Новое поколение, которое вступает в возраст политической и социальной активности, в большинстве своем не только лишено остатков советского менталитета, понятия об общности народов, но и не испытывает стремления к тесному внутри региональному взаимодействию. Это поколение получило совершенно иное образование и по качеству и по содержанию. Есть проблемы со знанием русского языка.

- в молодежной среде растут националистические настроения, которые как в начале 90-х гг. формируются при участии представителей культурной,гуманитарной интеллигенции. Растет уровень национальной обособленности, разделение по принципу "свой-чужой", что особенно заметно на киргизском примере.

- возрастает влияние религиозного фактора, что заметно даже по чиновничьей Астане. В сельских регионах, прежде всего, в Ферганской долине происходит соединение религиозных мотивов с проявлениями социального недовольства, что создает, прежде всего, для Узбекистана и Кыргызстана дополнительные риски.

- ограниченность социальных лифтов, даже в относительно успешных в экономическом отношении странах, таких как Казахстан. Рост численности населения не поддерживается созданием новых рабочих мест, потенциал систем образования не может "впитать" массу потенциальных абитуриентов.

- коррупция и низкое качество управленческого менеджмента.

- отсутствие четких горизонтов стратегического планирования. В Казахстане и Узбекистане они ограничены чрезмерной персонификацией власти, в Кыргызстане внутриэлитной разобщенностью, в Туркменистане - изоляционизмом, в Таджикистане - низким уровнем качества управленческого класса, ограниченностью ресурсного потенциала.

- отсутствие необходимого уровня внутриэлитной сплоченности.

- среди внешних рисков доминирует разнонаправленность действий внешних сил, которые пытаются сохранить за странами Центрально-Азиатского региона функцию объектов политики, а не ее самостоятельных субъектов. Возникает естественный вопрос, в какой степени страны региона готовы к отражению новых вызовов и угроз?"

"МК в Казахстане" не так давно стал более политизированным: сказались кадровые изменения внутри редакции. Поэтому нет ничего удивительного в том, что издание включается в обсуждение региональных вызовов последнего времени.

"В Алма-Ате я присутствовал на научной конференции, где обсуждался весьма животрепещущий вопрос: может ли в Казахстане повториться арабский сценарий развития событий? Общий вывод экспертов: в обозримой перспективе это маловероятно. Но чтобы не допустить такой вариант в будущем, местная власть должна вертеться уже сейчас. Среди прочих ингредиентов арабского кризиса есть и такие: массовый переток сельского населения в города и доступное, но для многих бесполезное высшее образование. В Казахстане уже сейчас налицо и то и другое. В той же Алма-Ате я был свидетелем нарастающей антипатии между коренными жителями и многочисленными приезжими из аулов. А про качество образования в расплодившихся частных вузах невозможно говорить без слез.

Известный казахстанский эксперт Анатолий Косиченко указал на еще одну потенциальную угрозу стабильности в стране. В некоторых регионах республики растет влияние так называемых салафитов. Это исламское религиозное движение, призывающее ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины. Что в этом плохого? По словам Анатолия Косиченко, опыт России показывает: при определенных обстоятельствах салафиты легко переходят к террористическим методам борьбы.

Не стоит забывать и о том, что у Казахстана очень непростые соседи. "И Россия, и Америка проморгали проникновение Китая в Центральную Азию, - считает, например, авторитетный и пророссийски настроенный казахстанский политолог Константин Сыроежкин. - Сейчас Китай - не только основной инвестор в экономики стран региона, но и предпочтительный военно-политический партнер. Ментальные страхи в отношения Китая ушли в прошлое. Однако лет через десять Пекин вполне может поставить страны региона перед выбором: либо наши инвестиции, либо ваша дружба еще с кем-либо".

Все эти проблемы не являются фатальными. Но чтобы они решались, в республике должна сохраниться сильная и адекватная власть. Я не думаю, что нынешние президентские выборы обязательно станут для Назарбаева последними. К моменту следующих выборов в 2016 году Назарбаеву будет 76 лет. Возраст почтенный, но отнюдь не исключающий политических амбиций".

Откровенно боятся Поднебесной и авторы "Ферганы". Портал публикует огромную статью о доминировании Китая в Средней Азии. Что характерно - считается, что Россия борьбу за регион проигрывает.

"Иллюзорность российского "водительства" в Шанхайской организации наиболее отчетливо проявилась на саммите ШОС в Душанбе в конце августа 2008 года, то есть, сразу же после российско-грузинской войны. Российская пропаганда активно цитировала абзац из принятой на этом саммите декларации, где говорилось, что страны ШОС "поддерживают активную роль России в содействии миру и сотрудничеству в данном регионе", то есть в Абхазии и Южной Осетии". Однако пассаж, предшествовавший словам поддержки Москвы, как бы не замечался. А ведь там говорилось об одобрении плана Саркози, который, по мнению Запада, Россия не выполнила. К тому же, в душанбинской декларации ШОС не было ни слова осуждения Грузии и, тем более, ни слова о возможности признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Напротив, присутствовала чрезвычайно четкая поддержка принципа территориальной целостности стран-участниц, и от имени ШОС на этот счет подтверждались соответствующие гарантии.

А вот это, пожалуй, самый интересный момент. В Кремле, похоже, так и не поняли, что же такое подписал Медведев в Душанбе 28 августа 2008 года. А подписал он по существу декларацию о гарантиях территориальной целостности стран Центральной Азии, предоставленных этим странам не кем-нибудь, а Китайской Народной Республикой. Поскольку никаких других гарантий на постсоветском пространстве после открытого и явного попрания Россией территориальной целостности одной из стран СНГ (то есть, Грузии) попросту не осталось. И в странах Центральной Азии это должны прекрасно понимать.

После событий лета прошлого года в Киргизии, когда Россия и возглавляемая ею ОДКБ, можно сказать, оконфузились, не так уж трудно представить, что в следующий раз какая-либо из центральноазиатских стран, оказавшаяся в кризисной ситуации, обратится за помощью именно к Китаю, и просьба будет благосклонно принята. А, может быть, и просьба не понадобится. Если, например, в результате исламистского восстания в какой-либо из постсоветских стран создастся серьезная угроза дестабилизации в китайском Синцзян-Уйгурском автономном районе. Вот так ШОС из "дееспособного инструмента политики России в Центральной Азии" ненавязчиво превратили в инструмент поглощения этой самой Центральной Азии Китаем.<...>Согласно концепции "стратегических границ и жизненного пространства", на основе которой развивается Народно-освободительная армия Китая (НОАК), "жизненное пространство используется для обеспечения безопасности, жизнедеятельности и развития страны и для сильных держав далеко выходит за рамки их государственных границ." При этом "эффективный контроль, осуществляемый в течение продолжительного времени над стратегическим районом, который находится за пределами географических границ, в конечном итоге приведет к переносу географических границ".

Долговременная программа строительства вооруженных сил КНР предполагает, что на нынешнем, втором этапе развития китайских вооруженных сил (2010 - 2050) НОАК должна превратиться в силу, "гарантирующую расширение стратегических границ и жизненного пространства". (Цит. по "Независимая газета", 22.02.08). На этом фоне, мягко говоря, настораживающе выглядели масштабные учения китайской армии (например, учения "Куюаэ-2009" - крупнейшие за всю историю КНР), при проведении которых трудно было не заметить моделирования массированной сухопутной наступательной операции на территории России. И это заметили даже высшие российские военные, как правило, очень позитивно настроенные к братанию с Китаем и на дух не переносящие НАТО. Так, в сентябре 2009 года начальник Главного штаба российских сухопутных войск генерал-лейтенант Сергей Скоков, рассуждая о военных угрозах, заметил: "Если мы говорим о Востоке, то это может быть многомиллионная армия с традиционными подходами к ведению боевых действий: прямолинейно, с большим сосредоточением живой силы и огневых средств на отдельных направлениях".

Но в Кремле по-видимому были слишком сильно очарованы "азиопско-евразийскими" прожэктами "а-ля Дугин" и просто не хотели замечать нависающей над Центральной Азией, да и над самой Россией, мощной тени "Поднебесной". В том же сентябре 2009 года Медведев подписал "Программу сотрудничества на 2009-2018 гг. между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и северо-востока КНР", включившую более 200 совместных проектов. По этой программе Россия отдает в совместную разработку природные месторождения широчайшего спектра полезных ископаемых к востоку от Урала. Причем Китай согласен строить перерабатывающие производства и на российской территории, только в том случае, если на них будут заняты китайские рабочие и при китайском участии в административном контроле. Та же программа предполагает расширение пограничных пропускных пунктов и "укрепление российско-китайского сотрудничества в сфере трудовой деятельности".

Добавим к этому бесперебойное снабжение Китая российскими энергоресурсами (300 млн. тонн нефти общей ценой 100 млрд. долларов, то есть меньше 50 долларов за баррель), согласно "сделке века", подписанной опять же в 2009 году. Получается, что Китай получил на то самое "продолжительное время" (9 лет) тот самый "эффективный контроль над стратегическим районом за пределами географических границ", который в самом деле может привести к "переносу географических границ". В общем, все достаточно прозрачно. Какой уж тут "тао гуан ян хуэй".

Также издание публикует материал о международной специализированной конференции "Взгляд на ситуацию в центральноазиатском регионе через призму киргизских событий июня 2010 года". Конференция прошла в последние дни марта в итальянском городке Каденаббия в окрестностях Милана, она была организована германским Фондом имени Конрада Аденауэра. "По мнению известного российского исламоведа Алексея Малашенко, нельзя преувеличивать значение событий в арабском мире для Центральной Азии, они лишь дают лишний повод задуматься о судьбе многолетних авторитарных режимов в странах региона. Исходить из того, что Центральная Азия - единый регион, с едиными интересами и условиями развития - неверно, любые прямые сравнения - спекулятивны либо наивны. По мнению (эксперта) Александра Князева, современные события в Магрибе и на Ближнем Востоке означают, что человеческая история окончательно утратила естественность своего развития. "Совсем недавно мы говорили об этом с турецкими коллегами на проходившей полторы недели назад в Анкаре конференции "Взгляд России и Турции на Ближний Восток (история и современность)", вывод был прост: "История приобрела проектный характер". "Теория заговоров", или конспирология, - не лучшая из методологий для научного исследования, но она вполне приемлема для построения гипотез о сущности происходящего, считает эксперт. Тем более что целый ряд пусть и не прямых, а косвенных факторов заставляет задуматься именно о попытках крупнейшего геополитического центра современного мира - США - реализовывать модели глобального, регионального и локального развития в интересах своего доминирования".

Между тем, портал "Евразия" публикует материал, раскрывающий еще один нюанс взаимоотношений Казахстана и Китая. Речь идет о кредите размером в 1,3 миллиарда фунтов стерлингов, который презентовал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев по итогам визита в Пекин. Издание считает, что эти деньги могут поссорить Нурсултана Назарбаева и ENRC. "ENRC еще не принял китайский кредит в размере 1,3 миллиарда фунтов стерлингов, который презентовал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев по итогам визита в Пекин, пишет "Дейли телеграф". Ричард Орандж в статье "У ENRC могут быть проблемы из-за предложенной Китаем помощи в 1,3 миллиарда фунтов стерлингов", опубликованной в газете "Дейли телеграф", пишет, что в феврале президент Казахстана Нурсултан Назарбаев презентовал выделение кредита со стороны Банка развития Китая как один из самых главных успешных результатов своего трехдневного государственного визита в Пекин.

Президент Казахстана сказал, что почти один миллиард фунтов стерлингов предназначается для развития подразделения фирмы-гиганта, которое разрабатывает Соколовско-Сарбайское месторождение железной руды, и 250 миллионов фунтов стерлингов - для развития подразделения ENRC под названием "Казхром". Но Зауре Заурбекова, начальник финансового департамента компании ENRC, заявила в интервью газете "Дейли телеграф", что руководство компании не участвовало в работах по подготовке выделения вышеназванной ссуды и должно все же дать свое официальное разрешение на осуществление каждого из этих двух проектов. "Мы не являемся стороной в этом соглашении, - говорит Зауре Заурбекова. - Эти два проекта были включены в список 30 важных индустриальных проектов правительства, и правительство Казахстана обратилось к китайской стороне для финансирования этих проектов". Она сказала, что финансовые эксперты компании планируют встретиться с представителями госфонда "Самрук-Казына", который подписал кредитное соглашение. По словам Зауре Заурбековой, необходимо обсудить условия, ENRC заинтересована в сопоставлении параметров выдачи любой предлагаемой ссуды со ссудами международных банков.

Компания-гигант ENRC, работающая в отрасли добычи сырьевых ресурсов, входит в биржевой индекс "Файнэншл Таймс 100" - публикуемый газетой "Файнэншл Таймс" индекс Лондонской фондовой биржи, основанный на курсах акций ста ведущих фирм. "Для нас очень важно, конкурентоспособны ли эти деньги или нет", - подчеркивает Зауре Заурбекова. С 2007 года компания вложила инвестиционные средства в ряд приобретений (в свою собственность предприятий) в Африке и Бразилии, что вызвало критику в Казахстане, пишет издание. Зауре Заурбекова отмечает, что руководству компании ENRC сообщили о кредите со стороны Китая только в декабре, когда переговорный процесс о выделении этой ссуды между фондом "Самрук-Казына" и Банком развития Китая уже продвинулся вперед, комментирует газета "Дейли телеграф".

"Зарплаты в Казахстане растут быстрее, чем ВВП, а это свидетельствует о снижении преимуществ наших товаров и услуг перед международными аналогами"

Тем временем, деловые издания прогнозируют наступление проблемных времен в стране. "Бизнес и власть" отмечает, что "Консультанты бьют тревогу: конкурентоспособность казахстанской экономики падает". "К такому выводу пришла компания Hay Group, которая специализируется в области управления человеческими ресурсами. По данным компании (см. график), зарплаты в Казахстане растут быстрее, чем ВВП, а это, как считают в Hay Group, свидетельствует о снижении преимуществ наших товаров и услуг перед международными аналогами. Суть в том, что мы как страна не производим какие-то уникальные товары, чтобы гордиться высокой добавленной стоимостью. Исключение, пожалуй, могут составлять лишь национальные сувениры, скажем, из войлока: себестоимость низкая, а продаваться в "Риксосе" они могут втридорога. Но это, в лучшем случае 0,000000000001% в структуре ВВП. А в остальном мы банальная сырьевая страна с амбициями по диверсификации. Берем ли мы качеством, повышая заработные платы? Отнюдь. Китай в качестве своей продукции идет семимильными шагами. Зарплаты при этом, по данным Hay Group, в 2010 году выросли в КНР примерно на 7%, в России - на 6%, а в Казахстане - на 10%. Не говоря уже об Англии, США и Бельгии, в которых получилось 4, 3 и 1% соответственно. Так все-таки в итоге мы бедные или богатые, когда наращиваем зарплаты, теряя конкурентоспособность? Да и вообще, кому мы платим? По оценке консультантов, в Казахстане из-за дефицита опытных управленческих кадров повышение получают довольно молодые специалисты. "Проблема в том, что иногда их уровень компетенции не соответствует требованиям новой должности, а получить наставническую поддержку невозможно ввиду отсутствия в компании опытных руководителей с большим стажем работы, - считают специалисты Hay Group. - Люди так быстро продвигаются по карьерной лестнице, что не успевают нести ответственность за результаты, достигнутые во время работы на предыдущей должности". Вот такие перекосы, от которых веет печальными последствиями. Если казахстанцы, конечно, не научатся при своих зарплатах работать в полтора раза продуктивнее китайцев".

Очень важно, что Казахстан в составе Таможенного союза вошел в список стран с самым высоким индексом потребительских цен. "Курсив" констатирует: быстрее всего в РК растут цены на продукты и связь. "В понедельник Национальный статистический комитет Республики Беларусь опубликовал данные по индексам потребительских цен (ИПЦ) февраля 2011 года к декабрю 2010 года - в РБ и "некоторых странах мира". Всего в список входит 19 государств СНГ и Европы. Лидирует в данном рейтинге Беларусь - там за два месяца цены выросли на 4,2% (ИПЦ=100%+4,2%=104,2). Второе место делят Россия и Казахстан с одинаковым уровнем ИПЦ в 103,2. Далее следуют Словакия - 102,2, Украина и Болгария - по 101,9, Латвия - 101,6. Замыкают белорусский рейтинг Норвегия (99,9) и Испания (99,4), на рынках которых потребительские цены снизились. Занимательно, что Украина, ИПЦ в которой в кризисные годы превышал 125, сейчас борется с инфляционными процессами эффективнее Казахстана. По группам товаров больше всего, на 9,6%, в Казахстане выросли цены на связь (услуги связи, телефонное и факсимильное оборудование), причем в остальных странах рейтинга наблюдается снижение цены в среднем на 1%. На втором месте индекс цен на продукты питания, он составляет 102,2 (в среднем по списку - 101,3). Коммунальные услуги подорожали на 1,7% (в среднем по списку: +1,2%), алкоголь и сигареты на 0,7% (+0,2%), услуги здравоохранения на 0,5% (+0,1%), одежда и обувь на 0,4% (-0,3%), бытовая техника на 0,3% (+0,3%), образование на 0,3% (+0,2%), и организация отдыха на 0,2% (+0,2%).

В последние годы Казахстан стабильно входит в тридцатку стран с самым высоким ИПЦ (в среднем 110,2), наряду с Руандой (108), Ганой (110) и Никарагуа (113). Самый высокий ИПЦ в мире наблюдается в Зимбабве, где за последние годы цены выросли более чем в сто раз. Очевидно, что казахстанское правительство не зря поставило в 2011 году в приоритет своей деятельности борьбу с инфляцией. Так, крупы в среднем по республике подорожали на 40-50%, молочные продукты - на 25-30%. Между тем государство применяет все более широкий арсенал инструментов в борьбе с инфляцией: заключаются меморандумы в регионах, принят закон, позволяющий правительству выставлять предельные цены на продукты, Агентство по защите конкуренции проводит расследования по торговым сговорам. Тем не менее, угасающая активность глав республиканских ведомств говорит о том, что все ждут ожидаемой после досрочных президентских выборов отставки правительства и новых назначений".

Поддерживает позицию коллег "Республика". Издание публикует издевательский материал о "таможенных" инициативах отечественных парламентариев". "Казахстанские парламентарии словно проснулись: еще год назад единогласно поддерживая планируемую тогда интеграцию и без лишних вопросов ратифицируя десятки соглашений, необходимых для создания Таможенного союза, сейчас они все чаще задаются вопросами. Ни один документ, связанный с ТС и ЕЭП и представленный в парламент на ратификацию, не проходит без того, чтобы кто-то из депутатов не спросил: "А оно нам надо?" Не стали исключением и два "сырьевых" соглашения - о правилах доступа к услугам субъектов естественных монополий в сфере транспортировки газа по газотранспортным системам, включая основы ценообразования и тарифной политики, и о порядке организации, управления, функционирования и развития общих рынков нефти и нефтепродуктов Беларуси, Казахстана и России. Вышеупомянутые документы направлены на установление рыночных цен на нефтепродукты на территории всех трех стран - участниц ТС. Разумеется, рыночных - в привязке к мировому рынку и так, чтобы не было резкой ценовой разницы между стоимостью газа в Казахстане и в Беларуси. Также соглашением утверждается порядок неприменения во взаимной торговле количественных ограничений и вывозных таможенных пошлин. Но хотя министр нефти и газа Сауат Мынбаев, стоя на парламентской трибуне, всячески старался донести до депутатов "ключевую" мысль о том, что правительство максимально старалось защитить интересы Казахстана в этих документах, у депутатов словно глаза открылись.

Так, Иван Чиркалин решил поставить "газовый вопрос" ребром: сегодня стоимость сжиженного газа на внутреннем рынке Казахстана, по данным мажилисмена, превышает мировую цену, притом что себестоимость этого газа компаниям обходится практически в копейки (в том числе и благодаря возврату НДС). - При себестоимости 15-20 тысяч тенге что за норма рентабельности 500-700%! Будет ли порядок?! - негодующе вопрошал депутат. Министр признал, что ситуация с сжиженным газом действительно "наиболее болезненная и наименее регулируемая сфера на сегодняшний день". И объяснил суть затруднений: большую часть производимого в стране сжиженного газа (порядка 60%) производит компания "Тенгизшевройл" (ТШО), работающая в Казахстана на условиях соглашения о разделе продукции. Контракт с правительством страны у компании стабилен, и поэтому ТШО совершенно спокойно экспортирует основной объем добываемого газа, а в отношении внутреннего рынка демонстрирует "добрую волю". - Хотя у него (ТШО) нет обязательств, он ежемесячно на ежеквартальной основе проводит аукционы для внутреннего рынка с ценой процентов на 12 ниже экспортной, и это то неформальное завоевание, которого мы добились от ТШО. С учетом поставки цена на сжиженный газ, она не выше, но она приблизительно равна мировой, - заявил министр. С необходимостью наведения порядка на этом рынке министр не спорил. Но основные надежды на урегулирование всех вопросов он связывает со специальным законом о сжиженном газе, который в настоящее время находится на рассмотрении парламента. Ну а какой в итоге страна получит механизм регулирования, зависит от депутатов.

Михаил Пак, Алма-Ата

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
04.12.16
Оргкомитет может перенести конкурс «Евровидение 2017» в Россию
NB!
04.12.16
WP: Дональд Трамп — плохой дипломат
NB!
04.12.16
Голодомор для «тунеядцев и паразитов»
NB!
04.12.16
Горькое вино мудрости Омара Хайяма
NB!
03.12.16
Иран может «заморозить» соглашение по атому из-за санкций США
NB!
03.12.16
Переобувание Додона: зачем глава Молдавии отказывается от «пророссийскости»
NB!
03.12.16
Чудесное спасение в чемпионате Испании. «Барселона»—«Реал» 1:1
NB!
03.12.16
Новый президент Австрии может признать Крым российским
NB!
03.12.16
Власти Крыма: Решение Украины об аресте «скифского золота» ничего не значит
NB!
03.12.16
Как в России победить антироссийскую элиту? Есть верный способ!
NB!
03.12.16
Калужские следователи раскрыли тайну разбившегося бомбардировщика
NB!
03.12.16
Прорвется ли «Турецкий поток» в Европу
NB!
03.12.16
Лавров отреагировал на решение США ограничить военное сотрудничество с РФ
NB!
03.12.16
ЦСКА неожиданно разгромил «Урал»
NB!
03.12.16
Российские саперы прибыли в Сирию для разминирования Восточного Алеппо
NB!
03.12.16
Лавров назвал условие для решения территориального спора вокруг Курил
NB!
03.12.16
Стали известны подробности гибели космического грузовика «Прогресс»
NB!
03.12.16
Польша очень встревожена ситуацией на Украине
NB!
03.12.16
Банк России опроверг сообщения о краже 2 млрд рублей с его счетов
NB!
03.12.16
Щось у лісі здохло: Порошенко озаботился национальным единством
NB!
03.12.16
Минобороны: Великобритании лучше не мешать России помогать жителям Алеппо
NB!
03.12.16
Почему президент Путин цитировал Евангелие от Матфея