Гульшат Уразалиева: Нельзя допускать пропаганду шовинистической идеи: "Казахстан только для казахоязычных"!

Астана, 1 Апреля 2011, 15:54 — REGNUM  

Казахский язык не является даже внутриэтническим фактором объединения казахов, которые в разной пропорции представляют сегменты казахоязычных, русскоязычных и билингвов. Не берусь говорить в каком процентном соотношении. Такая статистика, по-моему, не очень доступна. Суть в другом. На сегодняшний день для всех казахов, в том числе и диаспоральных, казахский язык как родной доступен в разной степени - считает кандидат философских наук, доцент социологического факультета Российского государственного гуманитарного университета (Москва) Гульшат Уразалиева. По ее мнению, в Казахстане намечается тренд, который может привести к нехорошей тенденции - казахский язык становится инструментом недобросовестной конкурентной борьбы. Незнание или же недостаточное знание (кем и каким законом определяется степень языковой компетенции?) казахского языка порождает искушение сделать повседневной практику выдавливания русскоговорящих специалистов из профессиональной среды. Такая социальная практика исключения абсолютно незаконна, более того антиконституционна

. ИА REGNUM: В Казахстане явно обостряется языковой вопрос. Но полемики в публичном поле об этом нет. Почему, как вы считаете?

Почему нет открытой полемики о позиции казахского языка? Потому что у многих кишка тонка, чтобы возразить президенту страны Нурсултану Назарбаеву в публичном пространстве, а не на кухне в разговоре с друзьями. Но кто возьмется из казахстанского истеблишмента и политического класса сказать: "Платон мне друг, а истина дороже?" В свое время так ответил первому лицу в споре по другим важным вопросам в Мажилисе известный казахстанский философ, наш профессор на философском факультете КазГУ (Алма-Ата в 70-ые годы 20 в.) Жабайхан Мубаракович Абдильдин, философ и диалектик, известный специалист по Канту и Гегелю.

Я просмотрела многие выступления в интернете по проблеме казахского языка. Причины отсутствия публичной полемики могут быть разными. Трудно психологически и с полной аргументацией возразить президенту на его уверенность, высказанную на XIII сессии Ассамблеи народа Казахстана, что "мы должны приложить все усилия для дальнейшего развития казахского языка, который является главным фактором объединения всех казахстанцев. В то же время создать благоприятные условия, чтобы представители всех проживающих в стране народностей могли свободно говорить, обучаться на родном языке, развивать его".

Я не против, что мы - этнические казахи в первую очередь, должны прилагать усилия для развития родного языка. Выражение "казахский язык является главным фактором объединения всех казахстанцев", к сожалению, носит пока декларативный характер. Это в РК еще из области должного, желаемого, чем отражение объективной казахстанской реальности. Казахский язык не является даже внутриэтническим фактором объединения казахов, которые в разной пропорции представляют сегменты казахоязычных, русскоязычных и билингвов. Не берусь говорить в каком процентном соотношении. Такая статистика, по-моему, не очень доступна. Суть в другом. На сегодняшний день для всех казахов, в том числе и диаспоральных, казахский язык как родной доступен в разной степени.

ИА REGNUM: Можно возразить: легко из Москвы оценивать языковую ситуацию.

Я живу уже четверть века в Москве и бываю на родине не так часто, как хотелось бы, но знаю этнолингвистическую проблему с казахским языком, слежу за научными публикациями, участвую по возможности в научных конференциях, общаюсь регулярно с родственниками и друзьями, коммуницирую с большим количеством казахстанцев в разных социальных сетях. Используемые мной социологические теории и методы в этом интервью - это включенное наблюдение, интервью с казахстанцами, дискурс-анализ,, контент-анализ и авторская методика "Этноавтобиография". При подготовке своих ответов я, конечно, пользовалась источниками информации в Интернете. Просмотрела многие сайты с похожей тематикой. Вот, например, поисковая система Яндекс на запрос: "Казахский язык как государственный" выдала ссылку на один миллион страниц. Второй запрос "Узбекский язык как государственный" дает ссылки на 753 тысячи страниц. Запрос на тему "Русский язык как государственный" выдает ссылку на 22 миллиона страниц. Сравните пропорции этих этносов и количество страниц в поисковых системах? Вывод напрашивается сам по себе: тема "Казахский язык как государственный" достаточно актуализирована в пересчете на каждую душу населения казахстанцев.

ИА REGNUM: Почему на сегодняшний день казахский язык пока не исполняет роль "главного фактора объединения граждан"?

Этому есть несколько причин: объективных и субъективных. Среди объективных причин это предшествующий исторический этап в развитии страны. В СССР происходило реальное конструирование русского языка как государственного не только в России, но и в союзных республиках ССР, фактически для КазССР - это была русификация этнических казахов. За время существования СССР модернизация казахского языка, алфавит которого претерпел дважды смену транскрипции: перевод с арабской вязи на латиницу, а затем на кириллицу привело к тому, что создание, трансформация и востребованность письменных источников казахской культуры были затруднены. Новые поколения казахов были исключены из практики повседневного доступа к текстам на казахском языке начала века, затем вплоть до 40-ых годов. Нынешняя кириллица объединяет всех казахов, проживающих в РК. Для городских казахов произошло вытеснение родного языка в бытовую сферу. Есть среди нынешних 50-ти и 40-ка и 30- летних казахов-горожан и те, кто не знают родной язык и на бытовом уровне. Иногда эта ситуация владения родным языком почти на нулевом уровне. Не многие, но могли сказать о себе в "Этноавтобиографиях": "Казахский понимаю, а в ответить на нем не рискую, боюсь быть осмеянным за акцент, скудный словарный запас". Это, к сожалению, пример существующей практики стигматизации, когда на собеседника навешивается маркер - "шала-казак". Такое смущение я испытала в декабре 1986 года в Алма-Ате, когда сразу после декабрьских событий меня и коллег философов из Института философии АНК пригласил Сагат Ашимбаев (тогдашний председатель Гостелерадио) выступить не только в русскоязычной телепередаче, но и на казахском языке. Я отказалась, потому что испытывала сильное смущение, что не владею разговорной литературной казахской речью, чтобы достойно выглядеть перед телезрителями. Итак, эта первая объективная причина - внутриэтническое расслоение казахов по статусу владением родного языка. Казахи в целом еще не владеют в полной мере родным языком. Степень компетенции в овладении казахским языком неясна власти даже среди государственных служащих, обязанных по закону вести делопроизводство на государственном языке. Ситуацию внедрения делопроизводства на казахском языке провели по бюрократическому пути - создали институт официальных переводчиков в каждом министерстве и акимате, которые выполняют данную работу. На самом деле такой государственный подход подразумевает, что каждый госслужащий в состоянии не только прочитать и понять суть документа на казахском языке, но и сам составить данный документ! Если бы еще 20 лет назад именно так была поставлена задача, то количество казахов во власти, владеющих родным языком был бы равен 100%!

ИА REGNUM: Хорошо, а есть еще причины?

Вторая объективная причина невыполнения казахским языком функции объединения между казахами и неказахами кроется достаточно глубоко, и в тоже время лежит на поверхности. Это система противоборствующих факторов. Глубоким водоразделом является инструментальная возможность казахского и русского языков. Первый - это государственный язык в РК, где этносоциальный состав почти паритетен между тюркоязычными и русскоязычными группами населения. Да и процент казахов свободно владеющим русским достаточно высок. Для казахов - это объективно положительный культурный фактор, они расширяют степень своей интеллектуальной свободы, владея русским языком как одним из мировых языков. К тому же, при больших стараниях, уже в средней школе закладываются и основы знания иностранного языка. В итоге, казахский школьник, среднестатистический выпускник городской русскоязычной школы имеет навыки изучения 3-х языков. Уровень его языковой компетентности выше. Но, конечно, речь идет не о троечниках. Часто эти выпускники в городе выбирают в качестве повседневной речевой практики русский язык. Инструментальная, практическая востребованность русского языка расширяется и за счет всех неказахов в РК. Русский язык, по-прежнему, как и в СССР, продолжает выполнять функцию межнационального общения. Русификация советского этапа еще не преодолена современным курсом на казахизацию населения.

На поверхности лежит следующий момент, но он также требует научного и публичного анализа. Приведу подходящий пример. Мы видели видеоролик, где 6 июля 2010 года в Астане Д.А. Медведев Президент РФ на казахском языке зачитывал текст приветствия на дне рождении Н. А. Назарбаева. Каких трудов стоило понять слушателю, что он говорит по-казахски, да? Президент России этим лингвистическим опытом погружения в казахский язык хотел засвидетельствовать свое подлинное уважение к президенту РК и к казахскому народу. И представьте, как трудно русскому человеку, живущему в Казахстане освоить фонетику казахского языка? И он будет гораздо сильнее смущен, чем городской казах. А такая повседневная ситуация принимает формы тотального социального смущения. В качестве социального факта это описывал Эрвин Гофман в статье "Смущение и социальная организация", где он отмечает, что "Тот, кто часто испытывает смущение в присутствии других, рассматривается как страдающий от неоправданного чувства собственной неполноценности и, вероятно, нуждается в терапии".

Я думаю, что социальная терапия нужна в первую очередь тем, кто загоняет в состояние неполноценности людей, еще не говорящих по-казахски. Дело в том, что те из казахов, владеющих родным языком и упрекающих других - городских казахов или же всех неказахов, в наличие акцента или в незнании государственного языка еще более ухудшают социально-психологическую атмосферу погружения в казахский язык. Я бы предложила вкладывать деньги в креативную социальную рекламу казахского языка. Например, такую. Слоганом социальной рекламы на улицах городов Казахстана мог бы стать некий подобный призыв: "Говори по-казахски!! Не стесняйся! Тебя поймут и поддержат! Мы - одна казахстанская семья!".

ИА REGNUM: Можно ли считать толерантное отношение казахов к языковой проблеме, о котором вы говорите, одним из рычагов привлечения внимания русскоговорящей части населения к государственному языку?

Я знаю, что агрессивное поведение молодых казахов, с которым мы с вами, Михаил, столкнулись в обсуждении вашей статьи в социальной сети Фейсбук, усугубляют интолерантное отношение к казахскому языку со стороны неказахов. В Вашей статье говорилось о том, что на журфаке КазНУ освобождена от занимаемой должности декан факультета. Студенты казахского отделения посчитали, что их научный руководитель не владеет государственным языком на необходимом для обучения молодых специалистов уровне. "Этот любопытный прецедент, учитывая остроту латентной языковой дискуссии в Казахстане, вполне мог бы стать отправной точкой для выхода полемики в публичную плоскость" (Подробности - по этой ссылке)

Что мы видим в этой ситуации? Какие сигналы, какой мессидж мы получили? Намечается тренд, который может привести к нехорошей тенденции - казахский язык становится инструментом недобросовестной конкурентной борьбы. Незнание или же недостаточное знание (кем и каким законом определяется степень языковой компетенции?) казахского языка порождает искушение сделать повседневной практику выдавливания русскоговорящих специалистов из профессиональной среды. Такая социальная практика исключения абсолютно незаконна, более того антиконституционна. Нигде в правовых актах, ни в "Законе о языке", насколько мне известно, нет официально признанной дискриминации по лингвистическому признаку. Единственный избираемый статус в Казахстане, связанный с законодательным ограничением по казахскому языку - это президентский статус. Более ничей. И как показала подготовка и выдвижение кандидатов к выборам президента РК 3 апреля 2011 г. еще не все казахи-кандидаты сумели преодолеть языковой барьер! Что уже говорить о не готовности неказахов войти в политический класс и наравне с казахами бороться в электоральном поле?

Но если знание или различная степень знания казахского языка становятся инструментом борьбы, тем более в образовательном пространстве, то эта тенденциозность и в моей тоже альма-матер, в КазНУ, тревожный симптом. Коллеги журналисты должны были дать справедливую оценку деятельности декана и всю дискуссию перевести в область административных, а не лингвистических недочетов. Если так и оставить без внимания выступление казахоязычных студентов журфака, то недалеко дойти и до "охоты на ведьм", но уже не в идеологическом, а лингвистическом поле.

Затем мое участие и последующий анализ обсуждения данной статьи на вашей стене в Фейсбуке от 25 февраля 2011 года показало еще другие негативные аспекты публичной дискуссии по вопросу статуса государственного казахского языка. Вот тут мы входим в область анализа субъективной реальности в Казахстане по языковому вопросу.

ИА REGNUM: И что можно сказать о проблеме, взглянув на нее сквозь призму научного анализа?

На мой взгляд, в публичном пространстве интернета нарастает презумпция "виновности" для казахстанцев, не знающих казахский язык. Приведу только цитату, чтобы показать, каков стиль воображаемой практики исключения неказахов - "Я же говорю, никто никого не держит. Все свободны, границы открыты, переехать хоть куда можно, а если хотите жить в Казахстане, если связываете свое будущее с этой страной изучайте казахский, адаптируйтесь. В этом ничего плохого нету. Я агитировать не собираюсь, но все же, я понимаю, что таких как вы поджимают, ареал сокращается.. Лично, я считаю, конечно отъезд образованных, профессионалов не очень то положительно для Казахского государства. Но, где то потеряем, где то приобретаем, трагедировать и драматизировать ситуацию не стоит. Абсолютно. Диссонансы были, есть и будут" (сохранена авторская редакция).

Диссонансом стала смена высокого стиля казаха-патриота на крикливый стиль базарных торговцев, назначающих цену на свой товар и не терпящих покупателей, задающих вопросы о качестве продукта, услуги. В данном случае о качестве преподавания казахского языка в русских школах. Следующей спецификой такой публичной дискуссии явилось закрытие границ для "чужих" в этнолингвистической экспертизе (это в интернете, да еще на Фейсбуке, а не в казахской газете). Мне было предложено одним из молодых казахов-диспутантов не вмешиваться в спор с критическими замечаниями. Во-первых, потому что живу за 3500 километров и не знаю языковую ситуацию в стране. Во-вторых, пишу на казахском языке с ошибками. В-третьих, обижаю диспутантов, показывая безнравственность такой позиции для казахов в публичном пространстве, указывая, что такая точка зрения не выражает мнение большинства казахов-интеллигентов. В-четвертых, ведет к крайней форме национализма, вредит казахам, отбирая у них нынешнюю интеллектуальную свободу билингвизма.

Для меня всегда и везде была и будет неприемлема любая форма шовинизма и этнонационализма. Тревожной видится ситуация снижения требований к стандартам образованности казахов. Тот же автор считает снижение грамотности на русском языке нормой для этнических казахов. Такое неоправданное высокомерие, помноженное на элементарную невежливость в публичном пространстве, говорит о снижении общегосударственных стандартов к культуре в целом. "Ирина, ты (незнакомому человеку!) права, я 11 лет учился в казахской школе, и 4 года в университете в казахской группе, но понимаешь, я в своей стране, а свой язык я знаю безупречно, на русском, на турецком или на английском могу с ошибками, и в этом ничего плохого не вижу, это нормальное явление!" И при этом у автора этих строк, как в советское время у многих борцов за чистоту идеологии, хромает система аргументации, она заменена отсылкой к авторитету президента РК и цитированию его выступлений, Государственной программы развития языков до 2020 года. Сфера долженствования молодыми людьми воспринимается как уже осуществившаяся реальность и обязательное самосбывающееся пророчество. Почему никому из этой когорты молодых не приходит в голову спросить у чиновничьего-бюрократического класса РК за невыполнение ранних программ внедрения казахского языка в государственную сферу?

ИА REGNUM: А что можно сказать об этих программах?

Все предыдущие программы страдали системными ошибками.

1. Не ясная картина была на берегу, от которого отплывали в "светлое будущее казахского языка". Нет статистики, кроме общих цифр по переписи населения 1989 года в СССР, по уровню и степени владения казахским языком у городских и сельских жителей, у казахов и неказахов.

2. Не было поставлено конкретных целей перед разными социальными, гендерными (связано со службой в армии) и профессиональными группами, где владение казахским языком должно было быть прописано по различным уровням компетенций. Например, нулевой, базовый, продвинутый, профессиональный или любые другие уровни, но по разработанными и внедренными учеными лингвистами методике.

3. Не было сказано, что историческим субъектом, творцом и транслятором казахского языка в Казахстане являются в первую очередь этнические казахи. Именно эта этническая группа должна была быть в первых рядах и в первое десятилетие развития казахского языка как государственного мотивирована на овладение родным языком. Поскольку в составе многих государственных органов и в политическом классе, истеблишменте превалируют на сегодняшний день казахи, то в первую очередь для них должна была быть прописана система карьерного роста в зависимости от усвоения казахского языка по уровням компетенции. Понимая, что любовь к власти у них сильнее, чем отговорки о трудности в познании ана-тiлi, многие городские казахи выполнили бы требования соотнесения карьеры с возрастающим уровнем владения казахским языком. Они нашли бы способ усвоить эффективнее и быстрее родной язык.

4. Ни один документ о государственной службе, просмотренный мной на сайте правительства РК (на русском языке), не содержит отсылки к лингвистическим стандартам и персонализированным требованиям к казахам-госслужащим. Только Анкета для участия в конкурсе заполнена на двух языках. 20 заданий по тестированию по казахскому языку там тоже отсутствуют. А это было бы хорошим наглядным уроком, что надо знать из казахского языка для поступления на госслужбу. Границы должны быть прозрачны и едины для всех.

5. Тенденция на огосударствление казахского языка, в первую очередь через внедрение в делопроизводство, привела к системе бюрократического выполнения и формальной отчетности, через институциализацию проблемы, создания штата переводчиков документооборота. Выхолащивание идеи казахского языка как государственного налицо. Русский язык по-прежнему сохраняет основные функции языка межнационального общения, государственного языка, с которого уже переводят на казахский язык.

6. Главным стал количественный критерий во внедрении казахского языка как государственного, что сфокусировало усилия и привело к отчетности по увеличению дошкольных, школьных, вузовских учреждений в РК. Но качество внедрения казахского языка не было на первом месте.

7. Любая модернизация в гуманитарной сфере, политической и идеологической начинается с реального и конкретного человека. Кадры и их подготовка должны были быть на первом месте. Если в русской школе казахский язык наряду с учительницей - казашкой преподавала бы Мария Ивановна, то уровень внедрения и авторитетность только бы выросли.

ИА REGNUM: Какие процессы в Казахстане вы видите, как этносоциолог, живущий и преподающий вне страны? Какой вы находите государственную политику в этом отношении?

Хочу привести цитату из работы американского социолога Зигмунта Баумана: "Основными вопросами социологии являются следующие: в каком смысле значима эта зависимость одних людей от других, чтобы они не делали; в каком смысле значимо то, что они всегда живут (и не могут иначе) сообществом, во взаимосвязи, обмениваясь, конкурируя и кооперируясь с другими людьми?". Очевидно, что этносоциолог должен отвечать на вопросы о взаимосвязи этнических сообществ в любой стране, их взаимообменах национальными культурами, конкуренции в бизнес - средах, и кооперации в политических вопросах. Для Казахстана это вопрос значимости взаимоотношений между представителями всех этнических групп, и в первую очередь между крупнейшими русскоговорящими и казахоговорящими языковыми группами. Центральным вопросом власти становится вопрос государственной политики в области поддержки государственного и официального языков, а также паритет между народом и властью по межэтническим взаимоотношениям, вопрос иерархии предпочтений и бюджетной основы лингвистического многообразия.

В формировании межэтнических отношений государство ведет взвешенную, нейтральную по отношению ко всем этническим группам национальную политику, что находит отражение в "Законе о языке", сохранении русского языка как официального, в институциализации этнических отношений через Ассамблею народа Казахстана, в Доктрине национального единства Казахстана. Бесспорно, важным моментом является то, как государственная политика воспринимается и выполняется бюрократическим классом, всеми властными структурами, как вырабатывается консенсус по важнейшему вопросу о гражданской и государственной, этнической идентификации казахстанцев. В предыдущей программе по развитию госязыка в РК верно был сделан акцент на экстенсивное развитие казахского языка через институты образования - детские сады, школы, вузы. Иначе на сегодняшний день не появилась бы генерация молодых казахоязычных горожан, не было бы реальных билингвов, а соответственно будущего у казахского языка и культуры. Выросшая казахоязычная молодежь сегодня достаточно активно использует родной язык в интернет-коммуникациях, является действующим субъектом и пропагандистом родного языка. Но как я говорила ранее, иногда слишком рьяно торопит события, берет на себя неадекватные полномочия, чрезмерно политизирует ситуацию с внедрением госязыка, ставя интересы этноса выше интересов и прав человека, что недопустимо в демократическом обществе. Я в беседе с одним из казахов среднего возраста, владеющего русским и английским языками, не говорящим по-казахски, топ-менеджером западной компании спросила, что он будет делать при полном внедрении казахского языка в публичное пространство РК? Ответ меня не удивил, зная его свободолюбивый характер, не терпящий хоть какого-либо насилия. Этот современный высокообразованный казах сказал мне, что он просто покинет родину и уедет в западную страну. Вообразите, что думают неказахи, которым обещают сокращение ареала русского языка? Да, тоже проигрывают в уме миграционный сценарий.

Молодежная когорта способна легко переступить грань толерантного восприятия неравномерного внедрения родного языка в публичное пространство, способна на экстремистские идеи и действия. Вот тут свою роль должно выполнять взрослое родительское сообщество в семье, не позволяя детям перегибать палку, торопить события, а главное нельзя хамить русскоязычным гражданам, указывая на дверь. А также общественные движения, политические партии обязаны выполнять своеобразные функции буфера между консервативной и революционной частью ревнителей госязыка. Нельзя допускать пропаганду шовинистической идеи: "Казахстан только для казахов или казахоязычных"!

ИА REGNUM: Пока этими категориями мыслят только политические маргиналы...

У некоторых казахов дух захватывает при мысли, что мы - казахи теперь государствообразующая нация. А что на самом деле это означает? Большую историческую ответственность за своих людей, представителей всех этносов и конфессий. За сохранение своего геополитического статуса между двумя мощными державами - северным и южным соседями. Одна студентка-казашка написала мне в своей этноавтобиографии, что Казахстан находится между северным медведем и южным драконом, и главное уцелеть в этой ситуации. Устами младенца глаголет истина, да? Оставаться двуязычной страной для казахстанцев, таково, на мой взгляд, будущее страны. Я так считаю не потому, что живу в Москве и как-то лоббирую русский язык, никто таких функций на меня не возлагал. Только вместо доминирования советского русскоязычного языкового поля должно прийти казахско-русское двуязычие. Активно обсуждалась в казахстанской прессе идея триединства языков, высказанная президентом РК, а в казахских оппозиционных кругах даже высказались против нее. Он видит будущее страны с функционирующими 3 языками - казахским, русским и английским языками. Думаю, что трилингвизм это идеальное требование к казахстанской элите. Реально владеть тремя языками, или же остаться билингвом, ограничиться только одним - все будут решать индивидуальные способности и желание самого гражданина. Ведь и в советское время нас учили в русской школе иностранным языкам - немецкому, английскому, французскому, но кто достаточно ими свободно владел? Только лучшие выпускники спецшкол с языковым уклоном.

И сегодня в Казахстане вопрос о третьем языке - сфера свободного выбора гражданина. Вот только каким будет этот третий язык? Право выбора остается лично за каждым казахстанцем, которое будет связанно его жизненной стратегией. Наверное, представители малых этнических групп будут стараться сохранить свой родной язык. Он у них первый, затем казахский и русский - вот и набирается 3 языка. Конечно, степень владения всеми тремя языками будет разная. Наряду с английским, актуальным является для развития экономических связей страны и знание китайского языка. В нашей семье уже есть такой пример. Наша племянница Алтынай после окончания средней русской школы в Таразе уехала изучать китайский язык в Урумчи, где сейчас получает высшее образование. С ней учатся ее подруги из Казахстана. Вот таков порой стихийный ответ наших земляков на глобальный вызов. Другая часть бизнес и интеллектуальной элиты выберет английский язык. Казахстанцы со своим стремлением расширить свои языковые компетенции и мобильностью, доставшейся от предков кочевников, многого могут добиться. Но только лишь в ситуации свободного выбора. Когда стремление к трилингвизму не будет связано с насилием над языковой личностью, то такой мессидж власти будет воспринят лояльно. А казахская художественная интеллигенция не будет противиться этому тренду, увидев в ней зародыш сокращения бюджетной поддержки государственного языка. Если же такое пожелание власти выступает как новый аспект государственной языковой политики, то сразу возникает подозрение патриотов об иерархии, неравенстве языковых предпочтений, угрозе, что казахский язык так и не займет ему подобающего высокого статуса. Это патриотическое настроение настраивает на озабоченность, что теперь государство обязано будет создать инфраструктуру для трилингвизма доступную всем, за счет госбюджета, укорочения времени изучения казахского языка, что является для казахоязычных символом посягательства на защиту и даже забвения нынешнего курса. А вот какая интересная социальная инновация может стать великолепным социальным лифтом в вознесении в структуре политического класса и истеблишмента для русских казахстанцев (и представителей других этнических групп). Речь идет о выборе стратегии интеграции в казахстанское сообщество, выборе государственного казахского языка как инструмента адаптации в казахоязычное поле, повышения личного статуса и уровня конкурентоспособности на высокостатусных позициях в госслужбе, и электоральном поле. Это касается не только Казахстана, но и российского рынка интеллектуальных услуг. В поисковой системе Яндекс на первой позиции находится московское бюро переводчиков с русского на казахский язык и наоборот. Никто, думаю, не рассчитывает на полную ассимиляцию русских в РК, этого не будет. Но интегративная модель для русских казахстанцев имеет во всех отношениях стратегическое значение в жизни каждого из них.

У русских казахстанцев появился исторически уникальный шанс стать анклавной группой, живущей за пределами России, которая в массовом порядке становится билингвами. Они приобретут такой социальный капитал, позволяющий стать им вровень со всеми казахоязычными гражданами, что включает лояльность государству, отождествление с гражданами страны, солидарность и ответственность за судьбу страны и чувства гордости за свою родину Казахстан. Казахский язык может стать практическим инструментом вхождения в группу, осуществляющую бюрократически - элитарный контроль над политико-экономической жизнью. И не только. Надеюсь, появится в казахской поэзии и художественной литературе русский поэт масштаба Олжаса Сулейменова, который будет творить на казахском и русском одновременно, сближая две культуры!

ИА REGNUM: А что можно сказать о русском кандидате в президенты, который знает казахский язык?

Модель "казахоязычный русский - кандидат в президенты Казахстана" вполне реализуема, если кто-то из этой этнической группы выберет для себя такую достижительную стратегию (термин Т.И. Заславской) На гипотетических будущих президентских выборах наряду с претендентами казахами, должны быть и представители других этносов. И не серьезны отговорки, что выборы досрочные как в этот раз 2011 г., не успели выучить казахский язык. При выборе интеграционной стратегии адаптации это неубедительно и несерьезно. Это был бы отличный пример реализации ненасильственной казахизации населения страны через качественное бесплатное государственное обучение госязыку в школах и вузах РК. Сдадут ли такие кандидаты сразу государственный экзамен на казахский язык - не суть важно. Важно, чтобы нашелся такой русский лидер, а казахи не дремали, не закрывали свое языковое поле, не погружались в жузово-родовые отношения, клановые и семейные разборки.

К сожалению, таких разборок мы навидались достаточно. Не минула сия чаша даже семью президента с бывшим зятем, которому, по-моему, чем хуже казахам, тем лучше ему. Вот недавний пример. На Мой Мир в Майл.ру я регулярно получала в этом месяце сообщения со страшилками!. Писали от имени Рахата Алиева, что нависла угроза вторжения 200-тысячной китайской военной силы в РК, якобы осуществимой в случае народных волнений и выступления оппозиции в стране Я отвечала всем своим корреспондентам, чтобы включали свои мозги, а не тиражировали бред. Грамотные люди, надеюсь, помнят принципы Йозефа Геббельса и его фашистской пропаганды: "Чем ложь грубее, тем легче ей верят"? Или еще один его постулат: "Мы добиваемся не правды, а эффекта".

Конструируя государственную политику в языковой области субъектам, принимающим важные решения, не мешает возвращаться к истокам казахской социальной критики, чтобы не терять генеральную линию внутреннего развития, с учетом всех региональных и глобальных реалий. А вспоминать почаще надо мысли и чаяния подлинного авторитета казахской культуры великого Абая Кунанбаева и его "Слова назидания". Именно его на 3-ем Международном тюркоязычном конгрессе социологов в Алматы в 2009 году образно назвала первым социологом, раскрывшим проблему этностереотипов казахского народа. Честного и критического взгляда, наполненного в тоже время любовью и тревогой за свой народ, найти сегодня трудно. Во "Втором слове" он описывает свое детское воспоминание о взрослых, которые смеялись над узбеками, ногаями, русскими: "Бог мой!- думал я тогда с гордостью,- Оказывается, не найти на свете народа достойнее и благороднее казаха!". А затем вот что он увидел у этих народов: "Сила их в том, что неустанно учатся они ремеслу, трудятся, а не проводят время в унизительных раздорах между собой". "Третье слово" Абая и сегодня должно быть нравственной максимой для современного казаха: "В чем кроется причина разрозненности казахов, их неприязни и недоброжелательности друг к другу? Отчего слова их неискренни, а сами они ленивы и одержимы властолюбием?" Конечно, прошло сто лет со времени изречения этих мудрых и порой горьких для самосознания казахов слов. Но разве сегодня нет новоявленных баев и бедняков в аулах? Нет коррумпированных биев и бесправных людей?

Разве не бывает ситуации, когда казахская оппозиция в запальчивом споре с властью, или русскоговорящими казахами в том числе, не видит своих изъянов? Или же власть свысока научает свой народ, а сама ленится писать документы сразу на казахском, прибегая как и во времена Абая к толмачам - переводчикам? Все сидят во власти, а родной язык не изучают?

Я узнала из нелицеприятной дискуссии в интернете, что нынче в РК в некоторых коммерческих структурах вводят унизительный "День казахского языка". Участники конфликтовали, высказываясь о целесообразности этого дня, доходило вплоть до нелепых обобщений о якобы притеснениях русских стариков!

Абсурд, в стране с государственным казахским языком, как в советское время по четвергам в столовых был нелюбимый рыбный день, стали вводить один раз в неделю казахский ликбез!? В году всего 54 недели, и сколько столетий понадобится, чтобы так выучить язык?

ИА REGNUM: А какими "мягкими" способами власти Казахстана могли бы добиться повсеместного билингвизма?

Французский социолог Пьер Бурдье в своей работе "Начала" полагает: "представления агентов меняются в зависимости от их позиции (и связанных с ней интересов) и от их габитуса, взятого как система схем восприятия и оценивания, как когнитивные и развивающиеся структуры, которые агенты получают в ходе их продолжительного опыта в какой-то позиции в социальном мире. Габитус есть одновременно система схем производства практик и система схем восприятия и оценивания практик". Переводя в плоскость речевых практик, привычных для русских и казахов, можно сказать, что у них были разные габитусы. В советское время доминирование русского языка привело к привычным схемам практики воспроизводства и восприятии этого порядка как само собой разумеющегося. У русскоговорящих людей в их ментальности закрепился, вероятно, код доминирующего моноязычия. А казахский речевой габитус находился в подчиненном положении, воспринимался как недоминирующий в городском пространстве. Следствием такой позиции в социальном пространстве было восприятие своего языка как не имеющего культурного капитала. По-русски габитус можно проинтерпетировать как опривычивание, перевод в плоскость ежедневных привычек того, что поначалу является инновацией. Русский и казахский габитус поменяли свои полюса в казахстанском пространстве, привыкнуть к этому - это значит сконструировать новую ментальность - индивидуальную и коллективную. Сейчас в публичном казахстанском пространстве необходимо внедрять ежедневную билингвистическую практику, чтобы каждый день во всех учреждениях РК посетителей приветствовали только на 2-х языках сразу: "Салематсыз ба" и "Здравствуйте". Уже за эти 20 лет сумели бы всех поголовно научить хотя бы первым 100 или 200 фразам! Каждый урок в любой школе должен учителем начинаться приветствием на 2-х языках. В казахской и русской, и во всех других школах. Вот так постепенно прошла бы фаза социального смущения, сократилась дистанция между говорящими по-казахски и молчащими на этом языке. Вот этот языковой барьер надо снимать доброжелательной атмосферой всеобщей гражданской поддержки. Я бы хотела надеется, что нынешняя электоральная борьба в президентских выборах между претендентами Гани Касымовым (Партия патриотов Казахстана), Мэлсом Елеусизовым ("Табигат"), Жамбылом Ахметбековым (Коммунистическая народная партия Казахстана) ведется корректно в языковой области и по вопросу внедрения государственного языка. Все политические партии и коалиции, как например, "Казахстан 2020" должны помочь всем нуждающимся в освоении казахского языка. В партийных пунктах, где происходит встреча с населением, хорошо иметь волонтерскую группу, которая работает как группа "Казахский ликбез". Такая ежедневная и рутинная работа, бесплатная для приверженцев партийных взглядов гораздо эффективней, чем энергия отрицания действующего президента. Позитив в настроениях и позитивные действия - залог политической победы и на парламентских выборах!

Через призму социальной критики Абая взяла я на себя смелость издалека, но с любовь к родному народу и языку, просмотреть многие государственные сайты, на которых по логике вещей должна быть отражена государственная политика в области казахского языка. На сайте Агентства РК государственной службы ожидала увидеть статистику внедрения в ряды госслужащих разных уровней владения казахским языком, анализ того, сколько документов стали готовить служащие самостоятельно, не прибегая к институту переводчиков. Нигде нет отражения динамики внедрения госязыка в подготовке и переподготовке кадров для госслужбы. Нет каких бы то ни было отчетов о процессе казахизации госаппаратов, учебе в ИПК в овладении госязыком. Есть любопытный и развернутый документ, посвященный шести направлениям оценки эффективности госслужбы. Ни одно из 6-ти направлений напрямую не связано с внедрением казахского языка. По крайней мере, на сайте в этих документах таких упоминаний нет. Возможно, это есть на самом деле. Но мне доступна только информация в свободном пространстве - в интернете. Там же на сайте есть План по проведению мероприятий, посвященных празднованию 20-летия Независимости Республики Казахстан. Запланирован выпуск монографии о госслужбе, торжественные мероприятии, даже спортивные соревнования, что немаловажно. Но нет ни слова о казахском языке и его внедрении в систему госслужбы. Вот вам и государственный подход в праздновании такого события! Налицо рассогласование между повседневными нуждами и праздничными календарями государства. Что тогда праздновать, если нечего сказать о себе любимых? Уверена, что в аппарате госслужбы достаточно авторитетных билингвов, так покажите, как они этого достигли, в каких школах-вузах и на каких языковых курсах учились, кто им помогал! Вот и будет хороший пример и пропаганда достижений! Иначе читающая местная и диаспориальная публика увидит лишь декларативный, а не действительный стиль властных отношений к языковым проблемам.

Господа чиновники! Вы нарисовали благостную картину, что к 2020 году в РК 95% будут знать государственный язык? Но кто же в это поверит, если для государственных субъектов это дело неявное. Хотя бы в планах и отчетах.

ИА REGNUM: А кто должен следить за процессом развития языка?

5 сентября 2008 года по инициативе Главы государства Н. Назарбаева создан был Президентский Фонд развития государственного языка. Ключевой постулат, на котором базируется идеология Фонда, - способствование сохранению и защите национального достояния Казахстана, основы казахской культуры - казахского языка. Сейчас в связи с кризисом на сайте этого Фонда затишье. Последние материалы за декабрь 2009 год. Но нельзя так экономить на авторитете и имидже Президента РК, который среди прочих брендов имеет самый высокий вес в стране! Интернет-пространство это такая же выставка Достижений Республики, где от имени государства идет презентация языковой и национальной политики.

Такая же неявная позиция на Портале государственного языка Комитета по языкам Министерства культуры, где наблюдается вялотекущая жизнь. Фото были обновлены только в январе 2010 года. Вот цифры на момент посещения (24.03.11.) мной этого сайта: оnline пользователей 6, посетителей за день 35, за неделю 3456, за месяц 18664, за год 147531. Всего посетителей - 250189. Маловато, если такие страсти кипят в интернет-дискуссиях по поводу казахского языка. В социальных сетях за один только день у активных блогеров бывает сотни комментариев. Пример недоиспользования таких важных ресурсов налицо. Самое неприятная ситуация для меня оказалась в том, что даже этот малоактивный ресурс закрыт для желающих дистанционно изучить казахский язык. Надо для регистрации написать свой ID. Возможно, казахстанцам эти тайные буквы известны, но почему казахские диаспоры отрезаны от Портала, казахских словарей? У нас нет никакого ID! Доступ для всех должен быть свободным. Через эмейл, фамилию и имя, страну, город, возраст, наконец-то, если Министерству культуры РК интересно узнать профиль посетителей и пользователей сайта.

Все это, казалось бы, издержки, которые списывают на финансовый кризис, урезание бюджета. Но в вопросах внедрения государственного языка, сохранения авторитета госорганов, призванных заниматься языковой политикой, и продвижением имиджа страны мелочей не бывает. Тем более поддержание сайта требует меньше всего денег, чем чиновничий парк автомобилей и бензин для него.

ИА REGNUM: У вас есть взгляд на то, какими методами можно развивать казахский язык? И к чему, на ваш взгляд, может привести уход русского языка из пространства Средней Азии?

По каким методам и методикам можно развивать казахский язык скорее ответят лингвисты. Кстати, московские ученые, казахи-лингвисты имеют идеи и учебные пособия, но вот продвинуться из московского пространства на казахский рынок не удается. Я могу только как философ и социолог сказать, что недооценена стратегия, учитывающая игровую природу человека, о чем в свое время написал нидерландский историк и культуролог Йохан Хёйзинга в работе "Homo Ludens" (Человек играющий), опубликованной в 1938 году. В рамках такой методологии мной в соавторстве с профессором психологии В.Т. Кудрявцевым составлены сценарии ряда игровых методов внедрения в культурное пространство проекта "Екi тiл - бiр Отан", о котором я говорила на круглом столе в ЕНУ им. Гумилева в ноябре 2010 г. в присутствии ответственных лиц из АНК РК. Этот проект позволит в игровой форме мотивировать разные возрастные и этнокультурные группы к интенсивному изучению государственного языка. Если появятся заинтересованные агенты, то мы готовы развернуть новые практики в системе образования и медиа-пространстве.

В РК нужно создавать (если еще не создан?) Институт Лингвистики при НАН с ориентацией на теоретическую, прикладную, социальную и этническую лингвистику. Только теоретическая база позволит с учетом социальной практики создавать адекватные методики для граждан РК. Уход русского языка из Казахстана, и в целом из ЦА приведет к тому, что население перестанет владеть одним из мировых языков - русским языком. Для населения ЦА и РК сегодня это весомый социальный, культурный и символический капитал одновременно. Ведь статус мирового язык получает тогда, когда существует более 100 миллионов его носителей. Сколько всего казахов, да и других народов в ЦА, всем эти цифры известны. Отсутствие развитой и многолетней подготовки системы внедрения английского языка в школьное образование, как было с русским языком в СССР, приведет к обеднению духовной культуры населения, потери важной степени свободы, в том числе и интеллектуальной и информационной свободы. Конечно, есть гипотетический выбор еще одного мирового языка - это язык южного соседа Китая. Там бы не отказались от такой перспективы. Но лучше, мне думается, продолжать опыт мирного взаимообмена с русской культурой через язык, не отрицая своей собственной истории, относясь к ней объективно как уже совершившейся данности, не требующей пересмотра из ситуационной политической конъюнктуры.

Ведь если азиат знает не только свой родной, но и русский язык, то в силу каких-то экономических проблем или социальных бед он может как трудовой мигрант прибыть в соседнюю Россию, нуждающуюся в трудовой силе. Китай навряд ли станет для среднеазиатских граждан таким прибежищем. Там своих трудовых ресурсов предостаточно. Звучит, возможно, неприятно для патриотов, но такова инструментальная сущность языка. Любой язык является социальным механизмом конструирования этнического поля. И такие характеристики как акцент, диалекты, степень грамотности выступают маркерами, которые делают культурные границы явными и слышимыми, а значит различимыми для деления на "своих" и "чужих". В некоторых случаях именно эти особенности речевой практики у казахов, не владеющих родным языком, заставляют их чувствовать себя неполноценными, становящимися предметом стигматизации, клеймения их шала-казахами и наращивания символического капитала у нагыз-казахов. Государственный язык может использоваться этническими предпринимателями в политизации ситуации, в нарастании экстремистской тенденции выдавливания другого языка.

Казахский язык ни в коем случае не должен выполнять эту функцию закрытия казахского этнополя. Если в Казахстане не будет качественной и бесплатной системы обучения в государственных школах и в вузах казахскому языку, то русскоговорящее население при тотальном внедрении госязыка начнет реализовывать эмигрантский проект - выезд из Казахстана. При дефиците населения и большой территории стране грозит нарушение геополитической безопасности.

ИА REGNUM: Можете ли вы сказать, с какими причинами связан рост национализма в стране? Можно ли сказать, что это нормальный процесс? Ведь Казахстан строит национальное государство с доминирующим суперэтносом. А значит и национализм вполне оправдан? Ведь есть он в Японии, допустим - и очень развит там.

Знаете, трудно рассуждать о росте национализма и его позитивных и негативных характеристиках, пока мы не договоримся, что вкладываем в содержание этих терминов. Национализм, наряду с идеями либерализма и демократии, является мощной силой современности. В советской и позже российской науке и в социальных практиках термин "национализм" носил сугубо негативную коннотацию, как отступление от интернационализма. Л.М. Дробижева, ведущий российский этносоциолог полагает: "В социологии под национализмом имели в виду систему установок и политических идей об исключительности, превосходстве "своего" народа над другими, нетерпимости, нежелании смешиваться с другими народами (эксклюзивизм), а также действия, направленные на их дискриминацию". В 90-ые годы 20 века стали в научное поле входить работы западных специалистов Э.Геллнера, Э. Хобсбаума, Б. Андерсена, Р.Барта, Д.Холла и др. И пришло понимание, что там этот термин носит нейтральный смысл и означает принцип, согласно которому политические и национальные единицы должны совпадать. Сегодня в науке общепринято разделение на гражданский (государственный) и этнический (этнонационализм). Государственный национализм, называют его еще территориальным, рациональным, основан на свободном самоопределении личности. Он направлен на консолидацию всего населения с помощью юридических институтов, общегражданских прав, культуры и идеологии. Этнический национализм- политический или же культурный направлен на достижение и удержание государственности, включая институты, ресурсы, культурную систему. Это два "идеальных типа" национализма (Э.Смит), а вот содержание и характер зависит от их источников.

Поскольку Вы задаете вопрос о нормальности, то могу предположить, что Вы видите в этом негативный смысл. Тогда и ответ в рамках вашего подхода, или как сказали бы этносоциологи - парадигмы, то он ненормальный. Но в рамках традиции-Геллнера и Хобсбаума и др. ученых - это нормально для новых государств. Это сложная тема и многогранная. Если иметь в виду, что национализм сопряжен с ростом и появлением нового государств и его самоутверждением - то это позитив.

Если же под национализмом понимать только этнонационализм, то это чревато нарастанием ксенофобий, интолерантности, а значит напряжения и провоцирования межэтнических конфликтов. Нельзя говорить вообще о тенденции, если нет регулярного мониторинга, сделанного авторитетными социологическими службами в стране. Про Японию не берусь говорить, не специализируюсь в этом предмете. Но наш семейный друг профессор из Киото Эйдзи Камия выступал 3 года назад перед студентами СФ РГГУ. Он рассказывал на лекции по этносоциологии об истоках японской идентичности. Там хорошо помнят свое историческое происхождение, китайские и байкальские корни появления на территории нынешних островов. Японцы, скорее фаталисты, чем националисты, как я сужу по общению с ними и то, как они переживают стихии и катаклизмы. Вот за проявленную выдержку, культуру переживания трагедии и драматических ситуаций их можно только уважать.

ИА REGNUM: Согласно высказыванию российского социолога Г. Дилигенского - источниками национал-государственной ориентации является угроза национальной независимости - мнимая или реальная. Стоят ли перед Казахстаном такие вызовы?

Вспомните географическую карту и геополитическое положение Казахстана? Вспомнили? А теперь припомните недавние почти одновременные выступления в арабских странах, и роль социальных сетей в организации тамошних выступлений. Египет совершил при Х. Мубараке рывок из колоссальной бедности, и там положение было уже не такое отчаянное как в других по-настоящему беднейших странах. Там критерий бедности это когда есть деньги на еду и кров, но нет денег на электричество!

В статье А. В. Коротаева и Ю.В. Зинькина "Египетская революция 2011 г.: структурно-демографический анализ" вскрываются причины египетской революции. Как пишут аналитики демографы, в Египте появился в структуре населения "молодежный бугор". Это когда выросла рождаемость и сегодня высокообразованная молодежь живет в других условиях, чем их родители. Вот именно она стала основной движущей силой революции. Как отмечает Дж. Голдстоун, "быстрый рост [удельного веса] молодежи может подорвать существующие политические коалиции, порождая нестабильность. Большие когорты молодежи зачастую привлекают новые идеи или гетеродоксальные религии, бросающие вызов старым формам власти. Молодежь играла важнейшую роль в политическом насилии на протяжении всей письменной истории, и наличие "молодежного бугра" (необычно высокой пропорции молодежи в возрасте 15-24 лет в общем взрослом населении) исторически коррелировало с временами политических кризисов. Большинство крупных революций- [включая и] большинство революций ХХ века в развивающихся странах- произошли там, где наблюдались особо значительные молодежные бугры". Именно сочетание присутствия многочисленной неустроенной высокообразованной молодежи и миллионов египтян, оказавшихся за считанные месяцы ниже уровня бедности, и создало социальный взрывчатый материал, необходимый для революции. Другой пример. Средний уровень жизни в Ливии совсем не маленький по сравнению с другими странами, даже некоторыми восточноевропейскими. Но в этих странах накапливается моральная усталость от власти. Глобальные вызовы в связи с нарастающей вики-политикой, влиянием социальных сетей интернета стоят нынче перед любой страной, включенной в мировую информационную систему. Но нет нужды выключать интернет, это малоэффективный метод. Надо власти и политическому классу иметь качественную, а не только "придворную" аналитику и делать выводы.

ИА REGNUM: Как вы считаете, какое понятие правильнее - казахская нация или казахстанская?

Термин "правильнее" здесь излишен. Гегель писал в своих логиках, что выйти на понятие предмета - это фактически создать научную теорию об этом объекте. Поэтому понятия казахская и казахстанская нация существуют в социальных науках наравне. Скорее важно выяснить, как соотносятся эти понятия. Опять же в какой парадигме размышлять? Если нацию рассматривать в западном ключе и видеть в ней согражданство, то казахстанская нация, сконструированная из казахской, русской, украинской (т.д. по переписи) этносов - это политическая и гражданская общность. Казахстанская нация это доминирование в общественном сознании надэтнической идентичности, это результат длительной качественной эволюции в самоидентификации ее граждан. Это толерантное отношение ко всем не с позиций доминирования и доминирующих. Это формирование социальной и межэтнической солидарности. Это высшая цель для развитого государства, где права человека не менее важны, а выше прав этноса. Казахская нация легитимное понятие, отражающее историческое развитие этноса, достигшего своего государства, имеющего государствообразующий статус. Для казахской элиты должны быть приоритетной интересы казахстанской нации. Главное в том, чтобы государственность не использовалась для исключительного положения и узурпации власти одной этнической общностью. В соотнесении понятий должно отражаться гражданское равноправие этнических групп.

ИА REGNUM: Да и вообще, как, на ваш взгляд воспринимает себя в Казахстане национальная элита? Сформировалась ли она? Насколько жизнеспособны ее идеи?

Элита сформировалась, судя по ее политико-экономическим претензиям, социальному, культурному и финансовому капиталу. Как себя воспринимает? Надо смотреть, что есть из презентационных проектов бизнесов, индивидуальных брендов. Но правильнее было бы обратиться к социологам, их опросам и знать мнение специалистов по элитам. Иначе как понять, что чувствуют казахские бизнесмены, просто богачи или же ученые и деятели искусства? Политический философ Г. Тульчинский уточняет, что в российском обществе существует различие между элитой, истеблишментом и политическим классом. Элита задает интеллектуальные, нравственные, духовные образцы. В политической жизни это люди, открывающие новые горизонты и пути их достижения. "Люди с длинными мыслями. И эти мысли консолидируют общество, делая его обществом". Истеблишмент тот социальный слой общества, который придает форму и устойчивое развитие, реализуя ресурсы общества. Политический класс это депутаты, партии, чиновники, ведущие эксперты, журналисты. Он полагает, что в России нет двух механизмов формирования и воспроизводства элиты. Либо на основе инициативы, предприимчивости, таланта - как это происходит в большинстве цивилизованных стран. Либо на основе тщательного отбора лучших людей. Какие из этих механизмов срабатывают в Казахстане - вам судить правильнее, чем москвичам.

Важно формировать в стране языковую, лингвистическую и гуманитарную элиту, болеющую за развитие казахского языка из среды казахской, русской и других этнических групп. Предлагаю, например, выделять бесплатные гранты на всех филологических и журналистских факультетах вузов РК для неказахов, набирать целую группу на казахскую филологию и журналистику из таких абитуриентов. Через пять лет будут первые специалисты из русских билингвов, новая творческая элита, конструирующая новую культурную реальность.

Процесс формирования спроса ведет пока только к коммерциализации ликбеза в казахском языке. Нет волонтерского движения организованного казахскими филологами, нет духа солидарности и сотрудничества в овладении казахской культурой. Нет сильного института критики, общественной экспертизы, налицо внутриэтническое разделение на незнающих и знающих государственный язык. Казахский язык оказался сильным социальным лифтом в РК, но, к сожалению, вход в него облегчен для казахов, нежели для всех. Такая политика включения в повседневную казахскую культуру всех этносов приведет к ситуации, о которой говорил президент РК - казахский язык станет главным фактором объединения всех казахстанцев.

Михаил Пак, Алма-Ата

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
21.01.17
Туристический автобус сгорел в Италии: погибли 16 человек
NB!
21.01.17
«Распутинщина» — смертельный удар по престижу царской России
NB!
21.01.17
Власти Латвии кормят свой народ пропагандой, народ едет за едой в Россию
NB!
21.01.17
Трамп наносит первый удар по Ирану
NB!
21.01.17
Порты: Польша встала поперёк Шелкового пути
NB!
21.01.17
Дышите, не дышите...
NB!
21.01.17
Система управления погодой должна быть международной
NB!
21.01.17
Новый глава Пентагона скептически отозвался о налаживании отношений с РФ
NB!
21.01.17
В Турции состоится референдум по конституционной реформе
NB!
21.01.17
С сайта Белого дома удален раздел об изменении климата
NB!
21.01.17
«Ничто не вечно» — президент Гамбии согласился уйти
NB!
21.01.17
Дубль Левандовски принес «Баварии» трудовую победу над «Фрайбургом»
NB!
21.01.17
«В современной Европе нет юности и юношей». Парадокс русского западничества
NB!
21.01.17
США — Саудовская Аравия. Молчание ягнят
NB!
20.01.17
Египет, Сирия, Кавказ: апофеоз Кавказской войны
NB!
20.01.17
Как преследуют защитников усадьбы Кусково в Москве
NB!
20.01.17
Белый дом: США выйдут из Транстихоокеанского партнерства
NB!
20.01.17
В школах Финляндии шведский язык могут заменить на русский
NB!
20.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 20 января
NB!
20.01.17
Борясь с «Северным потоком-2», Варшава стреляет себе в ногу
NB!
20.01.17
Госдума снова отказала «детям войны» в статусе и льготах: почему
NB!
20.01.17
Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ в Тартусе