Станислав Тарасов: Балканы опасаются ливийского синдрома

Москва, 29 марта 2011, 13:23 — REGNUM  

Должно быть, это - историческая случайность, что 12-я годовщина начала бомбардировок Югославии силами НАТО и начало боевых действий международной коалиции против Ливии почти совпали. История первого военного конфликта еще только осмысливается. Автор это почувствовал при посещении Тираны - столицы Албании, Берата, Шкодера, общаясь со многими местными политиками. Албанцы гордо заявляют о численности своих соотечественников, живущих в сопредельных соседних балканских странах, но с идеями "Великой Албании" им все же приходится расставаться. Они с охотой показывают и рассказывают о разбросанных по стране бомбоубежищах времен коммунистического лидера Энвера Ходжи, нежели говорят о сложившейся ныне ситуации, как в стране, так и на линии противостояния с Сербией, уклончиво объясняют причины разбитых дорог, многочисленных замороженных строек, низкого уровня жизни подавляющей части граждан страны. При этом албанцы, как показалось автору, очень ревниво относятся к расширяющимся контактам России с другими балканскими странами, хотя почти на всех правительственных учреждениях Албании вывешены сразу три флага - национальный - албанский, США и ЕС. Тем не менее, они с повышенным интересом интерпретируют итоги недавнего визита главы российского правительства Владимира Путина в Словению и Сербию.

Речь идет о готовности Москвы выделить солидные средства для модернизации нефтяной отрасли Сербии, энергетических объектов и железнодорожного транспорта. Сербия - страна, которая подписала соглашение, связанное со строительством "Южного потока", страна, в которой российские компании намерены участвовать в строительстве метро в столице и логистического центра на Дунае. Более того, в ходе переговоров в Белграде Владимир Путин специально отметил, что Москва остается ближайшим союзником Белграда: "Мы себе по-другому даже не представляем ситуацию, и, надеюсь, что и Сербия тоже. Я не буду говорить о причинах, они ясны для каждого серба и для каждого гражданина России. Это обусловлено всей историей наших отношений и близостью наших народов".

При этом Владимир Путин сообщил, что Москва в случае необходимости готова поддержать переговоры Белграда и Приштины. Такие переговоры действительно ведутся. Но у них уже иной международный фон. Во-первых, албанцы почувствовали смену настроений со стороны Турции, которая ранее выступала в роли "исторического тыла" для Тираны. "Эрдоган не будет рисковать осложнением отношений с Путиным из-за Косово", - так оценил ситуацию один из албанских политиков, пожелавший остаться неназванным. Во-вторых, депутат Европарламента Пино Арлаки открыто заявил, что западное вмешательство в конфликт вокруг Косово стало полным провалом. По его мнению, это самая большая ошибка мирового сообщества за последние 12 лет, а сама миссия ЕС в Косово потерпела поражение. Он также считает, что международному сообществу следует приступить к жестким мерам в отношении Косово.

Но наибольший резонанс в Тиране произвел комментарий Владимира Путина в связи с событиями в Северной Африке: "Я не думаю, что мы вправе ставить на одну доску Сербию и Ливию - это все-таки совсем разные государства". Вместе с тем он выразил обеспокоенность тем, что авиаудары стали наноситься по всей территории Ливии, увеличивая количество жертв.

За что же воевал Запад на Балканах? Тогда американцы - как французы в Ливии - сколотили коалицию, чтобы навести свой "порядок" на Балканах. Авиация коалиции разбомбила Югославию, расколола ее на маленькие государства, создала анклав - государство Косово. Но вот что важно отметить: министр обороны США Роберт Гейтс заявляет, что "Каддафи не представлял непосредственной угрозы для США, что Ливия не является страной первостепенной важности для США". То есть, Каддафи - это не Милошевич. С другой стороны, ливийская оппозиция рвется на запад, набирая очки в борьбе за международное признание. Войска Каддафи несут потери, но основная часть потерь - не от действий оппозиции, а от ударов авиации международной коалиции. Правда, она отрицает наличие координации с повстанцами, однако вопрос остается открытым - как долго коалиция сможет служить в качестве прикрытия для повстанцев, или наоборот, как долго Каддафи будет оставаться у власти? К тому же резолюция ООН не содержит мандата на смену правительства в Ливии, а НАТО не уполномочен вводить в Ливию наземные войска.

Россия призвала прекратить неизбирательное применение силы. Генсек Лиги арабских государств Амр Муса тоже осудил атаки с воздуха. Глава правительства Турции Реджеп Тайип Эрдоган посоветовал сыну полковника Каддафи Сеифу Аль-Исламу Каддафи создать политическую партию и претендовать на пост президента страны. Об этой инициативе турецкого премьера рассказал журналистам министр иностранных дел Ахмет Давутоглу. Он подчеркнул, что Анкара ищет такие пути выхода из нынешнего кризиса в Ливии, которые позволят немедленно прекратить гражданскую войну. Анкара тоньше чувствует ситуацию, ее расчет строится на том, чтобы выбить военные аргументы у международной военной коалиции, сориентировать ее на политико-дипломатическое урегулирование ливийского кризиса. Ранее Эрдоган уже намекал на необходимость того, чтобы Каддафи - "глава страны без должности" - обозначил бы субъект для ведения переговоров по урегулирования конфликта. При этом нельзя исключать, что турецкая дипломатия стала осуществлять зондажную операцию по миру по согласованию с США. И не только. Тем более, что Анкара еще не утратила политического доверия среди окружения полковника Каддафи.

Если вывести за скобки потенциальные опасности региону Ближнего Востока, которые могут возникнуть в связи с распадом Ливии, существует еще одна причина, заставляющая Турцию действовать нестандартно. Дело в том, что именно Турция разработала и приступила к осуществлению в Ливии инвестиционных проектов, которые оцениваются во многие миллиарды долларов. По словам президента Турецкой ассоциации подрядчиков Эрдала Эрена, речь идет о потенциально потерянных в Ливии 16 млрд долларов. Более того, как выясняется, под ударом военной авиации международной коалиции оказались многие объекты, строившиеся или уже построенные Турцией.

Теперь существует реальный риск, что новое правительство Ливии откажется признавать торгово-экономические соглашения, которые подписала Турция с режимом полковника Каддафи. Аналогичный риск, как известно, сохраняется и для России, заключившей с режимом Каддафи энергетические и военно-технические соглашения. "Теперь проблема в том, как перейти от фазы военной конфронтации к использованию дипломатических механизмов, - говорил автору один из албанских политиков. - Поэтому предложение главы правительства Турции Эрдогана начать процесс вывода на политическую сцену сын полковника Каддафи Сеифа Аль-Ислама может получить самую неожиданную перспективу: как для интересов Турции, так и для международной военной коалиции, и для Балкан. В случае срыва намеченного плана нельзя исключать, что ливийский синдром скоро перекинется и к нам". Почему? "Потому, что Албания, как и Ливия, имеет выход к Средиземному морю, охваченному "любовью" Саркози, - последовал ответ. - Чтобы отомстить Турции, он может начать против нее новую "игру" на стыке Албании с Косово".

Тирана - Дуррес - Берат - Стамбул

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail