То, что "Фукусима-1" не была рассчитана на цунами такой волны - ошибка проекта: эксперт

Москва, 25 марта 2011, 19:45 — REGNUM  Первый заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) РАН Рафаэль Арутюнян выступил сегодня, 25 марта, в Москве на пресс-конференции, посвященной событиям на японской атомной электростанции "Фукусима-1". "С первого дня наш институт включился в работу, которая велась во взаимодействии с МЧС и "Росатомом", - рассказал он. - Первая наша задача была - оценить ситуацию на японской АЭС".

"Было очевидно, что на "Фукусиме-1" персонал с ситуацией не справляется, и блоки начинают подходить к критической ситуации, - пояснил эксперт. - Что это значит? В момент землетрясения все энергоблоки "Фукусимы-1" были заглушены. Сработали все системы безопасности, и никакой цепной реакции после этого не идет, и идти не может. В таких реакторах, которые установлены на "Фукусиме", т.н. "кипящих" реакторах, есть некоторые особенности, которые определили сценарий развития аварийной ситуации. Поэтому нашей главной задачей было быстро во всем разобраться и понять, какие сценарии развития ситуации нам стоит ожидать в том случае, если персонал вообще не будет ничего предпринимать. Потому что было непонятно, какие действия там проводятся, т.к. первые два дня оттуда не поступало никакой достоверной информации".

"Мы просчитали последствия для России, - заявил Арутюнян. - При самом неблагоприятном стечении обстоятельств опасности для жителей России нет никакой. Максимальная доза - 10 мЗв, это не та доза, при которой население надо защищать. Здесь нет даже предмета для обсуждения. 2,5 мЗв - это среднегодовая доза, которую человек получает ежегодно. В Республике Алтай люди ежегодно получают 9,7 мЗв, в Финляндии - 7,5 мЗв. Одна томография - это гарантированные 3-5 мЗв, полная томография - 15-20 мЗв. В частности, в США, начиная с 2000 года, облучаемость населения выросла с 3 мЗв до 6 мЗв в год именно из-за медицинских исследований".

"Что происходит сейчас? Цепная реакция прекратилась, оставшаяся активная зона содержит продукты деления, это радиоактивные вещества - цезий, стронций, йод и т.д. Они распадаются, выделяя тепло, - отметил эксперт. - Если станция в нормальном режиме дает около 3000 мгВт тепла, то после останова эта величина резко падает до уровня 10 мгВт, а потом продолжает падать очень медленно. Значит, реактор надо охлаждать. Собственно, это главная задача, которую сейчас решают японские специалисты. Охлаждать с помощью воды. 6 тонн воды в час надо подавать на каждый реактор и каждый бассейн выдержки. Так получилось, что в первые дни после землетрясения им это не удалось наладить быстро, что привело к тому, что они упустили ситуацию. Значительная часть активной зоны повреждена и частично оплавлена, и с этим связан выход продуктов деления".

"Обстановка там сложная, это понятно. Но не стоит преувеличивать, - подчеркнул первый заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) РАН. - В самом реакторе излучение сейчас составляет порядка 6 тыс. рентген в час, но это так и должно быть, потому что в реакторе лежит топливо. Что касается помещений, то там дозы совершенно другие - единицы или десятки единиц рентгенов в час. То же самое было и на 4-м блоке Чернобыльской АЭС, и с этими дозами мы работали (Арутюнян - участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС). Понятно, что в дальнейшем японцам придется делать что-то подобное тому, что сделали мы на ЧАЭС - строить укрытие. Но это их дело, и, я думаю, они с этим разберутся".

"Что касается радиационной ситуации в Японии. В первые два дня мы не получали достоверной информации по радиационной обстановке на станции. Потом эта информация у нас появилась - 103 микрозиверта в час, - сообщил Арутюнян. - Это высокий уровень, поэтому объявлена эвакуация в 30-километровой зоне. Сейчас идут данные по загрязнению продуктов. Но тут очень важно понимать, что мощность дозы остается такой не навсегда. В первую очередь мощность дозы определяется радиоактивным йодом, но через месяц его просто не будет. Одна из страшилок о радиации заключается в том, что, дескать, распадается. Но ведь страшно не это. Страшно - это химия, канцерогены, которые не распадаются никогда. А радиации через месяц не будет, и общий фон опять приблизится к норме".

"Что вводит всех в заблуждение и становится источником разнообразных страхов? Все нормы, которые устанавливаются в радиационной безопасности, предельно жесткие. Таких жестких нормативов в других областях просто не существует, - подчеркнул ученый. - В химии предельно разрешенный уровень концентрации вредных веществ соответствует рискам, которые в 10-15 раз выше, чем нормативы, которые устанавливаются в радиации. Те нормы, которые заложены в радиации, в сто раз меньше тех, при которых может наступить реальный ущерб здоровью". Отвечая на вопрос "Можно ли сказать, что на сегодняшний день радиационная обстановка не представляет угрозы для населения Японии?", Арутюнян заявил: "На данный момент никаких значимых угроз нет. Максимум, что может быть, исходя из нормативов, которые существуют в Японии, будут введены некоторые ограничения на потребление воды и т.д. Но надо помнить, что ситуация ведь пока не разрешилась окончательно. Ее вроде как взяли под контроль, подают воду на реакторы и т.д. Если ситуация останется такой же, можно будет считать, что она стабилизировалась. А на сегодняшний день все дозы, которые там можно насчитать, это дозы в единицы мЗв. Это не предмет для беспокойства. Если так будет продолжаться дальше - все будет в порядке. То, что станция не была рассчитана на цунами такой волны - это ошибка проекта. Это однозначно и двух мнений здесь быть не может".

"Это бред", - заявил эксперт в ответ на просьбу прокомментировать заявление экологической организации о том, что в результате аварии на "Фукусиме-1" раком в Японии заболеют 120 тыс. человек. "Точно также говорилось про Чернобыль, - напомнил он. - Говорят, что после той аварии были десятки тысяч смертей среди населения. И при этом эти экологи сами встречаются с людьми, которые работали внутри четвертого блока ЧАЭС, и получали дозы в десять и сто раз больше, чем население. С логикой у них совсем странно. Вы живете в Москве, где ежегодная доза, которую получает человек, составляет 2-2,5 мЗВ. Если поехать на Алтай отдыхать, тот там вы получите 9,7 мЗв. С точки зрения этих экологов, это смертельная доза. Я считаю, что это иезуитская точки зрения, которой они потчуют всех, кто хочет слышать. В советские годы они убедили публику в том, что Чернобыль повлек за собой десятки тысяч смертей, теперь то же самое делают по поводу японских событий".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.