Николай Радов: Страх как неотъемлемая часть современного белорусского менталитета

Москва, 18 Марта 2011, 16:15 — REGNUM  

На современном этапе в Белоруссии сложилась достаточно уникальная и, в какой-то степени, парадоксальная ситуация - население страны в массе своей абсолютно не имеет представления о том, в каком направлении следует развиваться белорусскому обществу. Белорусский менталитет заставляет простого жителя республики остановиться на своеобразном перекрестке в размышлении - куда двигаться дальше? Вероятно, в истории каждого народа имело место подобная ситуация, однако в белорусском варианте есть одна отличительная черта - страх. Причем не просто страх перед выбором и неизбежными изменениями, а беспричинный страх, возведенный в элемент национального самосознания.

Белорусы боятся многого: нищеты, безработицы, общественного порицания, болезней, начальства и т.п. Социологические опросы последних лет показывают, что большинство опасений простых граждан Белоруссии практически не изменились со времен начала 1990-х годов: больше всего люди опасаются "нищеты" (более 40%) и "потери работы" (около 30%), причем последнее беспокоит население гораздо больше, чем уровень оплаты труда. Вроде бы все абсолютно логично - никто не хочет оказаться на улице без единого рубля в кармане и просить милостыню. Однако в белорусском обществе в настоящее время наблюдается тенденция к появлению новых, присущих только белорусам страхов. Среди наиболее острых и болезненных опасений сегодня на первое место вышел страх девальвации, затмив собой, несмотря на события в Японии, фобию возможной атомной катастрофы. На этом фоне руководство Белоруссии может абсолютно спокойно приступать к строительству АЭС, не заботясь об общественном мнении.

Следует напомнить, что девальвация - это снижение курса национальной валюты по отношению к иностранным валютам, которое используется правительствами для уменьшения дефицита платежного баланса страны, повышения конкурентоспособности товаров на мировом рынке и стимулирования внутреннего производства. По мнению экономистов, девальвация способствует росту экспорта и делает импортные товары менее конкурентоспособными по сравнению с местными, что способствует более активному развитию отечественной промышленности. Именно девальвацию в Белоруссии ждут постоянно, из года в год, со дня на день, что в свою очередь порождает неимоверное количество слухов и становится причиной паники среди населения.

История появления подобной фобии коренится в событиях 1990-х годов. После введения в 1992 году в республике белорусского рубля, руководство страны, встало на путь его постепенного обесценивания: в течение года цены практически на все товары и услуги увеличивались почти в два раза каждые 2-3 месяца. В результате на белорусских купюрах образовалось большое количество нулей, что послужило поводом для проведения первой деноминации в августе 1994 года, когда было отменено завышение покупательной способности относительно номинала (купюра в один рубль стала равняться одному рублю, а не десяти). После дефолта в России в 1998 году курс белорусского рубля за год упал почти в 15 (!) раз, что повлекло за собой резкий рост цен и вливание в экономику, за счет печатного станка, огромного количества ничем необеспеченных рублей. В сентябре 1999 г. начался выпуск купюр достоинством в 5 000 000 рублей. Итогом стала вторая деноминация, убравшая с 1 января 2000 года с белорусских купюр три нуля. Однако, несмотря на то, что сама по себе данная процедура не предусматривала изменения цен, она повлекла за собой их резкое увеличение. Это событие стало последним серьезным потрясением в финансовой сфере Белоруссии на протяжении последующих девяти лет, но оставило в сознании простого населения подсознательный страх перед словом деноминация. О девальвации пока никто не говорил.

В период с 2000 по 2009 год белорусы жили довольно неплохо - валютная ситуация в стране регулировалась государством, которое поддерживало неоправданно заниженный курс рубля за счет непрямых субсидий со стороны России (с 2004 по 2009 год курс по отношению к доллару США и российскому рублю оставался фактически неизменным). В это время в белорусском общественном сознании сформировалось четкое представление о том, что государство действительно заботится о благополучии своих граждан в обмен на их невмешательство в политическую жизнь. Белорусы со спокойной душой проедали свою экономику и практически не заботились вопросом о соотношении своего уровня жизни с уровнем прибыльности производства. Пожалуй, единственным страхом, существовавшим в этот период, был страх перед органами правопорядка и КГБ. При этом большинство до конца не осознавало (по всей видимости, не осознает и сегодня), почему надо бояться силовиков - то ли потому что так говорит оппозиция и Запад, то ли потому что так делают все остальные, то ли потому что просто уже привыкли. Причем последнее выглядит наиболее вероятным, так как привычка бояться всего, что может изменить устоявшееся положение вещей, находится на генетическом уровне белорусов, и необходимы весьма серьезные социально-экономические потрясения в стране, чтобы подобные страхи были преодолены.

Неумелая политика белорусского руководства, приведшая к охлаждению белорусско-российских отношений, как известно, привела к росту проблемных явлений в экономике Белоруссии. Рост отрицательного внешнеторгового баланса и государственного долга заставили главу республики пойти на крайне непопулярную меру - девальвировать белорусский рубль на 20,5 %. 2 января 2009 Национальный банк Республики Беларусь установил новые курсы валют: доллар США - 2650 белорусских рублей (был 2200), евро - 3703 (был 3120), российский рубль - 90,16 (был 71,6). Этот день потряс белорусское общество, привыкшее за последние годы к стабильности и безделью. По экспертным оценкам, вкладчики белорусских банков, хранившие деньги в национальной валюте, лишились суммарно 1 млрд. долларов, а цены на импортные товары выросли на 25-40%.

Следствием девальвации стала всеобщая паника, порой граничащая с безумием, и превратившая медлительных и безынициативных белорусов в неуправляемое стадо. В стране на несколько дней главным вопросом стал: "У вас старые цены или уже выставили новые?". Народ кинулся скупать сначала всю импортную, а затем, наверное, по инерции и белорусскую продукцию: от детских игрушек и обручальных колец до холодильников и плазменных панелей. Причем многие брали по несколько штук в надежде позже перепродать. Итогом подобного ажиотажа стало так ожидаемое правительством уменьшение складских запасов готовой белорусской продукции, что позволило браво отрапортовать президенту о выполнении поставленных им задач. Девальвация 2009 года прекрасно продемонстрировала использование страхов белорусов руководством страны, которое в тот момент начало политику решения проблем за счет простых граждан.

Правда, насколько решила проведенная девальвация белорусские финансовые проблемы, можно судить по нынешнему балансу внешнеторгового оборота (отрицательное сальдо внешней торговли товарами только за январь 2011 года составило 902,6 млн. долларов, увеличившись по сравнению с показателями прошлого года более чем в 300 раз) и уровню государственного долга страны. Внешний государственный долг на начало 2011 года составил 9,687 млрд. долларов, увеличившись за прошедший год на 22,8%, а на 1 февраля его уровень достиг уже 10,557 млрд. долл.

Подобные "успехи" социально-ориентированной рыночной экономики, которую провозгласил в Белоруссии ее президент, окончательно убедили население в неизбежности повторной девальвации. Страх потерять свои сбережения (а у белорусов, по подсчетам экспертов, на руках находится около 1,5-2 млрд. долларов) создал в обществе очередную панику. На основе слухов, "сарафанного радио" и публикаций некоторых интернет-изданий, в начале марта белорусы приготовились к бессонным ночам возле обменных пунктов, надеясь купить валюту в ожидании падения курса рубля на 40-100(!) %. При этом подобные сведения базируются не столько на макроэкономических показателях республики, сколько на последнем отчете Международного валютного фонда о состоянии белорусской экономики, где содержатся рекомендации провести девальвацию белорусского рубля. При этом граждане не утруждают себя внимательным изучением документа и готовы набрать валюты до конца жизни, не отдавая себе отчета в том, что в скором времени ее придется сдавать обратно, так как уровень реальной заработной платы с каждым месяцем продолжается снижаться, а правительство в надежде вытащить последние сбережения у населения может пойти на долговременные задержки заработной платы в бюджетной сфере. Как итог, сегодня практически в любом городе Белоруссии купить доллары, евро и российские рубли весьма проблематично, и это несмотря на то, что белорусский рубль никуда не падает, а Национальный Банк, как обычно, призывает население успокоиться. И вот здесь мы сталкиваемся с еще одной довольно характерной для белорусов противоречивостью.

Несмотря на реальную возможность резкой девальвации и, как следствие, падения уровня благосостояния белорусов, население страны в массе своей не выражает недовольства политикой руководства республики. Примером современной позиции простых граждан могут служить высказывания тех, кто стоит в очередях за валютой. Общий их смысл сводится к следующему: "Новости в экономике не очень хорошие, цены растут, а курс белорусского рубля явно занижен. Девальвация просто обязана быть из-за нашего внешнего долга, но мы это переживем, потому что чего только с нами за последние годы не делали. Правительству мы доверяем, но, несмотря на это, валюту купить надо, а то вдруг опять обманут как в 2009 году". В подобной ситуации белорусскому руководству не нужно придумывать никаких оправданий, кроме, пожалуй, одного - объявить, что во всем виноваты сами белорусы. Подтверждением подобного решения проблемы может служить утверждение руководства Национального банка о том, что нехватка свободной валюты в Белоруссии вызвана повышенным спросом на него со стороны населения, а это ведет не только к росту курса, но и способствует давлению на бюджет страны.

Страх возможной девальвации, как и страх нищеты, безработицы и перемен, сегодня способствует формированию в массовом сознании белорусов дистанцирования от руководства республики. При этом в среде простых граждан все больше проявляется культивируемое в последние годы белорусскими чиновниками чувство виктимности, то есть комплекса жертвы, при котором сама жертва является основным виновником в случившихся с ней бедах. Вдобавок, государство практически сняло с себя ответственность не только за сегодняшнее положение республики, но и за будущее ее граждан. Так, в недавнем заявлении президента Белоруссии была четко сформулирована позиция главы государства относительно будущего белорусов: "Теперь мы должны прямо и честно сказать людям, что дальнейший рост качества их жизни будет зависеть от личного труда и предприимчивости". Таким образом, провозглашая 2011 год "Годом предприимчивости" руководство страны, шестнадцать предыдущих лет неуклонно формировавшее у белорусов чувство страха оказаться без опеки государства, предлагает своим гражданам самостоятельно выбираться из кризиса, умывая при этом руки. В подобной ситуации белорусское общество, отягощенное массой фобий и комплексов, рискует остаться один на один со всеми социально-экономическим проблемами, назревающими в стране. При этом страх, порой абсолютно иррациональный, ставший неотъемлемой частью белорусского менталитета, будет не только способствовать консервации общественно-политических и экономических отношений в стране, но и рискует стать непреодолимым препятствие на пути дальнейшего развития республики как независимого государства.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
08.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 8 декабря
NB!
08.12.16
Путин: Волосы дыбом встают от несуразиц в правоохранительной сфере
NB!
08.12.16
«Смысл «дела Павловца» — чтобы белорусы боялись симпатизировать России»
NB!
08.12.16
Владимир Путин поручил защитить детей от тюремной субкультуры
NB!
08.12.16
Севастополь продаст госсобственность, чтобы выровнять доходы бюджета
NB!
08.12.16
Известен потенциальный оператор миллиардного «мусорного» рынка Ленобласти
NB!
08.12.16
Госдума не намерена запрещать госслужащим владеть недвижимостью за рубежом
NB!
08.12.16
«Приватизация «Роснефти» — личный триумф Путина» — Financial Times
NB!
08.12.16
Кремль о призыве к новым санкциям против РФ: «Вместо помощи — угрозы»
NB!
08.12.16
Реакция на ледяной коллапс: наказание виновных и покупка спецмашин
NB!
08.12.16
Сделка по продаже пакета акций «Роснефти» законна: ФАС
NB!
08.12.16
Украинские политики при помощи Белоруссии распродают леса Украины
NB!
08.12.16
Памфилова назвала сроки проведения президентских выборов в РФ
NB!
08.12.16
Уволен замминистра культуры Пирумов
NB!
08.12.16
Котлеты или мандат: «Мы просто прогоняем быстрее законы»
NB!
08.12.16
Капремонт домов в Саратове, или Стихийное бедствие
NB!
08.12.16
Расследование ДТП в Югре: искали крайних для отчета Бастрыкину?
NB!
08.12.16
EAF: Визит Путина станет разочарованием для Токио
NB!
08.12.16
Угрозы санкций обнажили бессилие Запада — МИД РФ
NB!
08.12.16
Радио REGNUM: первый выпуск за 8 декабря
NB!
08.12.16
На защиту авиабазы Хмеймим отправится чеченский спецназ — СМИ
NB!
08.12.16
Более 40% граждан никогда не читали Конституцию РФ: опрос