Дайнис Турлайс: Полиция и общество должны быть заодно

Рига, 14 марта 2011, 18:24 — REGNUM  На вопросы ИА REGNUM о работе муниципальной полиции Риги ответил председатель комитета по вопросам безопасности, порядка и борьбы с коррупцией Дайнис Турлайс.

ИА REGNUM: Давайте начнем сначала. Как на сегодняшний день разделяются функции государственной полиции и полиции самоуправлений?

Ну, во-первых, я думаю, очевидно, что полиция самоуправлений создана для поддержания общественного порядка. Во-вторых, поскольку у самоуправлений есть полномочия принимать собственные нормативные акты, помимо подчинения общегосударственным, то полиция следит за исполнением этих нормативов. И, наконец, разница между государственной и муниципальной полицией заключается в статусе. Государственная полиция - это служба, которая выполняет свои задачи согласно Закону о полиции. Муниципальная полиция - это работа. Да, ей тоже отведено место в Законе о полиции, и круг ее действий предопределен, муниципальные полицейские тоже носят форму, но при этом, скажем так, чиновниками они не являются. И деятельность работников муниципальной полиции регулирует Закон о труде. Полицейские самоуправлений ограничены в правах по применению санкций к гражданам, потому что они могут только частично контролировать те нормы, которые определены в законе об административных правонарушениях. То, что определено уголовно-процессуальным законодательством полностью находится в компетенции государственной полиции, и потому "муниципалы" не имеют к этому никакого отношения.

Впрочем, когда люди попадают в беду, они видят в полицейском помощника, защитника, спасителя и им уже даже не важно - это государственный служащий или полицейский самоуправления. Полицейский - это та соломинка, за которую хватается каждый, когда случается действительно что-то серьезное. А серьезные проблемы ведь могут возникать и в обычной, бытовой жизни. Вот, например, пьяная семейная ссора, муж с женой кидаются друг на друга с ножами, и разнимать их бежит полицейский. Бывает, правда, и так, что уже некого разнимать...

Или, вот, в преддверии летнего сезона: спасение утопающих - этим ведь тоже нередко полицейские занимаются. Так вот у нас по этому вопросу положительные показатели: за последние три года на тех пляжах Риги, где дежурят муниципальные полицейские, не утонул ни один человек.

Есть, конечно, и те, кто считает, что полицейские только штрафы собирают, особенно с тех, кто неправильно паркует автомашины. Так я хочу сказать, что штрафные квитанции выписывает не только муниципальная полиция, но и государственная. А, кроме того, было несколько случаев, когда владельцы машин, которые считали себя пострадавшими от действий полиции, подавали в суд, и еще ни разу не было случая, чтобы штраф был оспорен в судебном порядке. То есть во всех этих случаях взыскание штрафов было вполне правомерным. И очень жаль, что те люди, которые видят в полиции только карающий орган, назначающий штрафные санкции, не осознают, что эти штрафы выписываются им за их нарушения. Потому что, если штраф будет выписан незаконно, полицейский понесет заслуженное наказание, вплоть до лишения работы. Но пока такого нет, и я думаю, что не жаловаться надо, а хвалить полицию за то, что она работает очень точно и профессионально.

ИА REGNUM: Материальным обеспечением полиции занимается муниципальный бюджет. Всего ли хватает: имеется в виду бензин, машины и прочие необходимые технические средства работы? Помнится, случались от граждан жалобы на то, что полиция не приезжала по вызову из-за отсутствия бензина или нехватки машин для экипажей...

Ну, бюджет обеспечивает не только технические приспособления, но и заработную плату. Хорошо ли, плохо ли - тут могут быть очень индивидуальные мнения. Но скажу другое: если из государственной полиции работники бегут, то к нам народ приходит. У нас в муниципальной полиции очень низкая ротация кадров. Рижская муниципальная полиция в прошлом году отметила свое двадцатилетие, и в этом году мы будем награждать почти две трети состава, тех, кто двадцать лет проработал в рядах муниципальной полиции. То есть если кто-то и уходит от нас, то это либо по возрасту, либо - в исключительных случаях - по каким-то другим, в основном личным обстоятельствам. И очень небольшое количество тех, кто уволен по несоответствию.

При этом в муниципальной полиции работают люди в основном с высшим образованием - это и доктора наук, и магистры, и бакалавры. Есть, конечно, и люди только со средним образованием, но не ниже. 30% полицейских разговаривают на двух, трех и более языках. Так что качественный состав муниципальной полиции - достаточной высокий и профессионально подготовленный.

Вообще, я считаю, что внутренняя кадровая конкуренция между муниципальной и государственной полицией должна быть и это хорошо потому, что это стимул к росту, некое соревнование за престижность. Но это то, что происходит внутри этих структур, а для общества, для жителей Риги, мне кажется, не должно быть никакой разницы между подготовкой государственного и муниципального полицейского. И тот, и другой должны быть хорошо образованы, подготовлены, и нести свою службу или выполнять свою работу достойно. Я для себя стараюсь никак не делить полицейских, государственные они или муниципальные, и говорить, что одни лучше, а другие хуже. Если в полиции, в одном из подразделений, из структур, что-то произошло, то неважно, в какой, это проблема для всех. Иногда, конечно, хотелось бы сказать, что одни лучше, другие хуже, но этого нельзя делать. Потому что престиж полиции и доверие людей к ней - это самое главное, а какую он форму носит - государственную или муниципальную - это вторично.

Теперь вернемся к вопросу о нехватке чего-либо. По итогам 2010 г. нет ни одного случая, когда по причине отсутствия транспорта, бензина или каких-то других технических средств, полиция не выехала бы по вызову. Другое дело, что разные вызовы входят в разные компетенции, но это уже внутреннее дело взаимодействия муниципальной полиции и государственной полиции. Для того чтобы улучшить эту координацию между полицейскими, мы сделали вот что: если раньше дежурная часть муниципальной полиции была отдельно, а государственной - отдельно, сейчас мы сделали единую дежурную часть, то есть сотрудники обоих подразделений находятся в одном помещении, практически за одним столом. И принимая вызов - они специалисты, профессионалы, - они уже определяют, какой экипаж поедет, муниципальный или государственный. Люди ведь не знают, в принципе, куда звонить в том или в другом случае, в муниципальную или в государственную полицию, и звонят по тому номеру, который помнят - 02 или 112.

В основном муниципальная полиция ездит даже не на вызовы. В Риге очень широко развивается видеонаблюдение, и вот если констатирован, скажем, факт драки, или недостойного поведения гостей или жителей Риги, например, в ночное время, то они выезжают для того, чтобы навести общественный порядок. За нарушение может последовать наказание, но зачастую и наказания не следует, потому что полицейские приезжают, проводят беседу, разъясняют, успокаивают, и компании мирно расходятся по домам. И в этом, в принципе, главная функция муниципальной полиции. Мы к этому людей готовим психологически во время обучения перед началом работы в полиции.

ИА REGNUM: О том, что в центре Риги ведется видеонаблюдение, известно давно. А планируется ли расширять видеонаблюдение на удаленные от центра криминализированные районы?

Да, безусловно, планируется. Вообще речь идет не только о видеонаблюдении муниципальной полицией, речь идет о создании в Риге разветвленной системы видеонаблюдения. Буквально в прошлом году мы переоборудовали полностью центр видеонаблюдения, и он переселился в новое, современно оборудованное помещение. И это нам позволило значительно расширить и заложить еще потенциал для расширения объема видеонаблюдения.

Сейчас практически весь центр Старой Риги взят под видеонаблюдение, а также отдельные криминогенные очаги. У нас есть план по расширению, и весь вопрос на сегодняшний день упирается только в финансирование, потому что это недешевое мероприятие. Но хочу подчеркнуть, что круглосуточное видеонаблюдение в конечном итоге обходится значительно дешевле, чем круглосуточное патрулирование силами людей того или иного участка города. Поэтому по мере возможности фактически каждый год мы наращиваем эту систему и развиваем.

Конечно на сегодняшний день, когда мы переживаем не самое экономически благоприятное время, возможности расширения этой системы очень ограничены, но, тем не менее, мы будем делать все, что возможно в этом направлении. Потому что наша статистика из года в год подтверждает, что в тех местах, где установлено хорошее видеонаблюдение, исчезают наркоманы, наркоторговцы, карманники и даже просто праздношатающиеся молодые люди.

Кроме того, на сегодняшний день видеосистемы существуют у банков, у крупных магазинов, у охранных фирм, и даже у некоторых индивидуальных пользователей. Поэтому мы думаем еще и о том, как эту информацию можно было бы концентрировать, создавать возможности использования этих сведений полицейскими.

ИА REGNUM: Давайте вернемся к вопросу взаимодействия государственной и муниципальной полиции...

Тут я могу сказать однозначно - на уровне людей и в области организационных вопросов взаимодействие есть, и очень хорошее. Другое дело, что для того, чтобы эффективно работать на всей территории Риги, того количества полицейских, которое имеется у муниципальной полиции, явно не достаточно. Поэтому мы и идем по пути расширения применения всяких технических средств, чтобы охватить как можно больше районов наблюдения и реагирования.

Но и у государственной полиции нет достаточных сил и средств, чтобы увеличить количество мобильных патрулей города Риги. Это объективная ситуация, и тут нечего выдумывать и скрывать. Ну, нет этих патрулей, особенно в ночное время, в достаточном количестве, чтобы они могли патрулировать все микрорайоны. Поэтому в основном работа идет по вызовам.

А кроме государственной полиции мы поддерживаем взаимодействие с охранными компаниями. И, конечно, стараемся использовать общественность. Недавно начался в Риге такой проект, и он мне кажется очень эффективным, который называется "Безопасный дом". Это чисто общественная инициатива, когда сами жители создают свой актив, организуют наблюдение. И это хорошее дело! Вот недавние социологические опросы показали, что обворовывают в основном тех, кто к своей собственности - вещам, дому, квартире, машине - относится беспечно. Почти 70% автомобилей угоняют у тех, кто просто забыл его закрыть или окно открытым оставил, а у некоторых вообще никакой сигнализации нет. Точно так же ситуация обстоит и с квартирами - некоторые люди забывают о самых элементарных мерах безопасности. И даже своевременно проведенная профилактическая беседа - это уже 50% безопасности.

И главное, что я хотел бы сказать: работа полиции без поддержки общества будет малоэффективна. И сколько бы денег не было на такую работу затрачено, они будут тратиться впустую. Если полиция и общество находятся, образно говоря, по разные линии фронта, то ни полиция не сможет обеспечить защиты, ни общество не будет чувствовать, что есть те, кто всегда сможет защитить, помочь. Общество и полиция должны быть на одной стороне, а по другую сторону должна быть преступность. Это и есть самая глобальная и самая важная задача работы полиции всех уровней - от начальников до патрульных: мы должны быть с людьми, а люди должны доверять нам. Иначе в работе полиции нет никакого смысла.

ИА REGNUM: Вы сказали о том, что полицейских не хватает. Нет ли планов расширения контингента муниципальной полиции?

Разговоры об этом ведутся, особенно в преддверии летнего сезона, потому что нужны патрули службы спасения на пляжи и в места отдыха. Но опять же, все упирается в финансовые вопросы. В наше время, когда правительство вместо того, чтобы выделять средства на полицию, ищет, как бы что-нибудь еще изъять из бюджета, никого не волнует, что функции и объем выполняемых муниципальной полицией задач увеличиваются с каждым днем и на выполнение их всех людей не хватает катастрофически. И я думаю, что в мае мы будем все-таки просить средства из городского бюджета для того, чтобы провести новый набор в муниципальную полицию.

ИА REGNUM: А какие критерии учитываются при наборе в полицию?

Отбор производится достаточно серьезный. Во-первых, образование должно быть не ниже среднего. Во-вторых, человек должен быть годен по состоянию здоровья. В-третьих, должен быть определенный уровень физической подготовки, чтобы соответствовать выработанным в полиции нормативам на силу, выносливость, скорость. И, конечно, нужно иметь специфические навыки - стрельба, приемы борьбы.

Если претендент все это проходит, то его зачисляют кандидатом в полицию, следующий этап - это учебный курс, где даются правовые знания, знание принятых постановлений муниципальных органов власти, нормативов, принятых думой. Также идет обучение культуре обращения с людьми, коммуникации и психологическим навыкам общения. Это обучение длится целый год, а затем сдаются экзамены. И только после того, как пройдена эта программа, человек начинает работать в полиции. Так что даже если нам удастся все-таки провести в какое-то ближайшее время новый набор, реальное пополнение рядов полицейских будет еще не очень скоро.

Последнее серьезное расширение штата мы произвели в 2009 году, когда было принято решение, что у каждой школы должны дежурить полицейские. Так вот, тогда наши ряды увеличились более чем на 100 человек.

А еще я хочу реализовать следующее: чтобы была система обучения и экзаменов для уже работающих полицейских, причем и в области теоретической подготовки, и в области физической. Теории нужно обучать, потому что принимаются новые законы, постановления, меняются какие-то нормы, а полицейский должен быть в курсе всего этого. А специальная физическая подготовка должна быть не только постоянной, но полицейские должны проверяться. Тому, кто уже не укладывается в отведенные нормативы, будет предоставляться срок, когда он мог бы подготовить себя к этой проверке, ну, а если он все равно ее не проходит - надо увольнять без всяких пояснений и вопросов. Потому что, если человек избрал службу или работу, на которой он носит форму, так он должен в этой форме и выглядеть соответствующе. Была б моя воля, я сказал бы так: вот последний размер формы - 54-й, и тот, кто не влезает, не годен к службе.

ИА REGNUM: Ходило много разговоров о том, что существуют планы слияния государственной и муниципальной полиции. Такие планы до сих пор существуют?

Это политический вопрос. И если будет принято такое решение, то оно будет политическим и, соответственно, будет принято не на муниципальном уровне, а на государственном.

В мире существуют разные модели полиции. Но в основе всего лежит система, модель государственного управления. Потому что, какие институты иметь в государстве, решают, исходя из тех функций, которые берет на себя государство. И тут важно еще, кому какая функция делегирована. Если делегировать функцию поддержания общественного порядка на муниципальный уровень, то я не считаю, что на государственном уровне тоже надо держать полицию, которая будет заниматься теми же вопросами. И я убежден, что для такой страны, как Латвия, самой правильной моделью было бы, чтобы уголовная и дорожная полиция были бы государственными, потому что оперативную работу передавать на муниципальный уровень было бы как-то нелогично, неразумно и абсолютно неправильно. А вот поддержание общественного порядка и наказание за административные правонарушения надо полностью передать на муниципальные уровни. Такие модели в мире существуют, и они успешно работают.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.