Николай Радов: Как Батька американцев поучал

Москва, 9 марта 2011, 22:02 — REGNUM  

Прошедшее 28 февраля 2011 года интервью белорусского лидера одной из ведущих американских газет "Вашингтон пост" (белорусские новостные каналы показали запись беседы 5 марта), оставило после себя двоякое впечатление. На протяжении трех часов редактор издания Элизабет Грэхем так и не смогла поставить президента Белоруссии в тупик. Более того, порой казалось, что не она, а именно Лукашенко контролирует происходящее, что и привело, в конечном счете, к полному провалу американки. В итоге в глазах простого обывателя белорусский президент предстал обличителем всей американской политики, стремящейся навязать свое мировосприятие всему миру. Но с другой стороны, интервью не открыло ничего нового ни для американцев, ни для белорусов, и ничем большим, кроме как очередным PR-ходом подобная встреча не является. К тому же полуправды и взаимных обвинений в речах и президента и редактора "Вашингтон пост" было столько, что иногда все происходящее напоминало театральную постановку.

Однако обо всем по порядку. Прежде всего, необходимо напомнить о том, что президент Белоруссии, при всех своих недостатках, обладает весьма занимательной харизмой, позволяющей ему управлять большими массами народа. Даже некоторые оппозиционные лидеры, питающие личную неприязнь к президенту, после нескольких часов общения с ним попадают под магическое воздействие Лукашенко и готовы сами голосовать за него. Правда через некоторое время президентский магнетизм исчезает, но факт остается фактом - белорусский лидер способен затуманить мозг любому. Подтверждением могут служить некоторые моменты в общении президента и редактора "Вашингтон пост".

Во-первых, Лукашенко нисколько не боится прямых вопросов, так как на каждый из них у него имеется не столько ответ, сколько встречный вопрос, за которым всегда будет стоять обвинение - практически всегда точное и неопровержимое. Если проследить общение президента Белоруссии со многими оппозиционными или западными СМИ, то можно заметить, что практически все интервью идут по схеме: вопрос - ответный вопрос-обвинение - оправдание интервьюера - нужный Лукашенко ответ. Очень удачный психологический ход - нет ни одного человека или правительства, у которого не было бы своего "скелета в шкафу", а поэтому и нет абсолютного права обвинять кого-либо в грехах, подобных своим. Но, пожалуй, главной проблемой подобных интервью, в том числе и последнего, является то, что президент Белоруссии если и не обманывает, то и не договаривает всей правды.

Попытки Грэхем обвинить Белоруссию и ее президента в недемократичности постоянно наталкивались на главный аргумент - на себя посмотрите. Так, беседуя о прошедших выборах в стране и последовавших за ними преследованиях оппозиции, Лукашенко, и надо сказать вполне справедливо, заявил, что "в Соединенных Штатах Америки, если бы любой гражданин совершил преступление, а рядом с ним был экс-кандидат в президенты, они бы отвечали на равных: и экс-кандидат, и гражданин. Закон для всех един - что для гражданина рядового, что для экс-кандидата...". И в этом Лукашенко абсолютно прав - ни одна государственная власть в мире, будь то американская, российская, ливийская или какая-либо иная не потерпит посягательств на свое главенствующее положение в стране. Правда президент, как это бывает довольно часто, не упомянул, что, в отличие от Белоруссии, в тех же США любой гражданин имеет право на реальную защиту своих прав со стороны закона, а не отдельного главы государства. В стране же, где людей могут просто так забрать в следственный изолятор и состряпать поддельное обвинение, как это было 19 декабря с сотрудниками Научно-практического центра по биоресурсам Национальной академии наук Жанной Бусевой и Михаилом Плютой (супруги были схвачены на одной из автобусных остановок Минска спецназом и на основании поддельных свидетельств сотрудников милиции осуждены судом за участие в несанкционированной акции) говорить о господстве прав человека говорить не приходится.

Дальше - больше. По словам белорусского президента, в РБ "без проблем может зарегистрироваться общественная организация, которая не нарушает законы и Конституцию. Без всяких проблем! И никогда не несет наказаний!". Здесь Александр Григорьевич преувеличивает. Известно, что в Белоруссии за последнее десятилетие не было официально зарегистрировано ни одной политической партии, хотя подобные попытки предпринимаются ежегодно. Для того, чтобы взойти на "белорусский политический Олимп" политическая организация должна пройти прямое одобрение президента Белоруссии, что в последние годы невозможно. Даже общественно-политическая организация "Белая Русь", которая изначально создавалась как узкокорпоративная организация высших белорусских чиновников с целью последующего превращения в пропрезидентскую партию, так же не смогла шагнуть дальше своего первоначального статуса. Поэтому, "шесть (из пятнадцати - авт.) оппозиционных партий зарегистрированных на 10 миллионов человек", по мнению президента, достаточно для Белоруссии. Надо было добавить, что в США хватает двух противоборствующих партий, в то время как об остальных большинство американцев и не знает, но, по-видимому, белорусский президент решил не напоминать об этом.

В дальнейшем глава Белоруссии весьма грамотно "уел" американку в вопросе о белорусской экономике: "не знаю, что бы делала Америка, если бы она не имела возможности печатать доллары". По словам Лукашенко, в Белоруссии, в отличие от большинства стран Запада, "есть и хорошие тенденции - за первые месяцы этого года прирост ВВП составил 7 процентов. Такой рост имеет только Китай". Правда, главе республики было бы довольно сложно объяснить торговый дефицит за январь 2011 года почти в 1 млрд. долларов при общем профиците бюджета в 67 млн. долларов. Белорусский печатный станок, пожалуй, уже дымится точно так же, как и американский, но вот печатает он не доллары, а белорусские рубли.

Во-вторых, глава Белоруссии весьма умело оперирует фактами, способными развить в практически любом человеке чувство страха, незащищенности и необходимости защиты. Затем Александр Григорьевич, как правило, доказывает, что только при его власти подобным страхам осуществиться никогда не удастся, ибо спокойствие и стабильность - есть высшая цель его правления. Именно этим любимым делом белорусский лидер и занимался большую часть интервью, рассчитанного в первую очередь на простого жителя белорусской глубинки, а не Техаса или Юты.

Касаясь темы событий 19 декабря 2010 года, президент неоднократно приводил примеры возможного развития событий в стране, если бы победил кто-либо из оппозиционных кандидатов: "ничего, кроме того, что Лукашенко надо расстрелять, повесить, убрать, и так далее". В дальнейшем, опровергая саму возможность каких либо революций в Белоруссии, белорусский лидер удачно сменил тактику, представив себя искренним другом Соединенных Штатов, заявив, что он бы "не хотел, чтобы это произошло не только в Белоруссии, но и даже в Америке", так как в США "для этого причин больше, чем в Беларуси - хотя бы 50 миллионов людей, не имеющих медицинской страховки". Так что белорусам, по мысли Лукашенко, в ближайшее время не грозят, в отличие от американцев, никакие серьезные социальные потрясения. Вот "когда мы дорастем до вашей демократии (может, у нас будет абсолютно американская демократия и политическое устройство), может, и у нас так будет". То есть не доведи господь превратиться в Америку - везде будет беспорядок и дикий капитализм, где всяк норовит другому перегрызть глотку за пригоршню золота.

В отличие от многих других авторитарных лидеров, которыми кишит весь мир, белорусский президент доказал белорусам, что он и государство - одно целое и только поэтому Белоруссия способна противостоять всему миру и, в первую очередь, Америке: "господь с ней, с моей личной властью, я уже этой власти наелся. Но я не позволю, чтобы вы перевернули нашу страну и чтобы нас захлестнули такие события, которые сегодня происходят во всех уголках мира". Возможно, в какой-то степени, это именно так - ведь в Белоруссии так и не смогли в полной мере развернуться проамериканские политические институты и организации. Однако вследствие проводимой политики, в республике образовался определенный политико-экономический и культурный вакуум, препятствующий проникновению в страну не только западноевропейских ценностей, но и инноваций, что способствует консервации всех сфер жизнедеятельности Белоруссии. Поэтому слова президента о том, что все в стране делается для того, чтобы обезопасить свой народ воспринимаются, как стремление создать между РБ и Западом новый "железный занавес".

В-третьих, каждый раз создается впечатление, что белорусский лидер не только не признает авторитетов (кроме, пожалуй, Кремля, так как "это наша беда историческая, что мы зависимы по сырью, прежде всего, почти на 100 процентов, по углеводородам, от России") и не ощущает никакой боязни перед "свободными" СМИ, но и чувствует свою полную безнаказанность во всем. Вероятно, именно так и должен вести себя истинный лидер нации, но экстраполяция подобного отношения на свою страну и народ не может не пугать. Приведем несколько примеров.

Редко кому удается так прямо обвинять США чуть ли не во всех мировых катаклизмах: "скажите мне, пожалуйста, уважаемая представитель демократии, зачем вы разрушили Ирак? Это международное преступление... А что творится сейчас в Ираке, в Афганистане, где главную скрипку играет "демократическая" (беру в кавычки) страна?.. Вот, Элизабет, американская демократия - двуликая, может, трехликая". Пройдясь по одной из самых больных для США тем - тюрьме на базе Гуантанамо, президент Белоруссии умело перенаправил обвинения в недемократичности на Вашингтон: "Зачем вы на базе Гуантанамо без суда и следствия держите тысячи заключенных?.. А вы откуда знаете, что они пытались взорвать? Это только суд должен сказать. Это недемократично". Сложно утверждать обратное, вот только в Белоруссии, как мы уже убедились, могут посадить просто потому, что ты не согласен с режимом, а не по подозрению в терроризме. Все-таки есть разница.

Нельзя не отметить, что на протяжении всего интервью белорусский президент с поразительной точностью давил на американские проблемы в сфере прав человека и демократии. Действительно, чего ради требовать осуждения основателя Wikileaks в стране, где существует "абсолютная" свобода слова и "непреодолимая" система охраны государственных интересов и, в тоже время говорить об отсутствии свобод в Белоруссии. Однако подобная система двойных стандартов характерна и для белорусского режима, при котором можно в лицо улыбаться своим стратегическим партнерам, а за спиной обвинять их во враждебности к белорусскому народу.

Справедливости ради, с Лукашенко необходимо согласиться в том, что "демократия - вещь универсальная... то, что вы навешали на демократию свое понимание, и с этим трафаретом лезете в каждый дом - это не красит американцев. Притом у вас одна демократия для России и для Беларуси, у вас другая демократия для Европейского союза, третья демократия для Китая, четвертая - для Ирана, Венесуэлы. И пятая демократия, как оказалось сегодня, для Израиля, и шестая - для Арабской дуги". Белорусский лидер, окончательно решив, что имеет полное морально право изобличать США, добавил: "... мы, Элизабет, не претендуем на вашу роль диктатора в мире. Занимайтесь вы этим процессом. Перед Господом потом все ответят". В этом президент Белоруссии, на наш взгляд, абсолютно прав - все ответят.

Вероятно, одним из наиболее занимательных высказываний Лукашенко является его небольшое выступление об отношениях с Путиным: "мы с Путиным в очень хороших отношениях. Мы больше десяти лет работаем вместе. И советую Вам не демонизировать Путина... это такой жесткий человек, человек со стрежнем внутренним, который без колебаний в любой ситуации будет защищать интересы России... вы слушайте, что говорит Путин. Это человек очень обязательный. И если он пообещает, он сделает... Если он скажет "да, я это сделаю", он обязательно сделает, в отличие от Америки или Европы". После таких эпитетов премьер РФ просто был обязан лично поблагодарить Александра Григорьевича, предоставив бесплатно Белоруссии нефть и газ, но вот почему-то пока не сделал ни того, ни другого. Конечно, до сих пор толком ничего не известно о том, что сделало белорусское руководство в декабре 2010 года, но подобные реплики никак не вяжутся с тем воинственным настроем, который Минск демонстрировал на протяжении прошлого года.

Надо сказать, что поведение и слова Лукашенко вызвало у редактора "Вашингтон пост" видимое недоумение, что создало ситуацию, при которой уже не было ясно, кто кого интервьюирует. Окончательно белорусский лидер "добил" Грэхем обвинением Америки в неисполнении своих обещаний: "ваши политики оказались слишком непорядочными. Всë, что они обещали, - они обманули нас!.. вы нарушили наши договоренности 1994 года, когда мы без всяких условий передали ядерное оружие тому, кому вы хотели?! Вы обещали, что вы никогда не примените к нам экономические санкции. Почему вы их применяете? Кто вам будет после этого верить?". Верить, Александр Григорьевич, нельзя никому, даже порой и самому себе. Это могут подтвердить там куда, по желанию Вашингтона, было передано ядерное оружие в середине 1990-х годов.

Итогом интервью стало полное уныние Грэхем, которая уже, по всей видимости, была не рада, что согласилась на беседу с Лукашенко (представить, что именно "Вашингтон пост" была инициатором встречи, довольно трудно). Белорусский же лидер выглядел бодрым и полным сил. Можно только порадоваться за белорусов, которым достался такой работоспособный президент, способный в одиночку поставить на место зарвавшиеся Соединенные Штаты Америки. Вот только сегодня кажется маловероятным, что харизма одного человека в очередной раз сможет привести в действие защитные механизмы своей власти и вывести страну из тупика.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.