Ермолай Слышик: Является ли Лукашенко союзником России?

Москва, 22 февраля 2011, 16:14 — REGNUM  

Возвращение Александра Лукашенко в Белоруссию из Сочи было скандальным. Виновником скандала, как обычно, стал сам Лукашенко. По прибытии он поспешил появиться перед пулом журналистов, всем своим видом демонстрируя бодрость, самоуверенность и решимость. Сделанные им заявления в тот же вечер разошлись по лентам информационных агентств Белоруссии и России. Важность этого публичного выступления заключается в том, что Лукашенко еще раз однозначно заявил свою позицию по ряду вопросов двустороннего сотрудничества с Россией и Германией, свое видение стратегии внутриполитической линии. Он также развеял все слухи относительно состояния своего психического и физического здоровья.

Данное событие так и осталось бы сугубо белорусским местечковым междусобойчиком, если бы не особые отношения Белоруссии и России. Союзное государство, развитие интеграции в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства, военное сотрудничество (совместная группировка войск и председательство в ОДКБ), гуманитарная и торгово-промышленная кооперация - все эти темы прямо завязаны на авторитарного правителя Белоруссии, второй десяток лет бессменно остающегося у власти.

Лукашенко из категории тех союзников, при наличии которых смысл в поиске врагов отпадает. Мало того, что этот руководитель ставит палки в колёса российскому бизнесу, занимается откровенным протекционизмом и на голом месте выстраивает препятствия продвижению российских товаров и услуг, так он еще и портит международную репутацию Москвы, которой приходится защищать своего союзника всеми правдами и неправдами в ООН, ОБСЕ, евроструктурах и т.д. Разделяют ли в российском руководстве Лукашенко и Белоруссию, Лукашенко и белорусский народ, Лукашенко и белорусский бизнес?

Накануне возвращения Лукашенко из Сочи (19 февраля), 16 февраля первый заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко публично заявил о том, что предложение российской компании "Ростехнологии" фактически принято к рассмотрению и получило принципиальное одобрение. Семашко заявил, что белорусская сторона намерена приступить к созданию российско-белорусской холдинговой компании "Росбелавто", в которой объединяются (очевидно, не полностью) активы МАЗа и КаМАЗа. Таким образом, торгово-промышленная кооперация двух стран получит серьезный импульс в секторе машиностроения, продвижению продукции двух автогигантов. Такое решение, очевидно, позволит оптимизировать производственные процессы, решить ряд актуальных вопросов во взаимной торговле, объединить усилия в борьбе с конкурентами на внутренних и внешних рынках. "Мы договорились о том, что на конкурсной основе определим независимую оценочную компанию, которая оценит рыночную стоимость как российских, так и белорусских предприятий", - заявил Семашко. Говоря о пути слияния, он сообщил: "Потом взвесим на весах проценты, как гири, чтобы выйти на паритет - там $1 млрд. и здесь $1 млрд. стоимость акций". То есть речь шла о взаимовыгодном сотрудничестве на паритетной основе. Понимая, что весовые категории КамАЗа и МАЗа различны, что в Белоруссии нет фондового рынка и, поэтому, адекватно оценить вклад белорусской стороны именно активами МАЗа крайне затруднительно, чиновник отметил: в создаваемый холдинг могут быть включены не только активы МАЗа, но и связанных с автомобилестроением бобруйской "Белшины", борисовского БАТЭ и других предприятий.

Таким образом, первый заместитель правительства Белоруссии ответил на заявление главы российской корпорации "Ростехнологии" Сергея Чемезова, который сообщил 15 февраля журналистам о содержании письма к властям Белоруссии. Идея заключалась в том, чтобы объединить активы КамАЗа и МАЗа. "Белоруссия получит пакет акций в КамАЗе, будет проведена небольшая допэмиссия и доли участников немного размоются", - сказал Чемезов. Государственная корпорация "Ростехнологии" - не только основной акционер Камского автозавода, но и, фактически, лоббист интересов российского предприятия. Поэтому то, что заявил Лукашенко 19 февраля - это ответ не только правительству союзной России, но и потенциальным инвесторам из Казахстана, Евросоюза и более дальнего зарубежья. Фактически, Лукашенко одним интервью перечеркнул всё то, на что ушло долгое время кропотливой работы российских и белорусских промышленников, правительственных экспертов.

В свойственной руководителю совхоза манере, Лукашенко публично назвал Олега Дерипаску и Сергея Чемезова "ребятами" и сообщил, что слияния двух предприятий не будет. Во всяком случае, не скоро и не так, как это планировалось ранее. "Давайте объединимся, не трогая собственность, то есть, не приватизируя ничего, объединимся и выработаем в течение трех или пяти лет принципы, на которых мы будем работать", - изложил свое видение процесса руководитель Белоруссии. Кто и когда практиковал нечто подобное на тех принципах, которые заявил Лукашенко? Что-то подобное позволяют себе некоторые мужчины в отношении зависимых от них женщин, однако на уровне международной кооперации промышленных гигантов история не зафиксировала таких примеров. К слову, у Александра Григорьевича два диплома: историка и экономиста.

Однако этим список вопросов к перспективам сотрудничества с властями Белоруссии не ограничивается, а лишь начинается. Например, возникают закономерные проблемы: как расценить заявление Семашко тремя днями ранее? Как самоуверенность, некомпетентность или что-то иное? Будет ли создано в принципе "Росбелавто"? Повод для таких сомнений дают заявления Лукашенко о том, что "МАЗ ничем не уступает КамАЗу, а значительно его превосходит". Или о том, что российская сторона не сделала достойного внимания предложения. "Заплатят нам хорошие деньги, которые.... Предприятие стоит этих денег - мы будем думать, нам пока таких предложений не было. Поэтому это чистой воды инсинуация и вброс. "Вот мы сейчас", Дерипаска и компания закричала, Чемезова и так далее - хорошо, ради бога, но мы даже не подступались к этим вопросам". То есть заявления первого вице-премьера правительтва РБ, мягко говоря, голословны и не следует им верить. Или о том, что белорусские власти, заявив о создании "Росбелавто", намерены этот же актив предложить внезапно ставшей "братской" Венесуэле и другим партнерам, которые, в отличие от РФ, "нам ни политических, ни каких условий не выставляют, не пытаются нас наклонить" и делают "другие предложения, более выгодные, где у нас не требуют контрольных пакетов и прочее". Как это понимать?

Если заявления второго человека в правительстве Белоруссии относительно создания "Росбелавто" - это "обычные вбросы, утка и инсинуации", то кому можно верить в союзной республике? Если анекдоты о том, как Лукашенко руководит сортировкой картофеля - не анекдоты вовсе, а сермяжная правда жизни, то с кем собрались иметь дело российские и прочие зарубежные инвесторы? Даже если "Росбелавто" будет создано, то не постигнет ли его та же участь, что и "Данон-Юнимилк" и "Пинскдрев"?

Во всем этом не так просто разобраться, как кажется на первый взгляд. Кто-то махнет рукой, сказав в сердцах: "Батька в своём репертуаре!". И будет отчасти прав, но лишь отчасти. Потому как большие деньги и большая политика приходят в расстройство от подобного рода выходок. Речь ведь не о досужих откровениях подгулявшего колхозника, а о стратегическом союзнике России, которому предоставляется не только "ядерный зонтик", исключительные преференции в двусторонних и многосторонних экономических отношениях, репутация МИД РФ (в т.ч. в Совете Безопасности ООН), но и многие другие виды помощи. Поддерживая Лукашенко, Россия ставит себя под удар.

Конфликты между двумя частями Союзного государства за последние два года катализировались. 22 февраля в суде Московского района г. Минска (следует отметить символичность места действия) начался процесс над гражданами России, арестованными в Минске 19 декабря, во время многотысячных акций протеста белорусов, несогласных с перспективой дальнейшего нахождения Лукашенко у власти. Арестованных повторно 29 декабря, т.к. срок административного заключения в белорусском СИЗО Иван Гапонов и Артем Бреус уже отбыли. Теперь их ждет перспектива отсидеть столько же, сколько и приговоренный 18 февраля Василий Парфенков. Накануне белорусский оппозиционер приговорен к 4 годам лишения свободы в колонии строгого режима и штрафу в 14 млн. белорусских рублей (около 140 тысяч рос. рублей). По той же статье - ч.2. ст. 293 Уголовного кодекса Белоруссии (участие в массовых беспорядках) - будут судить и граждан РФ. Остается загадкой, куда исчезли "граждане России Максим Бреус и Алексей Евдокимов", которые, по утверждению властей Белоруссии, были задержаны по обвинению "в массовых беспорядках" 19 декабря (а вовсе не Иван Гапонов и Артем Бреус) и якобы признали свою вину. Государственное телевидение РБ продемонстрировало паспорта этих узников СИЗО и фрагменты видеозаписи их допроса, обвинив газету "Московский комсомолец" в намерении "лишить граждан России российского гражданства". Таков был ответ "идеологических работников" РБ на статью "Подставные лица Батьки Лукашенко", опубликованную 12 января в "МК". Со временем власти Белоруссии перестали упоминать Максима Бреуса и Алексея Евдокимова.

19 февраля Лукашенко напомнил Кремлю о веревке в доме повешенного. Комментируя арест граждан России во время массовых акций протеста в Минске 19 декабря 2010 года, Лукашенко заявил: "Вас сюда никто не звал громить Дом правительства... Мы же Россию не упрекаем, когда расстреляли Дом правительства, мы же не вмешивались в их дела... Чего же вы в угоду Западу или внутренним силам начинаете подыгрывать и нам проблемы создавать?", припомнив также недавние события на Манежной площади. Послание адресовано официальному Кремлю: в октябре 1993 г. был расстрелян парламент и официальный Минск как суверенное государство не вмешивался в те события - не следует вмешиваться в белорусскую проблематику Кремлю сейчас. При этом Лукашенко как минимум лукавит, утверждая, что "мы же не вмешивались в их дела" и прекрасно знает, что тема "октября 1993" является "болевой точкой" для российских властей. Тем не менее, он позволил себе такое заявление в контексте неизбежной расправы над политическими заложниками из числа граждан России.

МИД РФ в данной ситуации делает различного рода заявления. Совершенно очевидно: Россия не пошлет на выручку своих граждан свой "шестой флот", которого у нее нет. 16 февраля посольство РФ в Минске распространило очередное заявление, в котором выражается надежда на "всестороннее и объективное" рассмотрение белорусским судом дела Гапонова и Бреуса. Учитывая тот факт, что независимость суда в Белоруссии столь же очевидна, как и в Туркмении времен Туркменбаши, возникает закономерный вопрос: на какой основе в дальнейшем руководство России и юрист Дмитрий Медведев частности собираются выстраивать отношения с Александром Лукашенко?

Заявления Лукашенко в адрес Германии шокировало привыкшую ко многому белорусскую общественность. 19 февраля руководитель Белоруссии позволил себе оскорбительные выпады в адрес главы МИД Германии, используя давно и прочно вошедшие в его лексикон термины "блатной фени". То ли Администрация президента Белоруссии состоит из уголовного элемента и таков официальный язык общения в госаппарате союзной республики, то ли шея заболела у Александра Григорьевича (или другие части тела), но все СМИ Белоруссии растиражировали его обличительный спич о "голубятне", нетрадиционной сексуальной ориентации зарубежных политиков, прежде всего - министра иностранных дел Германии Гидо Вестервелле. Глава МИД Германии в начале ноября 2010 года (в разгар президентской кампании в Белоруссии) прибыл в Минск и, вместе с министром иностранных дел Польши Радославом Сикорским, встретился с Александром Лукашенко и главой МИД Белоруссии Сергеем Мартыновым. Глава МИД Германии (не Вестервелле) до этого бывал в Минске 15 лет назад, что характеризует уровень отношений между европейским лидером и официальным Минском, провозгласившим себя "географическим центром Европы", "центром Европы", "сердцем Европы".

Незадолго до прибытия в Белоруссию Вестервелле в интервью "Suddeutsche Zeitung" сообщил: цель визита - побудить Лукашенко соблюдать европейские стандарты демократии и отказаться от репрессий во время президентских выборов. Таковые заверения со стороны руководителя Белоруссии оба министра получили в начале ноября 2010 г. После 19 декабря, когда сотни безоружных демонстрантов были избиты спецназом в центре Минска и оказались в следственных изоляторах, главы МИД Польши и Германии позволили себе вступиться за жертв, потребовать освобождения политзаключенных из числа как простых граждан, так и кандидатов в президенты Белоруссии, большая часть из которых оказалась в СИЗО КГБ. В ответ Лукашенко обвинил Германию и Польшу в подготовке насильственного государственного переворота в Белоруссии с целью отстранения его от власти. "Старый новый президент" угрожал опубликовать некие разоблачительные материалы, якобы убедительно доказывающие правдивость его слов, но этого, как и следовало ожидать, сделано не было. Посол РБ в ФРГ неоднократно имел профилактические беседы в МИД Германии по поводу неподобающего поведения руководителя своей страны, но Александр Григорьевич вошел в охотничий азарт и ни ноты протеста, ни что-либо иное не могли его остановить.

19 февраля Лукашенко сообщил журналистам о своем отношении к критике из-за рубежа. "Они нас убаюкивали, Запад нас убаюкивал, приехали тут великие деятели правильной и неправильной ориентации и меня уже начали упрекать в том, что я, видите ли, осудил голубятню эту и т.д., - заявил Лукашенко (цитата по официальному информагентству БелТА). - Ну не нравятся мне голубые, я и сказал, что не нравятся. Видите ли, отдельные министры иностранных дел обиделись на меня. Чего на меня обижаться? Мы в демократическом обществе живем, тем более я президент и вправе высказать свою точку зрения и свою позицию. Я ему честно и сказал это в глаза. И за это, видите ли, они обижаются. Нормальный образ жизни надо вести. Мы его (не нормальный. - прим. БелТА) не приемлем, и нам не надо его навязывать. В Германии это возможно, в Польше - пожалуйста, пусть они этим и занимаются там, а нам сюда это не надо. Хотя этого добра хватает, к сожалению".

Лукашенко сознательно провоцирует Германию, делая выпады персонально против ее министра иностранных дел. Имеет ли право Александр Лукашенко на подобного рода специальные заявления для пула особо приближенных СМИ? Как чиновник - нет. Может быть, у Лукашенко есть моральное право для таких обвинений? Тоже нет: присутствовавший рядом с отцом внебрачный сын Александра Григорьевича тому очевидное свидетельство.

Целью выступления Лукашенко было донесение до простых людей в провинции (типа Галины Родионовны) следующего послания: все критики бессменного руководителя Белоруссии - сексуальные извращенцы, гомосексуалисты, "голубые". Прекрасно понимая систему ценностей колхозников и горожан в первом поколении, Лукашенко связал образ оппозиции с образами "голубых" и "поджигателей войны".

21 февраля, выступая перед руководством армии, Лукашенко снова обвинил Германию в организации госпереворота в Белоруссии, отметив, что "огромная часть денег шла из Германии и Польши, а также через другие государства". Авторитарный руководитель Белоруссии настойчиво стремится к ссоре с Германией, с которой Россия ценой огромных усилий выстроила стратегические отношения и, к огромному огорчению семьи Лукашенко, участвует в реализации "самого дурацкого проекта" - газопровода "Северный поток" по дну Балтийского моря, в обход Белоруссии и Польши. Кроме того, РФ намерена подстраховать и нефтепровод "Дружба" вводом в эксплуатацию БТС-2.

Для выступления перед комсоставом Вооруженных сил РБ Лукашенко надел нелепый галстук (видимо, символизирующий "Георгиевскую ленточку") и заявил, что не задумываясь использовал бы армию во внутрибелорусских конфликтах. То есть внутренних войск МВД уже недостаточно. При этом он назвал феноменами одного порядка белорусский народ, государство и, между прочим, себя лично. На первое место в иерархии ценностей он поставил "суверенитет и независимость". Развивая тему массовых акций протеста в Минске 19 декабря 2010 года и перспектив экономических санкций Евросоюза (визовые санкции ЕС и США ввели 31 января), верховный главнокомандующий заявил: "Если бы ситуация повернулась таким образом, что над страной нависла реальная угроза, я бы не остановился перед тем, чтобы использовать Вооруженные силы. Если бы под угрозой оказался десятимиллионный народ. Но, слава Богу, нам не пришлось задействовать армию... Какой еще президент мог допустить ярые выпады против народа, государства, президента, допустить призывы приходить и ломать, и громить?... Все делается для того, чтобы нас опустить, подчинить. Мы не будем ни опускаться, ни подчиняться... ".

Очень важная констатация: не человек, а "суверенитет и независимость" является наивысшей ценностью в концепции современной государственной идеологии РБ; армия не вне политики и может быть использована для подавления оппозиции. Ранее Лукашенко делал прямо противоположные заявления. Человек - высшая ценность белорусского государства, армия - инструмент решения не внутренних, а внешних угроз, она вне политики - так записано в учебниках по государственной идеологии РБ. Выходит, что Лукашенко забывает сказанное им ранее и не помнит даже преамбулы и первого раздела той Конституции, на которой совсем недавно в очередной раз поклялся. Стоит напомнить: "Статья 2.Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства".

В Москве категорически отказываются выстраивать отношения в Белоруссии с кем-либо кроме Лукашенко, что находит свое объяснение в концепции "realpolitik". Действительно: реальные рычаги управления - у Лукашенко, оппозиция представлена преимущественно прозападными группировками. Однако массовые акции протеста в декабре 2010 наглядно показали, что противников Лукашенко гораздо больше, чем членов прозападных партий. Анализ внешней торговли Белоруссии говорит о том, что как госсектор, так и частный бизнес этой союзной республики никуда не денутся со своего "геополитического пятачка", нет у них возможности покупать сырье дешевле, чем в России и товары их не столь конкурентоспособны, чтобы переориентироваться с российского рынка на европейский, латиноамериканский или иные рынки.

Цивилизационно, культурно, ментально белорусы остаются прежними. Ключевым вопросом российской стратегии в отношении Белоруссии на краткосрочную перспективу остается следующий: считает ли Россия возможным и необходимым развивать отношения с Белоруссией без Лукашенко.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.