Латышский историк: Западные союзники скомпрометировали себя сотрудничеством с СССР

Москва, 22 февраля 2011, 15:15 — REGNUM  Доступ к хранящимся в российских архивах документам очень важен для дальнейшего исследования "оккупации" Латвии и "проблемы Абрене", при этом состав комиссии должен быть как можно шире, а также "включать в себя западных специалистов с западными стандартами истины и опытом", считает профессор университета в Висконсине (США), автор идеи создания Музея оккупации в Риге Паулис Лазда. Лазда ежегодно наведывается в Латвию, инспектирует состояние дел в Музее оккупации Латвии и вместе с женой тестирует студентов-историков на знание истории "оккупации". Ежегодно двое-трое студентов получают от американского профессора финансовую поддержку для продолжения обучения в США. "Мы с супругой собеседуем большое число претендентов и в интервью есть вопросы на понимание общественных процессов в Латвии и латышского самосознания. Есть студенты с выдающимися знаниями и именно они получают финансовую поддержку, однако от большинства, к сожалению, приходится слышать слабое понимание оккупации и ее последствий", - посетовал Лазда.

При этом он поделился с изданием своим пониманием "общественных процессов в Латвии и латышского самосознания", состоящим из набора клише периода третьей Атмоды: "Знаем, что здесь строили фабрики, сырье и рабочих для которых ввозили, а продукцию - вывозили, и делали это из политического расчета. Именно то, что здесь производили автобусы и вагоны и все прочее было предлогом, чтобы ввезти в Латвию людей ото всюду. По международным законам в период оккупации нельзя менять состав гражданского населения. Технические достижения в Латвии были бы в любом случае, и если бы не было оккупации, то благосостояние государства равнялось бы Дании или Финляндии", - заявил Лазда.

Латвийско-российская комиссия историков по своему составу должна быть по-возможности шире, а также "включать в себя западных специалистов с западными стандартами истины и опытом", считает Лазда. По его мнению, ей следует устраивать конференции с участием историков из соседних стран - Литвы, Эстонии и Польши, а также ученых из Восточной Европы. "Очень четко надо сказать, что вопрос оккупации - это спор не между Латвией и Россией, а между Латвией и Советским Союзом. Если Россия принимает на свой счет и как обвинение то, что упоминаются преступления Советского Союза, то это выбор России, а не наш. Мы считаем Советский Союз виновником наших бед. То, что этот режим посадил и вывез прочь носителей морали нашего общества, духовных авторитетов - учителей, священнослужителей, поэтов - это было одно из самых ужасных преступлений против Латвии. Груз нашей истории, включая проблему Абрене (Пыталово - прим. ИА REGNUM), создан Советским Союзом - это было решение Советского Союза. Если Россия злится по этому поводу, то выходит, что Россия по непонятным для нас причинам считает власть и политику Советского Союза, которая потребовала миллионных жертв и среди жителей России, политикой России... Если это так, то больших надежд на комиссию историков воздагать не следует", - сказал Лазда.

По его словам, важно познакомиться с документами по Абрене, поскольку этот вопрос решало Политбюро в Москве, а не Латвия. Историк не исключает, что решение по Абрене принималось Сталиным в большой спешке ввиду Ялтинской конференции, поскольку тот не был полностью уверен в том, что получит от союзников "все, что хочет". Что касается легионеров, шествия 16 марта и связанных с этим событий, то, по мнению Лазды, у латышей не было выбора. "Латыши были соратниками немецкой армии в борьбе с общим врагов", - заявил американский профессор, забывая о том, кто против кого развязал агрессию. По его словам, в ответ на упрек латышам в сотрудничестве с немцами можно сказать, что "западные союзники, быть может, еще более выраженно скомпрометировали себя соратничеством с Советским Союзом в борьбе с общим врагом - Гитлером, поскольку знали, что сталинский режим совершил преступления". "Мы не были и ни в коем случае не могли быть союзниками Германии, поскольку тогда правительства Латвии вообще не существовало", - считает Лазда.

При этом историк оспаривает тезис о том, что в 1941-1945 годах имела место гражданская война внутри латышского народа. "Утверждение, что во Второй мировой войне латышский народ сражался брат против брата - недоразумение. Это не была гражданская война. Были массовые армии - немецкая и красная - в которые латыши были призваны принудительным порядком", - заявил Лазда, противореча своему же высказыванию о том, что латыши и немцы сражались против общего врага - Советского Союза. По его словам, освободив Латвию от немецкой оккупации 8 мая, красная армия уже наследующий день - 9 мая - превратилась в оккупационную армию. Латвию Лазда считает колонией Советского Союза вроде французского Алжира.

Лазда считает, что у стран Прибалтики должна быть общая историческая политика. Эстонцев больше уважают в мире, чем латышей, утверждает он, приводя слова некоего американского дипломата без ранга, сказанные в начале 1990-х годов: "Латышей мы можем уговорить. С эстонцами нам приходится считаться". В свое время его шокировали слова одного молодого латвийского дипломата, который считал, что "мы не можем много говорить об оккупации, если мир ее не признает". "Каждый латвийский дипломат, каждый сотрудник МИД должен быть адвокатом Латвии в любой части мира. Нам не следует ждать, пока мир признает оккупацию, нам нужно аргументировать позицию Латвии! Как адвокаты они обязаны убеждать других в правах Латвии и созданном историей грузе несправедливости", - сказал в заключение Лазда.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail