Александр Попов: "Над Кижами витает дух непрофессионализма и безответственности"

Москва, 14 февраля 2011, 18:59 — REGNUM  В преддверии ожидаемого в феврале визита в Россию специальной миссии ЮНЕСКО, в задачи которой входит мониторинг реставрационных работ на объекте Всемирного наследия - 22-главой Спасо-Преображенской церкви в Кижах, на сайте музея-заповедника "Кижи" опубликован Отчет по сохранению памятников Кижского погоста в 2010 году. Напомним, что ведущаяся с 1980-х годов реставрация Спасо-Преображенской церкви в 2010 году достигла той фазы, когда под храм был подведен новый бетонный фундамент и началась постепенная разборка подлинного сруба, вывешенного на внутреннем металлическом каркасе. В настоящее время разобраны и перенесены в специальное хранилище восемь нижних венцов сруба.

Обнародование этого документа вызвало волну публикаций, авторы которых обращают внимание на следующие утверждения, содержащиеся в заключительном разделе отчета: "Наглядно подтвердилась правильность выбранного метода реставрации без полной разборки церкви, последовательной реставрации бревен сруба и реконструкции фундамента. При этом необходимо отметить, что бревна, демонтированные из сруба в основном оказались в очень деструктированном состоянии и требуют значительных усилий и времени для их лечения и в большой степени, к сожалению, их полной замены".

По просьбе ИА REGNUM отчет о работах, проведенных на Спасо-Преображенской церкви в 2010 году, прокомментировал известный архитектор-реставратор, лауреат Государственной премии, специалист в области реставрации памятников деревянного зодчества Александр Попов.

ИА REGNUM: Александр Владимирович, при чтении отчета, опубликованного на сайте музея, складывается впечатление, что реставраторы оказались не готовы к тому, что бревна из нижних венцов сруба окажутся в настолько плохом состоянии. Почему это стало сюрпризом?

Такое удивление реставраторов - свидетельство низкого качества или даже полного отсутствия предварительных исследований. Учитывая высочайшую ценность этого памятника, все, естественно, предполагают, что прикасаться к нему можно только после того, как проведены детальные исследования, поставлен "диагноз" и определен "метод лечения". Другими словами, что начинать работы можно только тогда, когда существует научно обоснованный проект, необходимой составной частью которого являются предварительные исследования. Теперь выясняется, что исследования не были проведены в должной мере. Я всегда подозревал, что никакого проекта не существует, и это только укрепляет мои подозрения. Более того, на мой взгляд, коллектив, работающий на Преображенской церкви, просто не готов решать задачи такого уровня. У него нет ни опыта таких работ, ни знаний. Как реставратор с многолетним стажем я утверждаю, что рассуждения о том, что при помощи переборки храма методом лифтинга удастся сохранить чуть ли не 80% подлинного материала - просто демагогия.

Похоже, что осознание реальной сложности ситуации только начинает приходить к людям, работающим в Кижах. К сожалению, памятнику уже нанесен огромный ущерб, и безответственные действия могут продолжиться.

Тут я бы ещё обратил внимание на тот факт, что памятник потерял ещё и подлинный бутовый фундамент XIX века. Вместо него залит новый бетонный. На основании чего принято такое решение, не известно. Фактически это еще одна авантюра в череде тех, из которых складывается нынешняя реставрация Преображенской церкви.

ИА REGNUM: Какие последствия для памятника может иметь замена нижних венцов сруба с учетом применяемого метода лифтинга? Грозит ли Преображенской церкви превращение в новодел?

Во-первых, насколько я понимаю, никакого метода лифтинга в реальности там не применяется. Слово "лифтинг" означает "подъем", но нижние венцы сруба были сняты путем опускания их вниз - в котлован, отрытый под новый бетонный фундамент. То есть существующую металлическую конструкцию фактически используют только для подвешивания верхней части храма. Метод продекларировали, но им фактически не воспользовались.

Во-вторых авторы на заседании Федерального научно-методического совета Министерства культуры на вопрос, что они собираются делать дальше, ответили: "Срубим новых восемь венцов по уровню и отвесу". В переводе на понятный язык это значит, что будут рубить банальный новодел. Почему я так уверенно говорю о новоделе? Потому что расположенные выше венцы старого сруба со всеми их особенностями невозможно будет посадить на новые, выполненные по уровню и отвесу, и придётся перерубать даже старые брёвна, которые должны ложиться на новые.

И наконец, в-третьих, непонятно как авторы собираются, даже рубя новодел, восстановить внутреннюю конструкцию храма, когда внутри стоит металлический каркас. На этот вопрос, который я им задаю уже несколько лет, вразумительного ответа не следует.

ИА REGNUM: В какой степени проводимые на этом памятнике реставрационные работы соответствуют требованиям Принципов сохранения исторических деревянных построек, утвержденных ИКОМОС (Международным советом по сохранению памятников и достопримечательных мест)?

Судите сами. С самого начала авторы заявляли, что они не собираются использовать исторические технологии, конструкции и инструментарий - все, чего рекомендуют придерживаться Принципы сохранения исторических деревянных построек. Они декларировали, что будут реставрировать "по современным технологиям", при этом не пытаясь даже пояснить, что имеют в виду. По моему разумению, они просто не понимают, что собираются делать, что они хотят получить в итоге, и какое отношение получившийся результат будет иметь к подлинному памятнику.

Время, пожары, землетрясения, войны и нерадивость людей уничтожали и продолжают уничтожать памятники культуры, но человечество осознало, что свою материальную культуру необходимо сохранять. На протяжение XX века человечество училось и продолжает учится сохранять наследие прошлого. Шаг за шагом, ошибаясь и исправляясь, люди идут вперёд. Венецианская хартия была принята в 1964 году, Принципы сохранения исторических деревянных построек - в 1999-м. С тех пор прошло больше десяти лет, а над Кижами почему-то до сих пор витает дух непрофессионализма и безответственности.

ИА REGNUM: Сметная стоимость реставрации Преображенской церкви составляет 300 млн. рублей, в том числе 46 млн. будет стоить замена фундамента и реставрация восьми нижних венцов сруба в течение двух лет. Неужели такие огромные затраты - не гарантия того, что для спасения памятника будет сделано все возможное?

К сожалению, количество освоенных средств никак не связано с качеством реставрации. Преображенская церковь в Кижах с 50-х годов XX века находится постоянно в процессе реставрации, и сколько было потрачено за это время денег, не знает никто. На храме как на подопытном кролике было опробовано множество методик, в том числе такие, которые впоследствии были признаны ошибочными и даже вредными, и его состояние год от года только ухудшается.

Позволю себе сравнить эти цифры со стоимостью работ, только что проведенных мною в соседней Вологодской области. Рядом с известным на весь мир селом Ферапонтово, где сохранились фрески Дионисия, есть село Цыпино, где в 2010 году закончены и приняты госкомиссией работы по реставрации церкви Ильи Пророка 1755 года. Ильинская церковь по физическому объёму похожа на Преображенскую. За семь лет на полную реставрацию этой церкви, включая реставрацию иконостаса, сооружение инженерных систем, благоустройство, было потрачено 40 млн. руб.

ИА REGNUM: ЮНЕСКО пристально следит за происходящим в Кижах. При каких обстоятельствах эта организация может потребовать остановки ведущихся на памятнике работ?

Это мне не ведомо. Но, что твёрдо можно сказать, после такой реставрации из списков Всемирного наследия Преображенскую церковь в Кижах исключат точно.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail