Николай Радов: Что нужно, чтобы Белоруссия превратилась в Египет

Анкара, 14 февраля 2011, 02:31 — REGNUM  

Сегодня многие эксперты и, в первую очередь, из стран Евросоюза, достаточно часто сравнивают события в Северной Африке и на Ближнем Востоке с ситуацией в Белоруссии после выборов 19 декабря 2010 года. Дескать, народ так же устал от диктатуры, жаждет перемен и свободы, мечтает о демократии и светлом будущем, и так же готов начать борьбу с политическим режимом, существующим в стране. Ярким примером подобных сравнений является заявление в начале февраля нынешнего года главы польского МИД Радослава Сикорского на конференции в Варшаве, посвященной сбору средств на поддержку демократии в Белоруссии. Министр намекнул, что антипрезидентские выступления в Тунисе и Египте могут повториться и в Белоруссии, а Лукашенко должен быть готов бежать из страны: "...я думаю, что примеры Туниса и Египта показывают, каким обманчивым может быть видимое состояние стабильности".

Конечно, нельзя со стопроцентной уверенностью утверждать, что простые белорусы настолько довольны своей нынешней жизнью, что их абсолютно не интересует возможность повысить свой уровень благосостояния. Однако, отбросив в сторону различия в культуре и менталитете населения арабских стран и Белоруссии, необходимо понимать, что условия, при которых оказался возможен социальный взрыв в Тунисе, Египте, Йемене и Сирии в большинстве своем на белорусские не похожи.

Тунис. Как известно, еще в 2009 году на Всемирном экономическом форуме в Давосе эта страна была названа "самым безопасным и стабильным государством Африки". Но на протяжении последних нескольких лет ситуация в Тунисе постоянно ухудшалась. Основными причинами вспыхнувших в декабре 2010 года массовых беспорядков многие эксперты называют неудовлетворительное состояние экономики и отсутствие политических свобод.

По различным данным, в прошлом году уровень безработицы в Тунисе составил в от 14 до 20 % (среди молодежи в возрасте от 15 до 29 лет - около 30 %). Это стало результатом сильной зависимости страны от экспорта своих товаров, в первую очередь в Европу (около 80% от всей экспортной продукции), которая до сих пор так и не отправилась от финансового кризиса 2008 года и не в состоянии покупать прежнее количество тунисской продукции. Ухудшают ситуацию в стране проблемы с инновациями, застой в туристическом секторе, инфляция, коррупция, бедность и отсутствие перспективы. Все это присутствует практически во всех развивающихся странах (справедливости ради надо отметить, что уровень социально-экономического развития Туниса и Египта гораздо выше большинства стран региона), однако именно Тунис стал отправной точкой для взрывной волны, всколыхнувшей весь Ближний Восток и Северную Африку. Сегодня практически все западноевропейские и американские политологи, изучающие ситуацию в этой стране, заявляют, что главной причиной массового возмущения является продолжительное (23 года) нахождение у власти президента Зин эль-Абидин Бен Али, клан которого монополизировал не только всю власть в стране, посадив на все руководящие посты своих друзей и родственников, но практически всю государственную собственность. Однако надо помнить, что клан президента сформировался практически сразу после его прихода к власти, что не является чем-то необычным для стран мусульманского мира, и до недавнего времени не воспринималось простыми тунисцами враждебно. Поэтому, на наш взгляд, говорить о том, что именно долгое правление нынешнего главы Туниса стало основной причиной массового недовольства, нельзя.

Египет. Ситуация в Египте весьма схожа с ситуацией в Тунисе. Довольно продолжительное время египетские власти старались всеми силами сгладить растущее с каждым годом имущественное расслоение общества, при котором бедные социальные слои прекрасно осознавали своё положение и понимали, что виновата во всем действующая власть. Сложившаяся ситуация, по мнению ряда исследователей, связана с быстрыми темпами роста населения страны (за последние 30 лет численность жителей Египта выросла почти в 2,5 раза), и либерализацией экономики, начатой еще правительством Анвара Садата в 1974 году, которая попросту не успевает удовлетворить потребности растущего населения. Правительство Египта дотировало население средствами на приобретение продуктов, искусственно удерживало цены на основные продукты питания и ресурсы, стремясь не допустить массового голода (18% населения страны живет за чертой бедности). Но, как показывают последние события, этого оказалось мало.

В египетском обществе четко сформировался образ главного виновника существующей социальной несправедливости - 82-летнего президента страны Хосни Мубарака, прозванного за свое тридцатилетнее правление "фараоном". Бессменное правление на протяжении трех десятков лет одного клана, контролирующего экономическую и политическую сферы жизнедеятельности государства, коррупция, невозможность для оппозиционных кланов реализовать свои амбиции, ограничение свободы граждан превратили (надо думать, не без помощи Запада) Мубарака и его сподвижников во врагов народа. При этом, надо помнить, что изначальными требованиями протестующих были отмена чрезвычайного положения, борьба с безработицей, увеличение минимальной заработной платы, улучшение жилищного вопроса, торможение роста цен на продовольствие, создание условий для свободы слова и повышение уровня жизни. Призывы свергнуть авторитарного лидера и "установить демократию" (напомним, что западноевропейская модель демократии практически не применима для стран Востока) появились уже позже.

Йемен. Еще одной из стран, где уже сегодня начались массовые демонстрации, грозящие перерасти в беспорядки на улицах, является Йемен. Причины недовольства практически идентичны египетским и тунисским. В период 33-летнего правления нынешнего президента Али Абдаллы Салеха ситуация в стране кардинально не улучшилась: половина йеменского населения живет в нищете, больше трети не имеет работы. Если добавить к этому постоянное увеличение численности населения (с 1950 года она увеличилась почти в 6 раз!), последствия мирового экономического кризиса и прогнозируемое к 2017 году истощение йеменских нефтяных месторождений при неясности ситуации с эксплуатацией в будущем газовых, то вероятность глубокого и продолжительного кризиса в Йемене становится практически стопроцентной.

Кроме того, нельзя забывать и о влиянии на Йемен египетских событий, так как эта страна долгое время являлся своего рода старшим братом для Йеменской Республики. Поэтому упреки здешней оппозиции в сторону йеменского президента Салеха идентичны египетским и тунисским: коррупция, кумовство, тотальное нарушение прав человека и т. д. Попытки главы государства предупредить революционный порыв своих граждан в виде обещания уйти со своего поста по окончании президентского срока и не передавать кресло главы государства по наследству собственному сыну на сегодняшний день не увенчались успехом. К слову, Салех уже дважды обещал отказаться от власти, но в итоге каждый раз передумывал. По мнению многих экспертов, йеменскому президенту, скорее всего, не удастся обойтись малой кровью, и в стране все-таки вспыхнут массовые беспорядки по подобию египетских.

Сирия. Подобные события могут произойти и в Сирии, где в последние время граждане через социальные сети призывают друг друга по примеру Египта провести так называемые "дни гнева". Правда, надо отметить, что готовящиеся к митингам "борцы за свободу" не выступают против личности президента Сирии Башара Асада (у власти почти 11 лет), а лишь отвергают "авторитарный стиль управления, коррупцию и несправедливое распределение богатства". В свою очередь, Асад еще до начала возможных волнений в своей стране пообещал гражданам провести в 2011 году масштабные политические и экономические реформы (ввести муниципальные выборы, предоставить больше свободы неправительственным организациям и изменить законодательство в отношении СМИ), посоветовав всем арабским правителям "пойти навстречу политическим требованиям народных масс и срочно улучшить экономическую ситуацию".

Как видите, почти во всех вышеописанных странах существует практически один и тот же набор проблем, который явился главной причиной социального взрыва: высокий уровень безработицы, низкая заработная плата, резкое расслоение общества на богатых и бедных, всеобъемлющая коррупция и повсеместное нарушение прав человека. При этом необходимо помнить, что понимание нарушения прав человека в мусульманском мире довольно далеко от понятия нарушения прав в западной цивилизации, к которой многие относят и Белоруссию: то, что у нас кажется средневековой дикостью (побитие камнями за супружескую неверность, обязательное ношение женщинами паранджи и т.п.) в странах Востока воспринимается большинством населения как норма. Поэтому говорить о нарушении прав человека в данном регионе можно с большой натяжкой.

Сегодняшние события на Ближнем Востоке, по всей видимости, являются результатом крупного западного проекта, призванного укрепить контроль за регионом. Известно, что несколько лет назад в Анкаре тогдашняя глава Госдепартамента США Кондолиза Райс озвучила проект "Великого Ближнего Востока", предполагавшего смену политических режимов проамериканских диктаторов на такие же проамериканские демократические силы. Однако достижение результатов подобного проекта в настоящее время находится под угрозой, так как уже сегодня, по мнению экспертов, реальной оппозицией в мусульманских странах являются отнюдь не демократические сторонники прав человека, которых подавляющее меньшинство, а давно отлаженные структуры исламского фундаментализма, которые и представляют истинную движущую силу нынешних протестов.

Современная Белоруссия, по ряду объективных причин, не может рассматриваться в качестве страны, которая готова к серьезным политическим переменам. Перенаселение республике в ближайшие годы не грозит (даже наоборот - идет процесс убыли населения), уровень безработицы даже по европейским стандартам мизерный (официально около 1%), заработная плата позволяет худо-бедно существовать и не задумываться о голоде, нет резкого расслоения общества (около 2/3 жителей республики и вовсе относят себя к группе со средним достатком). То немногое, что действительно объединяет Белоруссию, Тунис, Египет и ряд других стран - это коррупция (отметим, что она существует во всех странах мира), несоблюдение прав человека (в полной мере они не соблюдаются нигде, однако в цивилизованных странах человек имеет реальную возможность защиты своих прав и свобод) и президент-долгожитель (правда, Лукашенко еще далеко до Мубарака). В остальном же - больше различий, чем совпадений.

Конечно, сейчас можно говорить о том, что белорусская власть, также как и египетская и тунисская, окончательно стала на путь своей делегитимизации: открытое нарушение законов, преследования политических оппонентов, распродажа национального богатства и т.п. В ответ, несмотря на то, что Лукашенко имеет в полном своем распоряжении аппарат насилия (армия, КГБ, МВД и т.д.), а большинство белорусской номенклатуры поддерживает сложившуюся в стране командно-административную систему, в республике с каждым днем нарастает чувство разочарования в существующем режиме. Однако, это еще далеко не революционная ситуация, способная сплотить массы. Для этого, как это не печально осознавать, в Белоруссии должен начаться глубочайший экономический кризис, подобный кризису в Египте и Тунисе, по сравнению с которым первая половина 1990-х годов покажется годами изобилия. Только тогда, перед лицом серьезных социальных потрясений, власть не сможет отделаться лицемерной ложью и демагогией, и будет вынуждена уйти. Сама она это сделает, или под нажимом общества - пока можно только предполагать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.